Альфа-самец. Мочи их, Президент!

Антоновский Роман

Глава 1

 

Слабые лучи столь редкого на Севере солнца с трудом пробивались сквозь тяжелые седые облака, которые, казалось, неподвижно висели здесь со дня сотворения мира и были такой же неотъемлемой частью пейзажа, как огромные обледенелые валуны.

Снежная поземка низко кружилась по двору зоны для особо опасных преступников, и на унылый асфальтовый плац густо падали мелкие колючие снежинки. Несколько заключенных в теплых бушлатах, подгоняемые громкими матюками охранников, сгребали метлами снег, собирая его в отдельные большие кучи.

Именно здесь, в краю вечной мерзлоты, располагалась элитная колония строгого режима «Снежный барс». Даже эти мрачные небритые ребята, тщетно пытавшиеся бороться с прибывающим снегом, были далеко не «обычными отбросами человеческого общества». Нет, большинство из них, конечно, были именно отбросами, но особыми, элитными. Если воры, то лишь те, кто воровал миллионами и миллиардами, если убийцы, то самые жестокие и изворотливые, если сидел кто-то из политических, то исключительно лидеры радикальных движений, неуловимые террористы и пророки тоталитарных сект. За буханку хлеба или пьяную бытовуху в неприступный «Снежный барс», находившийся на самом краю света, не отправляли.

Михаила Марковского можно было отнести сразу ко всем вышеперечисленным категориям VIP-сидельцев. В свое время ворованного имущества ему вполне хватало, чтобы стать одним из самых богатых людей России, а чтобы завладеть этим имуществом, он много и с наслаждением убивал. Когда Марковский стал главным олигархом страны, на подкормке у него содержались десятки оппозиционных партий и сект. Кто-то из его коллег предпочитал модельных силиконовых блондинок, а Марковский прикармливал политические и религиозные движения.

Почему его и других особо опасных отправили именно сюда, в «Снежный барс»?

Здесь, на Крайнем Севере, убежать было невозможно. Кругом только снег и бескрайняя тундра, да еще не так уж далеко самый холодный океан в мире, и любой десант профессиональных спасателей VIP-осужденных почти сразу будет вычислен и уничтожен.

Со стороны Михаила Марковского можно было принять за молодящегося менеджера среднего звена, а в тюремной робе он смахивал на завсегдатая Грушинского фестиваля.

Лежа на скрипучих нарах с металлической сеткой, Михаил читал биографическую книгу Теда Тернера и усмехался. Когда-то Тернер экономил каждый доллар для покупки бизнеса средней руки, а Марковский сразу захватил огромный капитал. Большая драка за большие деньги не проходит даром, и виски Михаила уже тронула ранняя седина. Высокий большеносый очкарик с узкими плечами с первого раза мог показаться безобидным ботаником, но стоило встретить его стальной взгляд, становилось ясно — это человек крепкой воли. Под толстыми стеклами очков скрывались две черные дыры, два темных сгустка жесткой отрицательной энергии. Если бы Марковский посвятил себя не бизнесу, а чернокнижию, он наверняка освоил бы искусство убивать одним взглядом.

Не так давно лучшим доказательством железной хватки Михаила было его третье место в списке самых богатых людей мира. Он уступал лишь Биллу Гейтсу и престарелому владельцу IKEA. Но это был официальный список, а неофициально — он был первым. Ведь кроме видимого и внешне законного нефтяного бизнеса, ему принадлежали и нелегальные направления: проституция, наркотрафик, торговля оружием. Марковский в короткий срок стал одним из самых влиятельных людей мира и был в шаге от того, чтобы всю Россию положить на свой банковский счет.

Но в итоге он проиграл, и кому? Серой гебешной крысе, которую первый президент демократической России Вильченко сделал своим преемником…

Одно время Марковский думал, что раздавит его одним щелчком пальца, но вышло наоборот. Его непримиримый враг Семенов уже во второй раз стал президентом, а Марковский получил второй срок в тюрьме.

Михаил снова усмехнулся. А как хорошо все начиналось! Когда он был еще просто миллионером, определенные люди помогли ему влезть в раздел российских нефтяных месторождений, и в короткие сроки Михаил создал огромную империю под названием «МаркОйл». В его руках была треть всей российской нефти, газовые месторождения, строительство. В те времена на первое место выходили связи, и, если тебе удалось отхватить жирный кусок советского наследства, надо быть полным идиотом, чтобы не обратить его в деньги. Разве что пуля могла помешать, но Марковский был слишком хитер и осторожен, чтобы пасть жертвой банальных бандитских разборок.

Вскоре ему стало тесно в России, нефть наскучила до чертиков, он хотел выйти на международный уровень и развивать свой бизнес на Западе. И хотел власти. Ему было мало зарабатывать деньги, он страстно желал управлять страной, которая так долго, еще с юности, пинала застенчивого еврейского мальчика. Вы знаете, как сложно играть на скрипке в рабочем районе, где все занимаются боксом? И никто, кроме тебя, не носит очки. Честно говоря, у Марковского и слуха-то не было, просто все в их семье в детстве занимались музыкой, и эта традиция, из-за которой у него постоянно были синяки, перешла к Мише.

Честно говоря, он ожидал, что синяки появятся и во время заключения, так как не сомневался, что его сразу засунут в камеру к уркам, чтобы сломать и морально, и физически. Однако плохие предчувствия не оправдались, с самого начала персонал тюрем, где он содержался, относился к нему с нарочитой вежливостью. А сокамерниками были исключительно VIP-сидельцы, такие же, как он сам. К своему удивлению, он через некоторое время понял, что тюрьма сближает людей. Дважды Марковский оказывался на одних нарах с матерыми националистами, которым было за что ненавидеть либерального олигарха не совсем русского происхождения. К тому же он однажды убрал одного из лидеров пятигорских русских националистов, мешавшего ему разрыть очередное нефтяное месторождение на месте знаменитого целебного источника. Вина Марковского доказана не была, но многие знали и догадывались, кто стоял за расстрелом целой семьи. Несмотря на то что дело было поставлено на президентский контроль, его вскоре замяли. Тогда Марковский имел статус всесильного серого кардинала России.

Так вот, даже с матерыми наци, которые, по идее, должны были его прессовать с первой же секунды, он находил общие темы для разговоров. За чифирем или кофе они спорили до хрипоты о политике и экономике. Те с интересом слушали, как в России живут олигархи, а Марковский с неменьшим интересом мотал на ус подробности жизни русского националистического подполья. Ему было странно, что есть люди, которых нельзя купить, люди, готовые годами жрать быстрорастворимую лапшу на конспиративных квартирах во имя несбыточных призрачных идей. Михаил силился понять их мотивы, но так и не смог. Да и они вряд ли понимали его. В любом случае, это были нескучные дни и интересные беседы.

В «Снежном барсе» он делил камеру с безобидным, но слегка тронутым пророком секты «Свидетели Иисуса Усть-Илимского». Бывший алкаш и гаишник вдруг объявил во всеуслышанье, что во время рыбалки в Усть-Илимске видел Иисуса собственными глазами, после чего Григорий Лопухов написал увесистую новую Библию и на удивление быстро собрал вокруг себя сотни последователей, включая нескольких весьма известных личностей.

Скоро о секте заговорили, Лопухов был не только прекрасным и обаятельным оратором, но и великолепным психологом. Бедным он обещал богатство, богатым — спасение души, импотентам — секс, проституткам — семью. Взамен принимал деньги, квартиры и прочие материальные ценности. Время шло, и кое-кто из адептов начал сомневаться в божественном даре Лопухова. Несколько тщательно срежиссированных «чудес» сделали, конечно, свое дело, но всем помочь Лопухов просто не мог, да и, если честно, не хотел. Он решил разыграть отличную комбинацию — объявил о скором конце света. Спастись могли, естественно, лишь его последователи, для чего в означенный им день и час секта должна была совершить ритуальное самоубийство в одном из далеких сибирских сел. Лопухов рассчитывал таким образом замести все следы, а сам скрыться в одной из теплых далеких стран, благо на его счету собралась уже весьма внушительная сумма подаяний верующих, но в последний момент одна сектантка проболталась своим родителям, и Лопухов был взят под стражу, а его клиенты отправились к психологам и психиатрам.

Григорий некоторое время пытался симулировать шизофрению, но суд ему провести не удалось, да и президент дал негласную команду осудить шарлатана по полной строгости. Так что враг у Марковского и Лопухова был один. Теперь оба экс-властителя денег и судеб вместе коротали время в камере за полярным кругом. Михаил в определенной степени ценил и уважал Лопухова. Его афера по выманиванию денег у простаков заслуживала аплодисментов. После сытного, но уже до смерти надоевшего своим однообразием обеда Лопухов и Марковский валялись на нарах и читали.

Вдруг со двора послышался странный шум, будто гигантская птица резала своими крыльями стылый полярный воздух. Лопухов, находившийся с момента своего заключения в состоянии глубочайшей депрессии, продолжал листать кипу таблоидов, а Марковский, отложив в сторону биографию Тернера, поднялся с постели и посмотрел в зарешеченное окошко. Его взору открылась неожиданная картина.

Вначале он просто не поверил своим глазам — прямо во двор тюрьмы садился большой черный вертолет без опознавательных знаков. Его мощный винт рвал снежную вьюгу на части.

Неужели в очередной раз прибыл высокий гость, чтобы посмотреть на заточенного опального олигарха, словно на диковинную игрушку? Похоже, что нет, его бы предупредили и сводили в баню. К вертолету со всех ног бежали охранники, на ходу дергая затворами автоматов. Но не успели они приблизиться, как двери вертолета открылись, и на снег выпрыгнули парни в черном. В считаные секунды они рассредоточились по периметру тюремного двора и тут же открыли по охране огонь из автоматов и гранатометов. Первые ряды охранников тут же превратились в куски окровавленного мяса, остальные упали на снег и попытались отстреливаться. Лежавшую охрану атакующие закидали гранатами, красные фонтаны то тут, тот там вскидывались к серому безразличному небу.

Скоро все было кончено.

«Черные» добили раненых выстрелами в упор, погрузили два трупа своих в вертолет и двинулись в здание, а сгрудившиеся во дворе немецкие овчарки начали слизывать кровь с ослепительно белого снега.

Еще в самом начале перестрелки Марковский залез под кровать и зажал обеими руками уши, чтобы не слышать этой ужасной стрельбы. Он с детства не любил насилие, точнее, не любил насилие рядом с собой. Где-то на стороне он его допускал, и не раз сам отправлял своих личных телохранителей убрать того или иного человека, мешавшего ему строить бизнес.

В здании в течение нескольких минут звучали выстрелы и взрывы, «черные» добивали отчаянно сопротивлявшийся персонал. Охранники были совершенно не готовы к тому, что кто-либо осмелится атаковать их арктическую тюрьму. В истории «Снежного барса» случались только неудачные попытки побега, когда обмороженные или объеденные белыми медведями и песцами трупы находили потом в тундре. Тюрьма была выстроена так, что бежать из нее фактически нереально, зато для штурма оказалась уязвима.

Марковский и Лопухов лежали каждый под своей кроватью и, слыша, как стихают выстрелы, лихорадочно ждали, что же будет дальше. Повторят они незавидную судьбу своих тюремщиков или?..

Наконец в двери камеры повернулся ключ, и Михаил подумал: «Ну, вот и все, сейчас меня порешат. Хотя, если бы Семенов хотел меня замочить, давно бы уже кокнули при попытке к бегству или отравили чем-нибудь в лучших традициях КГБ». Да и показательный процесс над Марковским еще не закончился, тома его дела уже толще «Войны и мира», а следствию открывались все новые и новые подробности. Нет, это не Семенов, но кто тогда? По чью душу вся эта бойня?

Дверь в камеру распахнулась, и Марковский, выглянув из-под кровати, увидел две пары черных армейских ботинок в ошметках окровавленного снега, и к горлу тут же подкатила тошнота.

— Михаил Борисович, да вылезайте вы, все уже кончилось, — заглянуло под кровать улыбающееся лицо гладко выбритого парня.

Марковский нехотя вылез.

Рядом с парнем стоял огромный негр с дредами и шрамом на пол-лица, зябко подергивавший плечами. Он шагнул в сторону и звонко пнул ногой койку Лопухова, из-под которой тут же высунулась вспотевшая физиономия с зажмуренными глазами.

— Вы свободны, Михаил Борисович, мы пришли за вами. Возьмите теплые вещи, на улице все-таки не май месяц, и полетели отсюда. Неприятное ведь место, да?

Марковский недоуменно посмотрел на своих спасителей, ничего не сказал, но одеваться начал.

— Да, вы не бойтесь, теперь вы в надежных руках, ваше заключение подошло к концу. Меня зовут Дима, а этого красавца — Илайя, — кивнул парень на ухмыляющегося черного гиганта.

— А я? Я свободен?! — засуетился Лопухов.

— И ты тоже теперь свободен, как птица, — продолжая улыбаться, проговорил Дима и, неожиданно вскинув руку, снес Лопухову полголовы. Марковского обдало брызгами крови и горячим дыханием пороховых газов.

— Простите за неудобство, но нам не нужны лишние свидетели, — извиняющимся тоном, но совершенно спокойно продолжал Дима. — Пойдемте скорее, у нас очень мало времени. Нужно улететь до того, как на наши поиски поднимут полярную авиацию.

— Хорошо, ведите, — ответил пришедший в себя Марковский и, надев пуховик и шапку, устремился за своими странными спасителями. В коридорах валялись трупы охранников, и Марковский брезгливо переступал через лужи крови. В двери камер барабанили осмелевшие узники, требовавшие открыть их. Михаил отметил, что никого, кроме него, освобождать не собираются. Наоборот, дюжие парни в черном деловито крепили на стены и двери взрывные устройства. Когда Марковский вышел на улицу, ему в лицо ударил порыв ледяного ветра, на миг лишив дыхания. Команда в черном активно грузилась в вертолет. Михаил подошел к кабине, и крепкие руки Илайи и Дмитрия подсадили его наверх, затем усадили на удобное место и сунули в руку чашку обжигающего мясного бульона. Лопасти вертолетного винта разогнали овчарок, и вертолет мягко взмыл ввысь. Когда он удалился на достаточное расстояние от тюрьмы, толстые черные пальцы Илайи вдавили красную кнопку дистанционного управления. Взрывчатка послушно сдетонировала, и осколки «Снежного барса» горящей феерией рассыпались по белому покрывалу тундры, отдавая последний залп салюта по уже мертвым тюремщикам и еще живым узникам…