12 -й удар

НОЯБРЬ 1992года

— Я ничего не видел! Не видел… Слышите…

Парень лет 16- ти едва ли не плакал произнося эти слова. Он опустил голову и вжался двумя руками за поручни свидетельской скамьи.

Прокурор некоторое время молча, но с открытой укоризной смотрел на юношу а затем негромко произнёс:

— Больше нет вопросов ваша честь!

Прокурор сел на своё место под ликующий взгляд адвоката подсудимого. Проводив взглядом прокурора, он полуобернулся и сделал неприметный знак своему подзащитному, словно говоря: Всё идёт как надо!

ГЛАВА 2

12 мая 1993 года Василий Максимович Матвеев, следователь генеральной прокуратуры по особо важным делам, сортировал папки с уголовными делами. Матвеев был среднего роста, худощавый, с большой лысиной на голове. Черты лица выглядели немного женственно. Пальцы рук были тонкими и изящными. Все эти особенности внешности совершенно не вязались с выражением лица Матвеева. Лицо было мрачным, на губах застыла жёсткая усмешка.

Матвеев отобрал одну папку, остальные положил в сейф. Матвеев вернулся к столу и открыл отложенную папку. На первой странице, рядом с фотографией сутулого, небритого мужчины лет 35 крупными буквами было выведено: Дохляков Вадим Анатольевич. Кличка — «Дохлый».

Матвеев с яростью вырвал фотографию из дела и порвал её на мелкие клочки. «Ты ответишь мне, подонок!» — прошептал Матвеев.

Матвеев снова вернулся к сейфу. Он достал из сейфа служебный ТТ и две полные обоймы к нему. Всё это Матвеев положил во внутренний карман пиджака висевший на спинке стула. Затем, Матвеев убрал дело «Дохлого» в сейф, надел пиджак и уже собирался выйти из кабинета…, как дверь отворилась и появился его помощник — Алексей Мишин, молодой человек лет 27.

— Срочное дело, Василий Максимович, — с ходу бросил он Матвееву. — В ресторане «Синай» совершенно двойное убийство.