Золотое правило этики

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава вторая

 

В половине десятого приехал Вейдеманис. Дронго был в мрачном настроении. Он никогда не спал в самолетах, прилетел в Москву под утро и, конечно, не успел отдохнуть. Эксперт принял душ, побрился и ждал своих гостей. Первым появился Эдгар.

– По-моему, такого запутанного дела у нас еще не было, – сказал Вейдеманис. – Как ты думаешь, что именно произошло? Тамара Концевич не могла провалиться сквозь землю.

– Конечно, не могла. Прежде чем делать какие-то выводы, нужно понять, что именно там произошло и как она исчезла. Прежде всего мы должны представить себе, каким человеком она была. Только потом можно будет строить возможные гипотезы. Ты знаешь, что я не люблю, когда гадают на кофейной гуще, без конкретных фактов. Если это похищение, то прошло слишком много дней, чтобы его устроители не дали о себе знать. Если она сбежала сама, то тоже непонятно почему, в силу каких причин. Нужно разбираться в ситуации с учетом конкретной обстановки и особенностей этой личности.

– Молодая женщина сбегает от старого и богатого мужа. Такая версия не годится? – предположил Вейдеманис.

– В наше время женщины убегают от бедных и молодых к богатым и старым, – мрачно пошутил Дронго. – Для подобного поступка должны быть более чем веские основания. А мы пока ничего не знаем. Но, судя по обороту концерна, ее муж более чем обеспечен, чтобы она пыталась от него сбежать. Интересно, кем именно был ее первый супруг. Я нашел в Интернете несколько Товмасянов. Один из них – владелец магазина автомобилей. Инициалы совпадают, но я не могу быть уверен. Подождем, пока придет твоя знакомая, чтобы узнать все подробности. Уже затем начнем размышлять.

Елизавета Викторовна появилась ровно в десять часов. Это была высокая, элегантно одетая пожилая женщина с безукоризненно уложенными седыми волосами. Она пожала руку хозяину квартиры, затем Вейдеманису и прошла в гостиную, куда ее любезно пригласил Дронго.

– Что-нибудь будете пить? – поинтересовался он.

– Нет, спасибо, – ответила она, поправляя очки. – Я много слышала про вас, господин Дронго. Почему-то я считала, что вы меньше ростом.

– Мне многие об этом говорят, – с улыбкой ответил он. – Очевидно, люди подсознательно считают, что эксперт должен быть невысокого роста, такой же подвижный и эксцентричный, как Эркюль Пуаро. Мужчины моего телосложения обычно служат охранниками и телохранителями. Они редко являются аналитиками.

– Я не хотела вас обидеть. Это был комплимент. Мой покойный муж тоже отличался высоким ростом.

– А я и не обиделся. Многие удивляются, увидев меня впервые. В их представлении я должен быть щуплым узкоплечим очкариком, человеком, похожим на Знайку из книжек Носова, не приспособленным к реальной жизни, которого занимает только его внутренний мир.

– Наверное, вы правы, – сказала гостья. – Но я так не думала. У вас слишком интересная биография. Я много про вас слышала, но только не от господина Вейдеманиса. Он никогда не болтал на эту тему.

– Мой друг не любитель большой личной известности, – пояснил Эдгар.

– Давайте к делу, – предложил Дронго. – Итак, супруга вашего брата пропала восемнадцать дней назад. Все правильно?

– Да. Она вошла в косметический салон и не вышла оттуда, – сообщила Елизавета Викторовна.

– Теперь давайте по порядку. Где этот салон находится?

– В центре города. На Садово-Спасской.

– Она туда часто ходила?

– Регулярно. Там у нее был свой мастер. Обычно эта женщина приезжала к ним домой. Но Тамара иногда сама ездила в город.

– Они жили не в Москве?

– Нет. В Жуковке, это рядом…

– Я знаю, где это находится, – сказал Дронго, чтобы не отвлекать гостью от основной темы. – Насколько часто туда ездила госпожа Концевич?

– Точно не знаю. Но думаю, что два или три раза в месяц она там бывала.

– Всегда с телохранителем и водителем?

– Конечно. Всегда.

– Как долго она там задерживалась?

– Этого я тоже не знаю. Но думаю, что часа на два или три, как и любая другая женщина. Тамара вообще любила следить за собой. Она ездила в разные места, посещала СПА-салоны. В ее возрасте молодость и красота – основной капитал.

– Они были женаты только три года?

– Да, около трех лет.

– Как они познакомились?

– Брат встретил ее на каком-то приеме. Она была уже разведена. Если вы полагаете, что это месть со стороны ее первого мужа, то эту версию уже проверяли и следователи, и частные детективы. Никакого отношения к ее исчезновению господин Товмасян не имеет. Они вообще не разговаривали последние годы, развелись больше шести лет назад, еще до того, как Тамара познакомилась с Сергеем.

– Почему у них не было детей?

– По-моему, она не очень хотела. Но я могу и ошибаться. Не забывайте, что у моего брата есть взрослый сын. Ему тридцать четыре года. А Сергею уже пятьдесят восемь.

– Вы намного старше его? Извините, что задаю такой вопрос женщине, но мне необходимы эти подробности для понимания всей ситуации в целом. Особенно о вашей семье.

– На восемь лет, – ответила гостья. – Я родилась в сорок восьмом, когда отец и мать еще были в Германии. Поэтому в паспорте у меня указано место рождения – Берлин. А он появился на свет, когда мы переехали на Украину, в пятьдесят шестом году. Отец тогда служил именно там. Наши родители украинцы, отец из Харькова, а мать из Ивано-Франковска, где и родился Сережа. Там жили дедушка и бабушка, родители моей матери. Отец получил новое назначение в Сибирь уже через три года. Мне было тогда одиннадцать лет. Меня взяли с собой, а Сережу оставили с бабушкой. Дедушка к тому времени умер.

Сейчас я думаю, что это было ошибкой со стороны моих родителей. Не стоило оставлять мальчика на попечение старой бабушки. Нужно было взять его с собой. Он вырос раздражительным, неуживчивым ребенком. Мальчику всегда нужен отец, его сложно воспитывать без строго мужского надзора. Когда ему исполнилось десять, Сережа переехал к нам. Я окончила школу, и меня, восемнадцатилетнюю девчонку, отправили учиться в педагогический институт в Душанбе. А Сережа остался с родителями. Еще через несколько лет отец умер, и мама с Сергеем вернулись в Ивано-Франковск. Он там окончил школу и поступил в институт. Потом пошел по комсомольской и профсоюзной линии, перебрался ко мне в Москву. Еще будучи студенткой, я познакомилась со своим будущим мужем. Вам это действительно интересно?

– Да, это очень важно. Теперь давайте подробнее о вашем брате. Он был женат трижды?

– В первый раз произошла трагедия. – Елизавета Викторовна тяжело вздохнула. – Они поженились еще в семьдесят девятом, когда он жил в Ивано-Франковске. Светлана была очень хорошей женой. Они прожили вместе больше двадцати лет. У них родился сын Олежка, которому сейчас уже тридцать четыре года. В восемьдесят шестом они переехали в Москву. Сперва снимали квартиру, потом ему дали небольшую двухкомнатную, где они жили. В девяносто втором Светлана попала в авиационную катастрофу. Вы помните, какая тогда была обстановка. Летали как попало и на чем попало. Самолет разбился при посадке. Погибли четырнадцать человек, среди них была Светлана. Это очень сильно подействовало на Сергея. Я думала, что брат просто сойдет с ума. Но он сильный человек, сумел взять себя в руки. Наладил свое дело, открыл первый магазин, начал самостоятельно воспитывать сына, хотя я, конечно, ему помогала. Мои дети к этому времени были уже взрослыми. А в девяносто шестом Сергей женился на этой актрисе. – Гостья вздохнула еще раз, словно вспоминая неудачный брак своего брата. – После Светланы, которая была его добрым ангелом, он связался с этой особой, имевшей ребенка, – вспомнила Елизавета Викторовна. – Конечно, красоты ей хватало, с этим не поспоришь. Ему было тогда только сорок лет. Говорят, что это кризис среднего возраста у мужчин. Возможно, и так, не знаю. Ей стукнуло тридцать шесть. У нее была четырнадцатилетняя дочь Лидия. Девочка не приняла отчима сразу, категорически. А эта актриса совсем не была ангелом. Свободные нравы, постоянные посиделки!.. Она не хотела уходить из театра. Плюс напряженные отношения ее дочери с Сергеем. Все сплелось в один клубок. Брат стал нервным, дерганым. Его второй брак оказался большой ошибкой. Они фактически перестали жить вместе, но развелись только через несколько лет. И Сергей даже помог этой женщине отправить Лидию учиться в Англию, проявил настоящее благородство. Но со второй супругой он расстался.

Дронго обратил внимание, что его собеседница ни разу не произнесла имени бывшей жены брата. Очевидно, эта персона не очень нравилась сестре Сергея Викторовича.

– Можно я задам вам не совсем приятный вопрос? – спросил он.

– Я готова отвечать на все ваши вопросы, лишь бы это помогло в розысках Тамары.

– Вторая супруга изменяла вашему брату?

– С чего вы взяли? – Гостья нахмурилась.

– Вы ни разу не произнесли ее имени.

– Да. Она была не самой верной супругой. Брат не посвящал меня в такие подробности, но я, конечно, слышала разговоры о ее кавалерах. Это больно ранило Сергея. Сначала они перестали жить вместе, а еще через два или три года, когда Лидии было уже за восемнадцать, официально развелись.

– Тогда-то он и познакомился со своей третьей женой?

– Нет, конечно. Это случилось позже, за несколько месяцев до их женитьбы. Я была рада этому браку. Ему было уже пятьдесят пять, и я хотела, чтобы рядом с ним находилась женщина, которая опекала бы его, помогала ему. Тамара казалась мне именно такой. Очень красивая, достаточно умная, целеустремленная. Она быстро нашла общий язык с Олегом, который старше нее на два года. Сумела уболтать даже меня. В общем, мне показалось, что мой брат может быть счастлив. Ей тогда исполнилось только двадцать девять лет.

– Она была замужем?

– Да, типичная ошибка молодости. Ей тогда было девятнадцать, а этому армянину уже под сорок. Он опекал ее, помогал устраиваться, пробиваться. Она и решила за него выйти. Это была не любовь, а скорее благодарность к этому кавказцу.

– Товмасяну? – понял Дронго. – Кстати, я тоже лицо кавказской национальности.

– Я не хотела вас обидеть, – сразу вспыхнула Елизавета Викторовна. – К сожалению, есть такой неприличный стереотип. Постепенно все привыкают к этому понятию. Конечно, неправильно так говорить. Но насчет кавказцев мы просто привыкли. Давайте вернемся к нашей главной теме. Просто там была слишком большая разница в возрасте. Больше двадцати лет. Тамара была еще совсем юной особой. Он относился к ней слишком потребительски. Они развелись уже через полтора или два года.

– Это она вам так рассказывала?

– Конечно. Тамара называла это замужество типичной ошибкой молодости, говорила, что она почти сразу поняла, насколько они разные люди.

– Да, конечно. Но ведь ваш брат старше Тамары на двадцать шесть лет, – напомнил Дронго.

– Это была большая любовь, – возразила Елизавета Викторовна. – Не сравнивайте девятнадцатилетнюю девочку, приехавшую из провинции, с почти тридцатилетней дамой, уже успевшей десять лет прожить в столице. Это совсем разные люди. Не забывайте, что я видела, какими глазами он на нее смотрел, как она отвечала ему взаимностью, старалась создать самые комфортабельные условия для работы и отдыха. Именно поэтому он так сильно переживает. Я говорила, что Сергей объявил награду в миллион долларов за успешный поиск своей супруги?

– Да, вы говорили. Значит, салон, куда поехала Тамара, был местом, где она часто бывала до этого?

– Конечно. Большой салон. Его хорошо знают в городе. Я сама иногда туда езжу, хотя там просто грабительские цены. Но в престижных местах всегда так.

– Никто не заметил, как она исчезла?

– Ее там все видели. Но ни один человек не знает, когда Тамара ушла оттуда. Их всех опросили.

– Сколько человек там работает?

– Четырнадцать или пятнадцать.

– Кроме парадного входа, есть запасной?

– Есть. Но там сидит охранник, который не пропускает незнакомых людей. Это абсолютно точно. Его тоже проверили на этой машинке, детекторе лжи. Он ничего не знает и не видел посторонних. Этот охранник работает там уже четвертый год. Он бывший сотрудник налоговой службы, знает в лицо всех работников салона и постоянных гостей, никого не мог пропустить туда.

– А выпустить?

– Он не видел Тамару. Я же говорю, что его проверяли даже на этой машинке. Парень ничего не знает.

– А где стояла ее машина с водителем и телохранителем?

– Прямо у входа в салон. Тамара не могла пройти мимо них и остаться незамеченной. Просто какая-то фантастика. Следователи даже простучали все стены, предполагая, что там может быть запасной ход, скрытая дверь или даже какой-то подвал. Но ничего не нашли.

– А в доме остались какие-нибудь записки?

– Ничего. Все ее вещи на месте, словно Тамара вышла на одну минуту. Все на своих местах. Сергей сам проверял несколько раз. Ему помогали домработница и кухарка. Еще приехали сотрудники полиции, которые тоже все внимательно осмотрели. Ее бриллианты, украшения, золотые часы, колье, которое ей подарил Сережа, все было на месте. Ничего не пропало. Частные детективы даже оценили стоимость ее драгоценностей, которые были в сейфе. Там на два с лишним миллиона долларов. Они все были просто в недоумении. Если она хотела сбежать или скрыться, то должна была в первую очередь забрать именно эти ценности. Но они все лежали на месте. Разумеется, не считая часов, которые были у нее на руке, и телефона, который потом нашли в мусорном баке на Можайском шоссе.

– У Тамары была своя квартира до замужества?

– Конечно, была. Трехкомнатная, оставшаяся ей от Товмасяна. Там тоже провели самый тщательный обыск и ничего не обнаружили. Никаких следов.

– Ее подруги, знакомые, друзья?.. Их допрашивали?

– Опросили всех до единого. Работала целая бригада. Четыре человека. Они составили список из тридцати с лишних ее знакомых и друзей, поговорили с каждым из них. Никто не знает, куда она могла исчезнуть.

– Версию о мести со стороны второй супруги вашего брата проверяли?

– Она тоже была под подозрением, – вспомнила Елизавета Викторовна. – Но эта довольно посредственная актриса полтора года назад ушла из театра и переехала к дочери в Лондон. Мой брат при разводе не поскупился и оставил ей хорошую четырехкомнатную квартиру на Ленинском проспекте в новом доме. Она сдает ее за вполне приличные деньги и живет на них в Лондоне. Дочь этой особы уже вышла замуж и получила гражданство Великобритании.

– Сын вашего брата живет вместе с отцом?

– Нет. У него своя квартира. Сергей – достаточно состоятельный человек, чтобы приобрести неплохое жилье для сына. У Олега есть свой небольшой бизнес. Он владеет рестораном и работает в концерне отца.

– Ваш брат составил завещание?

– В каком смысле? – Елизавета Викторовна нахмурилась. – Зачем ему составлять завещание? Сергею только пятьдесят восемь.

– Богатые люди обычно делают это заранее, – пояснил Дронго.

– Может, и составил. Я об этом с ним не говорила. А почему это вас заинтересовало?

– Если у вашего брата совершеннолетние дети, то все свое имущество и деньги он может оставить супруге.

– Вы думаете, что Олег мог из-за этого устроить похищение своей мачехи? – изумилась гостья. – Нет, никогда в жизни. Я сама воспитывала племянника. Он очень порядочный и честный мальчик. Олег никогда в жизни даже не подумал бы о таком варианте. Это абсолютно исключено.

– Будем считать, что и эта версия нам не подходит, – спокойно проговорил Дронго. – Но вы понимаете, что Тамара не могла раствориться в воздухе, выйти из салона незамеченной. Тогда где она? В любом случае кто-то из сотрудников салона может и должен знать, как она вышла оттуда, или даже помогать ей в этом.

– Зачем ей помогать? – опять не поняла Елизавета Викторовна. – Почему вообще Тамара должны была уходить оттуда незамеченной? Она могла совершенно открыто поехать куда и когда угодно. Машина с личным водителем и телохранителем была в ее полном распоряжении. Зачем ей оттуда сбегать? И самое главное – куда? Ведь она знала, что Сергей ее очень сильно любит и хорошо к ней относится. Да и она всегда любила и уважала мужа. Это просто какая-то невероятная загадка, которую никто не может разрешить.

– «Верту», найденный в мусоре, проверяли?

– Несколько раз. Все входящие и исходящие звонки. Сначала в полиции, потом частные детективы. Несколько дней проверяли, но незнакомых людей и звонков не обнаружили. Их просто там не было. Специально затребовали распечатку всех ее разговоров. Там тоже ничего не нашли. Это уже мистика какая-то.

– Я верю не в мистику, а в логику, госпожа Берзер.

– Тогда сами скажите, куда она могла исчезнуть? Почему ее телефон нашли через три дня на Можайском шоссе?

– Это я и пытаюсь выяснить. В сумочке, которая лежит рядом с вами, уже дважды срабатывал вибровызов телефона. Очевидно, вы отключили звук. Ваш брат, который, разумеется, знает, куда именно вы пошли, беспрерывно вам звонит. Я полагаю, что нужно ответить.

– Демонстрируете мне вашу интуицию? – с улыбкой осведомилась гостья.

– Нет. Скорее свой хороший слух и наблюдательность. Вы можете ответить брату и даже пригласить его к нам. Думаю, что он с нетерпением ждет вашего звонка.

– Да. – Елизавета Викторовна снова улыбнулась. – Он сидит в салоне своей машины у дома и ждет результатов нашего разговора. Я же вам сказала, что он очень переживает.

– Пригласите его к нам, – предложил Дронго. – Так будет удобнее. В конце концов, я уже задал вам свои вопросы, и теперь мне нужен именно ваш брат. Перезвоните ему и попросите к нам подняться.

Гостья достала телефон и набрала знакомый номер.