Журнал "Вокруг Света" №5 за 2002 год

Поделиться с друзьями:

Большое путешествие: Корона Бразильской империи

Это крупнейшее в Южной Америке и пятое по величине в мире государство с его буйством карнавальных красок и всепрощающим Иисусом Христом, распростершим руки над Рио, никак не вяжется со словом «империя». Однако был в его истории период, когда эта бывшая португальская колония стала гордо именоваться Независимой Бразильской империей. Но Бразилия не была бы Бразилией, если б сроку существования созданной на ее земле империи не было отпущено всего 67 лет, а людей, носивших титул императора, не было всего двое и причем оба — Педру.

Эта неизвестная ранее земля была обнаружена 22 апреля 1500 года португальской флотилией, ведомой в Индию Педру Алваришем Кабралом. Высадившись неподалеку от современного Порту-Сегуру, мореплаватель объявил новые территории владениями Португалии и, надо сказать, что на вполне законных основаниях.

В соответствии с папской буллой от 1481 года еще до путешествия Колумба к Португалии отходили все вновь открытые территории, расположенные южнее Канарских островов. Прошло чуть более 10 лет, и король Фердинанд, а также его супруга Изабелла предъявили права испанской короны на земли, открытые отважным генуэзцем. Таким образом, интересы испанцев и португальцев вступили в явное противоречие. Урегулировать же этот вопрос должен был Папа Александр VI, Борджиа, бывший уроженцем Испании. И в 1493 году им была издана новая булла, по которой все земли западнее 50-го градуса западной долготы отходили испанской короне, а те, что восточнее, — португальской.

Люди и судьбы: Родиться женщиной

Когда будущая знаменитая революционерка Александра Коллонтай собралась идти под венец, обнаружилось, что в церковную книгу невеста при крещении была записана как «младенец Александр». В отношении большинства дам ленинской гвардии этот факт вряд ли явился бы столь досадным недоразумением — почти все они в вопросах личной жизни были крайне аскетичны и нетребовательны. Но вот к Коллонтай это было неприменимо. Она до последней возможности продолжала быть той Женщиной, расположения которой необходимо добиваться, Женщиной, готовой броситься с головой в омут страсти. И даже Революция, которой она была предана абсолютно, со всем ее хаосом, кровью и ненавистью, не смогла укротить это сердце.

Не исключено, что на Средней Подъяческой в Петербурге до сих пор стоит трехэтажный особняк, где 31 марта (по новому стилю) 1872 года увидела свет Шурочка Домонтович — дитя любви и непростых обстоятельств, соединивших ее родителей. К этому моменту Александра Мравинская, мать девочки, после долгих мытарств наконец получила развод у первого мужа и успела соединить свою судьбу с полковником (а вскоре и генералом) Генштаба Михаилом Домонтовичем.

Семья Михаила Домонтовича, происходившего из старинного дворянского рода, жила в большом достатке, прежде всего благодаря его богатому родовому имению, находившемуся в Малороссии. Доходы от этих лесов и полей в будущем весьма исправно кормили и Шурочку, метавшуюся по белу свету с революционной пропагандой. Впрочем, покоя ее родителям не предвиделось уже задолго до начала этих вояжей.