Журнал "Вокруг Света" №2 за 2001 год

Поделиться с друзьями:

Большое путешествие: Жемчужина Магриба

Арабы называют эту страну Эль-Магриб или Эль-Магреб эль-Акса, что означает «страна дальнего Запада», европейцы — Марокко (по имени одной из ее древних столиц — Марракеш, что означает «красный» или «прекрасный»), историки — Шерифским государством, путешественники — Холодной страной с горячим солнцем, поэты — Краем золотого заката.

История Магриба (так когда-то называли Северную Африку) по-восточному цветиста. В Марокко в свое время «отметились», оставляя после себя языки, религии и обрывки архитектурных стилей, карфагеняне, римляне, берберы, португальцы и испанцы.

Марокко — одно из государств Магриба, занимающее крайне западную часть арабского мира.

Загадки истории: Приговоренный к бессмертию

Во второй половине XIX века некий пастух, имя которого осталось неизвестным, перегоняя как-то свое мирное стадо с места на место, поднял с земли белесый камушек. Чем он привлек его внимание, сказать трудно: то, что после огранки превратилось в один из красивейших бриллиантов мира — «Звезду Южной Африки», — выглядело, прямо скажем, маловыразительно. Сообщение о восьмидесятитрехкаратном красавце обошло газеты, но особого резонанса не вызвало. А все потому, что судьба камня оказалась слишком тривиальной: нашли и огранили. А для того чтобы воспламенить человеческое воображение, нужно обрести биографию нетривиальную. И легко это не дается. Нужно прожить не один век. Нужно сделаться объектом как возвышенных, так и низменных чувств. Нужно сохранить на своих гранях следы слез и крови. Нужно уметь играть в кошки-мышки с бесконечной вереницей поколений, забирая разум и жизнь, ввергая в отчаяние, даря недолгий восторг, появляясь и исчезая по собственной воле. Вот это не забывается. Такова история бриллианта «Санси».

В Восточной Индии недалеко от крепости Голконде, где жители давно промышляли блестящими камушками, сплавляя их заезжим купцам и любителям диковинок, существовало глубокое ущелье под названием Адамас. Слово это можно перевести как «непреодолимое». Глубокая расщелина с абсолютно отвесными стенами таковой и являлась. Сколько алчущих взоров устремлялось вниз! Там, в глубине пропасти, горный ручей вымывал порой из недр земли особые камни. Стоило полуденному солнцу бросить луч вниз, как, дразня охотников, они начинали блестеть. Никто из смельчаков, пытавшихся с помощью веревок спуститься вниз, обратно не вернулся — сил на подъем не оставалось, а дно ущелья кишело змеями.

Но человеческий ум изворотлив, и выход был найден. Приметив на дне ущелья блестящий камень, старатели сталкивали вниз живого барана, причем так, чтобы он накрыл его своей тушей. Камень, естественно, прилипал к окровавленной шерсти. Оставалось только ждать, когда пролетающий мимо орел обнаружит добычу, лежащую в пропасти, и поднимет ее на поверхность. А тогда уж криками, камнями и палками люди либо заставляли птицу разжать когти, либо выслеживали орлиное гнездо на труднодоступных горных уступах.