Жертва запретной страсти?

Труп был уже остывшим. Над правой бровью девочки зияла большая рана неправильных очертаний. В правой руке убитой был крепко зажат клок чьих-то волос.

Перед читателем – одно из самых громких уголовных дел дореволюционной России.

Убийство нимфетки

Около девяти часов утра 28 августа 1883 года, в субботу, в одном из домов на Невском проспекте, в помещении ссудной кассы, принадлежавшей отставному подполковнику И. И. Мироновичу, был обнаружен труп тринадцатилетней Сары Беккер.

Убитая лежала навзничь поперек большого мягкого кресла. Ее голова с расплетенной косой и всклокоченными волосами покоилась на подлокотнике стоящего вплотную с креслом дивана. Юбка праздничного платья была задрана. Обнаженные выше колен ноги раздвинуты таким образом, что создавалось впечатление, что поза была придана покойной насильственным путем еще при жизни.

Труп был уже остывшим. Над правой бровью девочки зияла большая рана неправильных очертаний. В правой руке убитой был крепко зажат клок чьих-то волос.

При осмотре места происшествия была обнаружена пропажа денег и ценностей на сравнительно небольшую сумму, в то время как шкафы, где хранились действительно ценные предметы, остались нетронутыми.

Все эти обстоятельства сразу превратили убийство Сары в будоражащую умы загадку. С одной стороны, положение тела указывало на убийство с целью изнасилования. С другой – пропажа денег и вещей с витрины создавала впечатление убийства с целью грабежа.

Сластолюбивый отставник

Подозрение в убийстве пало на владельца кассы. Миронович с 1859 по 1871 год служил в полиции. Ссудную кассу он открыл в 1882 году. По словам ряда свидетелей, сластолюбивый отставник усиленно приставал к Сарре, чем девочка сильно тяготилась. Особенно характерно показание одной из свидетельниц: «За неделю до убийства Сарра пожаловалась: хозяин ей проходу не дает, пристает с худыми словами, не дает причесаться, одеться – сейчас подойдет, отнимает волосы, говоря „хочу побаловаться“. Миронович помадится перед зеркалом, шутит: хочу понравиться хозяину. Вы сами здесь хозяин, отвечает Сарра, вы можете понравиться только шуту, а не мне. Скупой Миронович делал ей подарки: золотые серьги дал, обещал за что-то браслет».

Настойчивый ухажер ревнует Сарру к другим мужчинам. Когда однажды она попросила у него папиросу для одного из соседей, он сказал ей: «Верно, ты пощупать ему дала, а теперь за него просишь». Иногда Миронович даже приглашал девочку в сомнительные трактиры, где, угостив, начинал недвусмысленно приставать.

В течение месяца следствие по делу Мироновича было почти завершено. Но 29 сентября происходит невероятное событие, оказавшее влияние на весь дальнейший ход дела.