Жаждущий крови

Пауэлл Томейдж

Глава 6

 

"Нужно попасть туда первым".

Я торопливо оделся и вышел из квартиры, застегивая на ходу рубашку. Духота и мертвая тишина улиц создали у меня впечатление, будто все живое расплавилось и стекло в канализационные каналы Тампы. Стук моих подошв об асфальт гулко раздавался между безмолвных домов.

Дурная весть гнала меня через город. Щупальца тумана колыхались над водой, корчились, подобно живым существам, пытающимся вырваться из черной воды. Лунный свет ровно стелился по обнажившимся после отлива отмелям вдоль берега бухты, и их запах, похожий на зловоние каких-то разлагающихся желеподобных существ, напоминал о городской свалке. Фары моего автомобиля осветили каменные колонны у входа в Коллинз-Хейтс. Широкий, чистый простор улиц охранялся по краям шеренгами австралийских пальм, тянущихся к темному, посеребренному луной небу. Здесь не имелось следов проживания сословия удачливых дельцов, разбогатевших за несколько часов на какой-нибудь афере. Не было ни оштукатуренных в пастельных тонах стен зданий, ни кричащих рекламных стендов, ни архитектурных излишеств, словом, ничего того, что создается с целью освободить вновь прибывших темноочковых, испорченных пропагандой янки от их долларов. Тут и там виднелись просторные, построенные по индивидуальным проектам ранчо. Коттеджи, аккуратно расставленные согласно ландшафту, свидетельствовали о высшем классе района.

Без особого труда я отыскал нужный мне дом и вырулил на широкую белую дорожку. Окна были освещены мягким светом. Послышался звон колокольчика, затем у входа вспыхнул фонарь, окунув меня в поток света, и дверь резко распахнулась. Вероника Найт остановилась на пороге и несколько секунд пыталась разглядеть, кто перед ней. Она была в легком домашнем палате, распущенные волосы спадали на плечи. Женщина, видимо, читала, а сейчас сняла очки в тяжелой оправе и держала их возле лица, словно забыла опустить руку. Ее темные глаза внимательно изучали меня.

— Что-то случилось?

— Случилось.

— Вы нашли Джерла?

— Да.

— Он попал в беду?

— Да.

— Входите, — сказала она почти вежливо. В доме напротив вечеринка достигла самого разгара. Отсюда виднелись яркие, блестящие огни и заставленная огромными комфортабельными машинами площадка. Едва слышно играла музыка.

Я последовал за Вероникой Найт в гостиную. Стоящая здесь мебель радовала глаз. Судя по всему, ее подбирали бессистемно, но с большим вкусом. Огромные высокие окна были закрыты плотными шторами. В книжных шкафах выстроились многочисленные ряды книг. Возле дальней от входа стены находились большой камин и пианино.

И в этом доме жил злобный идиот Джерл? Вероника Найт остановилась в центре гостиной.

— Где мальчик?

Я взял женщину за руку, подвел к длинной, обитой мягкой материей софе, осторожно усадил ее и присел на краешек так, чтобы видеть глаза собеседницы.

— Вам придется собрать все свои силы, — начал я. Она сразу почувствовала, к чему я клоню.

— Джерл ранен?

— Боюсь, да.

— Он в больнице? Почему же они тогда не сообщили…

Зрачки ее глаз расширились.

— Значит, он не в больнице. Вы хотите сказать, что Джерл… мертв?

Голос Вероники Найт дрогнул на последнем слове. Я позволил ей прочитать все на моем лице. Это было лучше, чем жестокие слова в тишине комнаты. Несколько секунд женщина сидела и смотрела в одну точку, в никуда. Возможно, перед ее глазами пронеслась сейчас вся жизнь. Накопившиеся за долгое время страдания начали стремительно расти в ней, пока не прорвались наружу. Постепенно она отклонилась назад, затем внезапно выпрямилась. Громкие рыдания сотрясли ее тело. Продолжая дрожать, женщина вцепилась в мою руку и уткнулась лицом мне в плечо. Ей уже так давно требовалась чья-то поддержка. Склоненное стройное тело Вероники Найт обмякло. Теплая, пахнущая свежестью волна черных волос коснулась моей щеки. Дрожь начала униматься. Наконец бедняжка подняла лицо.

— Как это случилось, Эд?

— Точно пока не знаю. Его нашли в кладовой дома, где живет Эллен Григсби.

— Кто-то убил его?

— Да.

— Убийство, — произнесла она. — А девушка… как восприняла это?

— Я ее еще не видел. Эллен забрали в полицию.

— Бедное дитя, — мягко проговорила женщина.

— Скоро они будут здесь, — предупредил я. — Полиция. Вам придется поехать на опознание.

— Да. Правильно. Кто-то должен это сделать.

— Они окажут вам любое содействие.

— Я готова. — Вероника Найт поднялась. — Только переоденусь.

Я тоже встал и кивнул ей. Она развернулась и вышла из гостиной с какой-то заторможенностыо, неестественной плавностью в движениях. Пока женщина находилась в спальне, я осмотрел комнату Джерла, дверь в которую находилась на противоположной стороне холла. Внутри было уютно, стояла красивая мебель из светлого клена. Несколько вещей напоминали о хозяине — теннисная ракетка, клюшка для гольфа, его фотографии в различных возрастах. Гардероб, бюро и шкаф свидетельствовали только о том, что в комнате жил молодой человек, любивший хорошо одеваться… Но тут мои пальцы наткнулись на круглую, плоскую коробку в самой глубине одного из ящиков. Джерл запрятал ее под стопку еще не распечатанных рубашек. Я открыл коробку, достал оттуда маленькую катушку шестнадцатимиллиметровой кинопленки, как в предыдущий раз, отмотал небольшой кусок и стал рассматривать его при свете лампы. Героиней этого фильма была смуглая девушка в, мягко говоря, открытом танцевальном костюме. Титры шли на испанском языке, что указывало на принадлежность пленки Латинской Америке, где в некоторых странах производство порнографии и эротической продукции для экспорта превратилось в настоящую подпольную индустрию.

Я засунул коробку с лентой в карман брюк. Больше комната не содержала ничего интересного, и мне пришлось вернуться в гостиную. Когда я вошел, у парадной двери звякнул колокольчик. Отодвинув штору на окне, я выглянул на улицу. Полицейская машина припарковалась рядом с моей.

Пройдет совсем немного времени, и Вероника Найт выполнит свою последнюю обязанность по отношению к Джерлу. Стоит попытаться хоть немного облегчить ей эту задачу.

Мы поехали в город вместе. Потом я на всякий случай держал ее за руку повыше локтя. В слепящем белом свете лампы санитар откинул простыню. Женщина держалась стойко, но сейчас ее стала бить дрожь. Она задержала дыхание, чтобы подавить рвущийся из горла крик, посмотрела на труп молодого человека на каталке и подтвердила: "Это Джерл".

Дальше мы отправились в полицейское управление. Вероника Найт коротко рассказала там историю об исчезновении приемного сына, о его знакомстве с Эллен Григсби и о том, что их отношения были прерваны по инициативе девушки, а Джерл из-за этого сильно переживал. Дежурные захотели выяснить мою роль во всем происходящем.

— Меня наняли отыскать молодого человека, — пояснил я. — О всех добытых мной фактах я охотно расскажу вам, но только позже. В них нет ничего неотложного.

Они пожали плечами и позволили мне отвезти Веронику Найт домой.

Квартира больше не казалась ей уютной. Она осмотрела все комнаты, будто за время нашего отсутствия в них что-то могло измениться.

— Хотите кофе? — спросила женщина. Я кивнул, и мы прошли на кухню. Здесь все сверкало чистотой. Вероника Найт сварила кофе и предложила переместиться в гостиную. Некоторое время мы сидели молча и осторожно отхлебывали крепкий, горячий напиток.

— Спасибо, Эд, — наконец произнесла она. Я не, стал говорить никаких банальных фраз, а просто сказал:

— Всегда рад помочь вам.

— Вы посидите со мной еще немного?

— Конечно. Мне показалось, вы не захотите оставаться сегодня в одиночестве.

Сейчас было неважно, о чем я говорю. Главное, чтобы тема держалась как можно дальше от Джерла. Пока я болтал, женщина сидела и внимательно слушала каждое слово. Потом она поинтересовалась, каким образом частные детективы приобретают такую профессию, и мне пришлось рассказать ей о своей давней службе в полиции в Джерси. Наконец я перескочил на детальное описание душещипательного романа с одной девчонкой, когда весь мир был еще молод и весел. Она убежала с парнем из другой компании, потому что их машины могли догонять скорые поезда. После этого я стал искать утешения в бутылке и понесся по течению, пока не проснулся однажды утром в одной из темных аллей Тампы. Дальше опускаться было некуда. Я начал работать в порту, пока весь алкоголь не вышел из меня потом и пока во мне не появилась уверенность в полном избавлении от пагубной привычки. Общенациональное агентство дало мне возможность, шанс вернуться к нормальной жизни. Я поступил к ним на службу и до сих пор доволен. После Джерси минуло уже семнадцать лет. Из-за глупой девчонки я сидел сейчас здесь и разговаривал с привлекательной женщиной. Разговаривал, пытаясь заглушить в ней боль.

Я рассказывал ей о странных людях, встречавшихся мне во время расследований, какие-то забавные случаи. Кофе давно остыл, и когда последнее тепло ушло из него, натянутая до предела струна в душе Вероники Найт, кажется, начала понемногу ослабевать. Я вдруг умолк, почти оборвал себя. Мы сидели молча, глядя друг на друга, и одиночество женщины начало почему-то передаваться мне. Я дотронулся до ее подбородка, наклонился к ней и поцеловал. Спустя несколько мгновений больше не существовало ни девчонки из Джерси, ни какой-либо другой женщины. Только эта.