Жаждущий крови

Пауэлл Томейдж

Глава 15

 

Когда дыхание Спроула восстановилось, он начал рыдать. Я вдруг понял, что фотограф на самом деле плачет. Это были слезы жалости к себе, ненависти к моей персоне и ко всему миру в целом.

— Начнем с Лепперта? — спросил я. — Вы не подскажете мне имя человека, нанявшего сумасшедшего на кровавую работу?

— Я ничего не знаю, — сквозь зубы пробормотал Спроул.

— Лепперта мог подослать Квинтой, — предположил я, — или Натали, или Делани и даже, может быть, вы, дружище. Любой из вас мог иметь причины заткнуть глотку Джерлу Эдкоку и Ине Блэйн. Но акция, подобно веселой попойке, имела и побочный эффект вроде похмелья. Сильная моральная травма нанесена приемной матери парня. В тюрьме оказалась молодая, красивая девушка. Теперь ее репутация подмочена, и она может потерять все, чего день за днем добивалась с таким трудом. Я попал в выгребную яму, куда мне совсем не хотелось. Так давайте начнем лечиться от похмелья, Спроул. Скажите мне имя.

— Клянусь, я не знаю никаких имен, Риверс.

— Вы делали фотографии для известного вам человека.

— Я делал их для очень многих людей.

— Вы прекрасно понимаете, снимки какого рода я имею в виду. Эти вы не станете отдавать незнакомому человеку.

Трясущейся рукой Спроул прикоснулся ко мне.

— Пожалуйста, оставьте меня, Риверс. Я ничем не могу вам ни навредить, ни помочь.

— Полагаю, вы уже никому не можете навредить.

— Правильно. Вы должны мне поверить.

— Ваши доводы не стоят и кучки собачьего дерьма, Спроул. Я устал от подобного разговора.

— Нет! — вскрикнул он. — Подождите! Пожалуйста…

Фотограф вскочил с диванчика и, шатаясь, проковылял к тумбочке. Я позволил ему открыть ящик. Он достал ключ и с трудом попал им в замок другого ящика. Мне очень захотелось узнать, что в нем. Спроул вынул тонкую пачку банкнот, не больше сотни долларов.

— Вы частный сыщик, работаете на клиента за деньги. Я заплачу вам. Здесь для начала сто долларов. Посмотрите, Риверс, целых сто долларов.

Он с нежностью взглянул на банкноты, затем с заметным усилием протянул их мне. Я взял деньги из его дрожащих рук и стал перебирать шелестящие бумажки. Лицо фотографа озарилось радостью. Полуистерический смех забурлил в его горле. Я начал рвать банкноты на мелкие кусочки. Глаза Спроула расширились от ужаса. Он попытался собрать обрывки бумаги, бывшей несколько секунд назад деньгами, затем отпрянул от тумбочки, закрыл лицо ладонями и зарыдал.

— Итак, Спроул, — произнес я.

— Нет, не могу… Даже если бы мне было что-нибудь известно… Эти люди не позволили бы мне оставаться живым.

— Как вы думаете, что я собираюсь делать дальше?

— Вы не убьете меня. Не можете. Это не принесет вам ничего, кроме новых неприятностей.

Фотограф опустил руки и отодвинулся от меня. Мгновенно, словно крыса, он развернулся, распахнул рамы с матовыми стеклами и наполовину высунулся наружу. Пронзительный крик Спроула эхом разнесся по улице до того, как я подбежал к нему.

— Помогите… Убивают… Помогите!

Я взглянул на его дрожащий кадык, почувствовал огромное искушение врезать по нему, но сдержался. В панике фотограф отпрянул в сторону, и это дало столь необходимую для него передышку. Мы больше не были наедине. Крики привлекли внимание жителей соседних домов.

Я вышел из здания и пересек улицу, когда из-за угла вынырнул торопящийся полисмен.

***

Пища в тюрьме Тампы была обильной и питательной, однако Эллен выглядела так, будто потеряла фунтов десять, питаясь ею. Симпатичное личико сильно осунулось, стройное тело казалось слишком худым в унылой, серой тюремной одежде. Каштановые волосы потеряли блеск. Только серые глаза оставались ясными и спокойными.

Дверь камеры захлопнулась за мной. Девушка стояла возле стены молча и не двигаясь, Пока я не произнес:

— Присядьте, Эллен.

Она подошла к койке и легко опустилась на краешек. Я расположился на грубо сколоченной табуретке. Секунду-другую мы смотрели друг на друга. Наконец Эллен Григсби сказала:

— Очень мило с вашей стороны навестить меня, мистер Риверс.

— К сожалению, у меня было много дел, иначе я оказался бы здесь гораздо раньше.

— Ко мне приходили мой сосед священник и… мисс Найт. Она настаивала, чтобы я взяла у нее немного денег… Мисс Найт одинокая, несчастная женщина, мистер Риверс.

— Вы правы.

— Джерл портил все, к чему прикасался, ведь так?

— Включая самого себя.

— Да. — Девушка задумалась. — Это правда. Наверное, мне нужно было пожалеть его?

— Если бы вы смогли, — ответил я. — Главное сейчас, не позволить цепной реакции, вызванной им, утопить вас.

— Утопить меня? — Она улыбнулась улыбкой пожилой, мудрой женщины. — Если вы опустились так низко, что не в состоянии двигаться дальше, можете оставаться спокойной — вам не удастся погрузиться ниже дна.

— Вы признались в чем-нибудь адвокату штата?

— Нет.

— Полиции?

— Нет.

— Значит, пока еще вы не ударились о дно.

— Вы хотите сказать, потому что я не согласилась с предложенным ими выходом из положения и не согласилась тащить на себе груз лжи?

— Нечто в этом роде, — Вы ошибаетесь, — сказала Эллен. — Это часть дна, о которое придется удариться. Наверное, стоит поступить так, как полиция просит меня, дать нужные им показания. Тогда удастся остаться живой. Меня посадят в тюрьму. Я буду думать о происшедшем и гнить со своими размышлениями гораздо дольше, чем хотелось бы. Однако то, что я хочу, больше во внимание не принимается. Дно… дно, конечно, немножко каменистое. Но я отказываюсь от всех возможностей спастись и падаю на него. Не знаю почему.

Губы девушки стали тонкими, глаза горели, отражая жестокость мира, в котором она родилась и в котором росла.

— Впрочем, возможно, я знаю почему, — произнесла Эллен. — Может быть, из-за того, что полиция считает соответствующие их версии события естественными. Я имею в виду ту жизнь, которую мне приходилось вести, и Джерла с его темными делишками. Он пришел из Коллинз-Хейтс, чтобы подыскать подходящую девушку из нашего района, и получил пулю. Труп обнаружили в доме, где я живу. Полиция арестовала меня и безоговорочно согласилась с самым простым ходом событий как с вполне ЕСТЕСТВЕННЫМ. Вы понимаете?

Ее начала бить дрожь, скорее ощущаемая интуитивно, нежели заметная внешне.

— Думаю, да, — ответил я.

— Меня иногда мучили приступы бешенства. Правда, правда, могу поклясться. Всегда везде одно и то же. Смотрят не на тебя, а на условия, в которых ты живешь. Мальчики постоянно чувствовали себя со мной легко и свободно, потому что средой моего обитания является известный вам и всем район. Полисмены, окружившие меня и осветившие лучами фонариков, вдруг стали воплощением всего мира. Все-таки я бы прокляла себя, если бы решила солгать и облегчить им таким образом работу. Умирать, конечно, не хочется, но я не могу позволить заточить саму себя в тюрьму и умереть там, вспоминая, как мне с помощью неправды удалось сделать любезность и облегчить жизнь чужому миру.

Наконец дрожь стала заметна на губах и по рукам девушки.

— Вы не умрете, Эллен, — сказал я.

— Хотелось бы верить.

— Вы не умрете, если раньше не умру я.

— Вы… Вы мне верите?

— Да.

— Вы в самом деле верите, что я не убивала Джерла?

— Я убежден в этом.

Эллен попыталась взять себя в руки и унять дрожь. В серых глазах появилось опасение.

— Вас прислала полиция?

— Нет.

— Вы не работаете на, них, чтобы предать меня?.

— Нет.

Она решила выложить свой главный козырь.

— Хорошо. Если вы считаете меня невиновной, почему не идете в полицию?

— У меня нет ни одного определенного факта, ни одного доказательства, ничего, что могло бы поколебать их уверенность в вашей вине. Я могу, конечно, встретиться с вашим следователем и два, и три раза, выложить ему свои соображения, но это не поможет, а толь ко насторожит его, заставит применить более грязную тактику.

— Когда вы первый раз пришли ко мне, я испугалась. Теперь… Не знаю. Если честно, кто вы?

— Эд Риверс. Частный детектив. Часть мира, о котором вы сейчас говорили.

— Только человек, который стремится туда, где его могут убить, и пытается спасти меня по призыву своего доброго сердца? Приходите еще, мистер. А вообще чего вы добиваетесь в этом деле?

— Многого.

— Деньги? Я не смогу вам заплатить. Вы достаточно сильный, обеспеченный мужчина, чтобы найти себе девушку и не вытаскивать ее при этом из тюрьмы. Моя шея, — пояснил я.

Эллен начала понемногу понимать меня. Она хорошо знала, что означают мои последние слова.

— Вы читаете газеты? — спросил я, — Мне не дают их.

— Обработка вакуумом с целью убедить вас стать более сговорчивой. От неизвестности наступает отчаяние. Я немного развлеку вас. Расс Лепперт повторил попытку убить меня. Очень похоже, он будет стараться снова и снова, пока я не достану его первым. Другие предложения, думаю, можно смело отбросить, не правда ли?

— Да, — ответила девушка ровным голосом, — можно.

— Если я доберусь до убийцы первым, то гарантирую безопасность собственной шеи. Так? Она кивнула.

— Хотите помочь мне? — спросил я.

— Если смогу.

— Неужели так трудно поверить, что я стараюсь вызволить вас отсюда, Морщинка между ее бровей медленно разгладилась.

— Вы напоминаете мне о моей принадлежности к знакомому с детства миру.

— Я ни о чем не хочу напоминать вам, просто восхищаюсь мужеством и хочу сказать об еще одном неудачнике, вляпавшемся в эту историю. Мне нужно, чтобы мы поняли друг друга и стали взаимно полезными.

— Как я могу помочь вам?

— Все тщательно обдумывать и говорить только с чрезвычайной осторожностью. Доверять мне так, как если бы от этого зависела ваша жизнь.

— А разве сейчас не так?

— Пока еще очень соблазнителен самый легкий путь — сказать все, о чем просит полиция, и спасти тем самым свою жизнь.

Глядя мне прямо в глаза, Эллен сказала:

— Я верю вам. У меня больше не осталось сомнений в том, как поступить дальше.

— Будет потрясающе рискованная игра с первоклассным обвинением в убийстве в финале, если я потерплю поражение.

— У меня нет денег, так что не бойтесь бросать кости, мистер Риверс.

— Мадам, — усмехнулся я, — как часто говорил мой старик отец, чем горячее кости, тем быстрее ты их бросишь. Теперь еще одна деталь, которую мне нужно выяснить. Вы сказали полиции правду?

— Да.

— Ни от чего не отказывались потом? Ни от одной мелочи?

— Нет.

— Вы не знали, что Джерл находился рядом с нашим домом в вечер, когда его убили?

— Нет.

— Он отобрал у вас пистолет днем раньше ч отказался вернуть?

— Да.

— Он объяснил, зачем ему оружие?

— Что вы имеете в виду? — спросила девушка.

— Он не чувствовал необходимости защититься из-за своих темных дел?

Эллен долго смотрела на одну из стен камеры.

— Кажется, нет. Впрочем, не знаю. Кто вообще мог знать, какие у Джерла бывают желания?

— В течение нескольких раз, когда вы виделись о ним перед убийством, он не говорил или, возможно, намекал на то, чем занимается в данный момент?

— О, Джерл всегда говорил о себе с восторгом, хотел представить себя этаким крутым парнем, настоящим суперменом.

— Он никогда не просил вас попозировать для фотографий?

— Нет. Какие фотографии, мистер Риверс?

— Раз не просил, значит, оставим это. Вы знаете некоего парня по имени Делани? Его кличка Чучело.

— Да, знаю. Он типичный выходец из Ибор-сити.

— Джерл приводил вас в Клуб Д?

— Да. Мы были там с ним раз или два.

— Он разговаривал с Делани?

— Тот все время вертелся рядом.

— Они казались хорошими знакомыми?

— Похоже.

— В их разговоре не проскакивало фраз, свидетельствующих о каком-то совместном бизнесе?

— Вроде бы нет.

— Имя Спроул вам ни о чем не говорит?

— Нет.

— Подумайте хорошенько. Спроул. Астон Спроул.

— Астон… Да, Джерл упоминал кого-то по имени Астон. Он говорил…

Внезапная судорога скривила рот Эллен, зубы едва слышно лязгнули.

— Что такое, мисс Григсби?

— Теперь, когда вы рассказали… Я вспомнила… Замечание, сделанное Джерлом вскользь… Надо же, совсем забыла. Он сказал, если бы я не была такой моралисткой, по его просьбе Астон сделал бы великолепный снимок.

— Но он решил не рисковать и не пытался больше вовлечь вас в свои дела, а нашел для этого кое-кого еще.

— Кого, мистер Риверс?

— Ину Блэйн, — ответил я.