Здесь тебя ждут

Макколи Барбара

Глава восьмая

 

Бледный лунный свет струился в спальню сквозь открытое окно. Не сразу Кейси вспомнила, где она; все происшедшее казалось каким-то сказочным сном. Слейтера рядом не было, и простыни на другой стороне кровати успели остыть, однако смятая постель, обнаженное тело и растрепанные волосы подсказали Кейси, что нет, это был не сон.

Скорее, мечта, ставшая явью.

Повернувшись на бок, Кейси взглянула на часы. Боже правый, девять вечера! Неудивительно, что так хочется есть: с самого утра у нее ни крошки не было во рту.

Кейси сладко потянулась, раскинув руки, и прикрыла обнаженную грудь простыней. Господи, в каком она, должно быть, виде! Губная помада стерлась, волосы всклокочены. Приглаживая волосы руками, Кейси взглянула в сторону - и увидела на полу разбросанную одежду. Жаркая волна окатила ее тело и тут же сменилась ледяным холодом: рубашка и брюки Слейтера исчезли.

Кейси прислушалась - тишина. Сердце ее рухнуло куда-то вниз, затем подскочило к самому горлу и часто забилось. Кейси зажмурилась и сделала глубокий вдох, стараясь овладеть собой.

Она обещала себе, что ни о чем не пожалеет. Ни о неделе, проведенной со Слейтером. Ни - тем более - о сегодняшнем волшебном дне. Она благодарна судьбе за этот бесценный дар и никогда не станет упрекать Небеса или молить о большем.

Затаив дыхание, она вслушивалась в тишину.

Ни звука.

«Он не мог так уйти! - думала она, закусив губу. - Не попрощавшись, не сказав ни слова…» Кейси потянулась за блузкой, собираясь встать, и в этот миг сквозь приоткрытую дверь почувствовала запах.

Пахло чем-то вкусным.

В дверном проеме возникла широкоплечая мужская фигура, и Кейси перевела дух.

- Кейси, ты не спишь? - шепотом спросил Слейтер.

Кейси села, прикрывшись простыней. Сердце билось и трепетало в груди.

- А что ты мне принес?

Рассмеявшись, Слейтер сел рядом - матрас прогнулся под его тяжестью - и включил настольную лампу. Желудок у Кейси радостно отозвался на шоколадное печенье и сандвичи с сыром и ветчиной.

- О, ужин гурмана! - Не без труда оторвав взгляд от расстегнутой пуговицы у него на джинсах, она схватила сандвич и впилась в него зубами.

- Я-то надеялся, ты мне обрадуешься, - заметил Слейтер, берясь за свой бутерброд, - а тебе бы только о еде думать.

- Не только, - с полным ртом пробормотала Кейси.

- Вот как? - Слейтер довольно улыбнулся, кусая сандвич. - О чем же еще?

- Ну… - в притворной задумчивости протянула Кейси, - например, о том, что надо задать корму лошадям и разморозить холодильник, о том, как там Коди и Трой, и еще…

Она и не подозревала, что этот огромный широкоплечий мужчина способен так быстро двигаться! Бросив сандвич, с молниеносной быстротой он притянул ее к себе и накрыл ее губы своими. Кейси ощутила вкус сыра и ветчины. Отставив тарелку, она обняла его за шею и с жаром ответила на поцелуй.

- Я уже накормил лошадей, - хрипло прошептал он, оторвавшись наконец от ее губ. - И в холодильник только что заглядывал - не надо его размораживать. А мальчишки сейчас, скорее всего, сидят у костра и рассказывают друг другу страшные истории. О чем еще ты думаешь, милая?

Кейси провела язычком по его губам.

- О тебе, - прошептала она. - О том, что ты со мной делаешь.

- И что же я с тобой делаю? - Он снова легко поцеловал ее в губы.

- Что-то удивительное, - прошептала она, выгнувшись ему навстречу, мысленно проклиная его одежду. - Фантастическое. Неописуемое. Этого тебе достаточно?

- Боюсь, что нет, - с чувством ответил он и одним движением сдернул с нее простыню, - совсем не достаточно.

На этот раз он любил ее медленно, снова и снова доводя до вершин наслаждения и увлекая обратно, усиливая сладкую муку. Наконец настал вожделенный миг. Кейси открыла тело и душу новым ощущениям. Она кричала и стонала, смеялась и плакала, взлетала к небесам и падала в бездонные пропасти. И везде - и под небесами, и в темных глубинах страсти - Слейтер был рядом.

Слейтер проснулся от солнечного света и запаха жареного бекона. Не отрываясь от подушки, он с наслаждением вдохнул аппетитный аромат. Все тело наполняла сладкая истома, спину ласково грело солнце…

Спину?

Чертыхнувшись, он спустил ноги с кровати и взглянул на часы: девять утра! Снова выругавшись, он потянулся за джинсами. С раннего детства Слейтер привык подниматься на рассвете, еще не было случая, чтобы он проспал.

Впрочем, и с женщинами, подобными Кейси, ему до сих пор встречаться не приходилось. Пожалуй, он вообще не мог припомнить, чтобы хоть раз в жизни провел с женщиной всю ночь.

Натянув джинсы и носки, Слейтер сел на край кровати и принялся зашнуровывать ботинки. Нет, эти десять лет он жил отнюдь не монахом, не раз он ложился в постель не один, но никогда не оставался в этой постели до утра. Так было проще - никаких недоразумений, ложных надежд и разбитых сердец.

Так было до сих пор.

Слейтер прикрыл глаза: с Кейси легких путей не будет - об этом он догадался, едва прочел то проклятое объявление, но в полной мере понял только сейчас.

Выудив из сумки и натянув тенниску, Слейтер отправился вниз. Еще издали он услышал, как Кейси на кухне поет, подпевая радио. Он глубоко вздохнул и толкнул кухонную дверь.

Кейси стояла у плиты, спиной к нему, раскладывала по тарелкам жареную картошку и распевала во все горло: «Мой паренек в меня влюблен». Слейтер невольно улыбнулся. Кейси переступила с ноги на ногу - и его взгляд метнулся к стройным ногам, которые всего несколько часов назад стискивали его бедра…

Воспоминание зажгло кровь Слейтера - он снова хотел Кейси. Немедленно. Прошедшая ночь не утолила жажды: он хотел ее так страстно, словно вчерашнего дня не было.

Нет, черт побери! - досадливо оборвал себя Слейтер. Дело обстоит хуже - он хочет ее сильнее, с каждым часом все жарче.

Кейси не слышала шагов Слейтера, но чувствовала, что он здесь. Она не оборачивалась сознательно - понимала, ему нужно время, чтобы собраться с духом и произнести обычную «утреннюю речь»: «Дорогая, мне было очень хорошо, но не думай, что в наших отношениях что-то изменилось…» Интересно, сколько раз он обращался с этими жестокими словами к женщинам? Сердце болезненно сжалось. «Я не стану устраивать ему сцен, - твердо сказала она себе, - и плакать не стану».

Только разложив всю еду по тарелкам, она позволила себе повернуться к нему лицом.

- Доброе утро.

Слейтер кивнул, не сводя с нее внимательных глаз. Кейси отвернулась и начала накрывать на стол - только бы Слейтер не заметил, как дрожат у нее руки.

- Пойду накормлю лошадей, - сказал он наконец.

Кейси затрясла головой.

- Слейтер, я покормила лошадей! Я кормила их каждое утро, пока тебя здесь не было, и точно так же буду кормить, когда ты уедешь. А теперь садись завтракать.

Нерешительно потоптавшись на месте, Слейтер сел за стол. Лицо его было угрюмо.

- Кейси, я…

- «Я сожалею о том, что произошло этой ночью, - прервала его Кейси, садясь напротив. - Не знаю, что на меня нашло, с чего я вдруг так на тебя накинулся. Просто сумасшествие какое-то. Мне, разумеется, не следовало так себя вести. То есть я хочу сказать, это было замечательно и все такое, но мне не хотелось бы, чтобы ты воображала себе невесть что о наших отношениях. Я дорожу нашей дружбой и не хочу ее терять из-за минутного порыва».

Слейтер молча смотрел на нее, черные брови его сошлись в изломанную грозовую линию.

Кейси отрезала себе кусок мяса и улыбнулась.

- Ты ведь это хотел сказать?

- Это серьезно, Кейс, - резко ответил Слейтер. - Не превращай наши отношения в цирк.

- Во что же прикажешь мне их превратить, Слейтер? - Кейси со вздохом откинулась в кресле. - В трагедию? Или притвориться, что ничего не случилось? Не лучше ли посмеяться вместе над собственной глупостью, похлопать друг друга по плечу и распрощаться, пообещав прислать открытку на Рождество?

Слейтер прищурился. Кейси могла бы поклясться, что щека его нервно дернулась.

- Я не знаю, как будет лучше.

Кейси подняла брови.

- Спасибо за честность. Давай с этого и начнем - с того, что не будем врать друг другу.

Он взял ее руку и положил себе на колено. Кейси закусила губу, тщетно пытаясь сдержать бешеный стук сердца.

- Кейс, - он переплел свои пальцы с ее пальцами, - никогда еще со мной не было ничего подобного. Я не встречал женщины, похожей на тебя.

Кейси не боялась его гнева, могла вытерпеть его непробиваемую твердолобость, но против его нежности она была бессильна. Что-то сдавило ей грудь, защипало горло, она еле сдержалась, чтобы не кинуться к нему в объятия.

- Ты, кажется, этим недоволен.

- Да… я хочу сказать, нет… Черт, Кейси! - Он затряс головой. - Меня ждет работа, у меня вся жизнь в работе. Ничего другого я не знаю и не хочу знать. Дети, лошади, походы - все это так далеко от меня…

«Кого он пытается убедить? - думала Кейси. - Меня или себя?» А впрочем, это неважно - он все равно уедет, и она не станет умолять его остаться. Даже не попросит. Если он останется, то не по принуждению, не из чувства долга, а по своему собственному желанию; потому, что ему это будет нужно - ему будет нужна Кейси.

Но вряд ли это произойдет. Десять лет Слейтер возводил вокруг себя стену одиночества, и за одну ночь эту стену не пробьешь. Так что нечего мечтать о чудесах.

Не обращая внимания на тупую боль в сердце, Кейси высвободила руку и погладила его по щеке.

- Час, день, неделя - не все ли равно? - мягко спросила она. - Будем наслаждаться тем, что у нас есть.

Они взглянули друг на друга, и в темно-карих глазах Слейтера Кейси прочла страдание. Приблизив к нему лицо, она нежно коснулась его губ и почувствовала ответ. У Кейси перехватило дыхание; она прижалась к Слейтеру всем телом, упиваясь его неугасающей страстью.

- Слейтер, - прошептала она наконец, положив руки ему на грудь. - Вчера, когда твой отец смотрел на тебя, знаешь, я заметила, у него в глазах мелькнуло что-то такое… Ему было больно, Слейтер. Это продолжалось всего мгновение, но я видела.

- Камень не чувствует боли, - сухо ответил Слейтер.

Кейси медленно покачала головой.

- Боль чувствуют все, но некоторые лучше других умеют скрывать это. Они ни за что на свете не признаются, что и над ними властно страдание. Такие люди не позволяют себе ни смеяться, ни плакать, ни любить… Ты знаешь, что три года назад твой отец перенес операцию?

Слейтер метнул на нее быстрый взгляд, но промолчал.

- Я так и думала. Он попал под копыта взбесившемуся жеребцу, и конь сломал ему ногу в трех местах и едва не размозжил голову. Он чудом не умер по дороге в больницу.

- Чтобы прикончить моего отца, одной лошади мало, - резко ответил Слейтер, но Кейси видела, что губы его сжались в тонкую линию и левый глаз нервно задергался.

Он встал, и Кейси соскользнула у него с колен. Он подошел к окну и застыл там, спиной к ней, прямой и напряженный, как туго натянутая струна.

«Если бы за упрямство платили, - подумалось Кейси, - Джек и Хью Слейтер давно стали бы миллионерами».

- Отец Брайана - хирург, - продолжала она как ни в чем не бывало, подливая кофе в остывающую чашку Слейтера. - Мне говорили, он буквально вытащил твоего отца с того света.

- Хорошо, пошлю ему букет цветов! - рявкнул Слейтер, резко поворачиваясь к ней. - Чего ты хочешь, Кейси? Чтобы я вдруг, ни с того ни с сего, вот так сразу забыл о черствости и жестокости отца и начал жалеть несчастного старика, попавшего под лошадь? Не надейся!

- Я ничего от тебя не хочу, Слейтер. - Голос ее был холоден, словно остывшая еда на тарелках. - Я просто думаю, что, прежде чем уехать, тебе надо с ним поговорить. Десять лет - это немало.

- Говорю тебе, я приехал не для того, чтобы объясняться с отцом!

- И не для того, чтобы спать со мной. Но, может быть, иногда стоит пересматривать планы?

Слейтер сжал кулаки - ей, похоже, очень хочется вывести его из себя; но будь он проклят, если поддастся! Ссориться с ней он не собирается. Тем более - из-за отца.

- Ты ставишь на одну доску ситуацию с отцом и то, что произошло между нами?

- А разница не так уж велика: там ты боролся со своими чувствами ко мне, здесь борешься с чувствами к отцу. - Она нежно коснулась его плеча. - Поверь мне, Слейтер, еще не поздно.

- Для Джини - слишком поздно, - отрезал Слейтер.

Кейси уронила голову ему на плечо.

- Слейтер, твой отец не виноват в смерти Джини. Он горевал о дочери не меньше, чем ты - о сестре. Просто, знаешь, когда горе становится невыносимым, легче делать вид, что его просто нет, что у тебя никогда не было ни жены, ни дочери. Со стороны это выглядит как равнодушие, на самом деле это не так.

Слейтер дернул щекой.

- Никогда не сдаешься, да?

Кейси медленно покачала головой.

- Не сдаюсь, если мне это важно.

- Но почему, Кейси? Почему это так важно для тебя?

Кейси шагнула к нему и провела ладонями по напряженным, сжатым в кулаки рукам.

- Потому что мне важен ты, - негромко ответила она. - Потому что я беспокоюсь о тебе.

Слейтер взглянул ей в глаза - он тонул в этих дымчато-зеленых озерцах, тонул, жалко барахтаясь и ловя ртом воздух. Какого черта она лезет в его дела? Он же ее не трогает! Пропади все пропадом, но он не допустит, чтобы она к нему привязалась, и не собирается привязываться к ней сам!

Нежные руки Кейси, обвитые вокруг его пояса, вдруг показались капканом - не нужна ему забота. Во всяком случае, от нее. Слейтер не знал, как сопротивляться этому, и пустил в ход единственный знакомый ему способ: гнев.

- Кейси, - холодно произнес он, - я все равно уеду. И разговор с отцом ничего здесь не изменит.

Он сразу пожалел об этих словах, едва они сорвались с языка. Глаза Кейси вдруг потухли, она опустила руки и отошла на шаг, не спуская с него взгляда.

- Ты хочешь сказать, - начала она ровным голосом, - что весь этот разговор я затеяла лишь для того, чтобы ты остался? То есть я, значит, так истосковалась в одиночестве, так жажду мужского общества, что готова на любые хитрости, лишь бы удержать тебя при себе? Может, я и в постель с тобой легла только потому, что соскучилась по сексу?

Боже, какой же он болван! Идиот, тупица, осел тупоголовый!

- Кейси! - потерянно воскликнул он, делая шаг к ней. - Кейси, ты же знаешь, я совсем не то хотел сказать!

Она отстранилась.

- Я прекрасно знаю, что ты хотел сказать, Слейтер. Может, даже лучше, чем ты сам.

Он снова шагнул к ней, изнемогая от гнева, досады и стыда… и в этот миг раздался звонок в дверь.

Не взглянув на Слейтера, Кейси пошла к дверям. Он следовал за ней по пятам.

- Ну кто еще? - рявкнула она, распахивая дверь.

На узком крылечке стояли - точнее, теснились - близнецы Хеккеты, Бобби и Билли. Ростом пониже Слейтера, но куда шире в плечах, ручищи - словно телеграфные столбы, одеты в одинаковые рваные тренировочные майки с обрезанными рукавами и бейсболки. Физиономии у обоих смущенные и плутоватые.

- Привет, Кейс, как делишки?

- Извините, ребята, - осторожно начала Кейси, - боюсь, момент не самый подходящий… Может, потом зайдете?…

- А мы… - Бобби поскреб в мощном затылке. - Честно говоря, мы… хм… не совсем к тебе.

Заметив за спиной у Кейси Слейтера, Билли просиял.

- Привет, Слейтер, дружище! А мы, значит, услышали, что ты в городе, и решили позвать тебя сыграть в футбол. Помнишь, как ты забивал голы в былые времена?

- Видите ли, ребята, - начал Слейтер, засунув руки в карманы, - я бы рад, но…

- Забирайте его! - рявкнула Кейси и вытолкнула Слейтера на крыльцо, с треском захлопнув за ним дверь.

Бобби и Билли переглянулись, затем уставились на Слейтера.

- У тебя с ней все в порядке? - спросил Бобби.

Слейтер стиснул кулаки: а не вышибить ли ему дверь? Или пойти с близнецами и выместить злость на ни в чем не повинном мяче?

- Все отлично, - проскрежетал он сквозь зубы. - Пошли погоняем мяч.

Было уже за полночь, когда на дороге затарахтел грузовичок Билли Хеккета. Кейси не ложилась. Она не столько беспокоилась о Слейтере, сколько досадовала, что Хеккеты со своим футболом не дали им побыть вдвоем. Правда, она сама вытолкала Слейтера - ну, так он попал под горячую руку…

Грузовик затормозил у крыльца, и Кейси услышала, как мужчины выходят из машины, громко хохоча и обмениваясь грубыми шутками.

Хохот и ругань продолжались несколько минут; затем грузовичок отъехал, оглашая окрестности пронзительным гудением клаксона. На крыльце послышались тяжелые шаги. Кейси не поднимала головы.

- Кейси! - Он распахнул дверь и ввалился в переднюю, зацепив по дороге ковер и едва не растянувшись на полу. - Кейси, д-детка, ты где?

Заметив Кейси в гостиной, Слейтер поспешил туда. Приблизившись неверными шагами, он рухнул на колени, обхватил ее за плечи.

- П-привет, м-малышка, чего это ты тут д-делаешь?

Он был пьян, что называется, в доску.

Продранные на коленях штаны были все в зеленых пятнах от травы; на разодранной тенниске засохла кровь - его собственная, догадалась Кейси, увидев ссадину под левым глазом. От него несло потом и пивом.

По всем правилам, Кейси должна была рассердиться. Нет, она была просто обязана прийти в ярость! Но… не могла. Не могла, и все тут.

Покачав головой, она терпеливо снесла слюнявый поцелуй, обхватила своего героя за пояс и помогла ему подняться.

- Вставай, футболист, пошли наверх.

- Я хотел тебе помочь! - пробормотал Слейтер.

- Потом поможешь.

Пыхтя и обливаясь потом, Кейси втащила Слейтера на второй этаж. Он навалился на нее всем своим весом, бормоча что-то ласковое, а оказавшись на лестничной площадке, потянул в спальню. Невольно рассмеявшись, Кейси пообещала, что они туда скоро, очень скоро отправятся. Но сначала надо принять душ.

Слейтер плюхнулся в ванну одетым. Потом у него в мозгу что-то щелкнуло, и он начал стаскивать майку. Немного погодя Кейси включила воду.

Холодную.

Слейтер заорал как сумасшедший, попытался вскочить, но тут же грохнулся на колени, путаясь в майке и отчаянно ругаясь.

Кейси подождала с минуту и выключила воду. Уперев руки в бока, она скорбно уставилась на Слейтера. Тот наконец сорвал майку и встретил ее взгляд остекленевшими глазами.

- Какого черта ты это делаешь? - прорычал он. С его волос на голую грудь капала вода.

«Жаль, нет фотоаппарата! - подумала Кейси. - Какой получился бы кадр!»

- А что я делаю? - ласково осведомилась она.

Трясущейся рукой Слейтер отбросил волосы со лба, плюхнулся назад, снова чертыхнулся и закрыл глаза. Так он просидел довольно долго, и Кейси даже решила, что он заснул. Но Слейтер вдруг снова взглянул на нее.

- Прости меня, Кейс, - пробормотал он. - Пожалуйста, прости.

В его голосе и во взгляде темных глаз Кейси вдруг прочла такую боль, что ее обиды сразу улетучились как дым.

- За что простить, милый? - спросила она, боясь услышать ответ.

- Я тебя обидел. Я не хотел этого, Кейс! Я хотел тебе помочь! Хоть как-то исправить…

- Что исправить?

Молчание.

- Джини, - прошептал он наконец. - Ее я не смог спасти.

Словно нож пронзил сердце Кейси. Она шагнула в ванну, обняла Слейтера и всем телом прижалась к нему.

- Ни в чем ты не виноват! Она сама сделала свой выбор. Что ты мог сделать…

- Она искала помощи, - хрипло шептал он. - А я ничего не мог сделать. Ты знаешь, что это значит, когда ты ничего не можешь сделать?

Черная, беспросветная тоска звучала в его голосе. Кейси уткнулась носом прямо в его мокрую грудь.

- Я тоже ее любила, Слейт.

Он стиснул ее так, что хрустнули кости, - будто боялся, что она сейчас исчезнет.

- Ты удивительная женщина, Кейси Донован, - пробормотал он наконец. Затем руки его разжались, и Слейтер уснул.

- Спасибо, - прошептала Кейси и прижалась к его губам. Слейтер улыбнулся во сне.

И захрапел.

Кейси долго смотрела на своего спящего возлюбленного. Ей не давали покоя два вопроса. Первый: как она до сих пор жила без Слейтера?

И второй: как вытащить его из ванны, дотащить до спальни и уложить в кровать?