Здесь тебя ждут

Макколи Барбара

Глава седьмая

 

Наверное, так чувствует себя человек, оказавшись в безвоздушном пространстве, когда черная пустота обступает тебя со всех сторон, воздух со свистом вырывается из груди, и вдруг понимаешь, что не можешь дышать.

С усилием выпрямившись, Слейтер взглянул в лицо отцу.

Тот почти не изменился. Может, немного больше морщин вокруг глаз да виски засеребрились сединой - но в остальном все тот же Джек Слейтер. Кряжистая фигура, огромные руки, задубелые от тяжкой работы ладони… Суровый хозяин, фанатично преданный своему делу, не желающий знать ничего, кроме ранчо и лошадей.

Отец и сын застыли друг против друга, словно враги за миг до смертельной схватки.

- Я слышал, ты вернулся, - произнес наконец Джек.

Слейтер покачал головой.

- Нет. Просто проезжал мимо, решил заглянуть в родные места.

Что- то блеснуло в глазах отца -и тут же погасло.

- Где ты остановился?

- У Кейси. - Слава Богу, он больше не обязан отчитываться перед этим человеком! Но почему бы и не сказать, где он прожил эти несколько дней? Все равно отец узнает - не от сына, так от городских сплетников.

Джек приподнял шляпу, только сейчас заметив присутствие Кейси.

- Здравствуй, Кейси. Слышал, ты решила вернуться на родину. А это твои мальчуганы?

Кейси шагнула вперед, положив руки на плечи сыновьям.

- Коди, Трой, это мистер Слейтер. Расширенными глазами Коди и Трой разглядывали незнакомого старика.

- А вы правда папа Слейтера? - отважился наконец Коди.

- Да, сынок, - Джек перевел взгляд на сына, - правда.

У отца всегда был хриплый, прокуренный голос. Теперь же Слейтеру показалось, что он стал… нет, не то чтобы мягче, но как-то… слабее, что ли. И из кармана синей рабочей рубахи не торчала неизменная пачка сигарет. Неужели он бросил курить?

- Похоже, вы, ребята, куда-то собираетесь, - нарушил молчание старший Слейтер.

- Мы идем в поход с Брайаном и его папой! - гордо сообщил Трой.

- Вот как? - Джек сдвинул шляпу на лоб. - Это Брайан Тернер, что ли?

- А вы знаете Брайана? - удивился Коди.

- Как не знать! - улыбнулся Джек. - И его папашу тоже. Отличный доктор этот Тернер!

Слейтер вскинул на отца недоуменный взгляд - он не помнил, чтобы Джек Слейтер кого-то в своей жизни хвалил. За что же отцу Брайана такая честь?

Вокруг потихоньку начал собираться народ. Весь город знал, что за десять лет разлуки Джек не получил от сына ни письма, ни открытки, даже позвонить по телефону тот не удосужился, и теперь все с любопытством наблюдали за разворачивающейся на их глазах драмой.

Слейтер понимал, что весть о возвращении блудного сына еще до заката облетит всю округу, но ему было глубоко плевать на то, что скажут городские сплетники, - он только не хотел впутывать в эту историю Кейси.

- Ладно. - Он вздохнул и надвинул шляпу на глаза. - Нам пора.

- Загляни как-нибудь ко мне на ранчо, Хью.

Поколебавшись, Слейтер покачал головой.

- Я сегодня уезжаю, у меня работа на Аляске.

Джек открыл было рот, но тут же плотно сжал губы и повернулся к Кейси.

- Кейси, привози ко мне своих ребят. У меня как раз найдется пара пони, которых надо приучить к седлу.

Коди и Трой умоляюще подняли глаза на мать.

- Спасибо, мистер Слейтер, обязательно приедем.

Джек кивнул и медленно побрел прочь. Только сейчас Слейтер заметил, что отец, словно глубокий старик, сутулится и волочит ноги. И еще, кажется, прихрамывает - десять лет назад он не хромал.

Словно не замечая устремленного на него взгляда Кейси, Слейтер повернулся и решительно зашагал в противоположную сторону.

По дороге к Брайану ребята трещали не умолкая, обсуждая предстоящий поход. Кейси сидела как на иголках, а Слейтер мрачно уставился в окно.

Хорошо, что ребята так заняты походом, думала она. Слейтеру нужно время, чтобы переварить встречу с отцом, а ей самой - чтобы смириться с неизбежной разлукой. Довольно и того, что Коди и Трой уезжают, так еще и Слейтер - одна мысль о расставании с ним приводила ее в ужас.

Впрочем, когда мальчишки сели в «чероки» мистера Тернера и в последний раз помахали матери рукой, Кейси поняла, что согласна на все, только бы Слейтер не уезжал.

Едва она остановила грузовичок у крыльца, Слейтер выпрыгнул из кабины и с каменным лицом зашагал к дому. Кейси проводила его взглядом и, тяжело вздохнув, вышла следом.

Она нашла его в спальне наверху. Он складывал в сумку туалетные принадлежности, купленные утром.

- Если я выеду прямо сейчас, - заметил он, запихивая в кожаный чехол крем для бритья, - до темноты успею добраться до Амарильо.

Кейси распахнула гардероб - он был пуст.

- У тебя даже останется время повидаться с отцом.

- Уже виделись.

Кейси захлопнула дверцы шкафа и прислонилась к ним спиной.

- Но ты с ним даже не поговорил!

Слейтер застегнул чехол и бросил в сумку.

- Мы с отцом, Кейси, не разговариваем. Никогда. Всю жизнь мы или мрачно молчали, или ругались на чем свет стоит. Я не для того сюда приехал, чтобы снова начинать с ним войну.

- Это верно! - Она не удержалась от сарказма. - Ты приехал совсем за другим: чтобы спасти меня от замужества по объявлению и вколотить в мою дубовую башку хоть немного здравого смысла.

Слейтер выпрямился, недобро прищурившись.

- Хочешь вывести меня из себя? Просто так или с какой-то целью?

- С двумя целями. Во-первых, хочу, чтобы ты понял: не всегда вещи таковы, какими кажутся. Ты ошибся во мне; может быть, ошибаешься и в своем отце? Слейтер, он попросил тебя приехать. Думаешь, ему это было легко?

- Он не попросил, он приказал.

Кейси захотелось придушить этого упрямца.

- Слейтер, Бога ради! Он сделал первый шаг - теперь твоя очередь!

Слейтер перекинул дорожную сумку через плечо.

- А вторая твоя цель?

Он ее даже не слушает! Нет, не такого прощания ожидала Кейси. Она представляла себе улыбку, крепкое объятие, может быть, дружеский поцелуй. Материнство и неудачный брак приучили ее сдерживать порывы, научили самоконтролю и сдержанности. Но Хью Слейтер, ураганом ворвавшись в ее жизнь, лишил Кейси того, чем она гордилась больше всего, - власти над собой. И будь он проклят, если ему это так сойдет!

- Ты приехал, потому что чувствовал себя обязанным выручить меня из беды - по крайней мере сам так говорил. Ты думал, что благородный поступок, совершенный в настоящем, поможет тебе примириться с прошлым.

Глаза Слейтера потемнели, словно небо перед грозой, на щеке дернулся мускул. К черту самообладание! - мысленно воскликнула Кейси. К черту терпение! Человек, которого она любит, уезжает навсегда; если она не может отдать ему сердце - по крайней мере даст добрый совет.

Кейси подошла к нему вплотную - так близко, что почувствовала жар его разгоряченного гневом тела.

- Но все твои благие намерения куда-то испарились, как только ты обнаружил, что хочешь меня. Ты и вообразить себе не мог того, что произошло между нами, что происходит даже сейчас! Вот почему ты бежишь; не из-за отца, а потому, что смертельно боишься остаться со мной наедине! И не ты один, черт побери! Но я, по крайней мере, честно признаюсь в этом. Я не убегаю ни от тебя, ни от себя самой.

Лицо его застыло, словно высеченное из гранита.

- Кейс, я не могу дать тебе того, что ты хочешь.

- Откуда тебе знать, чего я хочу? - рявкнула Кейси. - Ты и сам-то не знаешь, чего хочешь!

Она повернулась, надеясь уйти и тем сохранить хоть малую часть достоинства, но Слейтер, схватив ее за плечо, развернул и притянул к себе с такой силой и стремительностью, что Кейси невольно ахнула.

- Ошибаешься, Кейси, - прошептал он, буравя ее горящим взглядом. - Я отлично знаю, чего хочу.

Сумка с грохотом полетела на пол; Слейтер прильнул к приоткрытым губам Кейси. Он целовал ее жадно, безжалостно, до боли сжимая плечи.

Они жаждали этого с той секунды, как Слейтер поднялся на порог ее дома. Плененный зверь, таившийся в каждом из них, вырвался на свободу, и возбуждение, смешанное со страхом, пронзило Кейси. Легко, словно перышко, Слейтер оторвал ее от земли, и она обхватила его руками, застонав от желания. Тело ее горело неведомым ей прежде огнем. Слейтер целовал ее жадно, бешено, отчаянно, и Кейси, не стыдясь, извивалась в его руках, захваченная новыми ощущениями.

- Кейси! Кейси! - хрипло шептал Слейтер. Он опустил ее на кровать и склонился над ней. Она начала торопливо расстегивать ему рубашку, пока он покрывал поцелуями ее щеки, подбородок, шею. Потом он упал на кровать рядом с ней, и матрас прогнулся под его тяжестью. Легкая юбка скользнула вверх, открывая изящные икры, колени, бедра…

Он потянул вверх ее майку и расстегнул переднюю застежку лифчика. Кейси заметила, как потемнели его глаза, когда он приник губами к ее груди.

Изогнувшись дугой и вцепившись руками в покрывало, Кэйси громко застонала. Слейтер поднял голову - темное пламя в его глазах заставило Кейси вздрогнуть. Приподнявшись, он сбросил рубашку, расстегнул ремень и молнию на джинсах. Затем привлек Кейси к себе и сдернул с нее майку и лифчик.

Упершись руками ему в грудь, Кейси нащупала крохотные соски и коснулась их языком. Слейтер шумно вздохнул и до боли впился пальцами ей в плечи. Вдруг, сама не понимая как, она снова перевернулась на спину, и Слейтер прильнул к ее губам, мускулистая влажная грудь прижалась к ее груди. Никогда в жизни Кейси так не хотела мужчину!

Слейтер понимал, что теряет рассудок. Внутри его пылал огонь, и он не мог его больше сдерживать. Он ласкал ее с такой торопливой страстностью, словно мечтал в один миг прикоснуться к ней везде. Запустив руки ей в волосы, он целовал мочки ушей, стройную шею, ямку у основания, где билась голубая жилка. Каждый ее вздох, каждый стон страсти приближал его к роковой черте.

- Слейтер! - простонала Кейси, беспомощно хватаясь за его джинсы. Без труда поняв ее, Слейтер приподнялся, и джинсы соскользнули с его ног. Затем он подцепил рукой кружевные трусики и сдернул их прочь, оставив на Кейси только юбку. Кейси выгнулась ему навстречу, прикусив губу, чтобы не вскрикнуть. Это движение, этот немой крик заставили Слейтера наконец переступить черту, и он медленно скользнул в нее.

Зеленые глаза Кейси потемнели от страсти. Прильнув к нему всем телом, она молчаливо торопила его, желая слиться с ним возможно полнее. Ее колени стиснули его бедра, рыжие волосы разметались по подушке, припухшие губы безостановочно повторяли его имя.

Грубая первобытная страсть охватила его, словно огненный вихрь. С бешено колотящимся сердцем, сжав зубы от напряжения, он начал двигаться - сперва медленно, затем все быстрее и быстрее. Вцепившись ему в плечи, Кейси вторила каждому его движению.

Вдруг она закричала. Голова ее бессильно откинулась назад, тело содрогалось в пароксизме страсти. А в следующее мгновение взрыв его освобождения потряс их обоих.

Тяжело дыша, он уткнулся лицом ей в плечо и в последний раз произнес ее имя.

Послеполуденное солнце заглядывало в окно, заливая спальню ярким светом. Легкий ветерок шевелил кружевные занавески, из сада доносились воробьиное чириканье и легкий аромат роз.

Для Кейси время остановилось, она впала в блаженное забытье, чувства и сознание возвращались постепенно.

Ее возлюбленный был рядом - Кейси слышала его ровное дыхание. Как хотелось ей заговорить, сказать что-нибудь - но что? Разве сможет она выразить свои чувства словами? И захочет ли он слушать? Захочет ли знать, что ничего подобного она никогда не испытывала, что даже не представляла себе такого немыслимого наслаждения?

Слейтер попытался отодвинуться, но Кейси удержала его, обняв за шею.

- Я тяжелый и тебя раздавлю, - хрипло произнес он.

- Если бы меня было так легко раздавить, - промурлыкала Кейси, - от меня бы давно только мокрое место осталось.

Слейтер нахмурился.

- Я сделал тебе больно? Вот черт! Прости, я потерял контроль над собой и…

Но Кейси прервала его извинения поцелуем.

- Не смей просить прощения! Ни за что! - прошептала она. - Только попробуй - я тебя в окошко выкину!

Слейтер улыбнулся.

- Представляешь, что за слухи понесутся тогда по городу? «Хью Слейтер в чем мать родила вылетает из окна спальни Кейси Донован!»

Она рассмеялась, но смех перешел в приглушенный стон, когда он приник к ее губам. От долгого поцелуя у Кейси закружилась голова. Она скользнула ладонями по мускулистой спине, затем ниже. Хрипло застонав, Слейтер внезапно перекатился на спину и увлек Кейси за собой.

- Ну, ты акробат! - промурлыкала Кейси, медленно водя пальцем по его обнаженной груди. - У меня дух захватило - почти как в цирке!

Рассмеявшись, Слейтер привлек ее к себе. Он окинул страстным взглядом ее обнаженное тело, и, к собственному удивлению, Кейси не смутилась. Чего ей стыдиться? Она ведь любит этого человека. Всегда любила и всегда будет любить.

Но «всегда» - это не для них. У них со Слейтером есть только «сейчас». Кейси запретила себе думать о завтрашнем дне, даже о сегодняшнем вечере. Она должна жить настоящим, чтобы навсегда сохранить его в памяти.

А Слейтер не спешил, словно и не собирался уезжать. Нежными, неторопливыми движениями он ласкал ее груди. Кейси закусила губу и уронила голову, вся отдавшись наслаждению. В теле снова разгорался жар. Дыхание сделалось хриплым и прерывистым, и Кейси забыла обо всем на свете.

Внутри у нее бурлил кипящий источник страсти и волны вздымались все выше. Движения Слейтера стали мощными и резкими: словно тисками, он сжимал ее бедра. Наконец он зажмурился, сотрясся всем телом - и мгновение спустя та же сладостная дрожь охватила Кейси. Она упала ему на грудь в твердой уверенности, что никогда больше не сможет пошевелиться.