Здесь тебя ждут

Макколи Барбара

Глава десятая

 

Похоже, весь Грэнит-Ридж собрался утром в субботу на бейсбольном поле городской школы. Все места для парковки были забиты, и Слейтер с трудом втиснул свой грузовичок между голубым мини-автобусом и зеленым «эксплорером».

На поле уже вовсю резвилась детвора: здесь размещалась ярмарка и аттракционы. Бешено вертелся «Сюрприз» под восторженные вопли детей и взрослых; «Колесо обозрения» неторопливо взмывало на высоту трехэтажного дома и опускалось вниз; под бравурную музыку скакали по кругу ярко раскрашенные деревянные лошадки. В небеса поднимались воздушные шары - красные, желтые, голубые; в воздухе стоял аппетитный аромат хот-догов, поп-корна и горячих пирожков.

Едва Кейси открыла дверцу, как Коди и Трой вылетели наружу.

- Не так быстро! - остановила их Кейси. Сначала нам с вами надо кое о чем договориться.

Надевая шляпу и солнечные очки, Слейтер слушал, как Кейси наставляет сыновей: никуда с поля не уходить, вести себя прилично, не забывать о волшебных словах «спасибо» и «пожалуйста», не спорить и не ссориться друг с другом… При последнем наставлении Слейтер чуть не расхохотался - с таким же успехом можно запретить им дышать!

Коди и Трой неохотно кивали, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.

- Все поняли? - спросила она наконец, и мальчишки радостно бросились к билетной кассе. - Господи, пошли мне терпения! - пробормотала Кейси, прислонясь к машине.

Слейтер вышел из кабины и протянул ей корзинку с едой. Несколько десятков таких корзинок, приготовленных городскими дамами, через несколько часов, по старинному обычаю, должны были быть проданы с молотка. Счастливец, купивший корзинку, получал право поужинать с ее хозяйкой.

Сегодня Кейси надела светло-голубой джинсовый сарафан с глубоким вырезом и длинной юбкой. На ногах красовались белые босоножки, ногти были покрыты алым лаком.

Кейси обернулась и улыбнулась ему, заправив за ухо прядь медных волос. Даже этот невинный жест показался Слейтеру столь сексуальным, что он едва сдержался.

Слейтер не собирался оставаться до карнавала, он рассчитывал уехать еще несколько дней назад. Но как-то так получалось, что каждый день на ранчо находились новые неотложные дела, требующие его внимания.

И каждую ночь… Боже милосердный, что творилось со Слейтером ночами! Он сам себя не узнавал. Еще ни с одной женщиной он не чувствовал себя таким живым, полным сил. С Кейси было удивительно легко, свободно…

И страшно.

Невероятно страшно. Мог ли Хью Слейтер подумать, что станет бояться женщины? Она отдавала ему все - и ничего не просила взамен. С этим он тоже столкнулся впервые - ни вопросов, ни требований, ни упреков. Она с поразительной легкостью встречала и провожала каждый новый день.

И Слейтер не знал, радоваться этому или злиться.

- Я возьму. - Она потянулась за корзинкой.

- Хочешь грыжу заработать? Что у тебя там, булыжники?

Кейси улыбнулась загадочной улыбкой Моны Лизы.

- Что внутри - секрет. Открыть корзину позволено только покупателю.

Все сегодняшнее утро Кейси провела на кухне. По дому разносились немыслимые запахи. Наверное, раз двадцать Слейтер пытался сунуть нос в кастрюлю и не меньше дюжины раз получал по лбу деревянной ложкой. Даже в фартуке поверх футболки и шорт Кейси выглядела поразительно сексуально, и страсть звала Слейтера заняться с ней любовью прямо на кухонном столе. Но мальчишки, шныряющие вокруг, не позволяли предаться наслаждению, а суровая хозяйка с половником в руках не подпускала к кастрюлям.

Так что сегодня у Слейтера было два заветных желания, и ни одно не исполнилось.

- Пошли скорее! - послышался издали крик Коди и Троя. - Чего вы там копаетесь?

…Два круга на «Сюрпризе», три - на «Автодроме» и четыре - на «Русских горках». Итого - девять. У Слейтера голова шла кругом, когда ребята только-только вошли во вкус. Кейси хорошо устроилась - стоит себе за прилавком в кокетливом кружевном фартучке, продает посетителям лимонад, а он тут отдувайся!

- Мама, мама, - закричал Трой, подбегая к матери, - а Слейтер покатал нас на «Русских горках»!

Кейси, наливавшая апельсиновый сок какому-то долговязому подростку, взглянула на сына и улыбнулась.

- Да ну?

- Четыре раза! - радостно добавил Коди.

- Четыре? Боже ты мой! - От взгляда Кейси не укрылись ни пепельная бледность Слейтера, ни перемазанные кетчупом мордашки сыновей. - До сосисок с соусом чили или после?

- До, - ответил Коди. - А после сосисок мы пошли на «Сюрприз».

Кейси, подняв брови, взглянула на Слейтера. Тот ответил ей полным муки взглядом.

- Может быть, вызвать «скорую помощь»? - заботливо поинтересовалась Кейси.

- Слишком поздно, - замогильным голосом ответил Слейтер, прислоняясь к палаточному шесту. - Кейси, ты будешь носить цветы мне на могилу?

Рассмеявшись, она сбросила фартук и передала сменщице - ярко накрашенной блондинке с накладными ресницами.

- Мам, дай нам еще денег! - подал голос Коди и, подумав, добавил: - Пожалуйста. Мы с Брайаном хотим пойти в комнату смеха. Он со своей мамой ждет нас возле тира.

Кейси полезла в карман за мелочью, но в этот момент Слейтер протянул руку и вытащил из-за уха у Коди монетку, а из-за ворота у Троя - еще две.

Мальчишки дружно открыли рты.

- Ух ты! Мам, ты видела? Круто, правда? - завопил Коди. Трой сунул руку за ворот, пошарил там и, ничего не найдя, уставился на Слейтера, словно на инопланетянина. - Пошли, Трой, расскажем Брайану, чего Слейтер умеет!

И мальчишки пулей умчались к павильону «Меткий стрелок», где их ждал Брайан со своей матерью.

- Теперь они от тебя не отстанут, пока ты не объяснишь им, как это делается, - заметила Кейси.

- Настоящий иллюзионист не раскрывает своих секретов, - ответил Слейтер и вдруг, достав из воздуха белую маргаритку, с поклоном протянул ее Кейси.

Та рассмеялась и заткнула цветок за ухо.

В последнее время они не говорили об отъезде, но Кейси видела, что с каждым днем Слейтер становится все беспокойнее. Он мерял гостиную шагами, словно зверь, мечтающий вырваться из клетки. Жажда странствий гнала его прочь.

Кейси чувствовала, что он уедет завтра; что сегодня - их последний день, проведенный вместе. От одной этой мысли душа начинала болеть. Как хотелось ей упасть на колени и умолять его остаться.

Но она промолчит, не скажет ни слова. Пусть сам решает, уходить ему или оставаться, а слезами и упреками она только все испортит. Не стоит плодить дурные воспоминания, пусть в памяти останется только хорошее: возня с мальчишками, заразительный смех, теплый огонек нежности в темных глазах, сильное тело, сплетенное с ее телом в древнем танце любви…

Это все, что у нее останется. Это она запомнит навсегда.

Они стояли у палатки и лакомились яблочными карамельками, когда на поле налетел порыв ветра, взвихрив с земли клочки бумаги и мелкий мусор. Плакаты затрепетали, воздушные шары начали рваться с привязи. Слейтер, рассмеявшись, привлек Кейси к своей груди и, словно щитом, заслонил собой от пыльного вихря.

Вдвоем они спрятались за палаткой, ожидая, пока утихнет ветер. Остаться бы так навек в его объятиях - прижиматься щекой к груди и слушать биение сердца!

- Кейси! - прошептал Слейтер и поцеловал ее в макушку. У Кейси перехватило дыхание: ей казалось, она растворяется в нем…

- Семьдесят долларов - раз! Семьдесят… Так, кажется, кто-то сказал «восемьдесят»? Восемьдесят долларов - раз, восемьдесят - два… Продано! - Аукционист стукнул молотком по столу. - Продано за восемьдесят долларов джентльмену в голубой рубашке в полосочку. Повезло джентльмену!

Джентльмен по имени Харланд Уиллоуз был, по мнению Кейси, не столько везуч, сколько догадлив. Восемьдесят долларов он выложил за корзинку, приготовленную его собственной женой. По мнению городских сплетников, Шарлина была порядочной мегерой; поговаривали, что последние несколько лет бедняга Харланд спит на раскладушке в столовой. Однако сейчас Шарлина, сияя улыбкой, гордо вручила мужу корзинку, и зрители приветствовали воссоединение семьи дружными аплодисментами. Ну уж сегодня, вероятно, Харланд на раскладушке спать не будет!

Осталось всего две корзинки: одна принадлежала Кейси, другая - Милли Оверби, только вчера вернувшейся из свадебного путешествия. Борьба за корзинку Милли закончилась быстро: Тодд Оверби с бумажником в руке и счастливой улыбкой сидел в первом ряду, и ни один горожанин, обладающий хоть каплей здравого смысла, и думать не стал о том, чтобы тягаться со счастливым новобрачным.

Аукционист выкрикнул имя Кейси. Она встала, сжимая ручку корзинки, с примерзшей к губам улыбкой.

И зачем только согласилась участвовать в этой клоунаде! Теперь придется стоять перед всем городом и молиться про себя, чтобы хоть кто-нибудь купил эту дурацкую корзинку!

Отчаянно надеясь, что этот «кто-нибудь» окажется Слейтером.

Аукционист ударил молоточком. Кейси стиснула зубы и уставилась в пространство. Сердце сжалось в тугой комок. «Что за глупость! - говорила она себе. - Так волноваться из-за какой-то корзинки! Ну, не купит ее никто - и что дальше? Ради Бога, это же не значит, что ты никому не нужна!»

- Тридцать!

Кейси нашла взглядом мужчину, выкрикнувшего стартовую цену. Стивен Маклин, почтальон. Аукционист продолжил торг, и Кейси почувствовала некоторое облегчение, смешанное с разочарованием. Что ж, все-таки совсем без кавалеров она сегодня не останется.

- Сорок!

Из второго ряда ухмылялся Бобби Хеккет. Билли надбавил до сорока пяти, и братья начали борьбу.

Постепенно подключались новые кандидаты: Саймон Милберри, племянник Мэри Энн, Джеред Мосс, оптовый торговец сеном и овсом, Маркус Финли из рыболовного магазина… Маркус назвал самую высокую цену - шестьдесят пять.

- Сто долларов!

В толпе раздались веселые возгласы и аплодисменты. Сердце Кейси пропустило такт: она завертела головой, выискивая человека, предложившего столь высокую цену.

Джим Берк.

Она должна была чувствовать себя польщенной - столько здесь еще не предлагали. Но сердце горестно сжалось, а в горле стоял ком, когда она смотрела, как самоуверенно направляется к помосту Джим Берк.

Черт бы тебя побрал, Хью Слейтер!

- Внимание, господа! Сотня долларов! Сто долларов - раз! Сто долларов - два! Про…

- Двести.

Толпа заволновалась. Кейси схватилась за край стола; сердце замерло, легкие забыли, что надо дышать.

Из толпы вышел Слейтер. В его лице была решимость, а в глазах, обращенных на Джима, застыл вызов. Даже самый упрямый ковбой знает, когда отпустить вожжи. Джим улыбнулся Слейтеру, шутливо поклонился Кейси и махнул рукой.

- Продано! - Молоток стукнул по столу. - Продано щедрому покупателю в черной шляпе!

Кейси видела, как Слейтер идет к помосту, как мужчины хлопают его по спине, слышала, как цокают по полу подковы его ковбойских сапог. Несколько женщин - среди них и одинокие, и замужние - провожали его откровенно голодными взглядами. Потом взоры толпы обратились к Кейси, и многие лица озарились понимающими улыбками, а Кейси залилась краской.

Она, конечно, молила Небеса о появлении Слейтера, но не просила же о стрельбе из пушек и звоне во все колокола!

Не обращая внимания на зрителей, Кейси сошла с помоста, протянула корзинку Слейтеру и молча бросилась к выходу.

Выскочив на улицу, она остановилась и резко развернулась к Слейтеру.

- Двести долларов! Ты что, совсем рехнулся?

От неожиданности он опешил.

- Тебе не нравится, что я потратил столько денег?!

- Идиот! - завопила Кейси. - Мне не нравится, что ты потратил столько денег на меня!

Слейтер не нашел что ответить.

- На глазах у целого города! - гневно продолжала Кейси. - После объявления в газете обо мне сплетничали каких-нибудь две недели. После твоего подвига они не заткнутся целый год!

Слейтер сжал корзинку так, что она едва не затрещала в руках.

- Какого еще «подвига»?

- Сам не понимаешь?! Устроил целое представление! Дал цену вдвое больше, бросал на Джима кровожадные взгляды…

- Какие-какие взгляды? - прищурился Слейтер.

- Ты прекрасно знаешь, какие! - рявкнула Кейси. - Как будто зарубил топором саблезубого тигра и теперь, довольный, тащишь меня к себе в пещеру!

- Неправда!

- Правда!

- Неправда!

- Правда! - Она ткнула его пальцем в грудь.

Слейтер понимал, что Кейси права, а он - набитый дурак. Разумеется, все в городе давно догадались, что они с Кейси - не просто «старые друзья». А он! Кинулся, не думая о последствиях, завелся, услышав, как мужики торгуются за ужин с Кейси, вступил в торг, назначил цену… Болван, безнадежный болван!

- Эй! Мама! Слейтер!

К ним вприпрыжку бежали Коди и Трой. Брайан с мамой шел на несколько шагов позади.

- Мам, можно нам пойти к Брайану? - попросил Коди. - Ему папа купил классную видеоигру - «Псы-демоны»! Брайан сказал, что даст нам поиграть!

- Конечно, можно. - Кейси метнула быстрый взгляд на Слейтера. - Сэнди, если не возражаешь, я пойду с вами.

Сэнди, мать Брайана, покосилась на Слейтера и вежливо ответила:

- Да-да, конечно!

- А Слейтер с нами пойдет? - с надеждой спросил Трой.

- Боюсь, что нет, дорогой. Слейтер занят. - Бросив на Слейтера последний испепеляющий взгляд, она громко произнесла: - Не беспокойся обо мне. Я прекрасно доберусь до дома сама. Надеюсь, ты тоже.

Он и не пытался ее остановить, понимая, что время для споров прошло. Все, что мог, он сегодня уже сделал.

Слейтер медленно побрел, опасливо косясь на корзинку. Открывать ее он не решался: почему-то ему казалось, что там лежит по меньшей мере дохлая жаба.

Ранчо встретило Кейси пустотой темных окон. Грузовичка Слейтера не было видно. Весь вечер Кейси уговаривала себя быть сильной; но сейчас сердце ее дрогнуло и заныло.

- Спасибо, что подвезла, - с напускной бодростью поблагодарила она Сэнди, выходя из «чероки». - И вдвойне спасибо за то, что оставила Коди и Троя на ночь. Наконец-то я как следует отдохну!

Сэнди взглянула на темный дом и нерешительно обернулась к Кейси.

- Ты… э-э… действительно хочешь остаться одна?

- Шутишь? Что может быть лучше тихого вечера в родном доме? - Полчаса назад Кейси не жалела сил, уговаривая Коди и Троя ехать домой, но псы-демоны оказались для этих паршивцев привлекательнее родной матери! - Завтра утром заеду к тебе и заберу ребят.

- Что ты, не нужно! Я завтра еду к родителям и подброшу мальчиков по дороге. - Сэнди вопросительно взглянула на Кейси. - Так с тобой точно все в порядке?

Кейси улыбнулась в ответ.

- Со мной точно все в порядке, - ответила она. - Если что, звони. Если вы с Томом вдруг решите изменить планы и куда-нибудь сходить вечером, тоже звони: я заберу ребят.

- Ну, это вряд ли! - рассмеялась Сэнди. - Думаешь, Том купил видеоигру для сына? Да его самого от экрана за уши не оттащишь!

Кейси рассмеялась, захлопнула дверцу и, помахав Сэнди рукой, пошла к дому. Поднимаясь на крыльцо, она тяжело вздохнула. «Испеку-ка я пирожные, - пришло ей на ум. - Шоколадные. Внутри - варенье, а сверху - много-много шоколада!»

Кейси открыла дверь - и сердце ее на мгновение остановилось. В гостиной что-то странно мерцало. «Пожар!» - мелькнула паническая мысль; но, войдя в гостиную, Кейси поняла, что это вовсе не пожар.

Свечи. Четыре огромных свечи. По одной перед каждым прибором. Белоснежная скатерть расстелена прямо на полу. Льняные салфетки, хрустальные бокалы. Розы в серебряной вазе. Тихие звуки Моцарта из портативного магнитофона.

Все - кроме роз и Моцарта - из ее сегодняшней аукционной корзинки.

С бьющимся сердцем Кейси обернулась на звук шагов. Из кухни вышел Слейтер с подносом в руках. Цыплята под соусом скаллопини с тушеной картошкой, разложенные по двум тарелкам, еще несколько часов назад покоились, обложенные льдом, на дне корзины. Сейчас от них шел пар - видно, Слейтер разогрел их в микроволновой печи.

- Отлично, вы как раз вовремя, - как ни в чем не бывало заметил он. - Скажи ребятам, чтобы мыли руки и шли есть, пока ужин не остыл.

- Ребята у Брайана. - Кейси не узнала собственного голоса.

- Вот как! - разочарованно протянул Слейтер. - Что ж, придется нам все съесть без них.

Хлопнув в ладоши, он поставил тарелки на скатерть и сел перед ней по-турецки.

- Ну что, приступим?

- Слейтер, что это такое? - решительно спросила Кейси.

- По-моему, тушеная картошка и… - он принюхался, - и цыплята, я прав?

Кейси нахмурилась.

- Ты прекрасно знаешь, что я не об этом спрашиваю.

- Садись! - Он указал ей на место рядом с собой. - Пожалуйста.

Кейси нерешительно опустилась на колени. Слейтер взял ее за руку, и Кейси закусила губу, чтобы выдержать его прикосновение.

- Я не слишком-то умею извиняться, - заметил он и, глубоко вдохнув, произнес: - Кейси, прости, пожалуйста, что я купил твою корзинку…

Ничего себе извинение! Стиснув зубы, она попыталась выдернуть руку.

- О Господи! Я не это хотел сказать! - Он тряхнул головой. - Прости, что я устроил из этого спектакль. Видишь ли, я вышел из себя и вел себя как… как…

- Бандит! - подсказала Кейси. - Пещерный человек!

- Вижу, ты не собираешься облегчать мне задачу, - вздохнул Слейтер.

- Еще чего!

Слейтер взял нож и протянул его Кейси ручкой вперед, обратив острие на себя.

- Хорошо, верши свой правый суд. Только не тяни. Довольно ты наслаждалась моими мучениями!

- Столовым ножом? - Кейси закусила губу, чтобы не улыбнуться. - А кровь чем буду вытирать, салфеткой?

- Так ты меня прощаешь?

У него на лице играли блики свечей, губы улыбались, но взгляд был серьезен. Кейси знала, что, когда он такой, она ни в чем не может ему отказать!

А самое ужасное, что в ее сердце вновь оживает надежда…

Кейси потерянно огляделась кругом: фарфор, свечи, розы… И последний ее бастион пал.

- Розы, - мечтательно произнесла она, нежно трогая бархатный бутон. - Как хороши!

Он поднес ее руку к губам.

- Нет, Кейси. Это ты хороша. Сама не представляешь, до чего хороша!

«Он и вправду считает меня красавицей!» - с изумлением поняла вдруг Кейси. Ни один мужчина до сих пор не смотрел на нее так, как Слейтер. Не просто страстно - с восхищением. Слезы подступили у нее к глазам, и израненное сердце затрепетало.

Губы их слились, и Кейси тихо застонала. Ее сердце разрывалось от любви и боли. У них слишком мало времени. Он скоро уедет, и ей останутся лишь воспоминания.

Она вдруг почувствовала нетерпение. Судорожно обхватив Слейтера руками, она прижалась всем телом, страстно желая срастись с ним, стать его частью.

Он неторопливо, бережно опустил Кейси на пол и подложил ей под голову диванную подушку. Пламя свечи озаряло ее волосы нездешним сиянием, рождало золотые блики в глазах.

- Я боялся, что ты и разговаривать со мной не захочешь, - честно признался он.

Кейси улыбнулась, сжав в ладонях его лицо.

- А я боялась, что ты уехал.

Слейтер удивленно взглянул на нее.

- Уехал, не попрощавшись ни с тобой, ни с ребятами?

- Прости.

- Нет, - нахмурился он. - Это я должен просить прощения, я, наверно, действительно вел себя как наглый самец. Ужасно стыдно.

- Ничего. - Она провела пальцами по его губам. - Люди не всегда поступают как надо.

Слейтер негромко рассмеялся.

- Кажется, с тех пор, как я увидел в «Грэнит-Ридж газетт» то злополучное объявление, в голове у меня не побывало ни единой разумной мысли!

Кейси подняла бровь.

- Хью Слейтер, неужели ты до сих пор выписываешь «Грэнит-Ридж газетт»?

Проклятый язык! Он так старательно охранял эту маленькую тайну - и вот на тебе!

- Ну… да, чтобы… э-э… быть в курсе дел.

Он ожидал страстной речи о родных краях, о том, что кровь - не вода, что как он ни старайся доказать обратное, а сердце его принадлежит Грэнит-Риджу…

И Кейси, несомненно, обо всем этом думала - Слейтер прочел это в ее глазах, - но не сказала ни слова. Просто улыбнулась ласково и грустно и погладила его по щеке.

- Люби меня, Слейтер.

Ее слова поразили его, словно удар молнии, - она опять ухитрилась застать его врасплох! С такой женщиной не соскучишься!

И на один безумный миг он вдруг представил, что они живут с Кейси. Живут как муж и жена. Дом, семья, дети - все то, что он даже в мечтах никогда не относил к себе; неужели это возможно?

Он хотел быть нежным и неторопливым, но зверь, сидевший в нем, уже поднял голову. И когда Кейси тихо простонала что-то невнятное, зверь вырвался на свободу. Слейтер прижал ее к полу всем телом, впился в губы, жадно раздвигая их языком, прося, понуждая, требуя, чтобы она отвечала ему с такой же неистовой страстью.

Изгибаясь ему навстречу, Кейси отдавала себя со святым бесстыдством любви. А ему хотелось большего, чем поцелуи. Гораздо большего.

Он вдруг резко поднялся, стянул с бедер джинсы и потянул вверх юбку ее сарафана. Глаза Кейси потемнели, дыхание участилось. Пальцы его скользнули под кружево трусиков. Кейси откинула голову и закусила губу.

- Слейтер! - хрипло шептала она. - Пожалуйста! Скорее!

Он медленно расстегнул пуговицы на сарафане, освободил грудь и прильнул губами к соскам. Под его поцелуями розовые бутоны напряглись и затвердели. Она выгнулась, впившись ногтями ему в плечи, снова и снова хриплым голосом повторяя его имя. Слейтер не хотел спешить; но когда ее руки скользнули по его телу, он почувствовал, что не может больше ждать.

Они слились дико и необузданно, словно тигр и тигрица посреди девственных джунглей, и вместе достигли вершины.

Совладав с дыханием, Слейтер перекатился на спину, сдернул с дивана шерстяное покрывало и укрыл им возлюбленную. Кейси лежала неподвижно, словно кукла, уронив голову ему на грудь. Дыхание ее было тихим и ровным; Слейтер понял, что она спит.

Магнитофон давно замолк, две свечи погасли, еда остыла. Улыбнувшись, Слейтер поцеловал Кейси в лоб и вскоре тоже заснул.