Здесь тебя ждут

Макколи Барбара

Глава первая

 

- Пора тебе, Хью Слейтер, женой обзаводиться!

Проговорив это, Зануда Джонс, хозяин закусочной «Голодный медведь», двинулся к следующему посетителю. Слейтер еще ниже склонился над газетой: начнешь спорить с Занудой - не кончишь до второго пришествия, а он заскочил, только чтобы почитать газету и спокойно поесть.

- Ты слышишь меня, сынок? - Зануда поставил перед Слейтером жаркое и горячие пирожки с яблоками, лучшие во всем Западном Техасе. - Пора остепениться. Тебе сколько лет? Тридцать два? Тридцать три?

- Тридцать четыре, - сердито буркнул Слейтер. Вот пристал! Теперь точно не отвяжется!

На нефтяной вышке компании «Стоун-Крик ойл», что располагалась на Кактусовом плато, он проработал десять месяцев, и для него это был своего рода рекорд. Однако в последнее время все чаще приходило к нему знакомое беспокойство, нетерпеливое ожидание перемен. Значит, пора в путь. Воспользовавшись отпуском, он предложил свои услуги одной нефтяной компании на Аляске и уже получил положительный ответ.

- Тридцать четыре?! Да ты старик, мой мальчик! - Зануда скорбно поджал губы. - В твоем возрасте мужику нужна хорошенькая женка да куча ребятишек, чтоб было, куда торопиться с работы!

Слейтер наконец оторвался от газеты и поднял на хозяина хмурый взгляд.

- Что-то не вижу я у тебя на руке обручального кольца.

- Вот именно! - Зануда ткнул себе в грудь длинным узловатым пальцем. - Потому что в твоем возрасте я был набитым дураком. Мотался без толку по стране, с одной шахты на другую - как ты по своим скважинам. Вот и сижу теперь у разбитого корыта. Ох, не желаю я тебе, парень, такой участи!

Сжав губы, Слейтер снова уткнулся в газету.

- Ты чего читаешь? - Зануда заглянул Слейтеру через плечо. - «Грэнит-Ридж газетт». Господи Боже, зачем тебе это? Грэнит-Ридж - это ж за пятьсот миль отсюда!

Слейтер скрипнул зубами. Сам виноват: нашел куда идти после тяжелого дня! Что и почему он читает - его личное дело, и в свою жизнь он не пустит никого - тем более Зануду Джонса.

- Ты что, кого-нибудь там знаешь? - не отставал Зануда. - Я слышал, в тех краях разводят отличных лошадей. Один мой приятель там купил двух жеребцов, у парня по фамилии… - Он задумчиво потер подбородок. - Дай Бог памяти, как его звали-то… По имени Джек, а вот фамилия…

Слейтер затаил дыхание.

Из кухни донесся отчаянный звон, и Зануда вскочил.

- Да иду, иду, хватит трезвонить!

Слейтер проводил его взглядом, облегченно откинулся на стуле, вытянув под столом длинные ноги, и снова уткнулся в газету. В памяти вновь закружился хоровод знакомых имен и лиц…

Грэнит- Ридж.

Десять лет прошло с тех пор, как Слейтер покинул родной город, и «Грэнит-Ридж газетт» неизменно сопровождала его в странствиях. Только в Венесуэле он ее не выписывал - почта из Америки к ним на вышку приходила нерегулярно, - но, как только вернулся в Штаты, подписался снова. Зачем он это делал? По привычке? Из любопытства? Или подсознательно наказывал себя, снова и снова напоминая себе о том, чего лишился, а точнее, никогда не имел?

Вздохнув, Слейтер отпил кофе и бросил беглый взгляд на последнюю страницу, где печатались частные объявления.

Одно из них привлекло его внимание.

«Требуется муж. Не слишком старый. Должен любить детей. Звонить по телефону 555-48-32, ранчо "Двойное Д", спросить Кейси, или писать по адресу: 684 Марва-Лейн, Грэнит-Ридж, Техас».

Слейтер поперхнулся кофе и закашлялся.

Кейси… Неужели Кейси Донован, лучшая подруга его сестры? В этой паре Кейси всегда была заводилой - эта рыжая сорвиголова никого и ничего не боялась. А вот Джини слишком рано узнала, что такое страх, боль и разочарование… Как и сам Слейтер.

Боже, как ему не хватает сестры!

Что- то сжало горло -но Слейтер тряхнул головой, отгоняя тоску, и снова взглянул на объявление. Кейси Донован: ослепительная улыбка, звонкий беззаботный смех. Словно радуга из грозовых туч, всплывал ее образ из мглы воспоминаний.

Покинув Грэнит-Ридж, Слейтер потерял с ней связь. Правда, читал в газете, что сразу после школы она вышла замуж за какого-то репортера и уехала в Нью-Йорк. Судя по объявлению, из этого брака ничего не вышло. Четырьмя годами позже ее мать умерла от тяжелой болезни, а полгода спустя от сердечного приступа скончался отец. В то время Слейтер был в Венесуэле и ничего не знал, пока не вернулся в Штаты. Он пытался позвонить Кейси, но на телефонной станции сказали, что абонент выбыл.

Слейтеру Донованы всегда казались идеальной семьей. Они любили друг друга, а уже в детстве он понял, что это - главное. Для Джини, потерявшей мать во младенчестве, миссис Донован стала второй матерью. И к самому Слейтеру Донованы относились как к сыну. Всякий раз, как он заходил за Джини, миссис Донован приглашала его остаться на ужин, а мистер Донован, попивая крепкий черный кофе, обсуждал с ним последние статьи из «Ранчерз дайджест» или спрашивал его совета по разведению лошадей.

А вот родной отец Слейтера никогда ни о чем его не спрашивал. Только отдавал приказы.

Покидая Грэнит-Ридж, Слейтер жалел лишь о том, что никогда больше не увидит Донованов. Но Кейси уехала, старики умерли, и последняя нить, связывавшая его с родиной, оборвалась.

И вдруг он узнает, что Кейси вернулась и ищет себе мужа по объявлению!

Слейтер тряхнул головой. Подумать только - малышка Кейси! Он учил ее ездить на велосипеде, помогал делать домашние задания. В пятнадцать лет - угловатая неуклюжая девчонка, к семнадцати она выросла в красавицу, из тех, кого мужчины провожают восхищенными взглядами, а женщины при виде их зеленеют от зависти.

- Вспомнил! - заорал вдруг Зануда с другого конца зала. - Вспомнил, как звали того парня! Джек Слейтер! Должно быть, родня тебе? Брат? Или кузен?

Слейтер понял, что старик не отвяжется. Что ж, почему бы и не сказать правду? Какая разница?

- Отец, - коротко ответил он.

- Да брось! - присвистнул Зануда. - Ты же говорил, что ты один на всем белом свете!

- Так оно и есть, - угрюмо подтвердил Слейтер.

Зануда еще что-то бормотал об отцах и детях, но Слейтер его не слушал - он снова перечитывал объявление Кейси.

Гибель Джини стала страшным потрясением для них обоих. Тогда, десять лет назад, он уехал, оставив Кейси сражаться с горем в одиночку. Может быть, судьба дает ему возможность загладить вину.

Решено: он возвращается в Грэнит-Ридж.

«Что- то неладно, -думала Кейси, сворачивая с главной дороги на гравийный съезд, ведущий к дому. - Только не понимаю, что?»

То ли воображение у нее разыгралось, то ли горожане и вправду как-то странно на нее смотрели. Не просто смотрели - пялились во все глаза. Кое-кто даже поднимал брови и качал головой. А Джун Биндермейер - в этом Кейси могла поклясться! - прошипела ей вслед что-то обидное.

Странно все это.

Что могло произойти за две недели, пока их с мальчиками не было в городе? Воспользовавшись летними каникулами, Кейси взяла сыновей с собой в Даллас - подыскать племенную кобылу, которая положит начало ее делу. За три дня она осмотрела не меньше дюжины кобыл и наконец остановила свой выбор на гнедой красавице по кличке Мисс Люси. Лошадь стоила дорого, но Кейси за ценой не стояла. Кобылу еще не привезли, и, не теряя времени, Кейси поместила в «Грэнит-Ридж газетт» объявление о покупке племенного жеребца.

Неужели из-за этого объявления на нее так смотрят? Да нет, ерунда. Покупка и продажа лошадей в здешних краях - обычное дело.

Тряхнув головой, Кейси выключила мотор и взглянула на сыновей. Восьмилетний Коди и Трой - в будущем месяце ему исполнится семь - спали вповалку на заднем сиденье. Ребята устали, и не удивительно - последние две недели принесли им массу новых впечатлений: родео в Далласе, аттракционы в Арлингтоне, водный парк в Форт-Уорте… Да, мальчишки надолго запомнят эти каникулы.

И неважно, что такие развлечения ей не по карману - ребята заслужили праздник. Особенно после всего, что творил с ними их папаша: таскал за собой из города в город, бросал одних в гостинице ради своих репортажей. Дети ему всегда только мешали.

Коди заворочался и сел.

- Мы уже дома? - спросил он, протирая глаза.

«Дома»… Они переехали всего два месяца назад, но мальчики уже считают ранчо своим домом. Улыбнувшись, Кейси погладила сына по голове.

- Да, дорогой, мы дома.

Тут Коди заметил, как удобно разлегся брат у него на ногах, и толкнул Троя.

- Эй, слезай!

Трой открыл глаза и зевнул.

- Мам, а можно нам с Коди пойти к Брайану? Мы ему покажем наши новые игрушки!

- Можно, но завтра. Уже темнеет, а нам еще нужно сумки разобрать.

Мальчики попробовали было спорить, но Кейси их уже не слушала. Втроем они вошли на кухню через заднюю дверь. На автоответчике мигало число звонков: пятнадцать. Неужели пятнадцать фермеров жаждут продать ей жеребца? Кейси ожидала от силы пяти-шести звонков… И почтовый ящик переполнен - откуда столько писем?

Кейси уже почти разгрузила сумки, когда раздался звонок во входную дверь. Кто бы это мог быть? Может быть, Сэнди, мать Брайана, что присматривала за домом и за лошадьми?

Убирая в холодильник молоко, Кейси вдруг заметила, что в доме стало подозрительно тихо.

- Коди! Трой!

Они стояли перед застекленной дверью, уставившись на человека, очень высокого человека в джинсах и клетчатой рубахе. Черная ковбойская шляпа, надвинутая на лоб, закрывала лицо. Кейси не тяготилась одиночеством, но в такие минуты, как сейчас, жалела, что не завела собаку.

- Акасия Донован? - донесся до нее глубокий, странно знакомый голос.

Акасия? Никто никогда не называл ее полным именем! Никто, кроме…

Кейси торопливо включила свет на крыльце. Незнакомец снял шляпу и широко улыбнулся.

На миг она перестала дышать. Не может быть! Нет, это просто невозможно! Слейтер.

Десяти лет как не бывало - она вдруг почувствовала себя неуклюжей девчонкой, безумно влюбленной в брата подруги.

- Слейтер! - прошептала она.

Он кивнул.

- Да, Кейси. Это я.

Неуверенными шагами она приблизилась и вгляделась ему в лицо. Слейтер стал старше: прибавилось морщин, в густых темных волосах появилась седина. И весь он какой-то усталый, потрепанный. Совсем другой - и все же такой знакомый!

- Собираешься продержать меня здесь всю ночь? - словно издалека донесся его насмешливый голос.

Дрожащими руками Кейси открыла дверь, мальчики молча отступили, и Слейтер вошел. Как же ей захотелось броситься к нему в объятия, но Кейси не сделала этого - просто стояла, чувствуя, как растет тупая, давящая боль в груди.

- А это мои сыновья, - заговорила она наконец. - Коди… - Она коснулась головы старшего сына, - и Трой. Ребята, это Слейтер, мой старый друг.

Трой боязливо прижался к ней; Коди не трогался с места.

- А сколько вам лет? - спросил он вдруг.

- Коди Морган! - воскликнула Кейси. - Где твоя вежливость?

- Ты же сама сказала «старый», - проворчал Коди.

Криво улыбнувшись, Слейтер снова водрузил шляпу на голову и присел, чтобы заглянуть Коди в лицо.

- Мне тридцать четыре, - ответил он. - Почтенный возраст, как ты считаешь?

Коди пожал плечами.

- Не так уж плохо. Маме двадцать семь.

Слейтер насмешливо поднял брови.

- Кошмар! Совсем старушка!

Коди и Трой захихикали, а Кейси возвела глаза к потолку: что это на Коди нашло? Никогда раньше он не расспрашивал взрослых о возрасте!

- Мы приехали с каникул, - гордо сообщил Коди. - Мама купила в Далласе лошадь по имени Мисс Люси. А еще мы были на родео и в водном парке!

- И катались на «Русских горках»! - добавил Трой. Он отклеился от матери и сделал робкий шажок навстречу новому знакомому.

- А вы водите своих детей на аттракционы? - поинтересовался Коди.

- Коди, хватит болтать! - остановила его Кейси, хотя сама была бы не прочь услышать ответ на этот вопрос.

Слейтер улыбнулся.

- У меня нет детей.

- Как так? - в голосе Коди послышалась тревога. - Вы их не любите?

- Коди, я сказала, хватит!

- Конечно, люблю, - ответил Слейтер, поправляя шляпу. - Но, видишь ли, я работаю на нефтяных скважинах, приходится часто переезжать - так что у меня до сих пор не было случая жениться.

Коди широко раскрыл глаза.

- На нефтяных скважинах? Вот здорово! А правда, что вышки бывают в десять миль высотой и…

Кейси зажала сыну рот рукой.

- Хватит вопросов, дорогой. Я хочу спокойно поговорить со Слейтером.

Коди и Трой переглянулись, загадочно улыбаясь.

- Конечно, мамочка, - с подозрительной покорностью отозвался Коди. - Хочешь, чтобы мы оставили вас наедине?

«Оставили наедине?» Кейси с подозрением взглянула на сына. Что это с ним?

- Это не обязательно, просто помолчите.

- Я слышал, ты вышла замуж, - кашлянув, начал Слейтер.

Интересно, откуда он мог это слышать? Он ведь не из тех, кто оглядывается: покинув город, Слейтер порвал связи со всеми друзьями и родственниками.

- Я в разводе. Уже два года.

На секунду повисло напряженное молчание, затем оба заговорили разом.

- Ты, кажется…

- Ты, конечно…

Они замолчали и улыбнулись друг другу.

- Черт возьми, Кейси! - тряхнул головой Слейтер. - Иди же ко мне, дай я тебя обниму!

Смущенно засмеявшись, Кейси шагнула к нему. Широкая грудь, волнующий мужской запах, прикосновение знакомых рук. Да, это в самом деле Слейтер! Слезы обожгли ей глаза, но Кейси поспешно заморгала - не хватает еще, чтобы Слейтер посмеялся над ее глупой чувствительностью.

Она отступила на шаг, чтобы рассмотреть его как следует. Глаза все те же, темно-карие, но вокруг появились морщинки. На виске шрам, которого не было десять лет назад. Взгляд стал строже, черты лица - жестче, и в складке губ появилась горечь, которой Кейси раньше не замечала.

В семнадцать лет она полагала, что нет на свете мужчины красивее Слейтера. И сейчас, положа руку на сердце, могла бы повторить то же самое.

От его объятий у нее закружилась голова. Неужели после стольких лет?… Да нет, не может быть. Она просто измучена долгим путешествием. Это от усталости так громко бьется сердце, подкашиваются ноги, а в ушах звонят оглушительные колокола…

- Возьмешь трубку?

- Что?

Слейтер кивнул в сторону кухни.

- Телефон звонит.

- Ах да. - Теперь и она сообразила, что это телефон. - Конечно.

И Кейси поспешила на кухню.

- Коди, Трой, проводите Слейтера в гостиную и составьте ему компанию, я сейчас вернусь.

Слейтер огляделся. На мгновение ему, как и Кейси, показалось, что время повернуло вспять. Здесь все как прежде: дубовый стол, на который миссис Донован всегда ставила свежие цветы; вешалка, где висели серая шляпа и синяя бейсболка мистера Донована… И семейная фотография в рамке на стене, повешенная незадолго до его отъезда. Слейтер подошел ближе и улыбнулся: одной рукой Кейси обнимала отца, другой - мать; рыжая грива, как всегда, растрепалась и лезла в глаза, хорошенькое личико светилось счастьем. Все как прежде…

Слейтер покосился на сыновей Кейси. Нет, не все. Совсем не все.

- Вы приехали к маме? - спросил старший.

Слейтер вспомнил, как его зовут. Коди. Тот самый, что спрашивал о возрасте.

- Правильно.

- А зачем?

Слейтер поднял брови, затем присел перед мальчиком на корточки.

- Ну, мы с ней в свое время очень дружили.

- А сейчас не дружите?

«Хороший вопрос», - подумал Слейтер.

- Надеюсь, что дружим и сейчас.

Коди, похоже, задумался. Трой придвинулся ближе и уставился Слейтеру в лицо.

- Ух ты, какой шрам! - заметил он. - А вы женитесь на маме?

Лучше бы он Слейтера кирпичом по голове треснул! Потеряв дар речи, мужчина уставился на мальчиков. Они молчали, ожидая ответа. Что все это значит? Неужели дети в курсе матримониальных планов Кейси? И что им ответить? Он не хочет обижать Кейси или ее ребятишек, но и жениться не собирается! Ни на ком. Он - по натуре одиночка.

Слейтер взъерошил волосы, обдумывая ответ.

- Э-э… знаете, ребята, у вас замечательная мама и все такое, но…

- Но терпеть не может дураков!

Слейтер едва не подскочил от неожиданности. Кейси стояла в дверях, скрестив руки на груди: зеленые глаза ее метали молнии.

- Нет, вы подумайте, я поместила обычное деловое объявление, а этот парень решил допытываться, много ли у меня денег и нет ли в семье наследственных болезней!

Для нее это, выходит, «обычное деловое объявление»? - удивился Слейтер. Ничего себе! Да, вовремя он приехал. И не уедет, пока не заставит ее понять, в какую безумную авантюру это может ее завести.

- Кейси, - начал он, косясь на Коди и Троя, - не могли бы мы с тобой поговорить… э-э… с глазу на глаз?

Все еще кипя гневом, Кейси не сразу поняла, в чем дело.

- Да, конечно. Коди, Трой, достаньте из машины чемоданы и разбирайте вещи. А я пока поговорю со Слейтером.

Мальчишки было запротестовали, но строгий взгляд матери заставил их умолкнуть и выйти из кухни.

- Проходи на кухню, Слейт, - пригласила она. - Можешь помочь мне с ужином. Ты ведь останешься на ужин?

Как в старые времена, с улыбкой подумал Слейтер, проходя вслед за ней. Но стоило Кейси нагнуться за сковородкой - и ее упругие бедра, туго обтянутые джинсами, напомнили Слейтеру, что прошло десять лет и перед ним совсем иная Кейси.

- Открой, пожалуйста. - Кейси подала ему банку бобов. - А я пока приготовлю гамбургеры. Так ты занялся нефтью? И где сейчас работаешь?

- Через три недели отправляюсь на Аляску, - ответил Слейтер, поднося банку к электрической открывалке.

- На Аляску?! - Кейси захлопнула ногой дверцу холодильника - обе руки у нее были заняты. - Ты же ненавидишь холод! Помнишь, что с тобой творилось, когда мы ездили в Колорадо кататься на лыжах?

Не то чтобы он ненавидел холод - просто предпочитал тепло. И вообще, сейчас Слейтер собирался говорить совсем о другом.

- Кейси, насчет этого твоего объявления…

- Ты его видел? - Кейси удивленно взглянула на него. - Где?

На этот вопрос Слейтер предпочел не отвечать: не рассказывать же ей, что все десять лет он выписывал «Грэнит-Ридж газетт».

- Послушай, Кейси, всегда есть выход…

- Какой выход? - удивленно спросила она.

- Ну, какая-то другая возможность разобраться с проблемой. Зачем же так?

Кейси нахмурилась.

- На другие возможности у меня нет ни времени, ни денег. И потом, что дурного в обыкновенном объявлении? Если ничего не выйдет, я всегда смогу получить деньги назад.

Банка бобов полетела на пол.

- Получить деньги назад? - прохрипел он. - Господи, Кейси, ты в самом деле собираешься платить тому, кто согласится на тебе жениться?!