Западный зной

Абдуллаев Чингиз Акифович

Лэнгли. Вашингтон. Округ Колумбия. США. 24 мая 2006 года

 

На этот раз совещания не было. Из сенатской комиссии приехали двое сенаторов, которые хотели услышать доклад директора ЦРУ о причинах столь невероятных провалов. Госс не решился собирать руководителей управлений. Он пригласил Крейга и Кинга для отчета. И сел вместе с ними по другую сторону стола.

— Как могло получиться, что русские «ликвидаторы», приехав в нашу страну, так открыто здесь работали? — поинтересовался первый сенатор. Он был достаточно пожилой человек. Ему было под шестьдесят.

— Не открыто, — возразил Крейг, на которого взглянул директор ЦРУ, — мы их сумели вычислить и даже преследовать. Но каждый раз они уходили от нашего возможного наблюдения.

— Иначе говоря, вы их упускали?

— Да.

— Погибло пять бывших агентов, — напомнил другой сенатор, помоложе. Ему было лет сорок пять. Но все знали, что он отличается особо жестким подходом к вопросам безопасности, заявляя, что «много лет благодушия для Америки давно закончились».

— Пять, — согласился Крейг, — Труханов в Гласгоу, Гринберг в Детройте, Уранов в Лос-Анджелесе, Хамидуллин в Лас-Вегасе и Ползунов в Нью-Йорке.

— Уже после второго случая вы знали, что всем остальным грозит опасность, но не приняли никаких мер, — не унимался молодой сенатор. — Я могу узнать почему?

— Мы приняли меры, сэр, — почтительно возразил Крейг. — Мы отправили специальное сообщение в ФБР с просьбой задействовать их возможности для охраны наших бывших осведомителей. В Лос-Анджелесе они проявили некоторую беспечность, но в Лас-Вегасе охраняли своего подопечного довольно плотно. Убийца пошел на сознательный трюк, чтобы ввести в заблуждение сотрудника ФБР.

— Бюджет ФБР на этот год больше четырех миллиардов долларов, — возмущенно сказал молодой сенатор, — у них в штате работают больше тридцати тысяч человек, из которых двенадцать с половиной тысяч — специальные агенты. И они не могут обеспечить нормальную безопасность нескольким бывшим агентам. Зачем нужны их многомиллиардные затраты?

— Но в последний раз убийц упустили не сотрудники ФБР, а специальная группа сотрудников ЦРУ, — напомнил пожилой сенатор. — Мы можем узнать подробности? Каким образом убийцам удалось так легко уничтожить Ползунова? Разве вы его не предупреждали о реальности угрозы?

— Я говорил с ним лично, — доложил Кинг, — но мне кажется, что он не совсем серьезно относился к моим словам. Во всяком случае, мне показалось, что он просто смеется над нашими мерами предосторожности. Но убийца оказался хитрее, он воспользовался тем, что Ползунов несколько раз бывал в этом отеле. Сработало обычное чувство безопасности. Но на этот раз его позвали в обычный номер, снятый без указания кредитных карточек гостя. Он оставил депозит наличными и не забрал остаток, когда уезжал.

Кинг подвинул к себе папку с документами и продолжал:

— Они все предусмотрели. Узнали про приезд в отель известного бизнесмена и родственника короля Омара аль-Сауда и позвали на встречу с гостем и самого Ползунова, который работал в компании, занимавшейся инвестициями бизнесменов с Ближнего Востока. На следующий день его просто обманули. Он поехал туда и нашел место для стоянки своего автомобиля. Сотрудники ЦРУ вынуждены были сделать объезд, чтобы найти подходящее место. А в это время Омар аль-Сауд якобы ждал Ползунова в своем номере. Когда Ползунов туда поднялся, его убили. При этом наш бывший агент оказался достаточно подготовленным человеком.

— Что значит подготовленным?

— Он пытался оказать сопротивление, — пояснил Кинг.

— И ваши агенты не пришли ему на помощь?

— Они появились в отеле, поднялись в номер, но было слишком поздно.

Оба сенатора переглянулись.

— Вам не кажется, что ваши люди все время опаздывают? — поинтересовался молодой сенатор. — И вы не видите в этом никакого умысла?

— Нет, сэр. Не вижу, — почтительно ответил Кинг, — иногда такое случается. Ползунов сам оторвался от наших людей. Он очень спешил на встречу. Очевидно, «ликвидаторы» учли и это психологическое состояние.

— По-моему, все ясно. — Молодой взглянул на своего старшего коллегу. — Налицо явное нарушение существующих норм безопасности, грубое пренебрежение этими нормами и полная некомпетентность сотрудников ФБР и ЦРУ в деле охраны нужного им свидетеля. И вы до сих пор не вычислили информатора в своих рядах. Чего вы ждете? Очередного убийства? И опять ваши сотрудники потерпят фиаско.

— Наши люди работали на пределе возможностей, — возразил Госс, — никто не думал, что все сложится столь трагически.

— А ваши люди обязаны в первую очередь думать, — заметил старший сенатор. — Я полагаю, нам все ясно. Мы будем рекомендовать президенту страны поменять руководство ЦРУ. Или вы сами подадите в отставку. Такие невероятные нарушения позволили создать этим убийцам почти идеальные, комфортные условия. Вы потеряли пять бывших агентов.

Госс обреченно кивнул. Он понимал, что сенаторы правы. Ни один директор ЦРУ не имел права оставаться на своем посту после стольких провалов.

— Не нужно никого наказывать, — неожиданно сказал он, — это были мои личные ошибки, которые я обязан признать. Прошу вас доложить о случившемся и передать мою просьбу об отставке. Я напишу ее сегодня вечером и доложу обо всем президенту.

— Мы не настаиваем на столь радикальных решениях, — мягко заметил пожилой сенатор, — проверка еще не закончилась.

— Я уже принял решение, — твердо заявил Госс, — не нужно никого наказывать. Виноват в случившемся только я один. Мы недооценили своих врагов и были наказаны за свою беспечность.

Оба сенатора поднялись. Кивнули на прощание всем троим сотрудникам ЦРУ, которые поднялись следом и почтительно замерли, ожидая ухода сенаторов. И вышли из помещения.

— Почему вы приняли такое решение, сэр? — спросил Крейг. — Ведь за эту неудачу должны ответить и руководство ФБР, и наши специальные агенты, и руководители многих наших управлений. Вы взяли всю вину на себя. Это неправильно, сэр.

— Я все продумал, — печально сказал Госс. — Это единственная возможность отвести удар от всех вас. В таком случае они удовлетворятся малой кровью. Иначе сенаторов придется познакомить со всеми деталями этой операции. Если выяснится, что мы сознательно подставляли бывших агентов и наших европейских союзников, разразится еще больший скандал. А это еще более недопустимо. Поэтому я принял такое решение. Спасибо вам, господа, за вашу работу. До свидания.

Госс поднялся и вышел из помещения. Крейг взглянул на своего напарника:

— Где теперь они нанесут следующий удар? Может, нам действительно стоит собрать всех агентов под одной крышей где-нибудь на военной базе. И расставить вокруг ракетные установки, чтобы сбивать любого, кто подойдет ближе чем на километр?

— Нужно вычислить информатора, — твердо сказал Кинг, — только тогда мы сумеем узнать, кто и зачем его завербовал. И какую информацию он передавал в Москву.

— С самого первого дня я не верил, что подобную операцию проводят российские спецслужбы, — признался Крейг. — Зачем им это нужно? Для чего? Если гениальная провокация, чтобы сорвать саммит в Санкт-Петербурге, то это глупо. Если они спохватились именно сейчас, то глупо вдвойне. Тогда кто? У кого появились такие деньги, люди, возможности, информаторы, специалисты?

— А если мы устроим им ловушку? — предложил Кинг. — Уберем несколько агентов и заменим их нашими сотрудниками. Пусть поработают гримеры и визажисты. И тогда «ликвидаторы» выйдут уже на наших специалистов, работающих под прикрытием. Будет легче с ними справиться.

— Может быть, — задумчиво произнес Крейг, — очень может быть. Но теперь нам нужно все тщательно продумать. И боюсь, что про наших «ликвидаторов» мы больше не услышим. Если они не психопаты, то давно уже покинули нашу страну. И теперь сюда прибудет другая пара, о которой мы еще не знаем.