Закон негодяев

Абдуллаев Чингиз

Глава 19

 

Джафаров и не думал, что так хорошо начатый день закончится такими трагическими событиями. После ухода иностранцев он позвонил в Хатаинский район, попросил установить наблюдение за квартирой Манафова, продиктовав адрес. Затем занялся неотложной текучкой, сразу накопившейся за два дня его отсутствия.

Кязимов уже ушел на коллегию, и он сумел перейти в свой кабинет, где и работал примерно до половины шестого вечера.

Именно тогда к нему позвонил начальник следственного отдела Хатаинского райотдела майор Рахманов, которого Мирза знал еще со студенческих времен.

— Слушай, — возбужденно сказал Рахманов, — что за адрес ты дал нашему уголовному розыску? Они установили наблюдение — вот уже часа четыре, — и там все время какие-то события происходят. Не боишься?

— Не понял, — удивился Джафаров, — чего я должен бояться?

— Там же офис иностранной компании, — пояснил Рахманов, — они объединили сразу четыре квартиры и сделали себе приличный офис. Этим делом не мы должны заниматься, а Министерство национальной безопасности.

— Подожди, подожди, — заинтересовался Джафаров, — как офис? На восьмом километре? — так назывался этот огромный «спальный» район города, где жили сотни тысяч людей.

— А что здесь странного? Мы, по-твоему, слишком далеко от центра расположены? Так это же хорошо. Тихо, спокойно.

— Послушай, какая компания там находится?

— Да черт его знает. Какая-то турецкая. Здесь все время бывают машины, в том числе и с дипломатическими номерами. А ты поручил нашим ребятам следить за офисом. Нехорошо.

— Да я им дал адрес квартиры Манафова, — рассердился Джафаров.

— Нет давно уже там квартиры, — терпеливо объяснил Рахманов, — вот уже сколько времени никто не живет. Там совместное предприятие.

— Чем они занимаются, знаешь?

— Импортом, экспортом. Чем сейчас все занимаются? Привозят товары, увозят товары. Торгуют с Ираном, Турцией, Грузией, Россией. В общем, всем понемножку. Они сегодня как раз товар получали. Там первый этаж они приспособили под склады, а второй этаж, из двух квартир состоящий, под офис.

Мои ребята там тоже были. Никакого криминала. Участковый говорит, очень хорошие ребята. Всегда такие вежливые, спокойные. В общем, это номер пустой. Можешь снимать наблюдение.

— Видимо, да, — согласился Джафаров, — откуда груз они получили, хоть знаешь?

— Вот это знаю точно. Наш сотрудник там был, проверял, когда машина приехала. Из иранского города Асландуз…

— Откуда? — закричал Джафаров.

— Из Ирана, — растерялся Рахманов, не понимавший, почему вдруг так занервничал его старый знакомый.

— Город какой? — снова закричал Джафаров.

— Асландуз…

— Я сейчас к вам приеду, — бросил трубку Мирза. Хорошо еще, что оружие, выданное ему для поездки в Бейлаган, здесь. Он взял пистолет, положил его в карман плаща. Вообще-то работники прокуратуры не носили оружия, но из-за военного положения многие ходили с оружием даже в городе.

Выбежав на улицу, он увидел кавалькаду автомобилей, выстроившихся у здания.

— Придется бежать до Баксовета, — с огорчением подумал Джафаров, — ловить там такси.

Он заспешил вниз по улице, обходя строгие «волги», застывшие словно в парадном строю. Поймав наконец автомобиль, он поехал в Хатаинский райотдел.

Расплатился с водителем, вбежал в кабинет Рахманова.

— Нужно срочно провести там обыск, — задыхаясь, сказал он. Рахманов удивленно посмотрел на своего старого знакомого.

— С ума сошел. Это же иностранцы. Нам голову оторвут.

— Обыск, — упрямо твердил Джафаров, — сейчас я выпишу санкцию.

— Да не дадут тебе людей туда повести, — разозлился Рахманов. — Сначала доложить нужно начальнику райотдела. Совсем вы с ума сошли в прокуратуре от безделья.

— Идем, — согласился Джафаров, — идем к начальнику.

Рахманов, не сказав больше ни слова, первым вышел из кабинета.

Начальник райотдела был уже немолодой, флегматичный Рамиз Бабаев. Назначенный на эту должность за неимением лучших кандидатов, невзрачный, тихий, спокойный Бабаев был вместе с тем довольно опытным работником милиции, более двадцати лет проработавшим в органах БХСС.

Теперь, слушая взволнованную, сбивчивую речь Джафарова, он сразу понял, что обыск нужно делать немедленно. Но вот обыск в иностранной компании вызывал у него мало энтузиазма.

— Понимаете, — мягко говорил он Джафарову, — там представительство другой компании, другой страны. Мы должны сначала позвонить в посольство, предупредить их. Вдруг будет какой-нибудь скандал? Это все не так просто. Вы же меня понимаете?

— Это вы меня не понимаете, — кипятился Джафаров, — хотите, я позвоню начальнику горотдела. Или в ваше министерство. Но вы мне дайте людей, это очень важно.

— А кто будет отвечать, если что-нибудь случится? — спросил Бабаев.

— Я. Хотите, напишу вам расписку! — закричал Джафаров. — Да поймите вы наконец. Речь идет о банде. О совместной банде азербайджанцев и армян, переправляющих через границу наркотики. Разве вы не патриот?

Удар попал точно в цель. Можно быть жуликом, флегматиком, взяточником.

Можно даже быть вором. А вот не быть патриотом во время войны — это уже стыдно.

И небезопасно. Могут просто снять с работы.

— Вы так ставите вопрос, — осторожно заметил Бабаев.

— Так вы дадите мне людей или нет? Санкцию на обыск я выпишу сам, — заявил Джафаров.

Бабаев, вздохнув, посмотрел, на все время молчавшего Рахманова и обернулся к селектору.

— Дежурный? Васиф, ты? Кто у нас сегодня здесь в райотделе есть? Нужны ребята для обыска.

— Вы же знаете, товарищ полковник, — услышали они громкий голос, — все сейчас отдыхают. Две ночи работали, облаву делали.

— Знаю. Но кто-нибудь есть. Посмотри там в инспекции по делам несовершеннолетних. У них всегда сотрудники без дела слоняются. В общем, найди трех-четырех человек.

— Сейчас сделаю, товарищ полковник, — ответил дежурный. Бабаев посмотрел на Джафарова.

— До завтра подождать можно? — спросил полковник.

— Нельзя, — твердо ответил Джафаров. Бабаев тяжело вздохнул.

— Всегда у следователей вот такая спешка, никак подождать не могут.

Зазвонил селектор. Он нажал кнопку.

— Ну что, Васиф? Нашел кого-нибудь?

— Да. Бригада готова. Участковый, инспектор ИДН и Кязим, он вернулся только что.

— А Кязим кто? — спросил Джафаров. — Из санитарной службы? — Рахманов сумел подавить улыбку.

— Почему так говоришь? — недовольно заметил Бабаев. — Из уголовного розыска, конечно. Лучший наш оперативник. У участкового оружие тоже есть.

Сейчас выдадут оружие Джафару, инспектору ИДН, и можете вместе ехать. Думаю, хватит четверых.

— Хватит, хватит, — поднялся наконец Джафаров. — Спасибо.

— Да не за что. Только там смотрите, поаккуратнее. Чтобы я потом жалоб не получал, — добавил Бабаев.

Джафаров вышел из кабинета. Почти сразу вышел Рахманов.

— Говорит, горячий ты, — улыбнулся Рахманов. Мирза, ничего больше не сказав, отправился в дежурную часть. Там уже стоял участковый, высокий, полный майор с немного одутловатым лицом. Увидев Джафарова, он козырнул. От майора сильно пахло спиртным. Демонстрируя только что полученный пистолет, в дежурную часть вошел Джафар Нагиев. Инспектор ИДН раньше работал в ОБХСС, но после того, как выяснилось, что социалистической собственности не бывает, эти службы расформировали и Джафара перевели в ИДН. Хорошо еще, что Бабаев не забыл его и пригласил в Хатаинский район. Своей работой инспектор ИДН был не просто недоволен. Он ее ненавидел. И это соответственно отражалось на его службе.

Сидеть в звании капитана в ИДН было глупо и унизительно, и все эти переживания были видны на лице Нагиева, самолюбивом и нервном. Третьим появился сотрудник уголовного розыска. Этот сразу понравился Джафарову. Он жевал какую-то булку, видимо, был голоден. Невысокого роста, подвижный, он крепко пожал протянутую руку Джафарова. В другой он держал кусок булки.

— Поедем, — сказал Джафаров, — кажется, все в сборе.

Водитель, молодой парень с сержантскими нашивками, уже ждал их во дворе у своего «жигуленка». Другой машины в райотделе, кроме «волги» самого начальника, в это время здесь не было. Джафаров сел впереди, остальные трое разместились сзади.

— Адрес знаете? — спросил Кязим. Джафаров сказал.

— Это недалеко, — вздохнул участковый. — Могли бы и пешком.

— Ничего, — успокоил его Кязим, — потом машина развезет нас по домам.

Развезешь? — спросил он у водителя.

— Конечно, — засмеялся парень. Они подъехали к зданию в седьмом часу вечера. В офисе горел свет.

— Слава Богу, — сказал участковый. — а то пришлось бы их искать по всему городу.

Они вышли из автомобиля, поднялись по лестнице и постучали в железную, почти сейфовую дверь.

— Кто там? — спросили за дверью.

— Ваш участковый. Откройте, — оглянулся на остальных майор. Дверь со скрежетом открылась.

Даже если бы Джафаров никогда не видел фотографии, он узнал бы этого небольшого парня по описаниям Али и отца Эфендиева. Но он видел и фотографию.

— Что нужно? — недовольно спросил Манафов. Это был он.

— Вот постановление об обыске, — протянул бланк, написанный прямо в машине на ходу, Мирза Джафаров.

— Да? — удавился Манафов, даже не посмотрев на бумагу. — А что здесь искать будете? Здесь иностранная компания.

— Мы знаем, — кивнул Джафаров. — Кроме вас кто-нибудь в офисе есть? Или на складе?

— Нет, — немного неуверенно сказал Манафов, — никого нет.

— А у вас есть документы? — спросил Кязим. Он, видимо, тоже что-то почувствовал. Сказался опыт.

— Конечно, — парень прошел к столу, доставая из кармана пиджака паспорт.

Кязим взял документы, начал внимательно изучать их.

— Зейнал Манафов, — громко прочел он, явно для Джафарова, — вы гражданин Азербайджана, а что вы здесь делаете?

— Работаю на эту фирму, — ответил парень. Это был он. Такая удача бывает одна на тысячу. У Джафарова пересохло во рту. «Сукин сын, — думал он про себя. — Теперь ты от меня не уйдешь».

Участковый и инспектор ИДН лениво осматривались вокруг. Для них не было ничего необычного в беседе. Видимо, для постижения нюансов человеческой психики нужно иметь и большой опыт. Кязим этот опыт явно имел. И он нравился Джафарову все больше и больше.

— Сейчас мы начнем обыск, — спокойно сказал Кязим, — у вас есть в компании какие-нибудь незаконные предметы хранения — оружие, взрывчатка?

— Нет, — хмуро ответил Манафов. Он о чем-то думал.

— А наркотики? — спросил Джафаров, — тоже нет? Манафов хмуро посмотрел на Мирзу. Он не испугался. Но был явно не в настроении.

— Тоже нет, — односложно ответил парень.

— Думаю, понятых пока приглашать не надо, — махнул Кязим. — Это для фильмов хорошо и в книгах читать. А в жизни..

Джафаров усмехнулся, он все это хорошо знал. Участковый и инспектор ИДН начали проверять лежавшие в другой комнате ящики.

— А наверх можно пройти? спросил Джафаров — Там двери закрыты. А у меня ключей нет, — нагло ответил Манафов — А где ключи? — спросил Кязим.

— У хозяев, наверно, — парень пожал плечами.

— Я поднимусь наверх, посмотрю, — предложил Кязим Джафаров согласно кивнул головой. Наверх вела лестница прямо из соседней комнаты, видимо, недавно поставленная Кязим поднялся по лестнице, постучал по железной двери.

— Придется автогеном резать, — громко сказал он чтобы услышал Манафов Тот неприятно поежился, затем спросил:

— А до утра подождать нельзя?

— Нельзя, — строго ответил Кязим, — государственное дело Ну что, будем вызывать мастеров, резать дверь? Чего стоишь, отвечай В этот момент инспектор ИДН вернулся в комнату, где они разговаривали.

— Что ним говорить, — властно произнес Джафар Нагиев, забывший, что здесь он не представитель ОБХСС, — ломать дверь и все Он еще будет говорить что-то.

Кязим спустился по лестнице, подошел к Манафову — Будем ломать? — спросил он. Тот молчал. И в этот момент все испортил Джафар Нагиев — Ты кто такой, что молчишь, — закричал он на парня, — тебя спрашивают, отвечай! — он толкнул Манафова, и тот неловко оступившись, упал. Из кармана вылетел пакетик с белым порошком — Ax ты, сука, — разозлился окончательно Нагиев, — анашу держишь, наркотики. Вот я тебя…

Он замахнулся на Манафова, и в этот момент сверху прозвучал выстрел.

Нагаев растерянно оглянулся и упал лицом вниз.

Прозвучал следующий выстрел в Кязима, но тот, мгновенно оценив обстановку, успел толкнуть Джафарова, и лечь на пол. Сверху раздалась автоматная очередь. Там было никак не меньше двоих. Растерявшийся участковый спрятался за коробками, даже забыв достать свое оружие.

Джафаров достал пистолет.

— Кончайте стрелять, — громко крикнул он.

В ответ раздалась еще одна, более длинная, очередь.

— Кажется, нашего дурака убили, — зло сказал Кязим, показывая на неподвижно лежавшего Джафара Нагаева.

В этот момент раздался еще один выстрел. Почти рядом с его головой. Это Зейнал Манафов, неизвестно откуда доставший оружие, укрылся за столом.

Положение их было довольно неприятным. К дверям подойти они не могли, Манафов мог спокойно расстрелять их. А сверху нападавшие могли в любой момент спуститься, и тогда они оказались бы между двух огней.

— Черт бы побрал этого труса, — ругал участкового Кязим, — достань пистолет, — закричал он, — будь мужчиной — Манафов к тебе спиной стоит.

Крики предназначались скорее для бандита, чем для окончательно перетрусившего участкового. Манафов понял, что может стать удобной мишенью и пополз в сторону сложенных мешков, чтобы укрыться за ними.

— Я постараюсь отвлечь их внимание, — предложил Кязимов, — а вы уходите.

Позвоните к нашим в райотдел, пусть высылают людей. Ребята там наверху просто так сдаваться не будут.

Джафаров кивнул. Сделав два выстрела, он бросился к дверям. Сверху снова начали стрелять, но он уже добежал до дверей, когда обернулся на мгновение и получил пулю в левую руку от Манафова. Словно сильный удар по руке.

Выбежав за дверь, он услышал редкие одиночные выстрелы. «Может, участковый все-таки достал свой пистолет», — со злостью подумал Джафаров, подбегая к первому телефон-автомату. Тот, конечно, был сломан. Сломан был и другой. Он бросился в подъезд соседнего дома.

Напрасно звонил он в первую, вторую, третью, четвертую квартиры.

— Откройте, — кричал Джафаров, морщась от боли, — позвоните в милицию!

Там убивают сотрудников милиции!

Напуганные его видом люди двери конечно не открывали. За последние годы столько было всяких переворотов и столько всяких бандитов, что люди уже разуверились во всем и предпочитали прятаться в своих квартирах.

На верхней площадке кто-то открыл дверь. Наконец-то. Джафаров бросился наверх. Там стоял какой-то старик лет семидесяти.

— Что случилось? — спросил старик. — Крики слышал.

— У вас есть телефон?

— Есть.

Джафаров, довольно невежливо толкнув старика, бросился в комнату.

Набрал номер дежурного по городу, с трудом удерживая дрожавшие от волнения пальцы. Левая рука была вся в крови.

— Быстрее, — попросил Джафаров. — звоните в Хатаинский райотдел, высылайте людей. Здесь идет стрельба, только очень быстро.

Дежурный, которого не испугали бессвязные крики Джафарова, спокойно записал адрес и пообещал, что помощь будет.

— Что случилось? — спросил старик. — Вы весь в крови.

— Спасибо вам большое, — вздохнул Джафаров, — что дверь открыли. Звоните ноль два и ноль три. Вызывайте машины.

— Хорошо, — кивнул старик, — не беспокойтесь. Я ничего не боюсь. Сына моего убили в январе девяностого, а жена умерла. Я всем позвоню. Давайте я вам помогу, у вас кровь на рукаве.

— Нельзя, — побежал вниз по лестнице Джафаров, — там моего друга убивают, — закричал он на весь подъезд.

Выбежав из дома, он снова бросился к зданию компании. Там все еще раздавались выстрелы. Он успел заметить, как со двора выезжает какой-то автомобиль. Кажется «дайво». Сидевший за рулем показался ему знакомым. Еще не осмыслив, кто это, он поднял пистолет, сделал несколько выстрелов в уходящую машину. За рулем был тот самый, лысый, которого он видел на фотографиях Лаутона.

Он подкрался к дверям.

— Кязим, ты жив? — закричал он изо всех сил.

— Жив еще, — с облегчением услышал он в ответ, — не убили пока, сволочи.

А один сбежал. Кажется, в окно выпрыгнул. Ты лучше на улице будь, чтоб и второй не убежал. — Снова раздалась автоматная очередь.

Затем он услышал, как кто-то прыгает со второго этажа. По двору бежал молодой парень, лет двадцати пяти.

— Стой! — закричал изо всех сил Джафаров. — Стой, тебе говорят!

Он поднял пистолет и, почти не целясь, выстрелил. Парень, как-то комично всплеснув руками, с разбега упал.

Он прислушался. В доме как будто стихли выстрелы. Он снова подошел к открытой двери.

— Манафов, — закричал Джафаров, — твои товарищи убиты, выходи с поднятыми руками.

— Стрелять не будете? — спросил Манафов. В комнате стоял дым, пахло гарью.

— Кязим, жив еще? — спросил Джафаров.

— Жив пока, — услышал он знакомый голос, — ногу немного зацепили.

С оглушительными звуками сирены к дому начали подъезжать автомобили милиции или, как теперь они назывались, полиции. Джафаров заглянул в комнату.

Кязим лежал на полу, улыбаясь ему. В дальнем конце комнаты уже окончательно пришедший в себя участковый бил по шее Манафова, вымещая на нем свой страх и свою трусость.

— Не нужно этого делать, — попросил Джафаров. Ворвавшиеся в дом люди схватили Манафова, вывели его во двор. Врачи уже грузили на носилки тело Кязима. Джафаров подошел к нему.

— Спасибо тебе, — пожал он руку инспектору уголовного розыска.

— Ладно, — махнул рукой Кязим, — домой торопился. Сегодня день рождения жены, а я ей такой подарок…

Следом вынесли труп Джафара Нагиева.

Вышел, опасливо озираясь, участковый. Он боялся, что Джафаров начнет его ругать прямо при людях. Мирза только махнул на него рукой. Кто-то передавал сообщение о смерти Джафара Нагиева, остальные осматривали помещение.

Джафаров подозвал к себе Рахманова.

— Видишь, я был прав, — устало сказал он.

— Здесь такой случай, — согласился Рахманов, — но кто мог подумать.

— Ищите машину «принц дайво», пожалуйста, ищите эту машину. Там очень важный человек, — попросил Джафаров, называя номер автомобиля.

Рахманов бросился к автомобилю, где была рация.

Подъезжали все новые машины. Приехал и сам Бабаев. Заложив руки за спину, он с видом победителя осматривал поле боя.

Через пятнадцать минут, после того, как врачи наложили повязку на руку Джафарова, появились Кязимов и Велиев.

Увидев Джафарова, они облегченно переглянулись.

— Долго жить будешь, — сказал Кязимов, — нам передали, что ты убит.

— Это ошибка. Не Джафаров, а Джафар Нагиев. Его действительно убили.

— Что здесь произошло? — нахмурился Велиев.

— Бандиты оказали вооруженное сопротивление — коротко доложил Джафаров.

— Вы ранены?

— Пуля прошла мимо, просто задета мякоть, — сообщил Джафаров.

— Утром с докладом ко мне, — Велиев пошел в дом смотреть, как работают сотрудники МВД.

«Не хватает теперь, чтобы здесь нашли мои пропуски!», — со злостью подумал он.