Зачарованные. Сила трех

Уиллард Элиза

ГЛАВА 6

 

На следующее утро Прюденс проснулась от солнечных лучей, лившихся в окно ее спальни. Она обрадовалась яркому дню, сменившему вчерашнюю бурю.

Повернувшись на бок, она взглянула на часы и огорчилась: «Еще только шесть, вставать пока слишком рано». Но сна не было ни в одном глазу.

«Что ж, тогда приду в музей пораньше», – решила Прюденс. Быстренько приняла душ и оделась, подхватила свою кожаную сумку и пошлепала на кухню, чтобы сварить кофе. К ее удивлению, за столом сидела Фиби. Она выглядела страшно изможденной. В руках она сжимала ту самую жуткую книгу, что откопала на чердаке.

– Привет, Фиби, – бросила старшая сестра, кладя сумку на стол. – Ты выглядишь так, будто бы всю ночь не спала. Ты, часом, не захворала?

Фиби оторвала взгляд от книги.

– Мне нужно с тобой поговорить, Прю. Это очень важно.

– Если ты насчет Роджера... – Ей ужасно не хотелось возобновлять разговор об этом. Hи сегодня, ни когда бы то ни было.

– Выбрось его из головы, – ответила Фиби. – Дело куда серьезнее.

Прюденс поставила кофейник на огонь и тоже уселась за стол.

– Тебе нездоровится? Или у тебя какие-то неприятности? – повторила она.

Фиби помотала головой:

– Нет, совсем не то. Это связано с нашей силой.

Прюденс почувствовала, как кровь прилила к лицу.

– Какая еще сила? – переспросила она. – Снова заводишь старую песню?

Фиби указала на «Книгу Теней»:

– Здесь все сказано. Тут говорится, что после того, как мы пробудим наши силы...

– Знаешь что, Фиби! У меня.нет времени на обсуждение твоих дурацких фантазий. Надеюсь, ты скоро от них избавишься. – Прюденс выключила плиту и, поднявшись, выскочила из кухни.

Она вихрем пронеслась по коридору и с силой хлопнула дверью.

– Пока она здесь, нам житья не будет, – проворчала она раздраженно, садясь в машину.

Ее путь лежал в Музей естественной истории, в котором Прюденс работала куратором. Но сначала она решила завернуть в кафе «Дина», расположенное неподалеку. Сейчас ей, как никогда, хотелось выпить чашечку кофе.

– Двойную порцию с молоком, пожалуйста, – попросила Прюденс. В ожидании заказа она никак не могла отделаться от тревожных мыслей о младшей сестре.

«Как удивительно быстро она впутывается в разные неприятности, – думала Прюденс, сдвинув брови. – Даже не успела одного дня пробыть дома! Все эти разговоры о ведьмах – чушь собачья!»

Заказ наконец выставили на стойку. Прюденс быстро расплатилась, схватила кофейник, развернулась и... столкнулась с другим посетителем.

– Ой! – Парень так и подпрыгнул, укорачиваясь от пролившегося кофе.

– Извините, – бросила Прюденс не глядя и принялась вытирать кофе с пола салфетками.

Парень опустился рядом и стал ей помогать.

– Это же из-за меня, – пояснил он.

Его голос, глубокий, твердый и немного сиплый, показался ей знакомым. Она поглядела в лицо парня и встретилась с карими пронзительными глазами.

– Энди? – спросила она.

– Прю? – улыбнулся тот в ответ.

Она медленно распрямилась. Это был oн. Энди Трюдо, ее приятель в старших классах. Они столько лет не виделись...

Парень выглядел великолепно. Его мужественное лицо, казалось, стало еще более привлекательным. Волнистые каштановые волос были острижены короче, чем прежде, но Прюденс подумала, что так даже лучше.

– Глазам не верю, – произнес Энди. – Как дела?

– Нормально. А у тебя?

– Ничего. – Энди глядел на нее секунду. – Это ж надо – столкнуться с тобой! Что ты здесь делаешь?

Прюденс улыбнулась. Казалось, он действительно обрадовался встрече. Ей тоже был очень приятно.

– Вообще-то иду на работу. А как тебя занесло в этот район?

– Распутываю убийство, – ответил Энди. – Оно случилось прямо за углом. Думал, может чашечка кофе поможет собраться с мыслями. Ты пока не уходишь? – Он указал на упавший кофейник. – Дай-ка я закажу тебе еще кофе.

– Пожалуй, – произнесла она, поглядев на часы – до начала рабочего дня оставалась уйма времени.

– Значит, ты стал детективом? – спросила Прюденс, когда они уселись за свободный столик.

– Называй меня просто инспектор Трюдо, – шутливо представился Энди. – Представляешь? Только в Сан-Франциско детективы носят столь старомодный титул.

– А мне очень даже нравится слово «инспектор», – ответила Прюденс. – Классно звучит.

– Мне оно нравится еще больше, – ухмыльнулся Энди.

– Наверное, отец тобой гордится? – предположила Прюденс. Она знала, что многие среди родственников ее приятеля были полицейскими.

– Как-никак, третье поколение. Папа просто счастлив. А как у тебя дела? Еще не покорила мир?

– Не совсем, – ответила Прюденс. – Я снова поселилась в бабушкином доме, и дела идут не слишком хорошо.

Она замолчала, вспомнив о Роджере. Ее бывший ухажер был одновременно и ее начальником. И после разрыва с ним начались трения на работе. Но Энди об этом знать ни к чему. Лучше делать вид, что у нее все идет как по маслу.

Прихлебывая кофе, Прюденс заметила, что Энди очень внимательно смотрит на нее, и зарделась.

– А я слышала... м-м, что ты перебрался в Портленд, – произнесла она, не зная, что сказать.

– Верно. Но потом вернулся. – Энди помолчал немного. Прюденс заметила, что он глядит на ее пальцы. Потом посмотрел прямо в глаза: – До чего же здорово снова встретиться!

«Он же ищет обручальное кольцо, – сообразила Прюденс. – По-прежнему любит меня». К собственному удивлению, она почувствовала, как накатывает волна радости. «Но Я не собираюсь возобновлять наши отношения, – решила она. – Даже и думать нечего».

Они расстались сразу же по окончании школы. Энди хотел, чтобы Прю поступила вместе с ним в колледж в Орегоне, но она совсем не разделяла его планов. Ей казалось, что и любовь не должна из-за этого прерваться, но Энди не оправдал ее надежд. И «закрыл дело».

А Прю никогда о нем не забывала. Ведь это была ее первая настоящая любовь. Оказалось, и Энди о ней помнил. Должно быть, и для него эта любовь была настоящей.

– Ты все еще встречаешься с Роджером? – спросил он наконец.

– А откуда ты о нем разнюхал? – изумилась Прюденс. Ведь пока длился ее роман с Роджером, Энди жил В Портленде.

– У меня есть связи!

– Ты шпионил за мной? – Прюденс была польщена и возмущена одновременно.

– Ну, я бы это так не называл, – возразил он.

– Правда? – Прюденс отхлебнула кофе. – А как же ты это называешь?

– Наводить справки, – ответил Энди с глуповатой ухмылкой.

– Значит, ты все-таки за мной шпионил, – рассмеялась Прюденс.

– А что же ты хочешь? Ведь я сыщик. – Он нервно помешивал ложечкой в чашке. – Так что же? Ты все еще встречаешься с ним?

– Нет, – покачала головой Прюденс. – Мы расстались уже давно.

Энди открыл было рот, собираясь что-то сказать, но потом раздумал.

– Ты чего? – спросила Прюденс игриво.

– Как странно, что я сегодня врезался в тебя, – ответил Энди.

– Почему? – не поняла она.

– Потому что я думал о тебе много раз, – признался парень, опуская глаза. – То есть чаще, чем думают в таких случаях.

Затем поднял глаза и посмотрел на Прюденс в упор.

«Что-то он слишком застенчив, – заметила та. – И слишком серьезен». Но ей это было по душе. Очень даже по душе.

– Я очень расстроился, узнав, что твоя бабушка умерла, – произнес Энди. – Она была  чудесной старушкой. Мне так нравилось бывать в ее доме.

Прюденс улыбнулась в ответ. Хорошо, когда хоть кто-то тебе сочувствует. Роджер никогда не интересовался ее прошлым. И уж точно не любил бабушку, называл ее чудной. Но Энди...

Этот поток эмоций оказался неожиданным для Прюденс. «Будь осторожна», – предупредила она себя.

Тяжело пережив разрыв с Роджером, девушка решила не заводить больше романов. Но ведь с тех пор минул почти год...

Прюденс глянула на часы. Ничего себе! Десять минут девятого. Даже не заметила, как они столько проговорили.

– Кажется, мне пора, – объявила она. Опаздываю на работу.

– Да и я тоже.

Они поднялись из-за столика и вышли из кафе. На секунду задержались возле выхода.

Прю чувствовала, что бывший приятель не хочет прощаться.

– Кстати, в старом доме не сменился телефон? – спросил он.

Прюденс попыталась улыбнуться. Отыскала в сумке ручку и клочок бумаги, нацарапала телефонный номер. Протягивая бумажку Энди, она понимала, что ввязывается в роман.

– Ну что ж, тебе пора, – произнесла Прюденс.

– Я позвоню тебе в ближайшее время, – ответил Энди, запихивая бумажку в карман пиджака.

– Замечательно! – Прюденс чмокнула его в щеку и направилась за угол, к музею, чувствуя возбуждение. Она поняла, что сама не осознавала, насколько ей не хватало Энди.

– Прекрасно, – произнесла Пайпер, отломав ветку от куста розмарина в саду за домом.

Потом нарвала базилика. Все это понадобилось ей для приготовления блюда, с помощью которого она собиралась сегодня завоевать ресторан «Дрожь».

Сжимая пучок в руке, она завернула за угол дома и стала подниматься по лестнице. К ее удивлению, Фиби сидела на верхней ступени в велосипедных шортах и пила кофе. На коленях у нее лежала раскрытая газета.

Пайпер решила, что сестра неважно выглядит, ободряюще улыбнулась ей и произнесла:

– Что-то ты рановато встала.

– А я и не ложилась, – ответила Фиби.

– Чем же ты занималась всю ночь? – удивилась Пайпер.

– Читала. Я читала «Книгу Теней». – Она вздохнула. – Там говорится, что наша прапрапрабабка... Мелинда Уоррен, была... – она искоса посмотрела на сестру, – была ведьмой.

Пайпер не верила ни в каких ведьм. Она прикрыла глаза и прошептала, склонившись к сестре:

– А еще у нас есть двоюродный брат-алкаш, припадочная тетушка и папа-невидимка.

– Я серьезно, – возразила Фиби. – Мелинда Уоррен обладала особой силой. Точнее, тремя способностями. Она могла мысленным усилием двигать предметы, могла видеть будущее, могла останавливать время. Перед тем как ее сожгли на костре, она предсказала, что с каждым поколением ведьмы из рода Уоррен будут становиться все могущественнее и могущественнее. А в конце концов появятся три сестры, которые превзойдут всех.

Пайпер вскинула брови и повторила:

– Три сестры?

– Да, сестры станут самыми могущественными ведьмами, каких когда-либо видел свет. Они будут добрыми ведьмами и...

– Постой-ка. Речь идет о нас, так? Фиби, это же бред какой-то!

– Пайпер, но это еще не все, – возразила та, протягивая ей газету. – Здесь написано про последнюю жертву того маньяка. У нее такая же татуировка, как и у предыдущих. И эта татуировка повторяет знак, изображенный на обложке «Книги Теней»!

Она указала на фотографию в газете. Там была показана крупным планом наколка на груди последней из убитых – три дуги внутри круга.

– Видишь?

Пайпер уставилась на снимок. Фиби была права. Тот же самый символ. По телу пробежали мурашки, но девушка тут же взяла себя в руки:

– Ну и что с того? Может быть, это какой-то древний кельтский знак. Должно быть, он выколот у многих. Может быть, он недавно вошел в моду.

– Пайпер, убитые были ведьмами, – ответила Фиби. – Я в этом уверена. – Она снова поглядела на газету. – Вероятно, они обладали силой, которую вздумали отобрать приверженцы зла. Такой же силой обладала Мелинда Уоррен. И мы тоже обладаем.

Пайпер возмутилась в душе: «Должно быть, Прю права – Фиби решила сыграть с нами какую-то дурацкую шутку. Ей, видите ли, интересно, насколько мы ей поверим».

– Прекрати валять дурака, сестричка! Это уже не смешно...

– Погляди-ка на меня хорошенько, Пайпер, – процедила Фиби, отбрасывая газету. – Разве похоже, что я шучу?

Пайпер послушно посмотрела на младшую сестру. Она казалась вполне серьезной, черт возьми!

– Фиби, но какие же из нас ведьмы? – спросила она осторожно. – У нас нет никаких особых сил, насколько я знаю.

– Мы скоро обретем их, – возразила Фиби. – Нужно быть к этому готовыми.

По телу Пайпер пробежал холодок. Она вспомнила о серийном убийце. Но тут же оборвала себя: «У меня же сегодня такое важное испытание. Нужно сосредоточиться. Никакие мы не ведьмы».

Пайпер опустилась рядом с сестрой, все еще сжимая свои травы.

– Послушай, Фиби, мы не можем быть ведьмами. Правда, Прю иногда становится ужасно злющей, но все-таки мы не настоящие ведьмы. Ведь мы не обладаем никакими особыми силами. И бабушка не была ведьмой, и мама, насколько нам известно, тоже.

Младшая сестра открыла было рот, желая возразить, но средняя закрыла его ладонью:

– Дай договорить. У нас нет татуировок с этим странным символом. И вообще никаких нет, верно?

Сестра лишь кивнула, поскольку Пайпер все еще зажимала ей рот.

– А значит, за нами никто не охотится, – заключила средняя сестра и наконец-то отняла ладонь.

Фиби облизала губы.

– Вот и Прю мне не поверила, – протянула она, качая головой.

– Кстати, куда ее унесло? – поинтересовалась Пайпер.

– Она решила пойти на работу пораньше, – ответила Фиби и вдруг заметила остановившуюся возле дома машину – сверкающий красный «Мустанг».

– Ух ты, – выпалила она. – Клевая тачка!

– Это машина Джереми, – объяснила Пайпер. – Наконец-то я тебя с ним познакомлю.

Она улыбнулась, увидев своего приятеля, шагающего по дорожке. На нем были голубая рубашка и обтягивающие брюки цвета хаки. Такой высокий, подтянутый, привлекательный – он казался ей совершенно неотразимым!

По спине у Пайпер снова пробежал холодок, но на этот раз от счастья.

Приблизившись к крыльцу, парень остановился.

– Салют шеф-повару Холлиуэл, – произнес он и поцеловал руку Пайпер.

Та хохотнула, потом сказала:

– Джереми, это моя младшая сестра, Фиби.

Парень поцеловал руку и той со словами:

– Как чудесно встретить еще одну из прекрасных сестер Холлиуэл!

– Ничего себе! Вот это воспитание! – произнесла Фиби, улыбаясь. – Таким я его и представляла по твоим рассказам.

Пайпер двинула ее локтем в ребра и осведомилась:

– Как ты оказался здесь в такую рань, Джереми?

– Ну, сегодня же у тебя испытание, и я решил взбодрить тебя, пригласив на завтрак. Сперва доедем до ресторана. А потом мы встретимся и отметим твой прием на работу.

Пайпер вскочила на ноги и поцеловала его.

– Какой же ты душка! – воскликнула она. – Сейчас соберусь, и едем.

Пайпер кинулась в дом и подхватила свой поварской наряд, а также сумки с продуктами.

Затем выскочила на крыльцо и застала Джереми болтающим с Фиби о погоде.

– Я готова, – доложила Пайпер. – Удачного дня, сестричка. Хотя бы постарайся, чтобы он был удачным.

– Постой, Пайпер, – прошептала Фиби, схватив сестру за руку. – Мы еще не кончили разговор! Нам угрожает серьезная опасность!

Нужно развивать наши способности...

– Охолони, сестричка, – оборвала ее Пайпер. – У нас нет никаких особенных способностей, поняла?

Джереми обнял ее за плечи и поглядел в глаза.

– Но у тебя есть особенные способности, – заметил он. – Я уверен.

– Да? – удивилась Пайпер. – О чем это ты?

– О кулинарии, конечно. – Джереми одарил ее своей чудесной улыбкой.

Пайпер снова поцеловала его. Шутка ей не слишком понравилась, но ведь Джереми не знал, насколько все серьезно.

Парень подхватил сумки, и влюбленные двинулись к машине.

– Удачи, сестричка! – крикнула Фиби им вслед дрожащим голосом.

Джереми распахнул дверцу и положил сумки на сиденье. Затем уселся за руль и завел мотор.

– О чем это вы толковали? – поинтересовался он. – Что за особые способности?

Пайпер расстроенно покачала головой. Она не могла понять, что происходит с Фиби. Хоть бы та поскорее забыла про эти колдовские игры!

– Джереми, – произнесла Пайпер вслух. Если я скажу, ты все равно не поверишь.