Зачарованные. Сила трех

Уиллард Элиза

ГЛАВА 4

 

Прюденс схватила Пайпер за руку и потащила по лестнице, ведущей на чердак.

– Что-то Фиби там надолго застряла, – произнесла она. – Я начинаю волноваться.

Луч фонарика заплясал по стенам, выхватывая из темноты развешанные по ним фотографии. От этого лица на снимках казались живыми.

– Сперва ты хотела затащить меня в чулан, теперь на чердак, – захныкала Пайпер. – На улице буря, света нет, телефон вырубился. – Она поежилась. – Какая жуткая ночь!

Прюденс крепче сжала руку сестры и зашагала по ступеням.

– Ну же, – подбодрила она, – нужно убедиться, что Фиби жива и здорова.

Остановившись на верхней ступени, она осветила фонариком дверь чердака и удивилась:

– Потрясающе! Как это сестричке удало ее открыть?!

Она шагнула на чердак, обводя помещение лучом фонарика. Кругом царили тишина и спокойствие. Фиби сидела на старом деревянном сундуке, держа на коленях раскрытую книгу.

– Чем ты тут занимаешься? – осведомила Прюденс.

Младшая сестра подняла глаза. Она выглядела измотанной.

– Я... ну... я читаю заклинание, – выдавила она.

И, захлопнув книгу, протянула ее Прюденс.

– Заклинание из этой «Книги Теней»,– объяснила Фиби. – Я нашла ее в сундуке.

– Дай-ка глянуть. – Прюденс вырвала у нее книгу и принялась разглядывать обложку. Потом открыла ее и стала листать страницы.

– А как ты сюда попала, сестричка? – поинтересовалась Пайпер.

– Дверь открылась, – объяснила та.

Прюденс посмотрела на младшую сестру и поняла, что в ней что-то изменилось, хотя и непонятно, что именно.

– Погоди-ка, – произнесла Пайпер нервно. – Ты прочла заклинание? И какое же?

– Тут сказано о магическом триединстве. – Фиби говорила медленно, словно в трансе. – Единстве чувства, времени и фазах луны. И сейчас как раз подходящее время – ночь полнолуния.

«Так, – подумала Прюденс. – Кажется, она окончательно спятила».

– Для чего подходящее? – спросила Пайпер. – О чем это ты?

– О призвании силы, – ответила Фиби, блуждая взглядом в пространстве.

– Какой силы?! – воскликнула Пайпер ломающимся от напряжения голосом. – Ты хочешь втянуть меня в это?

Прюденс быстро вернулась в начало книги, к тому заклинанию, о котором говорила сестра. «Фиби всегда была дурочкой, – пронеслось у нее в голове, – но кто бы мог подумать, что у нее крыша поедет из-за подобных вещей».

– Она хочет втянуть в это нас обеих! – Прюденс зачитала из «Книги Теней»: – «Мы, три сестры, эту Силу зовем». – Показав Пайпер нужное место, она сделала вывод: – Это колдовская книга.

– Я могу объяснить, то есть попытаться... начала было Фиби, но Прюденс прервала ее: – Сперва ты обучалась танцу живота, затем проколола себе пупок. А теперь докатилась до колдовства. Угомонись же наконец!

Она протянула книгу Пайпер и решительно зашагала к двери. Еще чего не хватало – торчать здесь и выслушивать бред младшей сестры!

– Спиритическая доска, – пробурчала Прюденс, спускаясь по лестнице. – Колдовская книга. Вся эта чертовщина навалилась аккурат после твоего приезда, Фиби.

– Постой-ка, ведь вовсе не я отыскала спиритическую доску! Ты сама ее откопала!

– Но это не мои пальцы толкали стрелку, – парировала Прюденс.

– Подождите! Ведь ничего не случилось? Фиби, когда ты прочла заклинание, ничего не произошло?

Младшая сестра пожала плечами и призналась неохотно:

– Ну, У меня голова пошла кругом, и я выблевала весь гороховый суп. А больше как будто ничего.

Прюденс не верила ни в колдовство, ни заклинания. Она сомневалась, что с сестрой могло случиться что-то страшное. Ей не хотелось, чтобы сестра увлеклась оккультизмом потому, что нашла на чердаке какую-то дурацкую книжку. Наверное, бабушка купила ее на базаре или еще где-то – она души не чаяла подобных диковинках.

Спустившись вниз, старшая из сестер огляделась и осветила фонариком все темные углы. В доме ничего не изменилось. В этом она была уверена.

Пайпер застыла на нижней ступени и произнесла:

– Все кажется точно таким же.

– Но, к сожалению, – пошутила Прюденс, – в доме остался непочатый край работы.

Еще раз оглядевшись, Пайпер повторила:

– Здесь совсем ничего не изменилось, правда?

– Разумеется ничего не изменилось, – подтвердила Прюденс.

Неожиданно в гостиной вспыхнула старая люстра.

–Уpa! Дали свет! – с радостью воскликнула Пайпер.

Прюденс остолбенело глядела на люстру. Та работала! Как же это могло случиться?

– Ты все же смогла починить люстру? – спросила Пайпер.

– Я... я не уверена, – выдавила Прюденс. Ведь она не сделала ничего существенного – просто потрогала несколько проводков. – Сама знаю, что произошло.

Спустившаяся вслед за сестрами Фиби обхватила их руками и предположила:

– Может быть... может быть, это просто было...

– Прекрати! – оборвала ее Прюденс. – Никого волшебства не было. – Должно быть, где-то соприкоснулись провода. Но они могут вновь разойтись в любую минуту.

Вот ей и удалось сделать то, чего она добивалась, – найти разумное объяснение случившемуся. Она любила все объяснять логически. И люстра, сломавшаяся много месяцев назад, не могла зажечься ни по какой иной причине.

Фиби подняла глаза на ярко светящуюся люстру и примирительно произнесла:

– Как скажешь, Прю!

В ту ночь Фиби ворочалась в постели, тщетно пытаясь уснуть. Она чувствовала себя чужестранкой и в Caн-Франциско, и в родном доме. И понимала, что сегодня на чердаке что-то произошло. Что-то очень важное.

Но ей совсем не хотелось делиться своими ощущениями с сестрами. Ведь они ей ни за что не поверят.

Фиби закрыла глаза, изо всех сил стараясь погрузиться в сон. Прошедший день оказался довольно длинным и тяжелым – она будто бы целую неделю моталась на автобусе по всей стране. Несмотря на усталость, Фиби была слишком возбуждена, чтобы заснуть. И все из-за этой «Книги Теней».

Вспоминая таинственное свечение и кружившийся вокруг нее вихрь, она понимала, что должна была чувствовать страх. Но все-таки неизвестно почему, ни чуточки не испугалась Наоборот, сейчас ей хотелось кинуться со всех ног на чердак и прочесть «Книгу Теней» от корки до корки, так велико было желание узнать все. Книга как будто звала, притягивала ее.

Изо всех сил стараясь прогнать эти мысли, девушка уговаривала себя, что уже поздно. Но стоило только опустить веки, как в мозгу вспыхивал символ, вытесненный на обложке фолианта.

«Мне не будет покоя, пока я не прочту всю книгу», – поняла она. Откинула одеяло, встала с постели. Схватила фонарик, лежавший на бочке, и включила его. Ей не хотелось зажигать свет в коридоре – а то еще сестры проснутся.

Пройдя на цыпочках до лестницы и поднявшись по ступеням, Фиби оказалась у открытой двери на чердак. Девушка ступила внутрь и огляделась.

Все казалось обычным.

Никакого холода в воздухе.

Никакого ветра.

Никакого мерцающего света.

Никакого света, кроме как от ее собственного фонарика.

Фиби направилась к пыльному столику, на котором лежала «Книга Теней». Должно быть, Пайпер бросила ее здесь перед уходом. Фиби бережно взяла фолиант и опустилась в старое кресло.

«Что-то в этом есть, – подумала она, переворачивая страницу. – В том, что я нашла эту книгу именно нынешней ночью, должен быть особый смысл. Может быть, даже в том, что я вернулась домой именно сегодня. Судьба или что там еще. Я это обязательно выясню. А потом докажу Прю и Пайпер, что я совсем не дурочка».

Фиби перевернула следующую страницу и остановилась. «Испытание Мелинды Уоррен», – прочла она негромко.

Мелинда Уоррен! Так звали ее весьма отдаленную прапрапрабабку. Фиби вспомнила, как бабушка показывала девочкам старые фотографии и рассказывала семейные предания. Портрет Мелинды Уоррен не сохранился, но бабушка каждый раз упоминала ее имя.

Насколько помнила Фиби, Мелинда Уоррен была первой из их рода, перебравшейся в Америку. Она эмигрировала из Англии в Maссачусетс в середине семнадцатого века. Бабушка утверждала, что ее преследовали религиозные фанатики.

«Неужели в книге есть о ней?» – подумала Фиби.

Затаив дыхание, она прочла:

«Мелинда Уоррен покинула Англию и прибыла в Америку со своей двухлетней дочерью Кассандрой. Ее потомками стали семьи Грантов, Морганов и Марстонов».

У Фиби возбужденно забилось сердце. Марстон! Это же мамина девичья фамилия!

«Мелинда Уоррен, никогда не забывавшая своих колдовских знаний, обладала тремя особыми силами. Первой – телекинезом, или способностью двигать предметы силой мысли. Второй – предвидением, или способностью видеть будущее. И третьей – способностью останавливать время».

«Ничего себе, – удивилась Фиби. – Бабушка никогда ни о чем таком не говорила!»

«Способности Мелинды Уоррен стали известны после того, как ее выдал любовник, Хью Монтгомери. Женщину обвинили в колдовстве, признали виновной и приговорили к сожжению на костре, чего никогда не случалось здесь прежде».

Фиби вскрикнула. Теперь-то уж она не могла остановиться.

«Жители привязали ее к столбу, установленному в центре деревни. Палач поднял факел и просил, не хочет ли приговоренная сказать последнее слово. И вот что она сказала:

– Вы меня убьете, но не сможете убить мои силы. С каждым поколением ведьмы из семейства Уоррен будут становиться все могущественнее и могущественнее, до тех пор пока не появятся три сестры. Вместе эти три сестры станут самыми сильными ведьмами, которых только видел свет. Они будут Зачарованными.

Палач сунул факел в солому под ногами у Мелинды. Ее смерть была ужасной, но ее сила живет в сердце каждой ведьмы из рода Уоррен. И когда-нибудь наступит чудесный день – родятся Зачарованные».

Фиби опустила книгу на колени. Постаралась сделать глубокий вдох, но не смогла – слишком сильным было возбуждение.

Три сестры... потомки Мелинды Уоррен. Ей вспомнились слова, которые она декламировала нынче вечером: «Мы, три сестры, эту Силу зовем».

«Неужели мы те самые сестры, о которых, говорится в книге? Эта книга о нас? Мы – Зачарованные?»

– Нет. Этого не может быть! – Фиби уронила голову на руки. – Такого просто не может быть. Ведь это означает, что мы ведьмы!

Неожиданно подул теплый ветерок, и Фиби почувствовала запах горящего дерева. Сердце бешено заколотилось. Воздух становился все жарче, и листы книги затрепетали.

Запах гари делался все нестерпимее. Фиби поняла, что горит не только дерево. И вскрикнула, различив запах горящей человеческой плоти. Она хотела кинуться прочь с чердака, но не смогла. Тело не слушалось, оно словно приросло к креслу. «Неужели меня что-то держит? Может быть, спиритической доской завладел злой дух? Может, эта книга несет зло?» – подумала она в панике.

Из ниоткуда возник яркий свет, озаривший весь чердак. Фиби прикрыла глаза ладонями. Запах горящей плоти стал еще сильнее.

Но вдруг свет померк, девушка убрала ладонь с глаз и закричала, увидев жуткое зрелище.

Посреди комнаты парила обугленная фигура, еле прикрытая лохмотьями, перепачканными сажей.

«Неужели это женщина?» – в страхе предложила Фиби.

Фигура развела в стороны обгоревшие руки. Рот призрака раскрылся, обнажая безобразные черные зубы.

– Ты звала меня, – прошипело существо. – Ты звала меня ради своей силы...