Зачарованные. Сила трех

Уиллард Элиза

ГЛАВА 10

 

– Нет, Энди, пожалуйста! – завопила Фиби. – Пожалуйста, не убивай меня!

Неожиданно звякнул колокольчик, висевший над дверью. В помещение вошла женщина в длинном черном платье.

Энди вздрогнул и выронил нож. Тот с глухим стуком упал на пол.

Фиби облегченно выдохнула. Она так перетрусила, что даже не заметила, когда задержала дыхание.

– Что тут творится? – крикнула женщина в черном. – Что случилось? Кто кричал?

Энди поглядел на Фиби, приоткрыв рот от удивления, потом поспешно ответил:

– Все нормально! У моей подружки случился легкий припадок, вот и все.

– А, понятно. – Женщина посмотрела на часы. – Кажется, мой перерыв уже закончился, – произнесла она, занимая место за длинной стеклянной витриной.

– Ты цела? – Энди обернулся к Фиби.

Та не отрывала взгляда от ножа, который теперь стал совершенно безопасным. Девушку трясло, будто в лихорадке, она не могла вымолвить ни слова. А в голове вертелся лишь один вопрос: «Что же произошло?»

– Извини, Фиби, – произнес детектив, бережно взяв ее за плечо. – Я не хотел тебя напугать. Все из–за этого дела об убийствах... Иногда меня слегка заносит.

«Слегка? – Фиби поймала себя на том, что снова задержала дыхание. – Теперь уж точно нельзя никому верить».

– До чего же жуткое это расследование, продолжал инспектор. – И таинственное. Я просто пытался представить себя на месте убийцы, чтобы понять, где и когда он нанесет следующий удар. Да уж, силен молодец...

Фиби кивнула, все еще содрогаясь. Ну конечно – он всего лишь хотел понять, как все произошло. Просто пытался представить действия убийцы.

«А все же как странно, – подумала она, что я столкнулась с ним именно теперь, после перерыва в несколько лет. Неужели это связано с заклинанием из «Книги Теней»? На следующий же день после того, как Мелинда Уоррен предупредила меня, что нас с сестрами попытаются убить обоюдоострым ножом с инкрустированной рукоятью?»

Фиби нервно отскочила от Энди в то время, как он наклонился, поднял нож и положил его обратно на бархатную подстилку.

– Поосторожнее с ними! – предупредила женщина за прилавком. – Эти ножи очень дорогие.

– Простите, – извинился он. – Я только хотел посмотреть.

Фиби изо всех сил старалась успокоиться. «Ведь Энди сыщик, – уговаривала она себя. Конечно, ему необходимо знать, какое оружие использовал преступник. Если жертвами стали ведьмы, конечно, он обязан был заглянуть в магазинчик вроде этого».

– Ну разве это не забавно? – спросил Энди теперь уже обычным голосом.

– Что забавно? – не поняла Фиби.

– А разве Прю тебе не говорила? – ответил он вопросом на вопрос.

– Что говорила?– еще больше удивилась Фиби.

Инспектор хлопнул себя ладонью по лбу:

– Ну конечно же не говорила! Просто не успела. Мы с ней столкнулись сегодня утром неподалеку от музея, – объяснил он. – А теперь я повстречал тебя. Жуть какая-то!

У Фиби дыхание сперло.

– Вот именно жуть, – произнесла она без тени улыбки.

– Ага, – ответил Энди. – Как же здорово было снова увидеться с ней! – Он улыбнулся собеседнице, надеясь, что у той потеплеет на душе. Но у нее, напротив, кровь застыла в жилах.

– У меня такое ощущение, что вы еще не раз увидите меня в своем доме, – добавил Энди.

– Избранные? Зачарованные? – говорила Прюденс, сидевшая напротив Фиби в ресторане «Дрожь» вечером того же дня. Старшая глядела на младшую с недоверием. – Я же говорила тебе сегодня утром: все эти колдовские штучки – чушь собачья!

Она улыбнулась официанту, который принес прозрачный кофейник. Он опустил его на стол, поставил перед Фиби стакан с текилой и удалился.

Девушки явились сюда, чтобы моральню поддержать Пайпер в первый рабочий вечер. Но в зале было так людно, что ей приходилось все время торчать на кухне. Новенькую так загрузили, что сестрам даже некогда было пожелать ей удачи.

– Разве не ты рассказала мне о сегодняшнем неприятном происшествии? – напомнила Фиби.

– Роджер отнял у меня проект, верно, – подтвердила Прюденс. – Это и было самым странным. Но нельзя придавать происшедшему такое значение, какое придаешь ты.

– Ты не останавливала время и не двигала предметы? – напирала Фиби. – И не предвидела будущее?

Прюденс отхлебнула кофе. Она слишком устала и была расстроена, чтобы продолжать этот дурацкий разговор. Ну почему она должна выслушивать весь этот бред о колдовских силах?

– Фиби, все это чепуха. Мы не ведьмы, понятно? И больше я не желаю об этом разговаривать. – Прюденс была непреклонна.

– Прю, ты должна меня выслушать, – не отступала Фиби. – Нам угрожает страшная опасность! Разве ты не слышала про убийцу, который охотится за ведьмами?

– Конечно слышала. Но, поскольку я не ведьма, меня это не колышет. Мне ли самой не знать, ведьма я или нет?

– Теперь ты ведьма, – возразила Фиби. Просто не хочешь себе в этом признаться. Мы – Зачарованные. Ты, я и Пайпер. Мы рождены, чтобы сражаться со злом. И нам необходимо разобраться со своими возможностями, прежде чем колдун нас настигнет.

– Колдун? Угомонись, сестричка! Видать, ты слишком насмотрелась ужастиков. Кроме того, если я обладаю магической силой, почему моя жизнь провалилась в унитаз? Что же я не использую свое могущество, чтобы исправить ее?

– Но ты уже использовала его, – возразила Фиби. – Я уверена. Мы все это сделали.

– Ладно, Фиби, – ответила Прю. – Если сила есть у всех нас, тогда продемонстрируй мне свою.

– Но... я не могу прямо сейчас, – сникла Фиби. – Я ее еще не получила.

Прюденс разочарованно покачала головой.

– Я смотрю, в Нью-Йорке ты еще больше поглупела. И что это на тебя накатило?

Фиби схватила ее за запястье.

– Послушай меня, – произнесла она. Я знаю, что скоро мы обретем свои силы. Я это точно знаю!

– Откуда же ты узнала?

Фиби тяжело вздохнула. Потом огляделась, проверяя, не подслушивают ли их, и наклонилась к Прюденс: – Ты помнишь бабушкины рассказы о Мелинде Уоррен?

Прю подтвердила:

– Она была первой из нашего рода, переселившейся в Америку. И что с того?

– Я ее видела, – ответила Фиби тихо. – На чердаке. Когда стала читать «Книгу Теней». Понимаю, что в это трудно поверить, но она просто... появилась передо мной.

– Привидение? – спросила Прюденс недоверчиво. Это было слишком даже для Фиби.

Та кивнула.

– Сперва я перетрусила. Она выглядела ужасно – вся обгоревшая. Потом она сказала мне, что мы происходим от старинного рода ведьм и что я должна пробудить наши силы. Мама и бабушка тоже были ведьмами, но обычными. А мы – Зачарованные. Самые могучие ведьмы всех времен!

Прю вскочила и отпихнула стул, не в силах больше слушать этот бред.

– Знаешь, Фиби, я действительно хотела провести этот вечер поближе к Пайпер, чтобы поддержать ее, – прошипела она. – Но с тобой я не останусь больше ни минуты! Довольно! Я знаю, что ты сочинила этот бред, чтобы манипулировать мной. Но не на ту напала!

– Прю, постой, – прошептала Фиби. Я ничего не придумала. Если бы все это могло быть выдумкой! Пожалуйста, сядь на место.

Что-то в голосе сестры напугало Прюденс в нем слышались нотки отчаяния.

«Она говорит искренне, – поняла Прюденс. – Совсем выбита из колеи. Пожалуй, я должна остаться с ней. Это все, что я могу для нее сделать».

– Если ты не можешь поверить мне на слово, – попросила Фиби, – ты могла бы просто положиться на меня? Хоть раз в жизни.

Прю хлебнула кофе, стараясь успокоиться. Напиток немного горчил. Она решила добавить сливок, заметив маленький серебряный молочник, стоявший на дальнем конце стойки.

– Ладно, сестричка, – произнесла Прюденс. – Я останусь с тобой. Но давай договоримся – пока у меня нет никаких волшебных возможностей. Если появятся, ты первой об этом узнаешь, ладно? А сейчас передай мне сливки.

Прю указала на молочник, и тут у нее отвисла челюсть. Серебряный сосуд медленно двигался к ней – сам собой. И остановился рядом с ее чашкой.

Прю глядела на него в остолбенении.

«Неужели это действительно произошло? изумилась она. – Или мне почудилось?»

Прюденс поглядела на младшую сестру, которая тоже не отрывала глаз от молочника. «Выходит, она тоже это видела, – поняла старшая. – Мне не почудилось».

Она смотрела на молочник все пристальней и заметила, что уровень жидкости в нем постепенно уменьшается, будто кто-то тянет сливки через невидимую соломинку. И в то же время кофе в ее чашке стал светлеть. Сливки перемещались из молочника в чашку будто бы сами собой. Вскоре они достигли краев.

«Должно быть, это какой-то фокус, – подумала Прюденс.– Тщательно отработанный фокус». От волнения у нее свело живот.

Фиби вскинула брови от изумления и проговорила:

– Значит, у тебя нет никаких удивительных способностей? А по-моему, это очень даже необычно.