Зачарованные. Сила трех

Уиллард Элиза

ПРОЛОГ

 

Серена Фредерик приоткрыла жалюзи на кухне и уставилась в непроглядную ночную темноту. Сквозь завесу тумана слабо поблескивали окна квартир в доме напротив. Полную луну скрывала от всего Сан-Франциско пелена серых облаков. Неожиданно сердце екнуло в груди – небо прорезала молния. Гром пронзил наэлектризованный воздух, а заодно как будто и кости Серены. Первые капли дождя забарабанили по гладкой мостовой.

Девушка нервно провела рукой по своим светлым волосам, спадавшим на плечи. И почувствовала: что-то неладно. Ее прекрасные волосы почему-то начали колоть шею. Она поняла, что за нею кто-то наблюдает. Наблюдает и ждет, пока она расслабится.

Серена давно смирилась с судьбой, превратившей ее в ведьму. Ведь она давно осознала, что чревом города завладело зло. И ей пришлось бороться с этим злом почти все свои двадцать восемь лет. За это время мало что изменилось – мир колдунов и демонов оставался прежним. Девушка слегка поежилась, размышляя над тем, какая именно злая сила охотится за нею на этот раз. Кругом так много страшного...

Серена встряхнула головой. «Так ты заработаешь паранойю, – сказала она себе. – Это из-за бури ты так разволновалась».

Она открыла банку кошачьего корма и высыпала его в миску.

– Сюда, крошка! – позвала она, выходя в коридор.

Белая сиамская кошка явилась на зов и уставилась на хозяйку своими синими глазами, сверкавшими, словно самоцветы. Увидев миску с едой, она радостно замурлыкала.

– Умница, – произнесла Серена, поставив миску и слегка отстранившись. На кошачьем ошейнике поблескивала золотая отделка – полный круг и соединяющиеся внутри него три дуги. Тройная линия – символ удачи. Точно такой же знак был выколот под ключицей у самой Серены.

Еще одна огненная стрела осветила комнату, затем снова раздался раскат грома. После яркой вспышки помещение погрузилось во тьму, и Серена вновь почувствовала приступ страха.

– Защитные чары, для умиротворения, – объяснив это сама себе, она вернулась на кухню, налила красного вина в серебряный кубок и поспешила в гостиную. Поставила кубок на невысокий круглый стол, покрытый темно-синей скатертью. Сев за стол, девушка бросила взгляд на незажженные разноцветные свечи, расставленные по нему полукругом, на чашу с травами и на ритуальный нож. Она сделала глубокий вдох и бережно дотронулась до фитиля крайней свечи указательным пальцем.

– Зажгись, – прошептала Серена.

Из кончика пальца вырвался крошечный огонек, и фитиль вспыхнул. Затем она потрогала по очереди все свечи, пока каждая не зажглась ярким пламенем.

Серена прикрыла глаза и соединила ладони – настроилась на умиротворение. Потом открыла глаза и принялась за колдовство.

– Древний дух из глубин земли, – пропела девушка, скрестив руки на груди. – Владыка Солнца и Луны! Я заключаю тебя способом Уиккана сюда, в мой замкнутый круг, и прошу тебя защитить это пространство и направить вниз свою солнечную силу...

Слабый ветерок заставил пламя свечей затрепетать.

Позади раздалось мурлыканье кошки, неожиданно появившейся из коридора. И тут Серена вновь почувствовала, как волосы покалывают шею. Кто-то действительно глядел на нее, она чувствовала: кто-то стоял прямо у нее за спиной.

 Собрав всю отвагу, Серена резко обернулась. И вскрикнула от неожиданности – перед ней парил в воздухе незнакомый мужчина, полускрытый в тени.

«Кто? – пронеслось в голове у девушки. – Кто бы это мог быть?»

Незнакомец шагнул в круг света, держа руки за спиной и улыбаясь.

«Его лицо мне знакомо, – подумала Серена и облегченно вздохнула. – Хвала Всевышнему!»

– Что ты здесь делаешь? – спросила она. Но гость ничего не отвечал.

Серена поднялась и, улыбаясь, двинулась ему навстречу, повторив вопрос:

– Что происходит?

И снова молчание в ответ.

Мужчина держал руки за спиной, но Серена почувствовала: что-то не так. И неожиданно увидела, как при свете свечей сверкнуло лезвие ножа. Пришелец крепко сжимал золотую рукоять, инкрустированную красными и синими камешками. Она не успела даже вскрикнуть, когда нож вошел в ее тело, вызвав обжигающую боль.

Очередной раскат грома заглушил вопль Серены, и она беспомощно рухнула на пол.