Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 8

 

Утром Марилиса заходила в преподавательскую с некоторой опаской. После вчерашней встречи она была готова к тому, что леди Киара начнёт против неё полномасштабную военную операцию.

«Хотя, о чём это я? — уныло подумала художница, подходя к своему столу. — Она меня просто быстро размажет по стенке и забудет, что такая магиана вообще существовала».

С опаской осмотревшись по сторонам и не заметив магистра Наройскую, Марилиса тихонько выдохнула. Кажется, её казнь откладывалась на неопределённый срок. А возможно и вовсе ничего не будет, но здесь уже всё зависела от Нирайна Сторкса.

— Привет ранним пташкам! — весело поздоровалась Ларика, шумно плюхнувшись на стул. — Чего такая мрачная? Жизни радоваться надо!

— Нарадуешься тут, когда жить осталось всего ничего, — недовольно пробурчала Лиса.

Травница даже рот приоткрыла от удивления. За всё время их дружбы магистр Миранская ещё никогда не видела подругу в столь мрачном настроении. И уж тем более Марилиса никогда не жаловалась, а сейчас это более всего походило на такую попытку.

— Что случилось? — Ларика подалась вперёд, выжидающе посмотрев на подругу.

Тяжело вздохнув и воровато осмотревшись по сторонам, Лиса понизила голос до шёпота и принялась рассказывать о своих злоключениях. Она ещё никогда ни с кем не делилась своими переживаниями. Привыкла молча справляться со всем сама, но сейчас вдруг поняла, как легко ей становится.

Это до безумия приятно — знать, что у тебя есть человек, который выслушает и поймёт. Чем сейчас Ларика и занималась, слушая о злоключениях подруги.

— Да она же меня со свету сживёт, если Сторкс ей всё не объяснит! — закончила Марилиса свой рассказ. — А если даже и расскажет, всё равно леди Киара постоянно будет пристально наблюдать за мной.

— Да, подруга, попала ты сильно, — не стала отрицать травница. — Теперь у Киары есть все основания полагать, что слухи были верны.

— Какие ещё слухи?

— Те, в которых перемывают кости тебе, Сторксу и Волфусу. Ещё немного и –начнут делать ставки, кого из них ты предпочтёшь в качестве своего ухажёра.

— Ничего не понимаю, — еле слышно пробормотала Лиса, чувствуя, как от волнения похолодели руки.

— Прости, я не хотела тебе говорить, надеясь, что скоро эти разговоры прекратятся сами собой. — Ларика виновато посмотрела на подругу. — Просто, в последнее время и лорд Ридан и господин Нирайн постоянно находятся подле тебя, вот люди и начали злословить. А уж если Киара начнёт пакостить тебе, тогда сплетников сможет остановить разве что ректор, пригрозив увольнением. Раньше-то ведьма не верила сплетням, смеясь над ними, но после случившегося вчера…

— Знаешь, как-то мне нехорошо, — слабым голосом заявила Марилиса.

Осмотрев преподавательскую, она впервые заметила, что некоторые педагоги бросают на неё любопытные и оценивающие взгляды. От этого стало неприятно и довольно обидно. Марилиса сейчас в полной мере ощутила себя чужой среди всех этих людей.

А когда увидела входящих в двери Сторкса, Волфуса и Вартена, почувствовала сильный приступ злости на всех троих. На двух первых за то, что они не давали ей прохода, хотя раньше не обращали внимания. А на лорда Николаса за то, что он, видимо, не желал приструнить своих друзей.

— Да ладно тебе, не переживай понапрасну, — попыталась успокоить её Ларика. — Посудачат и успокоятся. У нас вечно что-нибудь да случается, вскоре эти слухи забудутся.

— Их бы вообще не было, если бы кому-то не взбрело в голову… неизвестно что! — запальчиво ответила Марилиса, из-за чего привлекла не нужное ей сейчас внимание абсолютно всех. — Мрак.

— Мы обсуждаем некоторые рабочие моменты, — поспешила выгородить подругу травница. — Не обращайте на нас внимания.

— Это вы о дознавателях? — с сочувствием в голосе спросила магистр Торинс. — Действительно, неприятная ситуация вышла. Неужели они от вас так и не отстали?

— Нет, госпожа Янира, не волнуйтесь, всё хорошо, — заверила Марилиса, обрадовавшись возможности отвлечь внимание коллег от своего необдуманного возгласа. — Они не осмелятся нарушить приказ ректора.

— А сегодня и вовсе покинут пределы нашей академии, — заявила леди Зарана. — Я только что от лорда Арайна. Ему надоело это представление, поэтому господа дознаватели переселяются в город, в котором и было совершено преступление.

— Есть ли шанс, что убийцу найдут? — робко поинтересовалась госпожа Тарина, преподающая на факультете целителей первый год.

— Всегда есть надежда, — убежденно сказала магистр Торинс. — Если приглашённые семейством Панских следователи не справятся, то мы обязательно отыщем его.

— Вы совершенно правы, — согласилась леди Кирана, незаметно вошедшая во время разговора. — Убийства своей студентки я точно не прощу.

Еле заметно вздрогнув, Марилиса посмотрела на ведьмачку, а затем покосилась на Сторкса. И тут же испуганно отвела взгляд, увидев, что боевой маг за ней наблюдает. Прокляв свою несдержанность, мага и всю эту ситуацию в целом, она постаралась как можно более естественно отступить немного назад.

Да, Марилиса хотела спрятаться от него, и нисколько не стыдилась своего желания. Её вполне устраивала та спокойная и размеренная жизнь, которую она вела. А Нирайн Сторкс вносил в неё ненужный магиане хаос. Оставалась понять, как вернуть всё на круги своя.

— Как думаешь, что предпримут против нашего ректора те, кто желает прибрать академию к рукам? – шёпотом поинтересовалась Ларика, удачно закрыв художницу от боевика.

— Думаешь, они попробуют что-то сделать? Девушка ведь убили за пределами академии.

— Было бы желание… Уверена, такого шанса они точно не упустят.

— Тогда надеюсь, что лорд Арайн, как всегда, сможет с достоинством выдержать удар.

С облегчением заметив, как преподаватели начали расходиться, Марилиса быстро отправилась к портальному кругу. Но, прежде чем перенестись в свой учебный корпус, успела заметить призывный взгляд, брошенный магистром Наройской на магистра Сторкса.

«Неужели всё обошлось? Очень хочется в это верить!»

В аудитории её уже поджидали первокурсники, с которыми сегодня предстояло заниматься теорией. А, точнее, читать лекцию по художественной истории. Заметив примостившуюся на задней парте Марошу, Лиса еле заметно качнула головой.

Сегодня после занятий студентке должны были назначить наказание. И судя по её грустному бледному лицу, она уже успела напридумывать себе всяких ужасов.

— Солнечного дня, студенты! – громко поздоровалась Марилиса, встав около своего стола. — Сегодня я расскажу вам о ещё одном любопытном направлении в живописи, а также поведаю историю того, кто его создал. Итак, обратите внимание на стенд. — Развернувшись вполоборота, она указала на белую гладкую поверхность у себя за спиной. — Думаю, многие из вас видели подобные картины, выполненные углём, или же грифелем.

— Ага, особенно часто они встречаются на заборах, — раздался весёлый голос, а по аудитории разнеслись еле сдерживаемые смешки.

— Студент Корган совершенно прав, — согласилась Марилиса, словно не заметив, что он так пытался показать своё остроумие. — Действительно, графическим стилем сначала рисовали на стенах и заборах домов. И в то время такие рисунки к живописи было отнести крайне сложно. И только благодаря Ивону Матрису это направление признанли за искусство.

Взметнувшаяся вверх рука прервала её рассказ.

— Слушаю вас, Лидарская.

— Я слышала, будто господин Ивон занялся графикой из-за любви к дочери прачки, — несмело сказала девушка, и тут же покраснела, услышав смешки.

— Да, и это тоже правда. — Лиса мягко улыбнулась студентке. — Ивон Матрис был выходцем из купеческой семьи. С раннего детства он увлекался живописью и делал на этом поприще прекрасные успехи. Кстати, мэтр Ивон, как и многие его друзьям и знакомые, с презрением относился к там называемому народному творчеству, которым раньше считалась графическое рисование. Пока однажды не встретил свою будущую жену — дочь прачки и грузчика. Именно ради неё, так сильно увлекавшейся графикой и прекрасно рисовавшей в этом стиле, мэтр решил обратить внимание общественности на незаслуженно презираемый вид творчества. Кто-нибудь из вас знает интересные факты о том, как Ивон Матрис добивался этого?

По взметнувшимся рукам стало понятно, что в этом наборе студенты не только рисовали, но и с удовольствием изучали историю по профильному предмету. Обычно такое стремление к теории являлось редкостью. И чтобы быть совсем уж справедливым, стоило отметить, что и студенты других факультетов грешили тем же.

— Мэтр Ивон обратился за помощью к своему давнему другу, чтобы тот создал заклинание, специально для графических рисунков, — бодро ответил студен южанин, когда Марилиса указала на него.

— Стиль заклинания придумала подруга детства мэтра Ивона, целительница Ариша Вутрок, — дополнила студентка, чуть не выпрыгнувшая из-за парты, пытаясь обратить на себя внимание преподавательницы.

— Первая выставка сопровождалась грандиозным скандалом…

— Сама королева пожелала иметь рисунок, выполненный…

— А ещё ходят слухи…

Внимательно выслушивая ответы, Марилиса тихо радовалась тому, как активно студенты отвечали, старательно вспоминая всё, связанное с историей графического искусства. Она любила такие уроки, когда не приходилось наблюдать на лицах студентов скуку и безразличие.

По окончании сдвоенной пары юные художники покидали аудиторию шумной толпой, возбуждённо переговариваясь между собой. А Марилиса, собравшись с духом, вернулась в преподавательскую. Перед следующей парой ей нужно было заполнить журнал.

Как на зло, в кабинете оказалась только магистр Наройская. Остальные словно специально не пришли. С досадой прикусив щёку, Лиса молча проследовала к своему столу.

Вот только сосредоточиться никак не удавалось. Пристальный взгляд декана ведического факультета ощущался, как физическое прикосновение. Не сказать, что он был недобрым или угрожающим, но всё равно становилось неприятно от столь пристального внимания.

Так и не сумев сосредоточиться, Марилиса не выдержала и спросила:

— Леди Киара, я могу вам чем-то помочь?

— Да вот думаю, что они в вас все находят? — ответила ведьма.

— Кто? — решила уточнить Марилиса, хотя прекрасно поняла, о ком идёт речь.

— Ваш тайный поклонник, Нирайн и даже лорд Ридан, — немного повысила голос леди Киара, так выказывая своё возмущение. — Мне действительно интересно, чем вы смогли их всех зацепить?

— Про моего тайного поклонника и лорда Ридана ничего не могу сказать, — спокойно ответила Лиса, старательно не показывая клокотавшего в груди волнения. — Сама не понимаю, что им от меня нужно. А на счёт магистра Сторкса вы не правы. Вчера вечером…

— Я знаю, что произошло вчера, — перебила ведьма, недовольно поморщившись. — Нир мне рассказал, но я не дура, и прекрасно вижу, как он на вас смотрит.

— И как же? — спросила Лиса, неожиданно почувствовав сильную усталость.

— Постоянно старается оказаться рядом, хочет защитить, не отрывает от вас взгляда, — принялась перечислять ведьма. — Мне иногда кажется, что он готов пылинки с вас сдувать!

Чем больше Марилиса слушала претензии магистра Наройской, тем сильнее удивлялась. Чтобы там обиженная любовница не говорила, а магиана точно не замечала за магистром Сторксом такого особенного поведения. И это наводило на мысль о несправедливости обвинений.

— Если вы всё это заметили, то, может, стоит поинтересоваться у магистра Сторкса причиной такого поведения? —спросила Марилиса. — Лично я ничего необычного не заметила. И уж тем более не строю никаких планов на… вашего мужчину.

Замолчав, Лиса почувствовала облегчение из-за того, что смогла высказаться. Вся эта ситуация её безумно тяготила, особенно когда Нирайн Сторкс действительно начал вести себя крайне странно. Вот только говорить об этом ревнивой женщине она точно не собиралась.

По взгляду леди Кираны стало понятно, что она не верит сопернице, но высказаться ведьме не дали начавшие выходить из порталов преподаватели. И этот факт удивил художницу. Почему-то она не сомневалась: магистр Наройская спокойно могла продолжить выяснять отношения и при свидетелях, но что-то её остановило.

Долго гадать не пришлось, стоило ей только заметить магистра Сторкса, подозрительно посмотревшего на леди Киару. Судя по тому, как он быстро отвернулся от любовницы, Марилиса поняла: маг совсем не жаждал общения. А это могло означать только одно — ведьма вновь всё спишет на какие-то мифические чувства Сторкса к ней, Марилисе.

— Ты как? — раздался обеспокоенный голос незаметно подошедшей Ларики. — Жива?

— Как видишь, — отозвалась Лиса. – Но претензии мне успели высказать… Слушай, у тебя нет того настоя из трав, который ты делала для коменданта мужского общежития?

— Слабительного? — уточнила травница. — Зачем тебе? Только не говори, что жаждешь подлить его в чай Сторкса!

— Не забудь про Волфуса и Вартена!

— А лорду Николасу за что? — Не удержавшись, Ларика тихонько рассмеялась.

— А нечего отбиваться от дружного коллектива! — мстительно заявила Марилиса.

— Какой, оказывается, ты страшный человек.

И Лиса, словно вознамерившись доказать правоту слов подруги, целый день недобро смотрела на троих мужчин, стоило им только обратить на неё внимание. Как ни странно, это помогло. Ни один из них так и не подошёл к ней, чему магиана была искренне рада. Тем более вечером её ждал один из редких уроков с ректором, и она совсем не хотела омрачать его ненужными переживаниями.

— Проходи, моя дорогая. — По-доброму улыбнулся лорд Арайн, приглашающе отступив от двери своего кабинета. — Я как раз заварил твой любимый чай.

— Вы меня балуете, — укоризненно ответила Лиса, не удержавшись и втянув носом умопомрачительный аромат.

— Не так сильно и не так часто, как мне того бы хотелось, — огорчённо ответил наставник. — Ты справилась с заданием?

— Не уверена. — Марилиса передала ректору свой конспект, а сама прошла к широкому столу из тёмной породы пахты. Магиана любовно провела рукой по столешнице, наслаждаясь её гладкостью, и опустилась на стул для посетителей. Она осмотревшись по сторонам и в который раз мысленно усмехнулась, вспомнив, как боятся студенты попадать в этот кабинет.

Чего только они не рассказывали о нём! И о том, что темно-коричневые плотные бархатные шторы специально заговорены для отлова и спелёнывания воришек. И о том, что за одним из книжных шкафов спрятан вход то ли в подвал, то ли в другой мир. И о том, что шикарная хрустальная люстра может метко швыряться своими декоративными вставками. Много всего напридумывали за эти годы, но Марилиса ничему из этого не верила, чувствуя себя здесь уютно и спокойно.

Пока она разливала чай и выставляла на стол принесённое с собой печенье, лорд Арайн погрузился в чтение её домашнего задания. Как бы Лисе не хотелось быстрее перейти к практике, но приходилось признать, в первую очередь нужно хорошо заучить теорию. Правда, в этом случае к полноценным практическим занятиям они перейдут лет так через пять или семь.

По крайней мере, Марилиса была в этом искренне уверена…

Слишком много всего приходилось выучить. К сожалению, чтобы достать из картины полноценный предмет, ни в чём не уступающий по качеству, сделанному мастером своего дела, нужно было учитывать много разнообразных нюансов. Маг-созидатель обязан знать, из чего состоит тот или иной предмет, способ его изготовления, а затем вплести это знание в заклинание во время рисования.

Вот Марилиса и заучивала всё то, что ей говорил лорд Арайн. А если чего-то не понимала — а не понимала она многого — они долго и дотошно всё разбирали, пока магиана не усваивала материал. И всё же Лиса ни при каких обстоятельствах не согласилась бы отказаться от учёбы, пусть это во истину был тяжкий труд.

— Ты немного ошиблась вот здесь, — отвлек её от размышлений архимаг. — При таком составе твой меч раскрошится при первом же ударе.

— Почему? — удивилась Лиса, заглядывая в конспект. — Я думала, что так он будет наоборот намного лучше.

— Ты не права, сама по себе чистая железная руда легко крошится, — объяснил лорд Арайн. — Поэтому-то и нужно соблюдать пропорции. Кстати, некоторые семьи занимающиеся ковкой оружия, свято хранят свои секреты, найдя идеальные пропорции компонентов при выплавке.

Следующие несколько часов ректор объяснял, в чём были ошибки Марилисы при выполнении домашнего задания. А она в который раз убеждалась, что приступить к практическим занятиям сможет ещё совсем не скоро.

— Ты делаешь определённые успехи, — наконец похвалил её лорд Арайн.

— К сожалению, я знаю, что вы мне льстите, — грустно ответила Лиса.

— Неправда, за два года ты преодолела программу, рассчитанную на пятилетку.

— Потому что мне нужно лишь знать состав и пропорции, а не плавить и ковать. И всё же я на редкость бестолковая ученица…

— Прямо, как твоя мать.

Вскинув голову, Лиса пристально посмотрела в глаза наставника. Он редко упоминал о своей любимой ученице, отговариваясь тем, что ему до сих пор трудно смириться с её смертью. И магиана прекрасно его понимала. Ей и самой даже по прошествии стольких лет, невыносимо было смириться с тем фактом, что её мать сознательно нарушила главный запрет магов-созидателей, обрекая себя на смерть ради спасения дочери.

— Но она смогла овладеть своим даром, — осторожно сказала Марилиса, готовясь к тому, что ректор опять сменит тему.

— И ты сможешь, — заверил лорд Арайн. — Такая же нетерпеливая, как и Сарата. Ей, как и тебе, хотелось всего и сразу, но так не бывает. Я искренне надеюсь: ты, как и твоя мать, не относишь себя к тем глупцам, считающим, что при помощи магии можно сделать абсолютно всё?

— Нет, наставник, я прекрасно осведомлена – всё имеет свою цену. Ничего не даётся просто так.

— Тогда наберись терпения и продолжай постигать свой дар!

Они проговорили ещё около часа, и только когда на улице давно властвовала осенняя ночь, Марилиса решила отправиться к себе.

— Может открыть тебе портал? — поинтересовался наставник.

— Не стоит, хочу немного прогуляться, — отказалась Лиса. — А вы не задерживайтесь, время всё же позднее.

— Мне осталось работы всего на час, а потом тоже уйду. Главное, что теперь по территории не шастают посторонние люди.

— Значит, дознаватели покинули академию?

— За то время, которое мы провели вместе с тобой, магистр Вартен должен был успеть выпроводить их всех. Всё равно они здесь ничего не нашли, только зря тебе нервы вытрепали.

Не став развивать эту тему, Марилиса попрощалась с наставником и вышла за дверь. Тишина административного здания буквально оглушала. Сделав несколько шагов, Марилиса поморщилась от громкого звука. Создавалось впечатление, словно её ботинки подкованы металлическими набойками. Неприятно и немного пугающе.

Вздохнув и расправив плечи, Марилиса решительно зашагала по коридору, мысленно высмеивая себя за лёгкое чувство страха. И ей даже практически удалось побороть его, когда её кто-то схватил, прижал к стене и довольно проговорил:

— Попалась!

Всё произошло настолько стремительно, что впервые мгновения Лиса лишь заторможенно смотрела в знакомые зелёные глаза. И лишь спустя несколько секунд она испытала бурный коктейль из эмоций. Страх, облегчение, недоверие и злость.

— Что вы себе позволяете?! — возмутилась магиана, уперев руки в широкую мужскую грудь.

— Я просто хотел с вами поговорить, — ответил Нирайн Сторкс, даже не подумав сдвинуться с места.

— Это сейчас так называется? — ехидно поинтересовалась Марилиса, ещё больше разозлившись. — Магистр Сторкс, вам не подобает вести себя, как глупому подростку, пугая людей. Да я…

Окончание предложения потонуло в грохоте взрыва. Охнув, Лиса осознала себя намертво вцепившейся в боевика, который вжимал её в стену и прикрывал собой от неизвестной опасности.

— С вами всё в порядке? — хрипло спросил Сторкс, немного отстранившись.

— Да, — заверила магиана. — А вы не пострадали?

— Нет, взрыв был не в административном здании.

— Откуда вы…

Поняв, что вокруг них всё действительно спокойно, Лиса замолчала.

— Нужно спешить, — заявил боевой маг и, ухватив её за руку, потащил за собой.

— Куда мы? — спросила Лиса, даже не подумав вырваться.

— К ближайшему портальному кругу, нужно попасть на улицу и оценить обстановку.

Когда они вышли из портала, то увидели зарево пожара слева от себя.

— Это со стороны факультета травников! — прокричала пробегающая мимо них декан артефакторщиков.

— Ларика! — испуганно охнула Лиса, сорвавшись с места.

— Марилиса, стойте! — окликнул её Сторкс, но магиана даже не притормозила.

Её гнал вперёд страх за единственную подругу. Стремительно приближаясь к месту трагедии, Марилиса истово молилась Древним, прося не допустить беды.