Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 7

 

Несколько дней Марилиса старательно избегала магистра Сторкса, не представляя, как сможет посмотреть ему в глаза. Из-за этого стала меньше посещать преподавательскую, заходя туда только в случае крайней необходимости. Хорошо хоть учебные корпуса их факультетов находились на значительном расстоянии друг от друга, это помогло избежать случайной встречи.

А когда Ларика сообщила, что некоторые преподаватели собираются на эти выходные посидеть тесной компанией, и вовсе отказалась, как только услышала имя боевика среди присутствующих.

— Да какие могут быть дела вечером в законный выходной? — возмутилась травница, услышав ответ подруги.

— Неотложные, — заявила Лиса, но увидев скептический взгляд Ларики, пояснила: — Мне нужно закончить портрет к дню рождения леди Велесы. А ещё пересмотреть документы от тех, кто принял моих студентов на практику.

— Так рано? — удивилась травница.

— Я сама не ожидала такого, но, да, некоторые работодатели уже заявили о готовности к сотрудничеству.

— Лис, да ладно тебе, посмотришь их немного позже. Всё равно отвечать им нужно через полтора месяца, когда наступит официальная пора распределения.

— Прости, я действительно не могу.

Казалось, что подруга смирилась с её решением, хотя и смотрела с неодобрением. Вот только Марилиса действительно не была готова встретиться с боевиком. Смущение всё никак не желало проходить, и она боялась наделать ещё больше глупостей.

И магиане вполне удавалось не сталкиваться с магистром Сторксом, пока он сам не выловил её около пустой студии.

— Вы избегаете меня? — раздался тихий голос над ухом Марилисы.

Подпрыгнув от испуга, она резко крутанулась на месте. Увидев знакомое лицо, облегчённо выдохнулаи оперлась о дверь.

— Вы меня напугали, — укорила она мага.

— Простите, не хотел. И всё же мой вопрос остается в силе. Почему вы меня избегаете?

— Почему вы так решили?

— А это не правда?

Проследив за тем, как Сторкс в насмешливом удивлении выгнул бровь, Марилиса недовольно поджала губы. Ей совершенно не хотелось препираться с боевиком, но, кажется, он не оставлял ей другого выбора.

— Я была занята, поэтому не часто появлялась в преподавательской. И вообще, не понимаю, почему данный факт вас так обеспокоил? Раньше мы с вами вообще не общались.

Скрестив руки на груди, Сторкс неожиданно склонился к её лицу, чуть ли не ткнувшись носом в нос магианы. Отпрянув от него, Марилиса распласталась по деревянной поверхности двери, обескураженно глядя на мага.

— А может, я хочу познакомиться с вами поближе, — заявил боевик тихим чуть хрипловатым голосом.

— Боюсь, леди Кирана не одобрит вашего стремления, — спешно ответила Лиса.

— Интересно, и почему же она должна не одобрить моего общения с коллегой? — поинтересовался Сторкс, даже не подумав отодвинуться. — Госпожа Марилиса, какие необычные мысли бродят в вашей голове.

Почувствовав, что начала стремительно краснеть, магиана уперлась руками в грудь боевика, решительно оттолкнув его от себя.

— Простите, мне нужно идти, — заявила она, обходя мага, правда, при этом не осмелившись посмотреть на собеседника.

— Ну вот, теперь вы бежите от меня.

— Магистр Сторкс, к чему весь этот разговор?

Выпрямив спину, Марилиса изо всех сил старалась не показать своей слабости. Вот только повернуться лицом к магистру решимости не хватило.

— Я обидел вас? — Вновь этот тихий голос над ухом, и тёплое дыхание, щекочущее нежную кожу.

Неожиданно Марилиса ощутила исходящий от мужского тела жар проникающий даже через одежду. И это совсем не добавило ей спокойствия. Она вновь почувствовала ту неуверенность и волнение, как и в прошлый раз у себя в гостиной.

Как ни странно, страх, который Лиса постоянно испытывала при виде боевого мага, исчез, уступив место другим эмоциям. Магиана никогда бы не и подумала, что сможет испытать их в присутствии Сторкса. И это… настораживало.

— Нет, но мне действительно нужно идти. — Марилиса опустила голову и стремительно отошла от мага, надеясь, что он не заметил предательского румянца.

А Сторкс, глядя в спину убегающей — по-другому и не скажешь — от него магианы, не смог сдержать довольной улыбки. Реакция девушки не осталась для него незамеченной. Привыкнув подмечать малейшие нюансы в жестах и мимике, он прекрасно видел всё, что от него пытались скрыть.

Правда, бывший наёмник не мог понять, когда эта тихая скромница успела так плотно войти в его мысли? И привлекла бы она его внимание, не реши Нирайн однажды утром изменить свой маршрут?

По сложившейся за время преподавания привычке, боевик перед началом занятий пробегал несколько километров, затем принимал душ и… бегал ещё несколько километров, подгоняя злых и не выспавшихся студентов. Вот только однажды вместо пробежки он решил неспешно прогуляться по территории преподавательских домиков.

В то утро у него было ностальгическое настроение, поэтому хотелось побродить в тишине, вспоминая свой клан, жизнь наёмника и первую, ставшую судьбоносной, встречу с лордом Арайном нор Кирманом.

Вот только поразмышлять ему не удалось. В одном из преподавательских домов резко распахнули окно, и перед ним предстала растрёпанная после сна, но радостно улыбающаяся новому дню художница. Тогда Нирайн мимоходом отметил, как неожиданно сильно магиана отличается от своего привычного сдержанного образа, и прошёл мимо.

А через неделю вновь оказался недалеко от её дома.

Незаметно для себя, Нир всё чаще стал устраивать прогулки, перенеся бег на более раннее время. А вскоре даже перестал отрицать тот факт, что магистр Дорская нравится ему. Он стал осторожно наблюдать за ней, стараясь не выдать своего неожиданно проснувшегося интереса. Вот только магиана как боялась его по совершенно непонятной причине, так и продолжала бояться.

Поэтому Нирайн даже решил поддаться на соблазнительные намёки красивой ведьмы, хотя раньше старательно обходил её стороной. О собственническом нраве и ревнивом характере леди Кираны ходили легенды. Прежде чем красавица оказалась в его постели, Нирайну пришлось чётко указать ей, на что она может рассчитывать. И всё равно он не смог отказать себе в удовольствии утренний прогулки.

Возможно, всё бы так и продолжалось, пока скромная художница окончательно не позабылась бы боевиком, но, как на зло, его однажды утром заметил Ридан. Некромант только пару недель назад впустил его в свой ближний круг и теперь просто горел желанием доказать новому другу свою преданность. И, конечно же, правильно истолковав тайное любование Нирайном одной конкретной магианой, тут же захотел помочь воссоединить два любящих сердца!

С чего Ридан решил, что Нирайн и магистр Дорская без памяти любят друг друга, одним Древним ведомо, но к своей ответственной миссии подошёл основательно. Сначала, как и сам боевик, внимательно наблюдал за девушкой, изучая её. А затем начал понемногу сближаться с ней. В итоге, госпожа Марилиса стала избегать не только Нирайна, но и Ридана!

Николас, глядя на все эти пляски мага смерти, только потешался над ними. Правда, при этом зорко следя за тем, чтобы Нир не прибил новообретённого друга. И с каждым разом это было сделать всё сложнее.

Вынырнув из своих мыслей, Нирайн отправился на обход территории. По давно сложившейся традиции, четверо преподавателей осматривали академию по вечерам, прежде чем на стражу заступала ночная охрана. На этой неделе была очередь Сторкса, в компании двух некромантов и преподавательницы с театрального факультета.

Медленно идя по территории, он вспоминал приватный разговор с ректором, состоявшийся несколько дней назад. Нир и раньше замечал, как трепетно лорд Арайн относится к госпоже Марилисе, правда, не мог понять, чем вызвано такое отношение. А после их беседы, окончательно убедился в этом. Архимаг ничего конкретного тогда не сказал, но настоятельно просил присмотреть за художницей, утверждая, что так ограждает её от неуместного внимания дознавателей.

Поверил ли ему Нирайн? Несомненно! И всё же боевик прекрасно осознавал – ему была сказана только необходимая часть правды. Приходилось признать, любопытство мучило и требовало удовлетворить потребность в раскрытии тайны странных отношений убеленного сединами ректора и молодой преподавательницы.

Мысль о любовной связи между ними он отмел сразу, как не стоящую внимания. Уж такие отношения он бы точно заметил. Любовников всегда выдавали жесты, взгляды и какие-то, казалось бы, незначительные фразы. А за архимагом и магистром Дорской ничего подобного замечено не было.

Сильно задумавшись, он чуть не пропустил тот момент, когда должен оказаться на территории драконьих загонов.

— Расслабился. — Нир недовольно поморщился. — Теряю квалификацию.

Осмотрев территорию, представляющую из себя многокилометровую площадку, поделённую на зоны, маг настороженно замер. Здесь оказалось слишком тихо, а в местах обитания большого количества ездовых драконов это было, в принципе, невозможно. Значит, что-то затевалось!

Осмотревшись и никого не заметив, Нирайн недобро прищурился и… исчез. Ещё секунду назад боевой маг стоял посреди дорожки, усыпанной белыми камешками, а затем будто растворился. Если бы кто-то внимательный потрудился отыскать бывшего наемника, то с удивлением обнаружил бы того выходящим из тени первого ангара.

Ходящих теневыми тропами было мало в мире Корна, и они предпочитали не афишировать свой дар, если не желали попасть под пристальное наблюдение властей. Ведь их способность, если можно так сказать, буквально вопила о возможности нарушить закон. Всем от мала до велика известна простая истина: самые легендарные воры были теневиками. Кто ж в здравом уме станет им доверять?

Прислушавшись, Сторкс не уловил ничего необычного, кроме тишины. В кронах деревьев, высаженных давным-давно на границе хозяйства драконьих наездников, шумел ветер. Ему вторило могучее дыхание драконов, создавая, ставший привычным за пять лет шум. Солнце недавно скрылось за горизонтом, и теперь дорожки, загоны и полигоны освещали магические фонари.

Уже почти пройдя первый ангар, Нирайн уловил еле слышный шорох. Поняв, что кто-то проник к драконам, предварительно усыпив их, маг усмехнулся и отошёл от двери. Удобно расположившись на траве, он принялся ждать развития событий.

«Интересно, зачем они попытались усыпить абсолютно всех драконов?» — размышлял преподаватель, когда заметил машущего ему из-за угла второго ангара декана факультета наездников.

В принципе, это был не совсем факультет, скорее дополнительное отделение для всех желающих. Конечно же, чаще всего на него записывались боевые и стихийные маги, хотя встречались и представители других факультетов. Ну, кроме некромантов. Вот у них отношения с драконами никогда не складывались. Не любили могучие создания магов смерти.

Махнув в ответ, Нирайн переместился к нему.

— Обход? — лаконично спросил магистр Торинс.

— Да, — ответил Сторкс. — Кто-то из первокурсников опять пытается добыть чешуйку со лба дракона?

— Ага, вот жду, когда моим подопечным надоест притворяться спящими.

— Так зачем эти прохвосты всех усыпляли?

— Дурни потому что. Сила есть, а вот ума ещё не набрались.

— Как-то богат этот год на неумные таланты.

Лорд Ириан согласно кивнул. Каждый год кто-нибудь из только что поступивших старался доказать свою удаль, собственноручно добыв чешуйку, а не купив её в лавке магических ингредиентов. А всё из-за одного весельчака, пустившего лет пятьдесят назад слух о том, что именно добытые, а не отвалившиеся во время сезонной линьки чешуйки являются самыми лучшими ингредиентами.

Конечно, уже давно в эту чушь никто не верил. После третьего нашествия на драконов, предыдущий ректор популярно объяснил студентам, как сильно он разочарован, что в академию набрали столько неумных олухов. Зато традиция продолжала жить, ведь находилось много тех, кто так хотел доказать свою смелость.

Именно поэтому сейчас два преподавателя сидели в тени ангара, тихо переговариваясь и ожидая результатов вылазки студентов. Ещё ни разу ни одному из горе охотников не удавалось разжиться чешуйкой. А всё потому, что драконы телепатически общались не только между собой, но и могли передавать мыслеобразы наездникам. Видимо, в этот раз студенты учли их особенность и решили усыпить абсолютно всех драконов. Только не подумали об одной маленькой детали — на одного дракона нужна драконья доза снотворного. А заклинание сна и вовсе недолго действует на них.

— Что-то долго они, — нарушил тишину Нирайн.

— Брусничка передала образ пытающейся вскарабкаться по ней рыжеволосой девчонки, — поведал магистр Торинс. — Спрашивает, можно ли помочь ей немного, а то щекотно.

— Дожили! Раньше только парни такой чепухой страдали, а сейчас…

Договорить боевой маг не смог. Из первого загона раздался визг, рык и треск ломаемой перегородки. Подскочив, маги ринулись к загону, спеша узнать, что произошло. А когда вбежали внутрь, увидели довольно забавную картину. Красный дракон, а вернее драконица, держала в вытянутой лапе растрёпанную девчушку, не переставая зовущую шёпотом маму. Казалось, студентка потеряла разум от страха, оказавшись так близко к морде дракона.

— Что случилось? — поинтересовался Сторкс.

— Брусничка говорит, что это рыжее недоразумение поскользнулась и полетела в низ. Пришлось ловить. Так же она просит прощение за сломанную изгородь, нужно было извернуться, пытаясь спасти студентку.

— Ничего, это не её вина, а всяких надоедливых… Студентка, вы там живы?

— Мама… Мамочка… — раздалось в ответ.

— Так, ясно. — Нирайн вздохнул и перевёл взгляд на драконицу. — Можешь опустить её?

Шумно выдохнув, Брусничка осторожно поставила девушку на землю и легонько подтолкнула когтем в сторону боевика. Сделав несколько неуверенных шагов на подгибающихся от страха ногах, студентка упала в объятия Сторкса и, вцепившись в него будто клещ, продолжила шептать свою молитву.

— Если вы сейчас же не прекратите, я верну вас Брусничке, — пригрозил Нирайн, пытаясь отстранить от себя студентку.

— Кому? — ошалело выдохнула она, сфокусировав взгляд на лице мага.

— Ей! — грозно выдал маг, некультурно ткнув в драконицу пальцем.

— Мамочка-а-а! — заголосила пуще прежнего студентка, готовясь обвиться вокруг шеи преподавателя на манер шарфа.

Брусничка укоризненно рыкнула, обдав людей горячим дыханием, а декан Торинс в это время самым наглым образом ржал. Недовольно покосившись на наездника, Сторкс вновь попытался отодрать от себя студентку, но та имела совсем другое мнение на этот счёт.

— Студентка, вы с какого вы факультета? — попытался отвлечь её боевик.

— Художников, — выдохнула девчушка, а в ангаре образовалась мёртвая тишина.

Даже активно порыкивающие драконы резко замолчали, недоумённо покосившись на мелкого детёныша людей. За те полсотни лет, в течение которых студенты лазили к ним, кого тут только не было: боевики, стихийники, некроманты, ведуны, целители, травники и артефакторщики. А вот художница попалась впервые…

Да и этому факультету, вроде как, чешуйка была совершенно без надобности. В состав красок она не входила, для заклинаний объёма и цикличности тоже не нужна. Поэтому совершенно непонятно, зачем студентка пробралась сюда.

— Надо вызвать госпожу Марилису, — предложил лорд Ириан. — Возможно, мы сможем разобраться и без участия ректора. Всё же художники никогда раньше такой глупости не совершали.

— Куда пойдём? — поинтересовался Нирайн, прекратив бесплодные попытки отцепить студентку.

— Ко мне в кабинет, — ответил наездник, открывая портал.

Всё то время, пока они ждали прихода магистра Дорской, студентка так и просидела, прижавшись к боевику. Кажется, бедолага до сих пор не могла поверить, что ей ничего не угрожает.

Увидевшая эти объятия госпожа Марилиса возмущённо посмотрела на боевика.

— Магистр Сторкс, что вы делаете?!

— Спасаю драконов от надоедливых студентов, — едко ответил тот.

— Мароша? — Художница перевела удивлённый взгляд на свою студентку.

— Прости-и-те-е-е! — разревелась та, бросившись в объятия своего преподавателя.

Спустя полчаса слёз, уговоров и увещеваний студентка всё же смогла поведать, по какой причине оказалась ночью в загоне драконицы. Из-за глупого спора, но с кем именно, Мароша не пожелала говорить. Она оказалась слишком гордой и упрямой. А её оппонент быстро распространил эту весть среди студенческой братии, в итоге, у начинающей художницы просто не осталось выбора.

Как проходила подготовка, и кто научил девушку заклинанию сна, она так и не призналась. Но после него, магистр Дорская почувствовала непреодолимое желание заняться воспитанием того, кто подверг жизнь одной из студенток такой опасности.

Как оказалось, Мароша Сорикова до ужаса боялась драконов. В детстве она испугалась их грозного рыка, когда отец взял малышку посмотреть соревнование наездников. С тех пор страх перед ними не желал проходить, доводя иногда до нервного срыва. Который и констатировала у студентки вызванная деканом Торинсом дежурная целительница.

Девушка была отправлена в целительский блок до оглашения наказания. Всё же она нарушила запрет, потревожив драконов, и чуть не пострадала из-за своей глупости.

Сторкс вызвался проводить Марилису до дома, и ей пришлось согласиться. Она заподозрила, что стоит только попытаться найти повод отказаться, как боевик тут же решит продолжить их недавний разговор. А магиана была совсем не готова обсуждать своё отношение к Нирайну Сторксу при посторонних.

— Как будем искать тех, кто подбил её на спор? — спросила Марилиса, чтобы хоть как-то прервать неловкую тишину.

— Вряд ли мы их найдём, — ответил боевик, стараясь не обгонять идущую рядом девушку. — Стукачей не любят, и студентка Сорикова прекрасно знает об этом. Ну а тот, кто подбил на спор, тем более не захочет сознаваться.

— Но ведь она могла пострадать!

— Значит, пусть рассматривает эту ситуацию как жизненный урок. Иногда стоит поумерить свою гордость и упрямство. Или не поддаваться на провокации. Хотя здесь есть и хороший момент.

— Это какой же? — Марилиса выгнула бровь, со скепсисом посмотрев на боевика.

— Несмотря на свой застарелый ужас, она смогла приблизиться к драконице и даже попыталась залезть на неё, при этом не лишившись рассудка от страха.

— Вам не кажется, что вы немного перебарщиваете?

Резко затормозив и преградив тем самым дорогу Лисе, Сторкс пристально посмотрел ей в глаза.

— Я рад, что в вас не живут такие страхи. Поверьте, мне много раз доводилось видеть тех, кто лишался рассудка, не сумев побороть свой ужас перед чем-то.

Это не было произнесено вслух, но Марилиса буквально кожей ощутила слова о том, как магистру Сторксу доводилось подталкивать людей именно в этом направлении.

«Бывший наёмник самого могущественного клана южного материка, — мелькнула в голове мысль. — Не хотелось бы мне оказаться его целью».

— Вы замёрзли? — поинтересовался Сторкс, заметив, как Марилиса зябко повела плечами.

— Да, немного, — не стала отрицать Лиса. — Вечера и ночи уже довольно холодные.

— Так, может, стоило воспользоваться портальным кругом, а не идти пешком?

На этих словах Марилиса, успевшая сделать несколько шагов, споткнулась и удивлённо замерла. Она совершенно забыла о существовании порталов, и это было очень странно. Ведь магиана только и думала о том, как бы быстрее добраться до дома, но самый быстрый способ просто вылетел у неё из головы.

— С вами всё хорошо? – обеспокоенно поинтересовался боевик, придержав художницу за талию.

— Да-да, не беспокойтесь! — поспешила заверить она, спокойно отстранившись и стараясь не показать и грамма волнения. — Я невнимательна, видимо за что-то зацепилась.

— Держитесь за меня, я не дам вам упасть, — посоветовал Сторкс, положив руку магианы себе на сгиб локтя.

— Нет, что вы, я…

— Я вас не съем, перестаньте вырываться. Просто хочу помочь дойти до дома без приключений, раз уж вы не захотели воспользоваться портальным кругом.

— Благодарю! — выдохнула Марилиса, почувствовав, как щёки обдало жаром.

Вот только сознаваться в своей забывчивости она совсем не собиралась. Стоило только представить, как на это заявление отреагирует боевик, и что вообще он может подумать, как всякое желание откровенничать тут же пропадало. Благо до преподавательских домиков оставалось совсем немного.

И, конечно же, они не могли дойти до них без неприятностей.

— Нирайн? — раздался удивлённый голос, а Марилиса еле сдержала стон отчаяния.

«Кошмар, как я только могла оказаться в такой патовой ситуации? — с грустью подумала она, посмотрев на стоящую напротив них ведьмачку. — Мне, точно, конец!»

— Кирана, что ты здесь делаешь? — спокойно спросил Сторкс, словно это не его ревнивая любовница застукала ночью идущего под ручку с другой женщиной.

— Я заходила к тебе домой, но тебя там не было, — ответила магистр Наройская. — Теперь понимаю, почему.

— Да, я сегодня дежурил, как и прошлые три дня до этого. Ты забыла?

— Действительно, забыла. — Скрестив руки на пышной груди, леди Кирана наигранно удивлённо поинтересовалась: — А разве магистр Дорская тоже сегодня дежурит?

— Это допрос?

Под недовольным взглядом серых глаз, Лиса почувствовала себя, мягко говоря, неуютно. Захотелось немедленно сбежать и спрятаться в хорошо охраняемом помещении в надежде, что там ревнивица её там не достанет.

— Мне лучше уйти, — тихо сказала она, отступив от боевика. — А вам нужно поговорить наедине.

— Вы точно дойдёте одна? — спросил Сторкс, слегка нахмурившись.

«Да он смерти моей хочет! — с тоской подумала Марилиса. — Леди Киара мне этого точно не простит!»

— Да, мы уже практически рядом с домом, — заверила и, спешно распрощавшись, ушла.

Ей казалось, она не шла, а неслась над землей, стремясь поскорее скрыться от разозлённой ведьмы. Очень хотелось верить, что магистр Сторкс всё объяснит леди Киаре и уладит недоразумение, но в это слабо верилось. Маг вполне мог заупрямиться, не желая вообще что-либо объяснять.

Стремительно войдя в свой дом, Марилиса заперла дверь и, сползя по деревянному полотну вниз, обреченно простонала:

— Мне точно не жить!