Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 6

 

С момента убийства прошло две недели. Ректор ввёл пропуска на выход из академии, чего раньше за данным заведением никогда не наблюдалось. Вполне было достаточно оставить запись в журнале о выходе в город, а магически зачарованная тетрадь окрашивала имя студента в жёлтый или синий цвет. В зависимости от того, позволено ли данному человеку покидать пределы академии.

Сейчас же этого стало недостаточно. При студентах должен был находиться пропуск, заверенный деканом или преподавателем только того факультета, на котором они обучались. Так же запрещалось покидать академию по одному, что вызвало неприятие у боевиков и стихийников. Особенно у парней, уверенно заявивших о своём умении постоять за себя.

Преподаватели, конечно, быстро продемонстрировали ошибочность их мнений, но недовольных всё равно оказалось очень много. Особенно когда стало известно, что убийцу быстро найти не удастся. Убитая студентка принадлежала к старому ведическому клану, который ставил всем своим новорожденным детям одну любопытную магическую печать.

Из-за этой печати, некроманты не могли вызвать дух умершей, чтобы она смогла рассказать о своём убийце. Клан, решивший так защититься от опасности пленения их душ магами смерти,, создал значительные проблемы следствию.

Вызванные безутешными родителями дознаватели с разрешения ректора шныряли по всей академии, выпытывая всё, что им было известно о жизни студентки. Марилису тоже вызывали, причём три раза. А ведь она подпадала как раз под ту категорию людей, которых должны были допросить всего один раз.

Мало того что Лиса преподавала на другом факультете, так ещё и дежурила в противоположной от убийства стороне. Но кто-то сообщил дознавателям о её тайном поклоннике, и они вцепились в магиану словно рапник.

Неожиданно выяснилось, что жертва по внешности и сложению схожа с магистром Дорской. Следователи радостно принялись копать в ту сторону, при этом, не забывая строить и другие предположения. Вот только Лисе от этого легче не становилось.

Ей приходилось раз за разом пересказывать моменты, когда она находила подарочные коробки у своей двери. По несколько раз подряд повторять одно и то же, когда дознаватель пытался поймать её на лжи, задавая каверзные вопросы. И вскоре Марилиса почувствовала себя преступницей, причастной к убийству несчастной студентки.

Неизвестно, сколько бы это ещё продолжалось, если бы не вмешался лорд Арайн. Магиана не знала, о чём наставник говорил с начальником дознавателей, но выглядел тот крайне недовольным. Правда, Марилиса ни сколько ему не сочувствовала.

— Магистр Дорская, вы можете быть свободны, — сказал ректор, ободряюще ей улыбнувшись. — Господин Годский больше не имеет к вам никаких вопросов.

— Но попрошу академию не покидать, — решил оставить последнее слово за собой щуплый невысокий мужчина, с неприятным, цепким взглядом голубых глаз. — Могут понадобиться кое-какие уточнения.

— Которые вы легко найдёте в своих протоколах, — с нажимом в голосе заявил лорд Арайн. — Я позволил вам и вашим людям шнырять по академии, в надежде найти убийцу нашей студентки.

— Мы этим и занимаемся, — Годский смело посмотрел архимагу в глаза.

— Вот и занимайтесь, не отвлекая попусту преподавательский состав.

Не желая становиться свидетельницей спора непосредственного начальника и главы дознавателей, Марилиса быстро попрощалась и поспешила покинуть кабинет, выделенный сыщикам. Главное, что её больше не будут донимать вопросами, отвлекая от занятий.

Жизнь сразу заиграла яркими красками, обещая только положительные моменты. Тем более тайный поклонник не давал о себе знать всё это время, и Марилиса надеялась, что он, наконец, отстал от неё.

Уже практически дойдя до учебного корпуса своего факультета, Лиса встретила чем-то крайне недовольного магистра Волфуса. А как всем было известно, недовольный некромант — опасный некромант. В таких случаях нормальные люди спешили убраться с пути магов смерти.

Вот только Марилисе прятаться было негде. Если только не нырнуть в кусты, выполнявшие функцию декоративного забора перед учебным корпусом. Но, во-первых, поступать так было крайне не солидно, всё же она преподаватель, магистр. А во-вторых, некромант уже заметил её и целенаправленно двинулся в сторону магианы. Пришлось смириться и попытаться как можно быстрее отделаться от его общества.

— Магистр Дорская, я как раз искал вас, — сообщил декан Волфус, как только приблизился к ней.

— Слушаю вас, — как можно спокойнее ответила Марилиса.

— К сожалению, мне нечем вас порадовать. Нам не удалось узнать, кто ваш тайный поклонник.

— А вы его искали?

Марилиса действительно была искренне удивлена данным фактом. Ей казалось, сейчас все заняты только тем, что пытаются найти убийцу.

— Да, даже из-за этих печальных событий мы не забыли о вашей проблеме. И, если честно…

— В чём дело? — Лиса удивилась, когда увидела нерешительность, мелькнувшую в тёмных глазах.

— Я склонен согласиться с дознавателями, — наконец ответил лорд Ридан. – Вполне может так оказаться, что ваш поклонник и убийца студентки – один и тот же человек.

— Почему…

— Прекрати её пугать, — раздался позади них недовольный голос магистра Сторкса.

— Я не пугаю, а довожу до сведения госпожи Марилисы свои размышления, — спокойно ответил некромант. — Считаю, она должна знать.

— Ридан, твои выводы ничем не подтверждены, — не согласился боевик, став практически вплотную к магиане. — Всё это могло быть простым совпадением.

— Я не утверждаю, что мои выводы единственно верные, но и отрицать…

— Вот пока не узнаешь точно…

— Магистры! — Лиса решила обратить на себя внимание, пока спор не перерос в нечто неконтролируемое. — Мне нужно идти на факультативные занятия, поэтому, не будете ли вы столь любезны, через два часа составить мне компанию за чашечкой чая? — Увидев их ничего не понимающие взгляды, уточнила: — Я заказала пирожные в кондитерской «Добряка Торма». Нигде больше нет такой вкусной выпечки, как там!

— Почту за честь составить вам компанию. — Магистр Волфус растянул губы в довольной улыбке.

— Я буду, — коротко ответил магистр Сторкс и утянул некроманта в противоположную от учебного корпуса сторону.

Оставшееся до встречи время Лиса старалась полностью отдаться любимому делу, но разговор с магом смерти всё равно постоянно всплывал в голове. Ей до ужаса не хотелось, чтобы лорд Ридан оказался прав, но и игнорировать его слова не могла. Если некромант решил о чём-то предупредить, лучшим решением будет прислушаться к нему.

Заметив задумчивое состояние своего преподавателя, студенты старались как можно меньше беспокоить её. Обмениваясь многозначительными взглядами, они иногда сочувствующие смотрели на художницу. Все знали о том, что дознаватели вцепились в преподавательницу мёртвой хваткой, и возмущались данному факту. По их мнению, спокойная и тихая магистр Дорская никак не могла быть причастна к убийству, пусть даже и косвенно.

В головах юных магов постоянно мелькали самые невероятные предположения о том, из-за чего бы могли так жестоко убить студентку. И госпожа Марилиса там точно не, фигурировала.

Заботясь о своем преподавателе, студенты разошлись спустя полтора часа, сославшись на срочные дела. Ещё до факультатива они договорились, что не будут задерживать магиану слишком долго.,. И лишь Одар Вадейский остался в студии, не спеша покидать помещение.

— У тебя что-то случилось? — поинтересовалась Марилиса, заметив, как медленно и неохотно парень убирает рабочее место.

— Нет, но я знаю, что у вас проблемы, — ответил тот, сжав кисти в руке до побелевших костяшек пальцев.

— У меня? — Удивлению Лисы не было предела. — Не понимаю, о чём ты говоришь.

— Я знаю, что дознаватели нагло пользуются своим положением, доставая вас расспросами! — горячо заявил Одар, стремительно приблизившись к преподавательскому столу.

— Ах, ты об этом. — Марилиса ласково улыбнулась взволнованному студенту. — Не беспокойся, у меня нет никаких проблем. А дознаватели просто занимаются своим делом.

— Но вы же не имеете никакого отношения к убийству! Если хотите, я поговорю с отцом, и он призовёт их к порядку. Семья Арлины Панской с восточного материка, как и мы, поэтому…

— Одар, успокойся! — Марилиса немного повысила голос, положив руку на плечо парня. — Я же сказала, беспокоиться совершенно не о чем, но благодарю тебя за желание помочь.

Одар вин Вадейский происходил из древнего и знатного рода, славящегося боевыми магами. Все мужчины семьи Вадейских выбирали военную карьеру, верой и правдой служа своей стране. Слава о них гремела не только на родном материке, но и на остальных. Поэтому, когда младший сын главы семьи пожелал стать художником, разгорелся грандиозный скандал.

Марилиса знала, какого труда Одару стоило настоять на своём и поступить в академию Магического Познания. Вернее, слышала историю о том, как младший сын сбежал из дома, а потом отказался вернуться. И только благодаря вмешательству ректора, ему удалось хоть немного примириться с семьёй. Поэтому действительно была искренне благодарна за заботу, прекрасно представляя, как бы ему было тяжело разговаривать с отцом. А тем более, просить его об услуге.

— Я просто не хочу, чтобы вам докучали. — Парень сразу поник и с грустью посмотрел на магиану.

Правда, на секунду Марилисе показалось, что в его глазах мелькнула злость.

— Одар, не всё бывает так, как мы того хотим, — мягко сказала Марилиса, отступая на шаг назад. — Но я взрослый, самостоятельный человек, и поверь, способна постоять за себя. А теперь иди, и не забывай, что завтра мы с тобой встречаемся для обсуждения дипломной работы.

Именно в этот момент магистры Сторкс и Волфус появились в студии. Оглядев помещение, некромант лениво заявил:

— Прекрасно, не придётся никого поторапливать, они сами разбежались. Госпожа Марилиса, вы готовы?

— Да, вполне, — ответила художница и поторопила своего студента: — Поспеши, а то на ужин опоздаешь.

Сама она редко ходила в общую столовую, предпочитая готовить дома, но в общежитии такой возможности не было. Поэтому Одар имел все шансы лечь спать на голодный желудок. Если его не решат покормить сердобольные сокурсницы.

Когда они втроём подошли к дому магианы, там её ожидал не совсем приятный сюрприз. Около двери лежал букетик голубых хариз перевязанных синей атласной ленточкой. Смотрелось, конечно, очень мило, но в свете последних событий…

— Он чист, — заявил магистр Волфус, пока Марилиса раздумывала над тем, как поступить с неожиданным презентом.

— И это не ваш таинственный поклонник, — добавил магистр Сторкс.

— Почему вы так думаете? — удивилась Лиса.

— Во-первых, букет не похож на обычные презенты, а во-вторых, положивший его совершенно не скрывался, — пояснил боевик. — Видны следы того, кто это сделал. Даже магический фон не пытались скрыть. Скорее всего, это кто-то из студентов захотел вас так поддержать.

Осмотревшись по сторонам, но так и не увидев тех следов, о которых говорил маг, кроме, конечно же, магического фона, Лиса забрала букет из рук некроманта.

— Знакомый след, — пробормотала она, вдохнув сладковатый аромат. — Это мои студентки.

— Хорошо, что мои студенты не додумались бы меня поддержать в трудный период жизнь, — хмыкнул лорд Ридан.

Представив, какой подарок юные некроманты могли бы преподнести своему преподавателю, Лиса вздрогнула и поспешила перевести тему.

— Я обещала вам чай и пирожные, а сама держу на пороге. Проходите и располагайтесь, я скоро вернусь.

Оставив мужчин в небольшой гостиной, Марилиса поспешила на кухню. Поставив букет в пустую банку, решила позже перенести его к себе в спальню. При посторонних, особенно таких, как магистры, она, почему-то, стеснялась туда заходить.

Спустя время, когда чай был разлит, пирожные поставлены на стол в красивой тарелке, а Марилиса, наконец, присела, лорд Ридан сказал:

— Думаю, не стоит затягивать нашу встречу и дать возможность госпоже Марилисе отдохнуть.

— Этого разговора могло вообще не быть, если бы ты не захотел поиграть в сыщика, — не преминул уколоть друга боевик.

— Может, расскажете мне, почему вы согласны с дознавателями? — поспешила спросить Лиса, желая избежать спора.

— Всё очень просто. — Некромант пожал плечами, бросив на Сторкса настороженный взгляд. — Я сужу по последнему подарку от вашего поклонника. Его значение на языке цветов и навеянный сон, вкупе с внешностью убитой наводит на неприятные размышления.

— Это могло быть простым совпадением, — быстро сказала Марилиса. Даже слишком быстро.

Ей не хотелось верить, что все выводы мага смерти могут оказаться правдой. Становилось страшно от таких предположений, особенно когда не удавалось понять, чем настолько сильно привлекла к себе внимание.

— Могло, не спорю, — не стал настаивать лорд Ридан. — И всё же исключать такую возможность не стоит.

— Ты нашёл что-то, что могло бы указать на верность твоих суждений? — поинтересовался боевик.

— Нет, это то и злит! Ни одного мало-мальски значимого следа. Ваш поклонник, госпожа Марилиса, невероятно хорош в заметании следов.

— Значит ли это, что мой поклонник преподаватель нашей академии? — тихо спросила Лиса, сжав руки в кулаки.

— Не обязательно, — заверил её магистр Сторкс. — Это может быть и старшекурсник.

— Значит, ты всё-таки согласен со мной? — уточнил маг смерти.

— А я и не говорил, что не согласен. Просто просил не пугать госпожу Марилису раньше времени.

— Господин Нирайн, вам удалось что-то узнать? — спросила у него магиана, впервые обратившись не по фамилии.

— Тоже самое, что и Ридану. — Боевик качнул головой и поспешил заверить: — Мы обязательно узнаем, кто за этим стоит, как только у нас под ногами перестанут крутиться эти… дознаватели.

— И чем же они вам так помешали? — удивилась Марилиса. — Они ведь прибыли по просьбе родителей погибшей студентки и ректор разрешил…

— Им здесь находиться только из уважения к главе рода Панских, — закончил магистр Волфус. — Уверен, вскоре лорду Арайну надоест этот балаган и шпионы, старательно пытающиеся узнать хоть какие-нибудь секреты академии.

— Какие ещё шпионы? — опешила Марилиса, переводя растерянный взгляд с одного мужчины на другого.

Над ухом у девушки что-то тренькнуло, а некромант резко подобрался.

— Прошу меня простить, но мои оболтусы пытаются взломать лабораторию. — Встав из кресла, лорд Ридан широко улыбнулся. — Я, как ответственный преподаватель и декан, всем сердцем радеющий за свой…

— Только не закапывай их на пустоши близ Горанска, — перебил его боевик. — Мэр тебе этого точно не простит.

— Хорошо, не буду, — легко согласился некромант, открывая портал прямо посреди гостиной. — Есть ещё много…

Что именно хотел сказать магистр Волфус, так и осталось тайной. Марилиса ещё некоторое время смотрела на то место, где исчез маг смерти, а затем несмело поинтересовалась:

— С ними ведь всё хорошо будет?

— Вполне, — подтвердил Сторкс. — Ридан действительно хороший преподаватель. С его приходом в академию, смертность среди студентов факультета некромантии значительно снизилась.

— Ну, раз вы так говорите… — Марилиса не хотела показать своего недоверия к словам боевика, но уж очень довольным выглядел магистр Волфус. — Тогда, может быть, вы расскажете мне про шпионов?

— Со шпионами всё, как всегда. Сильные мира сего используют любую возможность выведать как можно больше тайн нашей академии. Вы ведь должны знать историю возникновения данного учебного заведения и причину, по которой ректор Аргус Боринский сражался за её независимость?

Судя по вопросительному взгляду магистра Сторкса, это был не риторический вопрос. Чувствуя себя студенткой, перед строгим экзаменатором, Лиса ответила:

— Когда около семи тысяч лет назад в нашем мире случился катаклизм, из-за чего единый материк разделился на пять частей, приобретя форму цветка, в наш мир пришла магия. Спустя полтысячелетия Древние, попавшие в наш мир во время катаклизма, смогли немного стабилизировать ситуацию, научив людей владеть магией. Тогда же Ориан Радоский начал строительство академии, став в ней первым ректором, а этот материк получил имя его рода.

— Именно из-за того, что наша академия долгое время была единственным учебным заведением, собравшим под своей крышей выдающихся магов, в её библиотеках скопилось множество свитков с разработками удивительных, мощных и опасных заклинаний, — дополнил боевик. — Поговаривают, что многие заклинания так и не увидели «свет», когда их признали слишком опасными для применения.

— Наша история знает много примеров, когда такие заклинания уничтожали иногда целые государства, — согласилась Марилиса, подлив чай в опустевшую чашку магистра Сторкса. — Именно поэтому ректор Боринский и решился на такой шаг. Правда, в течение почти четырёх веков академии пришлось выдержать множество осад, пока, наконец, не было подписано соглашение Вуарта, в котором указывалось, что академия получает статус независимого учреждения. И, если честно, я рада этому. Неизвестно, к чему бы мы пришли, не получи академия независимости.

— Скорее всего, уничтожили бы мир. Древние уже давно самоустранились, оставив нам на откуп всё, что построили. Некоторые считают, будто они и вовсе покинули Корн. Вот только это не мешает охочим до власти людям попытаться получить могущество при помощи свитков из тайной библиотеки. Поэтому сейчас некоторые прибывшие к нам следователи параллельно подрабатывают шпионами.

— К своему стыду должна признать, что я ни о чём подобном не знала и даже не подозревала.

— А вам и не нужно было этого знать. Если бы не настойчивый интерес дознавателей, вся эта кутерьма могла пройти мимо вас. По крайней мере, теперь они больше не станут надоедать.

Марилиса на некоторое время замолчала, погрузившись в свои мысли. А когда очнулась и увидела, как пристально боевой маг изучает её лицо, наконец, поняла, что они остались совершенно одни в гостиной.

«А ведь я и забыла о своём страхе перед ним, — удивилась Лиса, быстро отведя взгляд в сторону. — Не ожидала, что смогу так легко общаться с магистром Сторксом».

Правда, сейчас ей стало довольно неуютно в обществе мага. Как-то сразу вспомнилось, какой он сильный, и она, точно, не сможет ему ничего противопоставить.

— Кажется, мне уже пора, — прервал затянувшееся молчание магистр Сторкс.

— Да, конечно, — быстро согласилась Лиса и смутилась, поняв, как некрасиво её поспешность выглядит со стороны.

Посмотрев на мага, чтобы понять, не обиделся ли он на неё, Марилиса успела заметить мелькнувшую в зелёных глазах насмешку. Ей уже давно не было так стыдно. И более всего удручал тот факт, перед кем она так опростоволосилась.

— Простите, я… — она попыталась сгладить неловкость.

— Вам нужно отдохнуть, — мягко перебил маг. — Сегодня выдался трудный день. А ещё неизвестно, сколько таких дней ждёт впереди.

Когда Сторкс вышел за дверь, Лиса прижалась лбом к прохладной деревянной поверхности, еле сдерживаясь, чтобы не постучаться об неё головой. Осознание того, как она опозорилась перед магом, показав свой страх, жгло калёным железом в груди.

— И с чего я вообще решила, что ему захочется со мной что-нибудь сделать? — тихо укорила девушка саму себя, так и не отойдя от двери. — Да по сравнению с леди Кираной, я совсем невзрачная! Такой мужчина, как Нирайн Сторкс, и не взглянет на меня!

Сейчас её совсем не волновало, что может подумать ведьма, когда узнает о сегодняшних посиделках. Стыд и сожаление полностью поглотили магиану. И уже в который раз она пожалела о необходимости постоянно быть настороже, пусть в академии действительно было безопасно.

Лисе хотелось хоть ненадолго почувствовать себя беззаботной и не вспоминать каждый раз об осторожности. И только укоренившиеся с детства привычки не давали ей поступить так, как хотелось.

— Интересно, хоть когда-нибудь у меня будет нормальная жизнь? — спросила она у тишины и, не получив ответа, побрела в спальню.

А в это же время с крыльца её дома, наконец, спустился магистр боевой магии, до этого момента стоявший там полностью погружённый в свои мысли. И прежде чем уйти к себе, он не удержался и бросил пристальный взгляд на плотно занавешенное окно.

Конечно же, сейчас ничего нельзя было увидеть, но Сторкс совершенно не расстроился. Завтра наступит новый день, а с ним придёт и прекрасное видение, за которым он наблюдал уже несколько месяцев.