Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 18

 

Когда Нирайн подошёл к месту трагедии, там уже работал целитель. Студентка лежала на каменном полу в заляпанном кровью белоснежном платье. Маг тут же узнал первокурсницу, которая танцевала в паре с Одаром Вадейским.

— Кто её нашёл? — спросил боевик, обращаясь к ректору.

— Студентки с факультета травников, — ответил лорд Арайн, кивнув на стоявших чуть в отдалении девушек.

— Она встречалась с Вадейским, — сообщил Нир, внимательно осматривая место преступления. — Стоит с ним побеседовать.

— Не сейчас, у нас есть более важная задача. — Леди Киара указала на пол, около руки девушки.

Присмотревшись, Нирайн увидел начертанную кровью древнюю руну: треугольник с кругом на одном из углов. Скорее всего, юная ведьма, прежде чем потерять сознание, успела оставить подсказку. Что было довольно удивительно, ведь удары по голове и в живот не оставляли ей практически никаких шансов.

— Это древний знак, обозначающий аристократов, — вспомнил боевой маг, покосившись на вышедших из порталов Николаса и Ридана. — Но у нас здесь их целая куча.

— Не совсем так, — сказала ведьма. — Этот знак ставился при обращении к определённому человеку. Например, как лорд или леди.

— И опять же… — начал Нирайн, но замолчал осенённый неожиданной догадкой. — Милорд!

В следующее мгновение Ридан закрыл собой Николаса, а на его лице начали проступать тонкие чёрные полосы, складываясь в замысловатый рисунок. Глаза некроманта начала заволакивать тьма, и целитель, отвлёкшийся от лечения, непроизвольно охнул. Ему ещё никогда не доводилось видеть мага смерти достигшего такого уровня мастерства.

— Ридан, стой! — Николас положил руку на плечо друга. — Я ценю твоё доверие, но дракой ничего не решить.

— Кто-то с-специально подс-ставил тебя! — не согласился некромант, впрочем, не делая попыток к нападению.

— Я так же, как и ты, верю Николасу, — сказал Нирайн, приготовившись в любой момент броситься на мага, если тот не содержится. — Нам просто нужно разобраться в этом.

— Нир прав. — Николас вышел из-за спины некроманта и обратился к ректору: — Лорд Арайн, я даю разрешение на ментальное вмешательство.

— Ты с-с ума с-сошёл?! — возмутился Ридан.

— Другого выхода нет, тем более нужно проверить совсем небольшой пласт памяти. Судя по тому, что студентка всё ещё жива, со времени нападения прошло не более часа.

— С этим я сам справлюсь, — согласился архимаг. — Если бы понадобилось просмотреть больше, пришлось бы вызывать специалиста. Вы готовы?

— Да, — подтвердил декан боевых магов.

Кто-то вынес стул и Николас тут же на него сел. Пока ректор готовился, Нирайн подошёл к некроманту и положил ему руку на плечо. Ридан вздрогнул, покосился на друга, но так ничего и не сказал.

— Успокойся, — прошептал Нир. — Ты пугаешь студенток.

Девушки, и правда, со священным ужасом в глазах смотрели на мага смерти, прижимаясь к стене. Не стоило и сомневаться, этот праздник Угасания они запомнят на долго. К ним подошла Киара и что-то тихо заговорила, старательно отвлекая внимание на себя.

— Может быть немного больно, — предупредил лорд Арайн.

Понимающе кивнув, Николас зажал в зубах свой ремень, закрыл глаза и постарался максимально расслабиться. Ему ещё никогда не доводилось проходить такую проверку, Древние миловали. Поэтому маг постарался вспомнить всё, что слышал о таких процедурах.

Сначала он ничего не заметил, но вскоре появилась лёгкая боль. Создавалось впечатление, будто кто-то стучит по вискам маленькими молоточками, с каждым мгновением утяжеляя их. Когда Николас решил, что на смену молоткам сейчас придёт отбойный молот и расколет голову, всё прекратилось.

— Я закончил, — сообщил архимаг, придержав за плечи покачнувшегося мужчину. — Это действительно не он.

— Остаётся понять, на кого на самом деле указала студентка, — задумчиво пробормотал Ридан. — И снова мы в тупике.

— Я сделал всё, что мог, — откликнулся целитель. — Нужно перенести её к нам, эта ночь станет решающей. Если до утра не умрёт, значит пойдёт на поправку.

— Я помогу вам, — предложил Нирайн, подхватывая девушку на руки. — Открывайте портал.

Киара тут же выполнила его просьбу, пройдя следом. Она не собиралась оставлять свою подопечную одну. Тем более если тоже могла помочь. Укрепляющие отвары в сочетании с целительной магией должны увеличить шансы девушки.

— О, Древние, что с Карой? — воскликнула находившаяся у целителей девушка.

Судя по перевязанной руке, для неё праздник прошёл тоже не совсем благополучно.

— На неё напали, — ответила ведьма, пристально осмотрев ещё одну свою студентку. — Сарита, а ты уже куда…

— Нужно сказать Одару Вадейскому! — воскликнула юная ведьма, перебив преподавательницу. — Они ведь только недавно начали встречаться, и Кара была от этого в полном восторге. Всё твердила, что не смела и мечтать о внимании милорда.

— Кого?! — Киара буквально нависла над студенткой, вцепившись ей в плечи. — Какого ещё милорда?

— Так Одара Вадейского, — испуганно ответила Сарита, не понимая, чем могла провиниться перед своим деканом.

— Нирайн!

Выскочивший на крик маг, недоуменно посмотрел на ведьму, так и продолжавшую удерживать студентку возле себя.

— Расскажи то, что говорила мне! — потребовала Киара у испуганной девушки. — И начни всё с самого начала.

Пожалев, что вообще пришла к целителям, студентка постаралась собраться с мыслями. Она ничего не понимала, но взволнованный вид ведьмы будил в душе смутное беспокойство.

— Кара жила в деревне, недалеко от поместья Вадейских, — принялась объяснять Сарита. — Она знала его с самого детства, а когда поступила сюда, вечно обращалась к Одару только с приставкой милорд. Он еле отучил её от этого, утверждая, что в стенах академии такое обращение не к месту. И когда Вадейский неожиданно предложил ей встречаться, она долго не могла поверить своему счастью. Всё переживала, что его семья будет против, ведь он и так пошёл им наперекор, решив стать художником. Кара с гордостью рассказывала нам, что Одар с самого детства был гением в военном деле. Кажется, по части разведки… Мы не верили, думали, она преувеличивает, стараясь добавить ему веса в наших глазах. Или просто желая, чтобы мы ей позавидовали. Однажды, старшекурсницы, слышавшие, как Кара расхваливает своего парня, сказали, что он ещё не дорос до такого громкого звания, и стали называть декана боевых магов Милордом. Помню, она ещё тогда очень сильно обиделась на них, но Одар её успокоил. А теперь, вот… Скажите, она выживет?

— Обязательно! — заверила магистр Наройская. — Я не собираюсь больше терять студентов!

Пока Нирайн слушал сбивчивую речь студентки, у него всё внутри холодело от страха за Лису. Теперь становились понятны слова зимнего духа. А заодно появилась злость и на свою близорукость. Не заметить прямо у себя под носом убийцу — это же каким слепцом надо быть? Особенно, с его опытом.

— Но как же так? — ошарашено пробормотала Киара. — Он ведь казался самым обычным… Художником…

— Зато из знаменитой семьи военных, — напомнил Нир, недовольно скривившись. — Ты же сама слышала, что его обучали с самого детства. Гений, как никак! Вернись к ректору, а я – к Марилисе. Быстрее, нам нужно его найти!

Когда он прибыл к дому Лисы, входная дверь оказалась распахнута настежь, а ветер задувал внутрь снежинки. Нирайн понимал, что никого не найдёт внутри, но всё равно обошёл все комнаты. И первое, что бросилось в глаза: следов борьбы не было. Значит, Марилиса сама открыла дверь своему похитителю.

Остановившись в центре гостиной, Нир привычно откинул мешающие сейчас эмоции и, закрыв глаза, сосредоточился. Ему нужно было найти магический след, пусть не похитителя, так художницы. И тогда он обязательно выследит их! И нить нашлась. Слабая, еле ощутимая, но она была. Если бы маг так часто не находился рядом с Марилисой, то мог ничего и не заметить. Одар хорошо постарался, заметая следы.

Выйдя на улицу, чтобы проследовать по еле заметной путеводной нити, Нирайн увидел, как территорию академии накрывает непроницаемый щит. Ректор объявил охоту.

* * *

— Очнись, у нас мало времени. — Кто-то ощутимо хлопал Марилису по щекам, вырывая её из забытья. — Как только выберемся отсюда, можешь спать, сколько угодно!

Тряхнув головой, магиана постаралась разогнать сонную муть. Непонимающе посмотрев верх, она увидела, что находится в странном помещении, судя по всему, выдолбленном в скале. А ещё ощутила как ей холодно и неудобно лежать на полу. Что-то острое впивалось в бок, причиняя лёгкую боль. Попытавшись подняться, Лиса обнаружила, что руки крепко связаны.

— Давай помогу, — вновь раздался голос, который она тут же узнала. — Её потянули вверх.

— Одар? — ошарашено прошептала она, вспомнив, как увидела его стоящим на своём крыльце, а дальше наступила тьма. — Так это ты…

— За что я всегда ценил тебя, так это за сообразительность, — усмехнулся Вадейский, крепко держа её за плечи. — Нам нужно идти, скоро откроется проход.

— Какой ещё проход? Где мы?

— В подземельях академии. Только не говори, что не знала о них.

— Но они зачарованы! — Лиса завертела головой. — Здесь целая куча ловушек!

— Не беспокойся, я все их изучил за эти годы, — самодовольно поведал Одар. — Некоторые из них вышли из строя, что говорит о безалаберности нынешнего ректора. Некоторые довольно легко обойти. А вот кое с чем пришлось повозиться.

— Зачем тебе всё это? — спросила Лиса, осторожно ступая по неровному полу. Света магического фонарика было недостаточно, и она опасалась упасть. — Ты хоть понимаешь, что нас найдут?

— Пусть попробуют! За всё это время меня ни разу так и не заметили. Да и ещё оставил им напоследок одну головоломку, правда, печать поставить не успел!

Лиса с ужасом поняла, о чём он говорит. Кто-то ещё из студенток убит!

Недоверчиво посмотрев в спину высокого светловолосого парня, она всё пыталась понять, как не смогла рассмотреть в нём сумасшедшего? Ведь только безумец мог совершить такую жестокость.

Поскользнувшись на камешке, она сильно натянула верёвку, за которую её вёл Одар, вынуждая того остановиться. Переведя дыхание, Лиса спросила:

— Зачем ты их убил?

— Пригнись! — воскликнул Вадейский, наваливаясь сверху, отчего магиана не удержалась и упала на пол.

Над их головами что-то неприятно просвистело, врезавшись с противным металлическим скрежетом в противоположную стену коридора.

— Ишь ты, сработала всё же, — усмехнулся Одар. — А я думал, там всё заржавело за столько-то лет.

— Ты сумасшедший! — воскликнула Марилиса, отпихивая студента. — Мы здесь погибнем!

— Не беспокойся, моя дорогая, дальше будет не так сложно. — Одар неприятно усмехнулся, когда заметил, как магиану передернуло от отвращения при его обращении к ней.

— Зачем я тебе? Чего ты хочешь?

— Всего лишь, чтобы ты стала моей женой.

— Что?

Сначала Марилиса решила, будто ослышалась, но увидев упрямый блеск в голубых глазах, окончательно уверилась в безумии своего похитителя.

— Идём, нам нужно спешить. — Вадейский вновь дёрнул за верёвку, и художнице ничего не оставалось, как последовать за ним.

Лиса не заблуждалась на счёт своих шансов сбежать. Как оказалось, Одар обладал способностями, с которыми художнице было не совладать.

— Послушай, а моё мнение тебе не интересно? — попыталась она достучаться до его разума. — Это всё юношеская влюблённость, которая скоро забудется. Прошу, давай вернёмся!

— Ты думаешь, я идиот? Если вернусь, Сторкс меня убьёт! Сама виновата, нечего было злить меня! А ведь я с самого начала понял, что мы идеально подходим друг другу. Ещё при поступлении, когда я сбежал из дома и увидел тебя… Ты была прекрасна, в своей спокойной неприступности, и лишь мне одному улыбнулась в ответ.

Марилиса честно попыталась вспомнить события почти трёхлетней давности, но тогда она была слишком взволнована сменой работы и тем, что у неё появился ещё один близкий человек, помимо няни. Тогда ей всё казалось нереальным, и она мало обращала внимания на поступающих.

— Но ведь я многим улыбалась, это не могло стать единственной причиной— Конечно, нет! Я видел, как ты выделяешь меня среди остальных студентов, подогревая интерес к себе. А тот факт, что ты не подпускала к себе ни одного мужчину, лишь укрепил меня в своей вере!

Когда Одар остановился и посмотрел на магиану с фанатичным блеском в глазах, она испугалась. Того, что он не сдержится и накинется на неё; того, что не сможет оказать ему достойного отпора; того, что Нирайн может и не найти их…

«О, великие Древние, хоть бы он поскорее обнаружил моё отсутствие!» — взмолилась Лиса, искренне надеясь на чудо.

— А ведь я благородно решил подождать, чтобы дать тебе значительно больше того, что мог предложить простой студент, — вновь заговорил Вадейский, продолжив свой путь. — Знаешь, как я обрадовался, узнав твою тайну? Последняя из рода магов-созидателей обратила на меня внимание!

— Как ты узнал кто я?

Резко остановившись перед глухой каменной стеной, Одар достал из кармана маленький серебряный кругляш, приложив его к еле заметной выемке. Стена пошла волнами и растаяла, обнаружив за собой продолжение коридора.

— Скорее! — Вадейский сильно пихнул Лису в спину, заставив быстро двигаться вперёд.

Как только они прошли, каменная преграда вновь оказалась на своём законном месте. Удовлетворённо выдохнув, он вновь потянул магиану за собой.

— Ты однажды сильно заболела и пропустила вступительные экзамены, — продолжил он прерванный разговор. — Магистр Вартен попросила отнести к твоему дому лекарство, попутно возмутившись твоему нежеланию обследоваться у целителей. Я честно выполнил просьбу, но решил проконтролировать, как ты его заберёшь. Спрятавшись, дождался, когда ты выйдешь, и именно тогда увидел у тебя на лбу вязь родиона! Мне понадобилось совсем…

Дальше Марилиса перестала слушать. Она действительно не пошла к целителям именно из-за родиона . Ей бы просто не хватило сил на иллюзию, и ректор полностью поддержал свою ученицу. Кто же знал, что Вадейский захочет за ней подсмотреть?

— Если ты надеешься использовать мой дар, то ничего не выйдет, — устало выдохнула художница, вновь споткнувшись. — Я заключила пожизненный договор с академией.

— Ловко, — оценил Одар, на мгновение обернувшись к ней. — Но неужели ты и в самом деле думаешь, что я хочу использовать твой дар и только из-за этого обратил на тебя внимание? Как же плохо ты обо мне думаешь! Мне важна сама Марилиса сар Борейская, — с пафосом заявил он. — Мы составим прекрасную пару, ведь только я достоин быть рядом с тобой. Знаешь ли ты, что моя бабка, земля ей будет пухом, всегда утверждала, что именно меня из всей семьи ждёт великое будущее! Я считался гением в своей семье, и если бы не отдавал предпочтение рисованию, уже давно мог бы занять значительный пост в своей или любой другой стране! Тем более не урод, девушки всегда обращали на меня внимание. Да и женщины постарше тоже! Но только ты удостоилась…

«Да, не урод, а значительно хуже!» — с грустью подумала Марилиса, осознав, что перед ней глупый, самовлюблённый мальчишка, раздувающийся от чувства собственной значимости. И пусть бы гордился собой, но из-за его самодовольства пострадали люди. Как же она теперь сожалела, что не смогла рассмотреть в нём этого опасного эгоизма раньше, списывая всё на юношеское желание выделиться среди других студентов.

— …но ты всё испортила! — вновь привлёк к себе внимание Одар, зло посмотрев на магиану. — Я ведь начал делать маленькие, незначительные шаги к нашему воссоединению. Дарил тебе эти цветы, когда хотелось дарить драгоценности, достойные такой красоты. Как дурак сдерживал себя, не желая обидеть, а ты с ним! С каким-то безродным наемником! Да он бы бросил тебя, как и эту надменную ведьму, чуть ли не вилявшую перед ним хвостом и преданно заглядывающую в глаза!

— Нирайн…

— Не говори мне о нём! — противоречиво воскликнул Вадейский, забыв, что сам завёл этот разговор. — Ты хоть знаешь, как эта идиотка Панская смеялась надо мной?! Ведь это именно она помогла мне с подарками, а потом высмеяла. Она с удовольствием описывала, как он… Как ты… Что ты в нём нашла, чего нет у меня?

Разошедшись, Одар ухватил Марилису за плечи и принялся трясти. Пару раз она даже решила, что сейчас выбьет себе зубы, если он не успокоится. Магиана попыталась отбиться, но это только ещё больше разозлило похитителя. Не сдержавшись, он толкнул её, из-за чего она больно ударилась спиной и головой о неровную каменную стену. Задохнувшись, Лиса сползла вниз, надеясь, что тьма, затуманившая глаза, скоро развеется.

— Вставай! — Резкий рывок – и её подняли на ноги.

Лиса с трудом сдержала стон, от прострелившей голову боли. Проморгавшись, она смогла рассмотреть лицо Вадейского.

— Зачем ты убил Ланийскую? — неожиданно спросила девушка, надеясь отвлечь его разговором.

Некоторое время Одар молчал, пристально рассматривая Марилису, затем хмыкнув, соизволил ответить:

— Эта дурочка надеялась, что я помогу отыскать убийцу её подруги. Она видела, как мы разговаривали в тот вечер. Вызвав меня ночью на встречу в лабораторию, она уговаривала помочь отомстить убийце Панской. Не окажись Ланийская такой умной, возможно, сейчас была бы жива. Не знаю, как она обо всём догадалась, но мне пришлось её убить, обставив всё, как неудачный эксперимент. Я давно знал о её тайне, и прекрасно понимал: при расследовании, это обязательно выяснится. А значит, есть вероятность, что и убийство Панской могут приписать ссоре подруг. И, как оказалось, был совершенно прав.

— Ты знаешь, что Ланийская была беременна?

— Нам нужно идти.

Грубо подтолкнув её, Одар, на этот раз, пошёл сзади. Марилиса непримиримо поджала губы, но выбора не было. Чем больше ей открывалась правда, тем сильнее она начинала ненавидеть этого самовлюблённого мальчишку, не гнушающегося убийством невинных людей для достижения своей цели.

Лисе даже не понадобилось спрашивать, зачем он убил подавальщицу. Подозревала, какой ответ получит. Во всём Вадейский вновь обвинит её и Нирайна. Но это, как ни странно, помогло справиться с чувством вины, которое всё это время отравляло ей сердце. За действия безумцев никто не в ответе, кроме них самих.

Некоторое время они шли молча, обходя ловушки и пробираясь запутанными ходами. Иногда Одар останавливался и сверялся с еле заметными метками на стенах, а затем вновь продолжал путь, увлекая Лису за собой.

— Куда мы идём? — устало спросила Марилиса, окончательно запутавшись во всех этих поворотах, спусках и подъёмах.

— Всего существует четыре выхода, — пояснил Одар. — И все они ведут в четыре портовых города. Мы идём в один из них, откуда сможем покинуть Радосию.

— В один из портовых городов? — ужаснулась магиана. — Ты хоть представляешь, сколько дней нам понадобится, чтобы дойти?

— Марилиса, ты что, совсем ничего не знаешь о тайных ходах академии?

— Мне было это неинтересно, — созналась Лиса, подумав, что это с её стороны оказалось огромной глупостью.

— Здесь есть портальные круги, просто нужно до них дойти. Они срабатывают, если приложить к ним академический значок, который есть у всех преподавателей и студентов.

— А дальше что?

Лиса начала испытывать чувство безразличия от усталости. Ей уже не было страшно, а хотелось хоть немного отдохнуть.

— Мы отправимся на северный континент, в один небольшой городок. У меня есть там дом, я купил его в прошлом году.

— А ты не боишься, что я расскажу, как ты меня похитил, убивал студенток и…

— Я и это учёл. Из нашей ситуации есть два выхода. Первый: ты добровольно соглашаешься уехать и выйти за меня замуж.

Не выдержав, Лиса насмешливо хмыкнула, еле сдержавшись, чтобы не покрутить пальцем у виска.

— А второй этот, — зло прошипел Одар, достав из внутреннего кармана куртки цепочку с подвеской в виде четырёхлистного клевера.

— Что это? — Магиана почувствовала завихрения силы в маленьком кулоне и непроизвольно отступила назад.

— Амулет подчинения. Слышала о таких?

Вздрогнув, Марилиса тяжело сглотнула. Такие амулеты были запрещены во многих странах мира. А в некоторых за их создание полагалась смертная казнь посредством четвертования. Страшная вещица, полностью подчиняющая волю человека. И чем дольше его носишь, тем сильнее подпадаешь под влияние запретной магии. Хватало всего полгода постоянного ношения, чтобы разум человека окончательно подчинился владельцу амулета, и его снятием, и даже уничтожением ничего уже было не исправить.

— Значит, слышала. — Одар удовлетворённо улыбнулся. — Оцени мою доброту, я всё ещё даю тебе выбор, хотя за то, что ты сделала… Но ничего, у тебя ещё будет шанс оправдаться.

Всё оказалось сложнее, чем она думала. В том, что её спасут, Марилиса ни сколько не сомневалась. Наставник не оставит её в беде, но сколько времени до этого пройдёт, оставалось загадкой. А значит, магиане придётся вести себя очень осмотрительно, чтобы у Одара не возникло мысли надеть на неё это украшение. Она не желала даже ненадолго становиться пленницей амулета.

Лиса не знала, сколько ещё они прошли после последнего разговора, но ноги стали заплетаться, и она всё чаще начала спотыкаться. Когда в очередной раз чуть не упала, то решительно остановилась, усевшись прямо на пол. Её уже совершенно не заботила ткань платья, которая и так была грязной, после хождения по пыльным коридорам. Осталось только одно желание — хоть немного отдохнуть.

— Я больше не могу, — решительно заявила Марилиса, прикрыв глаза.

— Отдыхай, здесь нужно обождать, — согласился Вадейский. — Проход можно будет открыть минут через десять, а там недалеко до портального круга.

Хмуро посмотрев на своего мучителя, магиана поджала губы, опасаясь сказать какую-нибудь грубость. И именно в этот момент из тени выскочил человек, сразу бросившийся на Одара.