Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 13

 

Шёл четвёртый день экзаменационной недели. Преподаватели ходили угрюмые, студенты… Тоже ходили, но всё больше как-то пошатываясь от недосыпания и волнения. Особенно печально выглядели первокурсники. Им экзамены довались сложнее всего, тем более когда начались первые отчисления.

В основном это были платники, глупо полагавшие, что деньги их родителей помогут им удержаться на своих факультетах. Грубейшее незнание материала и неподкупность преподавателей показали ошибочность их мнения. В приёмной ректора то и дело громко хлопали двери, а по коридору разносились гневные вопли юных дарований, грозящих всевозможными карами академии, когда их отцы—матери—деды—троюродные дядюшки пятиюродного брата узнают о таком произволе. Магистры понемногу зверели, ректор сохранял завидное спокойствие, а его секретарь начала демонстративно читать книгу о самых опасных ядах.

Всё это время Марилиса была полностью поглощена своими студентами, с трудом выкраивая время на собственное обучение. После того случая, когда она потеряла сознание из-за поцелуя, Лиса старалась не встречаться со Сторксом. Когда очнувшись на собственном диване, девушка увидела склонившегося над ней мага, она разразилась гневной тирадой, утверждая, что такими темпами боевой маг её просто убьёт.

На его попытку всё объяснить, магиана не реагировала, быстро выставив Нирайна за дверь. А когда на следующий день ректор вызвал её к себе и попытался заступиться за мага, Марилиса высказала и ему всё, что думает. Правда, под конец беседы смогла успокоиться и даже согласилась попытаться вновь, но только тогда, когда сама будет к этому готова.

И, кажется, время пришло, потому что вчера вечером она вновь нашла у своего порога подарочную коробку с белым остролистником. Её похититель выражал благодарность, и догадаться, за что именно, не составило труда. Он был полностью уверен: теперь художница не подпустит к себе ни одного мужчину. Этот подарок выглядел для Лисы настоящим издевательством, насмешкой над её плачевным положением. Поэтому магиана с удовольствием сожгла его, чувствуя злорадное удовлетворение от маленькой мести. Пусть похититель и не узнает о ней.

Сейчас, сидя на экзамене, Марилиса только делала вид строгой наблюдательницы, а сама в это время пыталась придумать, как сообщить Нирайну о своей готовности продолжить попытки избавиться от навязанной воли.

«Может подойти к нему во время обеденного перерыва? — размышляла магиана, рассеянно глядя на что-то быстро пишущую тройку студентов. — Нет, там будет слишком много лишних ушей. А отозвать его в сторону тоже не вариант. Пусть леди Киара и не хочет мне мстить, но лишний раз наступать на больную мозоль не стоит. Тогда, наверное, записка…»

Заметив, как один из студентов пытается незаметно посмотреть на свои колени, Лиса только вздохнула.

— Студент Савич, что вы предпочитаете: снять брюки, или же укрыть ноги накидкой? — поинтересовалась она, протянув ему тёмно-синюю ткань.

— Но я прекрасно себя чувствую, — попытался оправдаться пойманный за списыванием парень.

— А вот ваши брюки, исписанные магическими чернилами, совсем другого мнения, — сказала декан Иранская. —Что вы предпочитаете: взять предложенную госпожой Марилисой накидку, или пойти отмывать свои вещи в кабинете ректора?

Что именно выберет студент, даже не стоило гадать, а Лиса вновь погрузилась в свои мысли.

«А с кем тогда передать эту записку? — задалась она вопросом. — Если попросить студента, не запечатав послание, то он обязательно прочтёт. А запечатав, я только ещё больше распалю его любопытство. И пусть распечатать не посмеет, но слухи о тайной переписке вмиг облетят академию»

Марилиса промаялась до конца дня, но так и не придумала, как начать разговор с Нирайном. А подходя к своему дому поздно вечером, заметила на крыльце боевика. Обрадовавшись, что он сам пришёл, Лиса, тем не менее, постаралась сохранить спокойствие. По крайней мере, внешне.

— Нам нужно поговорить, — сказал Нирайн, как только она поднялась на крыльцо. — Впустишь?

— Впущу. — Протянув руку к двери, она на мгновение застыла, снимая магическую сигналку.

А в следующий миг Нир крутанул её, прижав спиной к деревянной поверхности. Не успела Лиса возмутиться, как он быстро зашептал:

— Замри, кажется, за нами следят.

— Ты уверен? — спросила она, чувствуя, как сбилось дыхание от его близости.

— Да. — Склонившись так, чтобы со стороны казалось, будто они целуются, Нирайн напряжённо замер. — Он хорошо скрывается, но его взгляд словно кинжалом впивается мне в спину.

— И что теперь делать? — Марилиса честно пыталась проникнуться важностью момента, но близость боевого мага путала мысли.

Горячее дыхание, овевавшее губы, будоражило кровь, и магиана могла думать только о том, каково это – целовать его губы, прижиматься к сильному мужскому телу, обнимать его…

— Сейчас я отпущу тебя, и мы войдём в дом. Может, тогда он выдаст своё местоположение.

Как только маг отступил, Лиса перевела дыхание, восстанавливая пошатнувшееся самообладание, и открыла дверь. Знание о том, что её мучитель здесь, совсем рядом, наконец, всколыхнуло целую бурю эмоций. И над всеми ними главенствовал страх.

Марилиса помнила, что в ту злосчастную ночь похититель намекнул на её тайну. Магиана старательно отгоняла от себя мысли о своей семье и даре, который она так тщательно скрывала, надеясь, что он имел в виду что-то другое. И всё же сомнения, прокравшиеся в душу, не желали исчезать, тихо нашептывая: «Надо бежать… Спасаться, пока есть возможность».

— Исчез! — Нирайн отошёл от окна. — Останься здесь, а я проверю, возможно, мне удастся взять его след.

Оставшись одна, Лиса присела на диван, обхватив себя руками. Страх с новой силой завладел ей, заставляя броситься в спальню, собрать вещи и скрыться из академии, пока боевик не вернулся. А потом… Мир большой, где спрятаться, она обязательно найдёт.

Усилием воли преодолев желание бежать, Лиса принялась убеждать себя, что так не правильно. Всю жизнь скрываться будет тяжело. Тем более лорд Арайн пообещал, что с ней ничего не случится.

— Нужно поговорить с наставником!

Бросившись к себе в спальню, она достала из прикроватной тумбочки амулет связи, настроенный лишь на одного человека. Сжав его в заледеневших пальцах, Марилиса послала сигнал вызова.

— Марилиса, что случилось? — мгновенно ответил архимаг, словно только и ждал, когда она позовёт его.

— Мне кажется, он знает, кто я такая, — ответила Лиса, слегка подрагивающим от волнения голосом.

— Кто? Похититель?

— Да, я вспомнила ещё кое-что. В ту ночь он сказал, что знает мою тайну.

— О твоей семье?

— Он не уточнял, но ведь кроме этой, у меня больше нет никаких тайн.

— Успокойся, девочка! Не накручивай себя раньше времени, возможно, он имел в виду что-то другое.

— А если…

— Я сумею защитить тебя, помни об этом. Чтобы не произошло, мы обязательно справимся!

— Очень надеюсь на это. Простите, что побеспокоила вас.

— Ты же знаешь, я всегда рад выслушать тебя. Если хочешь, то можешь сейчас прийти ко мне, я открою портал.

— Нет… Нет, не нужно, ко мне пришёл магистр Сторкс.

— И ты в это время разговариваешь со мной?!

Марилиса даже вздрогнула от возмущённого возгласа ректора. А уж появившееся чувство вины и вовсе не поддавалось никакому объяснению. Чтобы сгладить этот неловкий момент, Лиса быстро пересказала всё, что произошло.

— Нирайн – хороший специалист, — наконец сказал лорд Арайн. — Тебе нечего бояться, когда он рядом.

«Если только не его самого и моих чувств к нему», — пронеслась шальная мысль.

— Ещё раз извините, что побеспокоила вас. — Марилиса вздохнула. — Мне нужно идти.

— Всё будет хорошо, девочка, — сказал на прощание ректор и отключился.

А Марилиса так и просидела в спальне до тех пор, пока не вернулся Сторкс.

— Я потерял его след около драконьих загонов, — недовольно поведал Нирайн в ответ на вопросительный взгляд магианы.

— И что мне теперь делать? — расстроено поинтересовалась Лиса. — Думаю, стоит ожидать новых неприятностей, раз он видел нас.

— Значит, ты не будешь ходить одна. Нужно лишить его возможности причинить тебе вред.

— Но постоянно находиться в окружении людей не получится.

— А постоянно и не нужно. Днём он не посмеет приблизиться к тебе, а по вечерам я буду провожать. Если не я, то Николас или Ридан.

— Мне бы не хотелось напрягать вас всех.

— Не беспокойся, это совсем не тяжело. А сейчас я бы хотел поговорить с тобой о другом.

Лиса кивнула и позвала его на кухню, решив, что там им будет удобнее. Пока она ставила чайник и доставала чашки, Сторкс молчал, не мешая ей. И только когда Марилиса присела за стол, заговорил:

— Я хотел попросить прощения, за тот поцелуй.

Марилиса еле заметно вздрогнула. Всего несколько слов отозвались болью в сердце. Она сама не ожидала, что ей будет так неприятно слышать об этом.

— Ты не поняла, я прошу прощения за то, как он подействовал на тебя, — поспешил пояснить Нирайн. — Не ожидал, что дойдёт до обморока.

— Это действительно было… болезненно, — призналась Лиса, почувствовав неимоверное облегчение. — Но я всё равно готова ещё раз попробовать. Не желаю подчиняться его требованиям!

— То есть ты…

— Но не такими экстремальными способами! Не хочу вновь лишиться чувств.

— Хорошо, тогда начни первой.

Нирайн откинулся на спинку стула и развёл руки в стороны. Опешив, Марилиса некоторое время просто смотрела на него. Она не ожидала, что начинать придётся прямо сейчас.

— Что же ты медлишь? — Выгнув бровь, боевик еле заметно улыбнулся. — К взглядам приказы твоего поклонника ведь не относятся.

Мысленно согласившись с ним, Лиса встала и обошла стол и практически вплотную приблизилась к мужчине. Поборов желание вновь потыкать в него пальцем, она неожиданно даже для себя прижала ладони к его плечам. Как и ожидалось, никакого неудобства при этом не почувствовала, кроме лёгкого чувства смущения.

— Всё хорошо? — спросил Нирайн.

— Да, вполне, — ответила Лиса.

— Тогда приготовься, сейчас я обхвачу руками твою талию. Попробуй не отпрыгивать от меня сразу же, а продержаться хоть немного.

Кивнув, Марилиса напряглась, собираясь всеми силами остаться на месте. Внимательно следя за мужскими руками, она прислушивалась к себе, ожидая вновь почувствовать сопротивление. Когда оставалось совсем немного, задержала дыхание и зажмурилась. Прикосновение ладоней почувствовала моментально, пусть Нирайн и старался лишь слегка дотронуться до нее.

— Не понимаю, почему ничего не происходит? — удивлённо выдохнула Лиса, когда так ничего и не почувствовала.

— Это очень хорошо, — пробормотал боевик и медленно начал поднимать руки вверх, так и продолжая практически невесомо прикасаться к ней.

— Что ты… — Лиса задохнулась и попыталась отстраниться.

— Стой! — Сторкс крепко обхватил её, не давая двигаться.

Резко притянув магиану к себе, из-за чего практически уткнулся лицом ей в грудь, Нирайн продолжал удерживать, пока она безуспешно пыталась отстраниться, молотя кулаками по плечам.

— Марилиса, посмотри на меня! Я не причиню тебе вреда, просто замри.

— Не могу, — выдохнула Лиса, чувствуя себя безвольной куклой, которую тянет за ниточки умелый кукловод.

— Я ничего не делаю, замри! — Нирайн повысил голос, внимательно следя за сменой эмоций на лица художницы. — Просто держу и всё, успокойся.

Лисе понадобилось около минуты, чтобы справиться с непослушным телом. Тяжело дыша и мелко подрагивая, она вновь принялась мысленно проклинать того, кто был повинен в её плачевном состоянии. И это явно не Нирайн Сторкс!

— Посмотри на меня, — попросил маг. — Просто смотри и ни о чём не думай.

— Это так трудно, — выдохнула Марилиса, вцепившись ему в плечи.

— Тебе только так кажется, — продолжал настаивать Нирайн. — Отвлекись от прикосновений. Они ведь не причиняют боли или дискомфорта.

«Ну, как сказать!» — мысленно фыркнула Лиса и посмотрела на мага.

Одно коротко мгновение, и она была загипнотизирована потемневшими зелёными глазами. Сердце гулко стукнуло, пропустило удар и начало отбивать бешеный ритм. Дыхание вновь участилось, и первое время Марилиса перестала что-либо замечать вокруг себя. Лишь где-то на периферии сознания мелькнула мысль о мужских руках, которые начали осторожно поглаживать её.

— Не так уж и страшно, правда? — донёсся сквозь туманную дымку, затуманившую сознание, голос Нирайна. — Ты такая красивая, а я слишком долго ждал этого момента.

Лиса с трудом понимала, о чём говорит боевик, пленённая его глазами. Лишь немного удивилась, почему его лицо вдруг оказалось так близко. Горячее дыхание коснулось её губ, а вслед за ними последовал… Поцелуй—награда! Именно так бы она описала его.

Сильные руки прижали её к широкой груди, а губы продолжали целовать, всё больше вытесняя окружающий мир. Тепло, разлившееся в груди, прокатилось по телу томной волной, и Марилиса обняла Нирайна за шею, чтобы суметь удержаться на подгибающихся от слабости ногах. Она и сама боялась признаться себе, как ждала этого момента. Желала ощутить себя принадлежащей этому мужчине. Чувствовать прикосновения его рук, таять от жадных поцелуев и тонуть в эйфории от осознания того, что Нирайн так сильно желает её.

Когда Нирайн ненадолго отстранился от неё, Лиса почувствовала укол разочарования. Хотелось вновь раствориться в таком долгожданном поцелуе, но маг, обхватив её лицо ладонями, еле ощутимо поцеловал в лоб и спросил:

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — ответила Лиса, ощутив прилив щемящей нежности.

— Значит, теперь ты не будешь больше отталкивать меня? — уточнил Нирайн и принялся покрывать её лицо невесомыми, короткими поцелуями.

— Нет… — Лиса прижалась к нему теснее и спрятала лицо на груди.

— И бегать тоже не будешь?

— Я…

— Марилиса, ты ведь прекрасно знаешь, что нравишься мне. А благодаря твоему надоедливому поклоннику, все сомнения вообще должны быть рассеяны. Если для тебя это было слишком… Прости, я не привык к продолжительным ухаживаниям, да и к хождению вокруг да около. И так слишком долго ничего тебе не говорил, видя, как ты сторонишься меня. Не хотел пугать ещё больше.

Марилиса почувствовала смущение от того, что её страх перед ним оказался таким явным. Она-то по наивности надеялась – маг ничего не заметил.

— А как же леди Киара?

— А она здесь причём? Киара прекрасно знала: наши отношения не продлятся долго. Понимала, что я не люблю её.

— Но она любит тебя!

— Да с чего ты это взяла?

— Потому что она очень долго добивалась твоего внимания.

Нир неожиданно рассмеялся и поцеловал Марилису в макушку.

— Какая же ты ещё наивная. Киара никогда не любила меня, а добиться пыталась из спортивного интереса. Всё же наша ведьма очень красива, и не привыкла слышать отказы. Поэтому забудь о ней.

«Ну и кто из нас наивен?» — Лиса тяжело вздохнула, вспомнив разговор с магистром Наройской. По взгляду женщины было заметно, как сильно она переживает. Марилиса искренне посочувствовала ведьме, надеясь, что никогда не окажется на её месте.

— Я… ещё никогда и ни с кем не встречалась! — неожиданно призналась Лиса, крепко зажмурившись.

Последовавшая за этим признанием тишина, принесла с собой чувство страха и неуверенности в себе.

«Действительно, зачем ему такая, как я? — с горечью подумала Лиса. — Леди Киара подходит…»

Додумать ей не дал ещё один поцелуй, вытеснивший все мысли из головы. И Марилиса восприняла его совершенно верно — Нирайну понравилось её признание.

— У нас всё получится, — прошептал Нир в приоткрытые губы.

— Почему ты так уверен? — спросила Марилиса, посмотрев на мага затуманенным взглядом.

— Потому что я не собираюсь терять тебя.

Наверное, впервые в жизни Лиса была так счастлива. Она настолько привыкла быть одна, что уже и не надеялась когда-нибудь жить обычной жизнью и встречаться с тем, кто ей нравится.Но всё же природная осторожность и сейчас взяла верх.

— Давай не будем спешить. — Отстранившись, Марилиса просительно посмотрела на мага.

— Что тебя останавливает? — спросил Нирайн, впрочем, не делая попыток удержать её.

— Пока мы не разберёмся с моим преследователем, я не могу…

Она не знала, как правильно донести до Нирайна мысль, что ей страшно, и при этом не открыть истинную причину. Марилиса оказалась не готова полностью довериться ему, слишком мало она знала об этом человеке. И пусть Нирайн Сторкс зарекомендовал себя, как отличный боевой маг и прекрасный преподаватель, этого всё равно было недостаточно.

— Я понял тебя. — Нирайн убрал ей за ухо выбившуюся прядку. — Правда, считаю, что ты не права, но настаивать не буду. Только не надейся, что оставлю тебя в покое. Мы обязательно найдём его, и пока это не произошло, я всегда буду рядом.

Обвив руками талию девушки, он вновь притянул её к себе, собираясь поцеловать. И только тогда Марилиса обратила внимание на то, что, оказывается, она удобно расположилась у него на коленях.

— Ой!

— Забудь, — приказал Нирайн, не дав ей сбежать. — Хоть ненадолго забудь обо всём. Здесь никого, кроме нас, нет, а я не причиню тебе вреда.

Стокс ушёл от неё глубокой ночью, и только после того, как убедился, что Марилиса в безопасности. Сегодняшняя встреча многое дала им обоим. И Нирайн, как ни странно, был благодарен случаю, толкнувшему Марилису к нему в объятия.

— И от тебя есть какая-то польза, — насмешливо сказал маг в темноту.

* * *

Следующий день принёс Марилисе отличное настроение, хоть она и жутко не выспалась. После ухода Нинайна, магиана ещё долго ворочалась в кровати, прижимая пальцы к губам и глупо улыбаясь. И пусть она прекрасно понимала, что ведёт себя, как подросток, но остановиться не могла. Она впервые была влюблена и, кажется, ей отвечали взаимностью. По крайней мере, Лиса искренне надеялась, что это не просто постельный интерес.

Ей и раньше нравились мужчины, но она никогда не позволяла себе увлечься кем-нибудь, а сейчас не смогла устоять. Да и смог бы хоть кто-нибудь? Нирайн Сторкс буквально излучал животный магнетизм, безотказно действующий на противоположный пол. И только теперь Марилиса осмелилась признаться себе, что боевой маг всегда притягивал её, и лишь страх раскрытия тайны родовой магии мешал девушке разобраться в своих чувствах.

Когда они встретились утром в преподавательской, Нирайн сдержал своё слово, которое дал ей перед уходом. Он ни единым жестом или взглядом не выдал изменения в их отношениях. Это было единственное условие, которое она поставила, не желая провоцировать не столько своего надоедливого поклонника, сколько магистра Наройскую.

Чтобы Нирайн ни говорил, но обиженная женщина страшна в гневе. Тем более если она ведьма. Леди Киара, конечно, делала вид, что ей всё равно, вот только Марилиса прекрасно видела грусть в её глазах, когда та смотрела на Сторкса. В такие мгновения она испытывала двоякие чувства. С одной стороны, сочувствовала Наройской, представляя, как той сейчас плохо. А с другой… Лиса была счастлива, зная, что сейчас Нирайн безраздельно принадлежит только ей.

— Ну что у вас там? — поинтересовалась Ларика, когда они вместе обедали.

— Всё хорошо, мы поговорили и… — Не удержавшись, Марилиса покраснела.

— О чём это вы таком разговаривали? — Травница подозрительно прищурилась.

— Обо всём… Он предложил мне встречаться.

— Да ты что?!

Шикнув на вскрикнувшую подругу, Лиса виновато посмотрела на обернувшихся коллег. А вот насмешливый взгляд магистра Волфуса ей совсем не понравился. Он словно говорил, что некромант всё знает и догадывается о теме их разговора.

— Прости, я не хотела. — Ларика понизила голос до заговорщицкого шёпота. — Немедленно рассказывай, как вы вообще дошли до этого?

В итоге, Марилиса убила целый час, чуть ли не в лицах пересказывая вчерашние события, упустив, правда, некоторые подробности. Травнице было интересно абсолютно всё, вплоть до того, как Сторкс смотрел или двигался в это время. К концу обеда Лиса чувствовала себя так, словно пробежала несколько километров.

— Тебе бы дознавателем работать, — наконец сказала она, когда они выходили из кафе.

— Какие глупости! — возмущённо фыркнула Ларика. — Что я там у них забыла? Кстати, а почему вы скрываете свои отношения?

— Во-первых, из-за моего поклонника, — начала перечислять Марилиса. — Мы решили, что ему пока не стоит знать о снятии гипнотического воздействия. Ну, а во-вторых, из-за леди Киары. Это Нирайн уверен, что всё в порядке, а я прекрасно вижу, как ей плохо.

— Тут ты совершенно права, не стоит лишний раз злить ведьму. Мало ли, вдруг захочет отомстить. Только и постоянно скрываться — не лучший выход. Всё равно все узнают правду.

— Я понимаю, но пока пусть всё остаётся так, как есть.

Распрощавшись с подругой до вечера, Марилиса поспешила к учебным корпусам своего факультета. Сегодня экзаменов не было, студентам давалось три дня на подготовку к ещё одной экзаменационной неделе. Лиса же хотела ещё раз убедиться, что аудитория готова к приёму третьекурсников, которым предстояло сдавать живопись с применением циклического заклинания.

Быстро идя по белой гравийной дорожке, она мысленно перечисляла то, что может понадобиться. Поэтому, совершенно не заметила вышедшего из-за деревьев человека. А когда её мгновенно утащили под сень старого дуба и запечатали рот поцелуем, сначала испугалась до дрожи в коленях.

— Что ты делаешь? — возмутилась Лиса, стоило только Нирайну отстраниться.

— Я соскучился! — с самодовольной улыбкой ответил маг.

— Нас может кто-нибудь увидеть, — продолжила настаивать Марилиса, хотя в груди появилась тёплая волна нежности.

— Не увидят, я позаботился об этом, — заверил Нирайн, вновь склоняясь к её лицу.

«Ну, раз не увидят…», — успела подумать Лиса, прежде чем все мысли окончательно покинули голову.