Я нарисую тебе сказку

Шкутова Юлия

Глава 11

 

Её нашёл Сторкс, когда возвращался после разговора с ректором. Почему Нирайн решил заглянуть в приоткрытую дверь, хотя в помещении было абсолютно темно и тихо, он бы и сам не мог сказать. Просто спокойно шёл по коридору, но кабинет привлёк его взгляд. За свою пока ещё не долгую жизнь бывший наемник чётко уяснил одну вещь — если тебе что-то показалось странным, лучше проверь, целее будешь.

Сначала в темноте он принял её за бесформенную кучу тряпья, которую кто-то бросил посреди кабинета. И только подойдя ближе, сумел разглядеть художницу. Впервые в жизни его рука дрогнула, когда он проверял пульс. Неприятное, липкое чувство страха, прокатившееся по позвоночнику, Нирайн не забудет уже никогда.

Не сказать, что он никогда раньше не боялся, но впервые его одолел страх за жизнь другого человека. А вслед за этим пришла злость. На себя, за то, что не смог защитить; на неизвестного нападавшего, посмевшего прикоснуться к девушке и на неё, за неосторожность. Но даже это не помешало Нирайну быстро заглушить лишние сейчас эмоции и доставить магиану в блок целителей.

А спустя пять минут там оказался и лорд Арайн, вызванный дежурным целителем.

— Что с ней? — спросил ректор, даже не поздоровавшись.

— Не знаю, её осматривают, — ответил Сторкс, встретив архимага в приёмном покое. — Когда я нашёл магистра Дорскую, она была без сознания, но никаких увечий на первый взгляд не заметно.

— Нужно проверить магический фон и допросить сторожа. Возможно, он что-то видел.

— Я уже известил Николаса, он должен быть уже на месте.

— Мне не нравится происходящее здесь. Кто-то посмел причинить вред преподавателю в стенах моей академии, и он обязательно поплатился за это!

— Согласен, но до этого нам нужно узнать личность её поклонника. Мне кажется, это один и тот же человек.

Тяжело опустившись на стул, лорд Арайн неожиданно почувствовал груз прожитых лет. Он казался себе беспомощным дряхлым стариком, который не в состоянии защитить дорогих ему людей. И архимагу это очень не нравилось.

— Значит, в моей академии появился опасный хищник, — вынес вердикт ректор, прикрыв глаза. — Как думаешь, это кто-то из первогодок, или он скрывался среди нас уже давно?

— Не знаю, — честно ответил Нирайн. — Если это действительно студент-первокурсник, то он не в себе. Только безумец решиться доставать женщину, не изучив как следует окружающую обстановку. Да ещё и делать это в месте, где сплошь и рядом сильные маги.

— Но это может нам помочь в его поимке. — Лорд Арайн хмуро посмотрел на боевика. — Рано или поздно он совершит ошибку, уверившись в своей безнаказанности.

— Если только он не обитает среди нас достаточно давно, чтобы хорошо всё изучить, — не согласился Нир. — Тогда этот человек действительно опасен. Слишком хорошо заметает следы, не давая нам ни единого шанса. Будто для него это забавная игра.

— Неужели ты считаешь, что он выбрал Марилису просто так, решив поиграть с нами? — Ректор сжал кулаки, да так, что побелели костяшки пальцев. — Он пожалеет об этом…

— Сейчас рано строить предположения — прервал его Сторкс. — Нужно дождаться, когда очнётся госпожа Марилиса.

— Я хочу, чтобы ты присмотрел за ней, — сообщил лорд Арайн, пристально взглянув на Нирайна. — Не сомневаюсь в навыках и опыте других преподавателей, но ты в этом деле лучший. Готов тряхнуть стариной, Сумрак?

Нир ни единым взглядом или жестом не выказал своего удивления, когда архимаг назвал его тем именем, о котором он уже начал понемногу забывать. Наёмник клана Поющих Клинков в прошлом, хоть навыки и умения остались прежними. И за все те годы, которые Нирайн проработал здесь, лорд Арайн ни разу не напомнил о его прошлой жизни. Видимо, этот случай действительно выбил ректора из колеи.

— Она вам так дорога? — спросил Сторкс, впрочем, не рассчитывая получить честный ответ.

— Мне все здесь дороги, — ответил архимаг, как и ожидал от него боевик. — Но она для меня словно любимая внучка. Поэтому и прошу тебя позаботиться о ней.

Ответить Нирайну не дал вышедший из палаты целитель.

— Как она? — спросил лорд Арайн.

— Сейчас спит, — ответил господин Лурис. — У госпожи Марилисы нет никаких внешних или внутренних повреждений. Я взял кровь на анализ, но сомневаюсь, что мы сможем там хоть что-то обнаружить. Если бы магистр Сторкс не нашёл её в таком неудобном месте, я бы решил, что она просто потеряла сознание.

— Я бы хотел проверить госпожу Марилису на предмет магического вмешательства, — попросил Нирайн.

— Пожалуйста, я не против, хоть и сам проверил, — согласился целитель. — Определённо там что-то есть, но ни на один вид гипнотических заклинаний слепки не похожи.

— Почему вы решили проверить именно их? — удивился архимаг.

— Я предположил, что возможно госпожу Марилису загипнотизировали, дав какое-то задание. — Господин Лурис неопределённо пожал плечами. Всякое может быть, но вы проверьте ещё раз, возможно, я что-то не заметил.

Отступив в сторону, он пропустил мужчин в палату, и пока они брали магические слепки, стоял в стороне, не желая мешать.

— Действительно, на гипнотические заклинания не похоже, — спустя некоторое время согласился ректор. — Возможно, Марилиса сама что-то делала, потому что силовые плетения кажутся знакомыми, но я не могу вспомнить, откуда они.

— Видимо, вы правы, я тоже… — Не договорив, Нирайн склонился над спящей девушкой, начав принюхиваться.

— Магистр Сторкс, что вы делаете? — поразился целитель, стремительно подойдя к кровати.

— Еле уловимый аромат… — пробормотал боевик, практически уткнувшись носом в щёку магианы. — И очень знакомый… Да, точно, ей, видимо, закрывали лицо какой-то тряпкой, пытаясь усыпить. Только я никак не пойму, почему она тогда была без сознания?

— Вы же сами сказали, что её пытались усыпить, — напомнил господин Лурис.

— Тогда аромат был бы намного сильнее, — пояснил Нирайн. — Я встретил госпожу Марилису, когда она уходила от лорда Арайна. Значит, прошло чуть более часа с того момента, как я её нашёл. В усыпляющем зелье используется настой из турянки. А, как известно, у неё довольно резкий и стойкий запах. Значит, зелье оказалось довольно слабым и имело кратковременное действие, но магистр Дорская была без сознания всё это время, пока вы ей не помогли.

— Действительно, магистр Сторкс абсолютно прав, это очень странно, — согласился лорд Арайн, как и боевик, решив принюхаться.

— Нужно подождать, пока она не проснётся, — вынес вердикт Нирайн. — Только тогда мы сможем узнать, что с ней произошло.

— Останься с ней, а я пока поговорю с лордом Николасом, — распорядился архимаг. — Возможно, ему удалось что-нибудь узнать.

Оставшись с девушкой один на один, Нирайн устроился на соседней кровати. Закинув руки за голову, он принялся обдумывать то, что произошло с начала учебного года. А началось всё с их совместного дежурства.

Нир не знал, почему лорд Арайн поставил ему в пару Марилису, ведь Сторкс всегда дежурил в самых «горячих» местах гулянок студентов. Поэтому с ним в паре обычно шла Кирана. Ведьма была хорошим партнером при патрулировании улиц. Но в этот раз ректор рассудил иначе. В принципе, всё было вполне нормально, если не считать чуть не упавшей на художницу люстры.

А дальше и вовсе будто сами Древние постоянно сталкивали их вместе, заставляя Сторкса защищать Марилису. Правда, у него не всегда это получалось, вызывая чувство глухого раздражения на себя. В такие моменты казалось, что он начал терять свои навыки, слишком расслабился на посту преподавателя академии.

Его безумно злил этот неуловимый поклонник, умудряющийся прятаться от того, кто считался одним из лучших поисковиков клана. И, в то же время, эта игра в прятки будила в Нирайне азарт. Ему хотелось принять вызов и доказать не столько другим, сколько себе, что он остался прежним Сумраком — удачливым наёмником, о котором в определённых кругах ходило множество разнообразных слухов.

Повернув голову, Нир посмотрел на безмятежно спавшую Марилису. Только сильная бледность выдавала пережитое магианой, в остальном же казалось, что всё хорошо. Протянув руку, но из-за большого расстояния так и не дотянувшись до плеча Марилисы, Нирайн замер, любуясь правильными чертами лица; тёмными волосами, сейчас разметавшимися по подушке, и мерно вздымающейся грудью.

Она притягивала его словно магнит, не давая ни единого шанса отвлечься на других женщин. Нирайн и сам не вполне понимал, чем именно магиана понравилась ему. Да и не стремился понять, приняв свою симпатию к ней.

— Интересно, твой непонятный страх передо мной окончательно прошёл, или мне придётся бороться с ним? — прошептал и, конечно же, не дождавшись ответа, вновь перевёл взгляд на потолок. Ночь обещала быть долгой и полной множества тяжёлых мыслей.

Незаметно для себя, Нир уснул, но стоило Марилисе пошевелиться, как он тут же проснулся, с тревогой посмотрев на неё.

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовался Сторкс, хриплым после сна голосом, как только она открыла глаза.

Магиана, не ожидавшая услышать рядом с собой мужской голос, испуганно посмотрела на боевика. А когда осознала, кто лежит на соседней кровати, и вовсе отодвинулась.

— Что вы здесь делаете? — удивлённо спросила она, а затем осмотрелась. — Где я?

— У целителей, — ответил Нирайн, вставая. — Вы помните, что с вами произошло?

Нахмурившись, Марилиса попыталась вспомнить вчерашний вечер.

— Я шла домой после встречи с лордом Арайном. По дороге встретила вас, а потом… Не помню! Что произошло?

— На вас кто-то напал, мы ещё не выяснили, кто и зачем. Надеялись, что вы нам расскажете.

Резко сев в кровати, Марилиса прижала пальцы к вискам, пережидая приступ боли. Испуганно заколотившееся сердце вмиг напомнило о самом важном страхе её жизни. Видел ли кто-нибудь её радионы?

— А… Со мной всё хорошо? Когда вы меня нашли…

— У вас нет никаких повреждений, — заверил Сторкс. — Вы просто были без сознания, после того как напавший усыпил вас. Единственная странность в том, что зелье оказалось слишком слабым, чтобы действовать такое продолжительное время. По магическим слепкам нам тоже ничего не удалось узнать, кроме того, что это, точно, не заклинания гипнотического характера.

— Тогда что же ему было нужно от меня? — удивилась художница, беспомощно посмотрев на мага.

— Пока не знаю, но мы обязательно найдём его, не волнуйтесь, — пообещал Нирайн и, протянув к ней руку, осторожно убрал с лица тёмный локон.

Вот только Марилиса неожиданно отпрянула от него, испуганно глядя янтарными глазами. Её страх не понравился магу, но он списал это на ночное происшествие.

— Простите…

— Я всё понимаю, вам нужно отдохнуть.

— Нет-нет, я прекрасно себя чувствую! — поспешно заверила магиана, постаравшись скрыть смущение и недоумение от своего поступка. — Мне нужно вернуться домой и подготовиться к новому учебному дню.

Спустя полчаса она уже стояла в душевой своего дома. Пока тугие струи воды мягко массировали её тело, Лиса пыталась понять, что же с ней произошло. И думала она не о нападении, а о странной реакции на Нирайна Сторкса. Марилиса не понимала, почему отшатнулась от него, действуя на автомате. Она даже не осознавала, что именно делает, и это было довольно странно. Ведь страха перед боевиком магиана больше не испытывала. Более того, успела немного привыкнуть к его прикосновениям, значит, точно не могла испугаться.

«Может, это остаточная реакция на попытку похищения? — рассуждала она, подставив под струи лицо. — Если это, конечно, было оно… Вспомнить бы ещё, что вчера произошло!»

Порассуждать на эту тему ей не дала пришедшая Ларика. Подруга влетела в дом, словно за ней кто-то гнался, и принялась громко звать Марилису. Пришлось выходить из душа, чтобы травница не перевернула весь дом в её поисках.

— Я только сейчас узнала, что с тобой произошло! — воскликнула Ларика, пристально выискивая на теле художницы следы травм.

— Со мной всё хорошо, — заверила Лиса, плотнее закутавшись в полотенце. — Он не причинил мне вреда. По крайней мере, не успел. Откуда ты…

— Встретила Сторкса и Волфуса, когда они и обсуждали ночное происшествие, — пояснила травница и, немного успокоившись, присела на диван.

— Им удалось хоть что-нибудь узнать?

— Нет, твой тайный поклонник оказался поистине неуловим! Только попадись он мне!..

— Значит, мне нужно постараться вспомнить вчерашнюю ночь. Может, попробовать гипноз?

— Для начала тебе нужно одеться, ещё не хватало, чтобы ты простудилась!

Найдя слова подруги резонными, Лиса поспешила к себе в спальню. Чтобы с ней не приключилось, занятия никто не отменял. Тем более сегодня последний день, а дальше начнётся экзаменационная неделя. Художникам отводился один день на устный экзамен, затем три дня на живопись и два на композицию. И, конечно же, самой трудной будет сдача у первого курса. Новички, как всегда, слишком сильно волнуются, опасаясь быть отчисленными из академии, поэтому могут наделать множество глупейших ошибок.

Выйдя из дома, Марилиса подумала о том, что где бы она ни преподавала, всё остаётся неизменным. Разве что в академии нервозность студентов часто приобретает буквально катастрофические масштабы. Никому не хочется быть отчисленными из такого известного учебного заведения. Лишь одно обучение здесь давало выпускникам гарантию с лёгкостью устроиться на выгодные должности.

— Как думаешь, сколько в этом году будет отчислений? — спросила Ларика, видимо, так же размышлявшая на тему экзаменов.

— Честно, не знаю, — ответила Лиса и вошла в круг перехода.

— У меня этот набор довольно любознательный, — поделилась своей радостью травница. — Все усердно учатся, старательно запоминая материал. Может, потому что, в основном, вся группа состоит из льготников, и они действительно боятся потерять такой шанс?

— Скорее всего, так и есть, — согласилась Марилиса, подходя к своему столу в преподавательской. — Я помню, как ты рассказывала об экзаменах на льготные места. Там действительно нужно приложить массу усилий, ведь денег на оплату учёбы у таких студентов нет.

Каждый год академия предоставляла по двенадцать льготных мест на каждом факультете для всех желающих обучаться здесь из малоимущих семей. Правда, это совсем не значило, что все такие места заполнялись студентами. Экзамен для них был намного тяжелее платников. Последним давались пусть и не большие, но послабления. Кто-то сказал бы, что это слишком жестоко, но шанс на обеспеченное будущее в дальнейшем с лихвой перекрывал тяжесть поступления.

Зато потом, во время обучения, между льготниками и платниками не делалось никаких различий. И те, и другие совершенно одинаково могли провалиться, без шанса на восстановление.

— Госпожа Марилиса! — окликнул художницу декан боевиков.

— Доброго утра, лорд Николас, — поздоровалась она. — Вы что-то хотели?

— Давайте отойдем, — предложил маг, заметив, как некоторые преподаватели с интересом посмотрели на них.

Отведя магиану к дальнему окну, магистр Вартен тихо спросил:

— Вы так ничего и не вспомнили?

— К сожалению, нет, — призналась Лиса. — Такое ощущение, будто кто-то выстроил стену вокруг ночных событий. Я уже подумывала о сеансе гипноза.

— Да, скорее всего, нам придётся пойти на этот шаг, — согласился боевик. — Я поговорю с магистром Торис и, думаю, после занятий, мы вполне можем разобраться с вашей проблемой.

— Скажите… Вам так и не удалось узнать хоть что-нибудь?

— Нет, ловкий зас… Не волнуйтесь, мы обязательно во всём разберёмся.

— Надеюсь, потому что ещё немного, и я начну подозревать абсолютно всех!

— Я всё понимаю, и сам, будь на вашем месте, опасался бы всех окружающих меня людей. Это довольно…

— Секретничаем? — весело поинтересовался лорд Ридан, подойдя к разговаривающий паре. — Госпожа Марилиса, я бесконечно рад, что вы серьёзно не пострадали.

А в следующее мгновение некромант взял её руку и поднес к своим губам. Сначала Марилису будто кто-то в сторону потянул, но неожиданно эта странность исчезла, и она вполне спокойно восприняла учтивое приветствие некроманта. Удивившись несвойственному ей поведению, Лиса слегка нахмурилась, но решила обдумать всё немного позже.

— Благодарю вас, со мной действительно всё хорошо, — ответила она, с досадой заметив, что теперь в их сторону смотрели абсолютно все, кто находился в преподавательской.

— Я слышал о вашей проблеме и хотел предложить попробовать…

— Гипноз? — перебила некроманта Лиса. — Да, мы только что обсуждали с лордом Николасом эту возможность. Простите, но сейчас мне нужно идти на занятия. Обговорим всё после окончания учебного дня.

Она поспешила отойти от мужчин, попрощалась с Ларикой и скрылась в кругу перехода, успев заметить пришедшего магистра Сторкса. Обрадовавшись своей удаче, Лиса непроизвольно прижала руку к волосам, там, где её коснулся боевой маг. На мгновение замерев на месте, она тихо вздохнула.

«Когда он успел вместо страха начать вызывать во мне совершенно другие чувства?» — удивлённо подумала девушка, ощутив на щеках лёгкий жар румянца.

— Госпожа Марилиса, с вами всё в порядке? — встревожено поинтересовался подошедший к ней Одар Вадейский.

— Да, всё хорошо, не беспокойся, — поспешила заверить Лиса.

— Но у вас лицо покраснело! — не пожелал отставать влюблённый студент. — Может, температура поднялась? Давайте я провожу вас к целителям.

— Не стоит, со мной действительно всё хорошо. — Марилиса искренне надеялась, что не покраснела ещё больше.

Ей стало стыдно за свои мысли, словно их мог кто-то подслушать. А конкретно, именно этот студент, с таким участием смотревший на неё. И пусть Лисе было неловко из-за влюблённости Одара, обижать его она точно не хотела.

— Проходите в аудиторию, сейчас будет звонок, — громко сказала магиана, привлекая к себе внимание третьекурсников. — Надеюсь, вы все готовы к предстоящим экзаменам? Мне бы очень не хотелось, чтобы кого-то из вас отчислили, когда до получения диплома осталось совсем чуть-чуть.

* * *

Студенты пятого курса боевой магии бежали полосу препятствий, сжав зубы и проклиная на все лады того, кто испортил настроение их магистра. Нирайна Сторкса было практически невозможно вывести из себя. Маг обладал поистине стальными нервами. И если кому-то всё же удавалось пробить его броню спокойствия и невозмутимости, его близким можно было начинать готовиться к похоронам глупца.

— Интересно, — просипел высокий рыжеволосый парень, проползая по канаве полной вонючей жижи, — кто этот… уникум?

— Заткнись и ползи, — огрызнулся на него ползший следом студент. — Услышит Сторкс… мы здесь и умрём!

— Да ладно вам… Вартен не допустит… — У говорившего соскользнули руки и он впечатался лицом в зловонную лужу.

— Помоги нам Древние! — взмолился низкий коренастый парень, выбираясь на относительно ровный участок. — Я ещё слишком…

— Студент Аринс, молитвы не помогут, когда враг будет дышать в затылок! — раздался окрик Сторкса, заставив парня испуганно вздрогнуть. — Не уложитесь в норматив, заставлю сделать ещё круг.

Студенты взвыли и поднажали. Ещё одной такой пробежки они точно не выдержали бы.

— Нирайн, ты что творишь? — поинтересовался Николас. — Команды избавляться от пятикурсников не поступало.

— Зато у них не останется время на глупости, — ответил Нир, пристально следя за студентами.

— Так же, как и сил доползти до общежития, — укорил Николас. — Сам их разносить будешь, не хочу потом вонять, как стадо нурхов.

— Какие мы нежные! — усмехнулся Сторкс.

— Вот женишься, посмотрю, как сам запоёшь! — не остался в долгу Николас. — Привал!

Как только его голос усиленный магией, разнёсся по полигону, студенты попадали там же, где их застала полоса препятствий. Раздался дружный стон облегчения, а один студент поклялся в вечной любви и преданности своему декану.

— Разбалуешь, — припечатал Нирайн, впрочем, не стремясь оспаривать слова друга.

— Приобрету верных соратников, — хмыкнул Николас. — Пойдём, нам нужно к декану артефакторщиков. Занятия окончились, значит, скоро туда придёт и Дорская.

— Чтобы опять начать избегать меня, — недовольно пробурчал Нир, последовав за Вартеном. — Что я ей такого сделал?

— Не знаю, но это действительно странно. Больше ни на кого она так не реагирует.

— Видел бы ты, что с ней было, когда я попытался поговорить во время обеда.

Нирайну повезло отловить художницу, когда та направлялась в академическое кафе. Вот только разговора не получилось. Стоило ему взять её за руку, как магиану буквально затрясло, и она принялась вырываться. Ниру пришлось отойти, и только после этого Марилиса смогла успокоиться. Пробормотав что-то невнятное, она быстро скрылась от него. А Сторкс пришёл в бешенство.

Его начала напрягать пугливость художницы. Особенно когда он не давал совершенно никакого повода. Нирайну даже начало казаться, что она просто играет с ним, изображая из себя недотрогу. И только оказавшийся рядом в это время Ридан сумел отговорить Сторкса от опрометчивого поступка — высказать Марилисе всё, что он думает.

— Сейчас главное – узнать, что именно с ней произошло, — сказал Николас, открывая портал. — А потом попробуем решить и твою проблему.

Нирайн на это ничего не ответил, мысленно понадеявшись на удачу.