Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 5

 

Прошедшие с начала занятий три недели выдались вполне спокойными. То ли студенты решили ненадолго взяться за ум, то ли отсутствие каких-либо значимых дат не давало разгуляться, то ли это было просто затишьем перед грядущей бурей неприятностей. Некоторые преподаватели даже начали ворчать по этому поводу, предвещая чуть ли не кровавый конец света.

— Попомните мои слова, нас ждёт что-то действительно глобальное! — вдохновенно вещала леди Витара, преподавательница с факультета травников. — Эти идиоты никогда…

— Магиана Рожская, будьте так добры, следите за своим языком, — перебила её леди Кирана, окинув женщину немного презрительным взглядом. — Если, конечно, желаете продолжить преподавать в академии.

— Прошу меня простить, — поспешила извиниться леди Витара, уже жалея, что вообще открыла рот.

В академии Магического Познания строго следили как за студентами, так и за преподавателями. Получение взяток, превышение служебных полномочий, моральное давление на зависящих от тебя людей, физическая расправа — все это каралось со всей строгостью. Каждый, кто находился на территории учебного заведения, прекрасно знал все права и обязанности. А те, кто пытался увильнуть от изучения толстого талмуда со сводом правил вскоре мог об этом сильно пожалеть.

— Хоть леди Витара и действительно высказалась непозволительно резко, но всё же в чём-то она права. — Преподаватель мировой истории, тяжело вздохнул. — В этом году действительно всё на удивление тихо и мирно. Не к добру!

— Что ещё за упаднические настроения? — весело поинтересовался лорд Ридан, подмигнув Марилисе.

Еле сдержавшись, чтобы не отшатнуться, магиана преувеличено безразлично перевела взгляд на окно.

С того вечера, когда она помогла некроманту определиться с подарком для жены лучшего друга, мужчина стал постоянно с ней заговаривать. И в этом не было бы ничего странного, если бы абсолютно все на Корне не знали, насколько трудно маги смерти сходятся с людьми. А значит, некромант имел на девушку какие-то виды.

Какие именно, догадаться совсем несложно. Либо лорд Ридан неожиданно рассмотрел в Марилисе человека, который сумеет стать хорошим другом, либо она ему приглянулась как объект некромантской влюблённости. Второй вариант, конечно, был намного хуже. Практически катастрофа, ибо Лиса не смогла бы ответить на чувства мужчины.

Она побаивалась магов смерти, не зная, чего от них можно ожидать в любой момент. Да и не особо понимала их чёрный юмор. Поэтому думать о том, что может сделать такой могущественный некромант после отказа, категорически не хотелось.

— Поживёте с моё, молодой человек, начнёте перестраховываться от всего на свете, — хмыкнул господин Урин.

— Некроманты столько не живут. — Магистр Волфус мрачно улыбнулся.

— Бестолковые, точно, — согласился историк. — А вы, вроде как, создаёте впечатление умного и осторожного мага. Но не будем разводить политесы. Тем более нашим коллегам это не интересно, да и на занятия пора. Просто попомните моё слово, грядёт что-то плохое.

Спорить со стариком никто не стал. Кто-то был с ним полностью согласен, кто-то остался равнодушен к его словам, а кто-то не поверил. Марилиса же с удовольствием отнесла бы себя к двум последним категориям, но пробежавший по позвоночнику мерзкий холодок не дал ей ни единого шанса.

Спрятав ладони в широких рукавах мантии, магиана вышла за дверь. Сегодня все её пары проходили на пленере, недалеко от административного корпуса. Вот Лиса и воспользовалась возможностью прогуляться, а не переместиться через портальный круг.

— Магистр Дорская, подождите, — раздался позади неё немного хрипловатый голос.

Резко замерев на месте, словно наткнулась на невидимую стену, Лиса прикусила щёку изнутри. Бешено заколотившееся сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. А мурашки, горячей волной прокатившиеся по всему телу, стали уже привычной реакцией на магистра Сторкса.

Девушка честно не понимала, почему в этом году удостоилась пристального внимания таких видных мужчин. Иногда у неё даже создавалось впечатление, что половина женщин академии вздыхает по боевику, а вторая — по некроманту. Ну, кроме тех случаев, когда они дружно вздыхают по декану Вартену. И если бы не его безоговорочная верность жене…

— Госпожа Марилиса, у вас что-то случилось? — поинтересовался боевик, вырывая её из печальных мыслей.

— Нет, магистр Сторкс. — С трудом оторвав взгляд от пола, магиана посмотрела на мужчину. — Благодарю за беспокойство, но почему вы решили, что у меня проблемы?

— Вы выглядите немного нервной. — Маг медленно осмотрел девушку с головы до ног.

Неожиданно Марилиса поняла: она уже успела привыкнуть к такой «инспекции», и это больше не вызывает панического страха из-за ненужного ей внимания. Скорее даже девушка чувствует лёгкое раздражение, не понимая мотивов боевика.

«Может, прямо спросить, что ему от меня нужно?» — подумала она, но тут же откинула эту мысль.

— Вы правы, я действительно немного нервничаю, — созналась Лиса, прекрасно понимая — скрывать очевидную вещь от этого мага просто глупо. Вот только говорить настоящую причину своего беспокойства не желала. — Не забывайте, в эти выходные в Коссаре будут отмечать день города. Боюсь даже представить, что на этот раз учудят наши студенты!

— Не беспокойтесь, думаю, всё пройдёт вполне спокойно. — Сторкс еле заметно улыбнулся, а Лисе на короткий миг показалось, будто он хочет ободряюще похлопать её по руке.

Почувствовав, как ладони моментально вспотели от такого предположения, магиана прижала их к мантии, надеясь, что мужчина не заметил её нервозности. Такое проявление заботы с его стороны оказало бы поистине сокрушительный эффект на её самочувствие.

— Простите, но мне нужно идти. — Марилиса постаралась как можно быстрее отделаться от боевика. — Это последние тёплые дни, не хотелось бы терять возможность воспользоваться ими.

— Нирайн!

Услышав голос магистра Наройской, девушка ощутимо вздрогнула и, судя по ошарашенному взгляду боевика, слегка побледнела. Но магиане уже было безразлично, о чём может подумать магистр Сторкс. Сейчас самым главным было удержаться от позорного бегства. Оказалось, что леди Киару она боится даже больше, чем боевика и некроманта вместе взятых.

— Мне нужно идти, — ещё раз повторила Марилиса, надеясь, что голос не слишком сильно напоминает испуганный писк.

Кто бы знал, как тяжело магиане удавалось не сорваться на бег, а спокойно пройти по коридору под пристальным взглядом двух пар глаз. И только привитое с детства тётушкой Ифизой правило никогда не показывать страха перед людьми, помогло с достоинством покинуть административный корпус.

До самого вечера её больше никто не беспокоил. Правда, после последней пары, когда Марилиса ненадолго заглянула в преподавательскую, две магианы с целительского факультета как-то странно на неё покосились. Решив, что просто переутомилась, Лиса поспешила к себе.

А там, на пороге её дома, девушку ждал очередной сюрприз. В подарочной коробке обнаружилась веточка чагры. Удивившись такому необычному подарку, Марилиса некоторое время потратила на то, чтобы вспомнить значение этого цветка.

Оказалось, её тайный поклонник чем-то огорчён. Или, скорее всего, она сама послужила причиной огорчения.

— Только тебя мне ещё и не хватало! — устало выдохнула девушка, подобрав коробку. — Вот кто ты такой и почему не желаешь объясниться со мной прямо, а не таким загадочным образом?

Ответа, как и следовало ожидать, она не услышала. На всякий случай осмотревшись по сторонам, магиана не увидела ничего подозрительного. Её тайный поклонник продолжал быть очень осторожным.

За всё то время, что он одаривал девушку такими милыми подарками-признаниями, она так и не заподозрила, кто это может быть. Хорошо хоть он перестал пытаться нанести на коробку сонное зелье. Леди Кирана ещё несколько раз проверяла подарки, но не обнаружив ничего странного, посоветовала просто наслаждаться презентами.

— Так, быстро перекусить и бежать на занятие к лорду Айлару.

Поставив коробку на подоконник, девушка неодобрительно покачала головой. Если подарки не прекратятся, то вскоре ей некуда их будет ставить. Однако сейчас Марилисе совсем не хотелось думать об этом. Ректор не любил, когда она опаздывала на занятия. И пусть никогда не ругал девушку, под его укоризненным взглядом она всегда чувствовала себя очень неуютно. Словно преступница, нарушившая слово, данное близкому человеку.

Однако спокойно попить чай ей не дали. Раздался тихий, но требовательный стук в дверь, возвещающий о приходе гостей. Встав из-за стола, Лиса оперлась о прохладную столешницу, когда перед глазами всё поплыло. Подождав, пока всё нормализуется, и осторожно тряхнув головой, чтобы разогнать остатки белесой мути, она осторожно двинулась в сторону двери.

Пальцы рук начало неприятно покалывать, а на плечи словно опустилась накидка из свинца. Промелькнувшую мысль о яде магиана старательно запихнула вглубь сознания. Сейчас было самым важным открыть дверь и попросить помощи у того, кто к ней пришёл. Благо посетитель ещё раз постучал, не собираясь уходить.

С трудом заставив себя не закрывать глаза, Лиса вцепилась в дверную ручку. Глубоко вдохнув, открыла дверь и, увидев перед собой леди Велесу, плавно осела на пол.

— Госпожа Марилиса! — испуганно ахнула целительница, тем не менее, не забыв проверить пульс.

Тот бился немного быстрее, чем нужно, но не критично. Похлопав по бледным щекам, но не добившись никакой реакции, леди Велеса собралась вызывать подмогу. В её положении некоторые заклинания применять не рекомендовалось.

— Что случилось? — Опустившись перед бессознательной магианой на колени и изрядно напугав целительницу, магистр Сторкс обеспокоенно всмотрелся в бледное лицо девушки.

— Пока не знаю. — Леди Велеса быстро взяла себя в руки. — Вы как раз вовремя. Помогите доставить госпожу Марилису в целительское крыло.

Подхватив девушку на руки, Нирайн удивился насколько хрупкой и беспомощной она сейчас выглядит. А ещё его очень сильно беспокоило тяжёлое, поверхностное дыхание магианы. Первую мысль о яде он безжалостно выкинул из головы. Маг прекрасно знал, что есть заклинания, вызывающие похожие симптомы. Осталось только выяснить какое именно было использовано.

Доставив магистра Дорскую к целителям, Нирайн без вопросов вышел из кабинета. Сам прекрасно знал, как раздражают и мешают работе лишние люди.

Вскоре в приемную вошла и Киара, вызванная Велесой. Быстро кивнув ему, женщина скрылась за дверью. Боевик в который раз оценил красоту ведьмы, но…

Мужчина тряхнул головой, отгоняя ненужные сейчас мысли, и приготовился ждать. Минут через пять к нему присоединился и Николас, решивший, что жена опять заработалась и позабыла о времени.

— Старик будет очень зол. — Вартен потёр шею и устало выдохнул. — Он всегда больше всего беспокоился о госпоже Марилисе.

— Ты тоже это заметил?

— Не только я, но и Ридан.

Недовольно фыркнув, Сторкс отвернулся к окну. Последнее время ему очень сильно хотелось подправить нос некроманта. А заодно губы, глаза, челюсть…

— Да ладно тебе! — Николас не сдержал широкой улыбки. — Я же тебя предупреждал: друг некромант ещё та заноза в первое время. А Ридан впустил тебя в свой ближний круг всего два месяца назад.

— Я его об этом не просил, — недовольно буркнул Нирайн, сам себе напоминая обидевшегося мальчишку.

— Так бросил бы Ридана на том древнем капище. — Николас пожал плечами, словно это было самым очевидным выходом.

— А потом носиться по миру, сражаясь с полчищами нежити, поднятыми новоиспечённым личем? — ехидно полюбопытствовал Сторкс. — Какой он всё же неудобный друг…

— Вот об этом я никогда не задумывался. — Декан боевиков тихо хохотнул и хлопнул друга по плечу. — Ридан просто хочет помочь, убедившись, что она…

— И чего ему не спалось в такую рань?! — перебил его Нирайн. — Вот же глазастая зараза! Сколько бы проблем удалось избежать.

— Да-да, ты бы так и продолжал любоваться издали, не решаясь подойти. — Вартен неодобрительно покачал головой.

— Всему своё время. Ты же видишь, она…

Открывшаяся дверь прервала их беседу. Сначала в приёмную вышла леди Киара, а затем и леди Велеса. Магианы выглядели уставшими, но весьма довольными собой.

— Как всё прошло? — поинтересовался Николас, бережно обнимая жену.

— Отлично! — заверила его целительница. — Магистр Наройская обнаружила, что это всё то же заклятие сна. Мы вывели из организма впитавшееся через кожу зелье, сняв действие заклинания.

— Госпожа Марилиса сказала, как попала под него? — спросил Нирайн, бросив пристальный взгляд на закрывшуюся дверь.

— Она спит, мы не будили её. Хватит и того, что организм очистился. Теперь сон магистра Дорской вполне естественный.

— Не удивлюсь, если она нам потом расскажет об ещё одной подарочной коробке, — сказала леди, Киара, насколько это было возможно, вольготно расположившись на стуле. — Надо бы найти этого тайного поклонника и популярно объяснить, как мы, женщины, предпочитаем, чтобы за нами ухаживали.

— Это я вам могу обещать. — Николас кивнул, признавая правоту ведьмы. — Займёмся им вплотную с сегодняшнего дня.

— Возможно, он затаится на некоторое время, — предположила леди Велеса. — Я действительно не понимаю, для чего всё это? Неужели ему так нравиться мучить госпожу Марилису?

— Как найдём его, так сразу и узнаем, — пообещал Вартен, поцеловав жену в висок. — А теперь нам пора домой. Ты и так задержалась, совсем режим не соблюдаешь.

— Какой уж тут режим, если пациенты сами на руки падают. — Целительница грустно вздохнула и, попрощавшись, ушла вслед за мужем.

— Нам тоже больше нет смысла здесь оставаться. — Леди Киара нарочито медленно принялась приводить свою одежду в порядок. — Зайдёшь ко мне? Я приготовила твои любимые оладьи.

— Подкупаешь меня? — Нирайн хмыкнул, с интересом осмотрев красавицу ведьму.

— Самым наглым образом, — заверила леди Киара, плавно скользнув в его сторону. — Каков же будет твой ответ?

— Не могу отказать столь прекрасной леди!

Но сразу покинуть приёмный покой им не удалось. Выскочившая из портала магистр Миранская потребовала полного и подробного отчёта о состоянии подруги. Пришлось потратить некоторое время на успокоение травницы и заверения, что с магистром Дорской всё в порядке.

— Слава Древним! — выдохнула леди Ларика, присев на стул. — Этого маньяка обязательно нужно найти!

— Не беспокойтесь, мы займёмся этим вопросом, — заверил Сторкс.

— Интересно, мне можно к ней сейчас? — поинтересовалась травница.

— Да, думаю, вам разрешат посидеть с подругой, — ответила леди Киара. — А нам уже пора.

Покидая приёмный покой, Нирайн с трудом удержался от того, чтобы не обернуться.

* * *

Марилиса проснулась от чувства пристального взгляда на своём лице. Открыв глаза, она первым делом увидела белый ровный потолок, на котором, почему-то, не было привычной люстры. Недовольно нахмурившись из-за этого факта, Лиса быстро осмотрелась по сторонам.

Беглого взгляда вполне хватило чтобы понять: она находится у целителей. Развить взволновавшую её мысль не дала, Ларика.

— Наконец-то ты проснулась! — довольно сказала подруга и, встав из кресла, со стоном потянулась.

— Почему я у целителей? — поинтересовалась Лиса хриплым после сна голосом.

— А ты не помнишь? Твой маньячный поклонник всё же сумел наложить на тебя сонное заклятие.

— Точно! Я сегодня нашла…

— Вчера, подруга. Ты проспала практически сутки.

— Но почему так много? — всполошилась Марилиса, порываясь бежать… сама не понимая куда. — А как же занятия?

— Не паникуй, леди Зарана распределила твои часы среди остальных преподавателей вашего факультета. Леди Велеса запретила тебя будить, вот ты и проспала так долго. Кстати, что тебе снилось до того момента, как твой организм очистили от зелья?

— Если честно, я плохо помню. Вроде бы была в каком-то странном месте, полностью окутанным белым туманом. — Закрыв глаза, Марилиса попыталась вспомнить подробности навеянного сна. — Со мной ещё кто-то был, но я слышала только голос, а вот его обладателя увидеть не удалось?

— Ты узнала этот голос? — спросила Ларика, присев на край кровати. — И что же он тебе говорил?

— Нет, не узнала, ведь он был… Такое впечатление, что тот туман заглушал его, изменяя до неузнаваемости. Но, насколько я поняла из его слов, он меня приревновал.

— В смысле? — опешила травница.

— В прямом. — Лиса тяжело вздохнула. — Он выговаривал мне за то, что я, по его мнению, уделяю слишком много внимания посторонним мужчинам. И даже более того, запретил общаться с некоторыми из них. Правда, с кем конкретно, сказать не успел, меня выдернуло из того места. Видимо, целители сняли действие заклинания. Надо их будет поблагодарить.

— Это леди Киара определила состав зелья, — поведала Ларика. — Так что и её поблагодари. Но меня очень настораживает этот твой ухажёр. Слишком много себе позволяет.

— А уж как меня он настораживает! Нужно как-то узнать, кто это может быть.

— Магистр Вартен пообещал заняться этим вопросом. Сегодня с утра он имел продолжительный разговор с лордом Арайном. Наш ректор всегда относился к тебе…

— Вот только не говори, что ты веришь тем грязным слухам! — Лиса раздраженно фыркнула и быстро встала с кровати.

В первый год её пребывания в академии, кто-то принялся распространять слухи о том, будто Марилиса является любовницей лорда Арайна, и только благодаря этому факту получила место преподавателя. Магиану очень злило и оскорбляло чьё-то злословие, но вскоре всё прекратилось. Она подозревала, что ректор нашёл клеветавшего на них человека, но лорд Арайн отказался говорить на эту тему, посоветовав не забивать голову всякой чепухой.

— Не говори ерунды. — Ларика укоризненно посмотрела на подругу. — Я прекрасно знаю, что между вами ничего не было. Наш ректор верен памяти своей почившей жены. Просто отметила, как он к тебе относится. В этом нет ничего предосудительного!

— Прости, я до сих пор злюсь из-за тех слухов. — Виновато посмотрев на травницу, Лиса еле заметно улыбнулась. — Как думаешь, мне уже можно уйти отсюда?

— Только после того, как я вас обследую, — ответила вошедшая в палату леди Велеса. — Не волнуйтесь, это не займёт много времени. А потом вам нужно зайти в ректорскую приёмную и получить назначение на завтрашний вечер.

— Точно, завтра же дежурство в Коссаре! — воскликнула Ларика. — Давай я подожду тебя в коридоре, и мы вместе сходим за назначением.

После того как леди Велеса убедилась, что с Марилисой всё хорошо, магиана покинула целительское крыло вместе с травницей. На этот раз Ларика сама предложила прогуляться до административного корпуса. Видимо, она тоже не горела желанием узнать, с кем на этот раз предстоит дежурить.

Вот только они всё равно слишком быстро достигли места назначения. Неожиданно оробев, Лиса не решалась войти в приёмную. Если бы не вышедшая из неё декан факультета артефакторщиков, Марилиса, и Ларика ещё долго бы топтались в коридоре.

Правда, страдала художница недолго. Как оказалось, ей вернули старого напарника, вновь отправив патрулировать в один из самых спокойных районов города. Испытав целую бурю эмоций, из которой самой сильной было облегчение, Лиса покосилась на недовольное лицо подруги.

— Что случилось? — полюбопытствовала она.

— Мне не повезло опять дежурить с деканом некромантов! — горестно поведала Ларика.

— Неужели дежурство с ним так ужасно?

— Не то слово! Возноси хвалу Древним за то, что тебя минует сия участь.

— Да ладно тебе, — попробовала успокоить травницу Лиса. — Лорд Ридан показался мне вполне приятным собеседником.

Посмотрев на неё, как на умалишённую, Ларика, вышла из приёмной под неодобрительным взглядом секретаря. Извинившись за поведение подруги, Марилиса поспешила за ней.

В итоге магиане пришлось потратить весь вечер на выслушивание пороков магистра Волфуса и на поднятие настроения травницы. Правда, она была совсем не против. Как бы Лиса ни храбрилась, но всё же червячок страха подтачивал её самообладание.

Тайный поклонник, который почему-то решил, что может ставить ей условия, беспокоил магиану. Она не могла представить его следующие действия и заранее опасалась их.

И всё же вскоре этот странный ухажер надолго перестал занимать её мысли, уступив место более насущной проблеме. Спустя два дня после празднования дня города, на окраине Коссара был найден истерзанный труп студентки второго курса ведического факультета.

Лорд Арайн словно тень бесшумно передвигался по коридорам академии. Все, кто видел ректора, спешили уступить ему дорогу, сочувствующе глядя вслед. Среди преподавателей появился слух, что убийство студентки подкосило мага, и он, возможно, вскоре покинет свой пост.

— Какие глупости! — фыркнул на это преподаватель истории, проработавший в академии четыре десятилетия. — Магистр Кирман в ярости, и я бы посоветовал тому, кто вызвал в нём столь сильные чувства, приготовиться к искуплению своих грехов.