Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 3

 

Выходные прошли относительно спокойно, если не считать разбирательств и назначения наказания особо отличившимся студентам. Хорошо уже то, что Лисе не пришлось на них присутствовать, и она смогла попасть в библиотеку. Смотритель встретил её тёплой улыбкой, как доброго друга, и напоил чаем.

Выбрав нужные ей для обучения книги, магиана, как всегда, смутилась под удивлённым взглядом старика. За всё то время, что Марилиса здесь преподаёт, смотритель так и не привык совмещать её профессиональную деятельность и названия учебников. Ну да, книги по ковке, процентному соотношению руд в плавке металлов, количеству химических элементов в них же и много чего другого в руках художницы, мягко говоря, смотрелись странно.

Правда, господин Виртек поверил, когда она сказала, будто это просто странное увлечение. Видимо, магиана оказалась не одна такая на его долгом веку службы смотрителем. И пусть Лисе было неудобно обманывать старика, но и не расскажешь же ему, как обстоят дела на самом деле.

Девушка даже представить боялась, что произойдет, если вдруг правда о ней вскроется. Ведь она последний маг-созидатель, та, которая может достать из своей картины нарисованный предмет, и он окажется самым настоящим. Могущественная волшебница даже в мире магии!

И не важно, как сложно творить это волшебство, и чем рисковали каждый раз созидатели. Никому не интересно знать о том, что чем больше или сложнее вытаскиваемый из холста нарисованный предмет, тем сильнее мгновенный всплеск магической энергии. А, значит, шанс умереть, не рассчитав своих сил, значительно возрастает, но ведь это незначительные мелочи, по сравнению с возможностью обогатиться. Если, конечно, сумеешь получить такого мага в своё личное пользование. А ведь прецеденты уже были.

И всё же, несмотря ни на что, Марилиса была рада обретению потомственного дара. Осталось научиться им пользоваться, но с этим ей активно помогал лорд Арайн.

В принципе, за выходные она хорошо отдохнула и теперь была готова к обучению студентов. Пока ей не напомнили о факультативной работе…

— Магистр Дорская, подождите минуточку, — окликнула её секретарша ректора, дама строгая и представительная. — Лорд Арайн внёс некоторые коррективы в вашу факутальтивную деятельность, добавив ещё несколько часов. Все бумаги почти готовы и бухгалтерия предупреждена о повышении выплат за…

Дальше Марилиса даже слушать не стала. Она прекрасно понимала, откуда растут ноги у этих изменений. Ректор решил хорошенько проучить студента Маурского за разгромленную таверну. Но это значило, что Лиса будет вынуждена сократить время своего обучения, которого оставалось и так совсем не много.

— Благодарю вас, — выдавила магиана, забрав бланк с расписанием.

— И зайдите после занятий к лорду Айрану, — сообщила ей вдогонку госпожа Ирика.

Не став ничего отвечать, Лиса юркнула за дверь преподавательской, пока секретарша ей ещё что-нибудь не сообщила. А тут её встретил многоголосый гомон магов, готовящихся заносить-заталкивать-вливать-вбивать знания в головы студентов.

Не успела Марилиса и рта открыть, как уже натолкнулась на изучающий взгляд леди Киары. Уж очень пристально ведьма смотрела на неё.

«Интересно, она пытается по моей внешности понять, не изменял ли ей Сторкс?» — подумала магиана и громко поздоровалась со всеми.

Хорошо, хоть боевик скользнул по ней равнодушным взглядом и вернулся к своим делам. Этот факт заметно успокоил магистра Наройскую и она включилась в беседу стоящих рядом магиан.

— Прости, что не смогла встретиться с тобой, — извинилась Ларика, протягивая подруге чашку с ароматным чаем.

— Ничего страшного, — отмахнулась Лиса. — Я, так понимаю, ты была занята из-за нарушителей?

— Все выходные угробила на разбирательства и составление актов! Видите ли, у магистра Волфуса неучтённые умертвия объявились, и вообще, он очень занят!

— То есть сей достойный муж сбежал от бумагомарательства, скинув его на твои хрупкие плечи? — уточнила Марилиса, стараясь громко не хихикать.

— Смейся-смейся, сама-то тоже всё на магистра Сторкса оставила, — уколола травница.

— А мы с ним поделились по-братски: ему отчёты писать, а мне нарушителя перевоспитывать. — Вспомнив об увеличении факультативных часов, Марилиса недовольно поморщилась.

— Да ладно тебе, Маурский — хороший парень, — заверила Ларика. — Он ко мне в том году на факультатив ходил.

— Из-за этого хорошего мне факультативные часы добавили.

— Ого… Совсем лорд Арайн осерчал. Ну, рассматривай это как дополнительную возможность подзаработать.

Марилиса со скепсисом во взгляде посмотрела на подругу, еле сдержавшись, чтобы не постучать пальцем по виску. На преподавательские оклады академия не скупилась, да и во время выполнения разнообразных заказов маги неплохо зарабатывали. Поэтому художница точно могла не брать себе лишние часы.

— Ладно, не грусти, — попыталась приободрить её травница. — Если у Маурского хватит ума не нарушать дисциплину, возможно ректор и освободит тебя.

— Только на это и остаётся надеяться. — Лиса тяжело вздохнула и направилась к портальному кругу.

Выбрав точкой выхода кабинет художников, где должен был пройти первое занятие для новичков, магиана скрылась в портале. А при выходе услышала негромкий гул голосов за дверью, вызвавший улыбку. Все первокурсники старались приходить на занятия пораньше.

Это уже потом, когда они привыкнут, начнут подходить к самому звонку, а пока будут демонстрировать рвение в учёбе.

Запустив студентов в аудиторию, Лиса с еле заметной улыбкой на губах наблюдала за тем, как они с восхищением осматривают помещение. Просторное, со стеклянной стеной, пропускавшей много света, с пока ещё ровными рядами мольбертов и развешанными на стенах картинами, оно производило приятное впечатление. И студенты, глядя на аудиторию, в которой им всем предстояло учиться, благоговейно улыбались.

«Или не всем, — поправила сама себя Марилиса. — Интересно, сколько из них останется в моей группе?»

— Рассаживайтесь, у вас ещё будет время всё рассмотреть, — наконец сказала она. — Сегодня мы начнём с проверки ваших магических талантов…

— Нас уже проверяли при поступлении, — перебила студентка, которую Марилиса в первый же день записала в проблемные ученицы.

— Ваше имя? — спокойно поинтересовалась магиана.

— Леора тур Котарская, — представилась девушка с промелькнувшим в голосе высокомерием, даже не потрудившись при этом встать.

Лиса мгновенно узнала фамилию. Студентка принадлежала к знатной и одной из самых могущественных семей на западном материке. Теперь становилось понятно её поведение.

— Студентка Котарская, с этого дня вы будете ходить на факультатив к магиане Илурской. Там вам привьют все необходимые правила этикета, раз никто раньше этим не озаботился. Я предупрежу преподавателя.

Судя по потрясённому взгляду девушки, она не ожидала такого поворота событий. Видимо, привыкла к тому, что многие трепещут при одном упоминании её фамилии. Вот только забыла, где она теперь учится.

В академии Магического Познания разделение по социальному статусу не приветствовалось. Здесь имели значение только твои умения. И неважно, учишься ты на боевом, или на отделении искусств.

И уж тем более Марилиса не собиралась терпеть пренебрежительного отношения к себе.

— Отвечая на вопрос студентки, могу сказать так, — продолжила объяснять магиана, словно ничего и не произошло. — Уровень магии, конечно, важен, но мне нужно узнать, кто из вас сможет применить заклинания циклического движения. В художественных школах вас учили только заклинанию иллюзорности, поэтому на экзамене проверялись лишь минимальные способности в художественной магии.

— А кто-то и вовсе не учился в школах, — тихо сказала ещё одна студентка, но её, конечно же, услышали все.

По аудитории разнеслись тихие смешки, и собравшиеся покосились на худощавого паренька. По виднеющемуся из-под ученической мантии обтрёпанному воротничку рубашки становилось понятно, что на художественную школу у его семьи вряд ли бы хватило денег. А, значит, у парня действительно талант, раз его приняли как стипендиата.

К сожалению, Марилиса не присутствовала на вступительных экзаменах, так как умудрилась заболеть. По настоянию леди Велесы, ей пришлось все четыре дня отборов провести у себя дома.

— Студентка? — Магиана вопросительно посмотрела на насмешницу.

— Олия нор Горская, — ответила девушка, непроизвольно втянув голову в плечи.

— Вы совершенно правы, кое-кто из великих художников действительно не обучался в школах по разным причинам. — Лиса обвела внимательным взглядом присутствующих, и как только Олия облегчённо выдохнула, добавила: — Поэтому вы, моя милая, подготовите через неделю реферат на эту тему. В нём вам нужно перечислить всех художников самоучек и их достижения.

В дальнейшем урок, как и ожидала Марилиса, прошёл вполне спокойно. Она показала им схему заклинания, и до конца первого занятия из отведенной им пары, студенты заучивали нужные жесты. В принципе, в них не было ничего сложного, как, например, у боевого факультета. Магиана иногда поражалась, как студенты умудряются так переплести пальцы, чтобы не завязать их на узел!

А вот весь второй урок они пытались заставить качаться под порывами ветерка траву на уже готовых картинах. Если удаётся применить цикличность, то, исходя из силы мага, трава будет шевелиться от четырёх часов до двух месяцев.

Но самым главным на этом занятии было узнать, сколько человек из группы смогут вплетать цикличность при создании своих картин. Ведь художники-маги всегда делились на два типа. Те, кто мог вплетать магию в свои творения, и тогда рисунок на картине будет двигаться до тех пор, пока её не уничтожат. И те, кто только и мог наложить заклинание иллюзорности на уже готовый рисунок, придавая ему объём. В последнем случае заклинание обновлялось раз в три месяца. И не обязательно, чтобы это был художник, рисовавший картину.

К концу урока никто так и не смог толком применить заклинание. В принципе, Лиса именно этого и ожидала. Зато выяснилось: из четырнадцати человек троих сразу можно было переводить в другую группу. Сколько ни учи, способностей к вплетению у них совершенно никаких нет. Одной из тех троих оказалась насмешница Горская.

В отношении остальных одиннадцати станет понятно в течение этого года. Если кто-то из них так и не сможет научиться вплетать цикличность, или будет делать это с большим трудом, их тоже переведут.

Вернувшись во время перерыва между парами в преподавательскую, Лиса сразу почувствовала что-то неладное. Находившиеся здесь же магианы с других факультетов как-то уж очень пристально изучали её.

— В чём дело? — поинтересовалась девушка, решив не ждать приливного часа.

— Госпожа Марилиса, у вас такой романтичный поклонник! — воскликнула госпожа Тарина Вольская, преподаватель с факультета стихийников. — Да ещё такой таинственный! Мы так и не смогли отследить его, уж простите нас за любопытство.

— Ничего не понимаю, — пробормотала Лиса, растерянно посмотрев на коллег.

— Вам кто-то прислал веточку белой арании, что, как известно, означает влюблённость на языке цветов, — пояснил Норк вин Арден, преподаватель с факультета некромантии. — Вот всем и любопытно узнать, кто он такой. Признаюсь, даже я заинтересовался.

Подойдя к своему столу в окружении любопытствующих магиан, Марилиса действительно увидела прозрачную коробочку с веточкой арании внутри. Правда, в отличии от коробочки с бордовой лилией, этот подарок был перевязан позолоченной лентой с бантом. Вот только магиана даже не представляла, кто присылает ей цветы.

— Что-то интересное случилось? — раздался позади неё голос декана Волфуса.

— У госпожи Марилисы появился тайный поклонник, — объяснила магиана Вольская.

— Правда, что ли? — воскликнула только что пришедшая Ларика. — А почему ты мне ничего не говорила?

— Потому что сама о нём узнала только сейчас, — ответила Лиса, недовольная привлечённым к себе вниманием.

Она уже хотела забрать коробочку и уйти, когда её руку перехватили. Подняв голову, девушка увидела стоящего рядом с собой магистра Сторкса.

— Нирайн, в чём дело? — Леди Киара недовольно посмотрела на Марилису.

«Кошмар… — Магиана попыталась вырвать из крепкого захвата свою ладонь. — Я точно буду ходить лысой, а мне такая причёска не подойдет!»

— Мне не нравится этот бант, — пояснил боевик, так и не отпустив руку девушки. — Смотрите, он сделан так, что об его нижние «лепестки» обязательно уколешься.

— Думаешь, на них что-то нанесли? — поинтересовался некромант, нагнувшись к подарку.

— Это очень легко проверить, — сообщила леди Киара. — Лорд Ридан, возьмите её при помощи левитации. Нужно переместиться в мою лабораторию.

В итоге через портал прошла хозяйка лаборатории, некромант, несущий подозрительный подарок, травница, пожелавшая узнать всё одной из первых, и боевик, так и не отпустивший руку художницы. И только когда они оказались в святая святых магистра Наройской, Марилиса смогла, наконец, отобрать у магистра Сторкса свою ладонь и с любопытством осмотреться.

Лаборатория, судя по небольшому окну под потолком, располагалась в подвальном помещении. На гладко отполированных каменных стенах и полу были нарисованы защитные руны, изредка тускло светящиеся. Посреди комнаты стоял большой стол, полностью заставленный колбами, ретортами и мешочками с неизвестным содержимым.

Но больше всего художницу заинтересовал шкаф, заставленный книгами. Даже на вид они казались очень старыми. А уж, судя по магическому фону, исходящему от них, становилось понятно: этим гримуарам не одна сотня лет.

— Ставьте её на стол, — распорядилась леди Кирана, освободив место. — Остальные отойдите и не мешайте.

Выполнив её указания, маги отошли к стене, а ведьма достала из ящика стола камешек мутного белого цвета, обмотанный тонкой кожаной верёвкой, и осторожно водрузила его на коробку. Затем, набрав в пипетку немного прозрачной жидкости из баночки, капнула на камешек и замерла, вглядываясь в него.

Марилиса даже шею вытянула, стараясь тоже рассмотреть, что показывает артефакт, но из-за дальности расстояния сумела увидеть только всполохи магических плетений. Оставалось ждать, когда леди Киара поделится своими выводами.

— Ну, что там? — не выдержала Ларика. — Магическая составляющая точно есть, но какая именно?

— Да-да, самое обычное плетение, которое используют цветочные магазины, для сохранения товарного вида, — насмешливо уточнил некромант.

— И не только оно, — ответила ведьма, прекратив разглядывать артефакт. — Нирайн оказался прав, на «лепестках» был нанесён специальный состав с плетением заклинания.

— Лису пытались убить? — ахнула травница и вцепилась в руку подруги.

«Что ж меня сегодня все хватают за руки?» — промелькнула в голове шальная мысль, пока сердце сжималось от страха.

— Магистр Миранская, не нагнетайте обстановку, — укорила её леди Киара. — Это всего лишь одно из разновидностей сновидческого заклинания. А состав был нужен для лучшей его проводимости в тело.

— То есть приславший подарок, хотел навязать магистру Дорской всего лишь сны с определённым содержанием? — уточнил Сторкс.

— Да, но я не знаю, какой именно в заклинании был посыл, — подтвердила ведьма. — Это могут быть и кошмары, и эротические сны. Какой у вас интересный поклонник завёлся, магистр Дорская.

— Вы догадываетесь, кто это может быть? — поинтересовался боевик, уставившись на художницу изучающим взглядом.

— Даже представления не имею. — Марилиса отрицательно качнула головой. — Когда мне подбросили бордовую лилию, вообще решила, что кто-то ошибся.

— Бордовая лилия? — Магистр Сторкс недовольно прищурился. — Где и когда?

— После дежурства обнаружила у себя под дверью. Но там точно не было…

— Даже если бы и было, боюсь, вы бы этого не заметили, — перебил магистр Волфус.

— Можно попробовать просканировать и подарок, и госпожу Марилису, но не факт, что мы обнаружим постороннее вмешательство, — проинформировала ведьма, как-то уж слишком пристально посмотрев на боевика. — Много времени прошло.

— Я могу сейчас открыть портал к дому магистра, — предложил некромант.

— Нет, давайте отложим до конца занятий, — отказалась Лиса, даже руки приподняв в останавливающем жесте. — Еще пять часов уже ничего не решат, а нас ждут студенты.

Согласившись с ней, все разошлись по своим аудиториям. И только магистр Сторкс оставался в преподавательской до тех пор, пока художница не покинула её.

Войдя в аудиторию после звонка, Марилиса поприветствовала свою группу третьекурсников. Как всегда, увидев в первых рядах Одара вин Вадейского, она задумалась, мог ли влюблённый в неё студент подложить коробки с цветами. И если это он, то какой посыл был у тех снов?

Наконец, решив, что урок не самое лучшее время для размышлений, Марилиса выкинула посторонние мысли из головы.

— Доброго дня! Для начала я бы хотела узнать, кто уже определился с темой дипломной работы?

Выяснилось, что не выбрали себе тему трое из семи человек. И одним из них, конечно же, оказался Одар. Поймав себя на раздражении по этому поводу, Марилиса постаралась успокоиться.

«Всё из-за того тайного поклонника, будь он не ладен! — Магиана раздраженно заправила за ухо выбившуюся прядь волос. — Ещё немного — и начну срывать злость на студентах».

Назначив дни для помощи неопределившимся с темами, Лиса постаралась отвлечься от ненужных мыслей. И, как назло, у неё ничего не получалось. Почему-то именно сегодня не удавалось спокойно относиться к факту влюблённости в себя двадцатилетнего парня.

Безумно хотелось, чтобы он прекратил с восторгом смотреть на неё, ловить каждое слово и…

Марилиса с трудом продержалась до конца пары и сбежала в преподавательскую. Там, налив себе чай, она с удивлением уловила аромат успокаивающего сбора. Осмотревшись, магиана увидела, что некоторые преподаватели тоже пьют этот сбор, а значит, не у одной её сегодня трудный день.

Как бы некрасиво это не звучало, но общие проблемы не только сближают, а ещё и приносят некоторое моральное удовлетворение. Такова уж человеческая природа — радоваться тому, что не одному тебе плохо.

Последняя пара прошла значительно легче. То ли чай подействовал, то ли из-за отсутствия раздражителя в лице студента Вадейского. По крайней мере, Марилисе не хотелось всё бросить и уйти к себе.

Да и студенты проявляли завидное рвение в учёбе, прилежно вспоминая все базовые жесты и плетения нужных им заклинаний. По тому как у кого получалось, сразу становилось видно, кто занимался летом, а кто благополучно забыл обо всём.

После занятий у выхода из корпуса Марилису поджидали не только учителя, но и студенты.

— Магистр Дорская, начнётся ли с завтрашнего дня факультатив? — поинтересовалась шестикурсница с боевого отделения.

— Конечно же, Лара, завтра встречаемся как обычно, — заверила магиана. — Кстати, кто хочет, может приходить ко мне три раза в неделю. Ректор увеличил дополнительные часы.

Студенты тут же радостно загалдели, утверждая, что обязательно придут. А Лиса почувствовала радость и гордость. Значит, как преподаватель, она прекрасно справляется.

— Тогда мы…

Договорить Ларе не дали. Откуда-то сбоку раздался отчаянный крик: «Берегитесь!», а в следующий миг Марилису обхватили за талию, прижав к твёрдому телу. Она только и успела открыть рот для возмущённой отповеди, когда над головой образовалась тонкая рябь магического щита, а затем на него обрушился поток воды.

— Студентка Сурен — зачёт, — раздался над ухом у ошарашенной Лисы голос магистра Сторкса. — Остальные в эти выходные будут отрабатывать упражнения на улучшение реакции.

Шестикурсница, успевшая растянуть щит не только над собой, но и ещё над пятью студентами, довольно улыбнулась. А вот остальные понурились, но спорить не стали. Понимали, что виноваты и слишком расслабились.

— Кажется, нужно поговорить с деканом стихийников, — недовольно сказала Ларика, сняв свой щит. — Ещё только начало учебного года, а они уже буянят.

— Не нужно, она уже там. — Магистн Волфус кивком головы указал на яростно отчитывающую своих нерадивых студентов магиану. — Судя по всему, это первокурсники. Кажется, в нашей академии появился очередной гений, с большим потенциалом, но отсутствием мозга.

— Ничего, здесь ему быстро нарастят отсутствующий орган. — Лорд Николас усмехнулся, наблюдая за тем, как провинившийся студент плетётся вслед за своим деканом. — Мы идём?

Выбравшись из крепких объятий под внимательным взглядом леди Киары и еле сдержавшись, чтобы не провести рукой по волосам, Марилиса поспешила отойти от Нирайна Сторкса. Она, конечно, была благодарна ему за помощь, но волны недовольства, исходящие от ведьмы, заставляли сильно нервничать.

— А зачем идти такой большой толпой? — поинтересовалась девушка, окинув взглядом преподавателей.

К тем, кто был с ней утром, присоединился декан боевиков, его жена, заместитель магистра Волфуса и даже декан факультета артефактики.

— Понимаете ли, милая, любопытство — страшная вещь, — пояснила магистр Янира Торис. — Надеюсь, вы не против?

Заверив, что всё хорошо, Лиса принялась вспоминать, есть ли у неё дома, чем угостить гостей. Как оказалось, угощение было, но всё равно пришлось ходить за добавкой.

А на коробке они так ничего и не нашли.