Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 2

 

Сжав в холодных пальцах кулон, с которым не расставалась практически всю свою жизнь, Марилиса тяжело вздохнула. Когда-то давно это был сильный артефакт, немного изменяющий внешность девушки. А точнее, прячущий от посторонних любопытных взглядов знак принадлежности к роду созидателей, в виде бледно-голубого родиана на левой стороне лица.

У многих древних магических родов имелись свои родианы, будто отмечавшие мага знаком качества. Такие люди всегда обладали большой магической силой и оставляли значительный след в мировой истории. Только их родианы располагались на руках, ногах, спине или груди. И лишь у Борейских он был на лице.

Нянюшка говорила Лисе, что когда-то давно, созидателям и в голову бы не пришло прятать этот отличительный знак, но не теперь. Поэтому-то магиана и носила маскирующий амулет, пока не научилась сама без посторонней помощи скрывать родиан.

Сейчас артефакт стал простым украшением, который девушка всегда теребила, если испытывала сильное волнение. И сегодня как раз был такой случай. После того как ректор ошарашил её новостью о том, с кем она патрулирует в этом году, Марилиса до сих пор не могла прийти в себя.

Причём волновалась она не из-за гипотетической ревности ведьмы. Об этом даже думать было глупо — Лиса определённо проигрывала леди Киаре.

Проблема в том, что она боялась магистра Сторкса. Да девушка магистра Волфуса находила не таким опасным, как этого боевика! А ведь он ей ничего плохого не сделал, но всё решила похожая на правду сплетня о бывшей профессии боевого мага.

В преподавательских кулуарах давно шептались, что до того как устроиться в академию, магистр Сторкс принадлежал к довольно известному клану наёмников. Правда, к какому именно, Марилиса не знала, да и не хотела знать.

Хватило слов тётушки Ифизы о нападении на их дом именно наёмников, чтобы девушка опасалась всех людей этой профессии. И пусть спустя столько лет двум беглянкам ничего не угрожало, свой страх побороть магиана так и не смогла.

Понимая, что уже ничего не изменить, Лиса вышла из дома, прихватив с собой плащ. Хоть день и был тёплым, вечер и ночь могли преподнести сюрпризы.

Не успела магиана отойти от своего жилища, как из вечерних сумерек к ней на встречу ступил магистр Сторкс, изрядно напугав своим появлением.

— Прошу прощения, я не хотел… — начал мужчина.

— Ничего страшного, — заверила Марилиса и тут же прикусила щёку с внутренней стороны.

Перебивать мага она точно не хотела.

— Раз вы готовы, тогда нужно идти. — Кажется, Нирайн Сторкс предпочёл не замечать нервозности художницы.

Лиса мысленно обозвала себя дурой и последовала за боевиком, стараясь не отставать. Ещё только не хватало стать для него обузой в патруле. Резко остановившись, из-за чего художница чуть не впечаталась в его спину, магистр свернул вправо.

— Куда же вы? — не удержавшись, воскликнула Лиса.

— Воспользуемся портальными кругом, так будет быстрее, — снизошёл до ответа Сторкс.

А девушка испытала немного злорадное удовлетворение. Не только она не могла открывать порталы по собственному желанию. И если уж на то пошло, Нирайн Сторкс вообще был посредственным магом, обладая небольшим даром к стихии воздуха.

Правда, как Лиса знала всё из тех же слухов, мужчина виртуозно владел рукопашным боем, применяя свои слабые способности по максимуму. И это она ещё не вспомнила о прекрасном владении разнообразным оружием. Из-за чего он, собственно, и получил звание магистра.

У боевых магов, в отличие всё от тех же стихийников, в первую очередь, ценилось умение постоять за себя, не применяя магии. Ведь она не везде и не всегда могла помочь. В некоторых случаях боевым магам нужно было действовать тайно и скрытно.

Вступив в портальный круг вслед за магистром, Лиса вышла уже на городской площади, и чуть не упала, когда её толкнул спешащий куда-то прохожий. Посмотрев вслед даже не извинившемуся грубияну, магиана неодобрительно покачала головой. А переведя взгляд на своего напарника, еле устояла на месте, так было велико желание оказаться от него подальше.

«Как хорошо, что этот холодный и расчетливый взгляд предназначается не мне, — подумала Лиса, украдкой посмотрев в ту же сторону, что и магистр. — Интересно, кто тот несчастный, вызвавший неудовольствие Сторкса?»

Не увидев никого, кроме завернувшего за угол грубияна, магиана насторожилась. Пришедшую в голову мысль, что маг обиделся за неё, решительно затолкала подальше. Та её пугала ещё сильнее, чем нежданный напарник.

— Какую именно часть города нам нужно патрулировать? — спросила Марилиса, решив отвлечь магистра от мыслей о прохожем.

— Около таверны «У Анжея», — ответил Сторкс, переведя взгляд на девушку.

— Значит, нам повезло получить самый проблемный участок. — Магиана еле заметно поморщилась.

— Не беспокойтесь, я со всем справлюсь, — заверил маг и, развернувшись к ней спиной, зашагал в нужном им направлении.

«Конечно, справишься! — мысленно фыркнула Лиса, поспешив за мужчиной. — Не мне же с дебоширами разбираться!»

По сложившейся традиции в первый учебный день преподаватели патрулировали город, чтобы сберечь его от сильных разрушений. Правда, это не всегда удавалось…

Пары составлялись всегда одинаково. Один боевой маг, способный утихомирить дебоширов, и один, выступающий, скорее, в роли наблюдателя. Два года подряд Марилиса попадала в пару с преподавателем стихийного факультета, очень спокойным и рассудительным мужчиной.

Да и ставили их в самый благополучный район, и их патрулирование скорее напоминало приятную прогулку. А в этом году магиане не повезло…

«Да уж, не весело так ходить», — расстроено подумала художница, когда они уже час молча бродили по улицам.

С господином Паритом они бы уже обсудили уйму тем, а с магистром Сторксом Лиса боялась даже громко вздохнуть, чтобы лишний раз не привлекать его внимания. Так они и продолжали ходить, пока магиана громко не чихнула.

Посмотрев на девушку странным взглядом, боевик возвел очи горе и, шумно выдохнув, сказал:

— Здесь недалеко есть симпатичная чайная, она ещё не должна быть закрыта. Хозяйка заведения из королевства Норк.

Услышав знакомое название, Лиса вспомнила, что в этой стране, расположенной на западном материке считалось глупо закрывать разнообразные заведения раньше, чем через два часа после заката. А сейчас солнце ещё только скрывалось за горизонтом. И пусть магиана на самом деле немного замёрзла, всё же попробовала возразить:

— А если за это время что-то случится?

— Поверьте, госпожа Марилиса, мы обязательно узнаем об этом, — заверил мужчина и вновь, не дожидаясь её, пошёл в сторону чайной. — Четыре года назад они такой фейерверк устроили, что зарево было видно даже в соседнем городе.

Решив не спорить и не упрямиться, раз магистр проявил к её состоянию такое участие, Лиса последовала за ним. А войдя в чайную, в которой ей доводилось бывать несколько раз, она и вовсе с благодарностью посмотрела на мужчину. В помещении было тепло и умопомрачительно пахло булочками. А ведь девушка так и не поужинала, пропустив и обед.

Живот тут же решил укорить её за такую несправедливость и громко забурчал. Смутившись, Марилиса зарылась носом в ворот своего плаща и исподлобья бросила быстрый взгляд на напарника.

«Мне показалось, или он действительно пытался не рассмеяться?» — недоумённо подумала девушка, когда магистр стремительно повернулся лицом к прилавку.

— Нир, радость моя, неужели ты, наконец, решил навестить старуху Давану? — тем временем громко спросила крупная рыжеволосая женщина, хозяйка этого заведения.

— Опять на себя наговариваешь? — Сторкс еле заметно усмехнулся.

— Нет, говорю чистую правду. — Госпожа Давана выплыла из-за стойки, чтобы приобнять боевого мага. — То всё мои посредственные способности в магии травниц. Хоть какая-то от неё польза, истинный возраст можно удачно скрыть. Но ты мне лучше скажи, неужели, наконец, нашёл достойную девушку и…

— Давана, это магистр Дорская, — перебил её боевик. — Сегодня мы вместе с ней патрулируем эту часть города.

Решив, что и так достаточно ждал, живот Марилиса вновь напомнил о своих потребностях.

— Простите, — пискнула магиана, мечтая провалиться сквозь землю, а ещё лучше, стереть у магистра Сторкса память о своём позоре.

— Ох, ты ж, шмурхи перекатные! — Хозяйка чайной всплеснула руками. — В вашей академии что, магов голодом морят? Она же и так маленькая и щупленькая, куда уж дальше-то?!

Посмотрев на себя сверху вниз, Лиса категорически не согласилась с выводами госпожи Даваны. Ну да, рост немного ниже среднего, зато фигура очень даже ничего. Имеются приличные выпуклости, и линия бёдер у неё, кстати говоря, красивая. Правда, под этим платьем не видно, но, главное, девушка знала, как обстоят дела на самом деле.

Нечаянно посмотрев на магистра, Марилиса увидела, что он как раз разглядывает её грудь. И судя по выражению лица, тоже не согласен со словами госпожи Даваны. Запахнув полы плаща, магиана проследовала за всё ещё бурчащей хозяйкой.

«Хоть бы леди Кирана не узнала! — Лиса даже забыла, что боится Сторкса, так распереживалась по данному поводу. — Подсыплет в чай порошок для облысения, и доказывай потом свою невиновность. Уж очень она ревнивая, и никого не подпускает к тому мужчине, на которого положила глаз».

Вспомнив, как полгода назад одна несчастная магиана с факультета стихийников мучилась с прыщами из-за того, что просто улыбнулась магистру Сторксу, Лиса неприязненно передёрнула плечами. Конечно, причастность магистра Наройской доказать не удалось, но все и так знали правду. Да ректор тогда имел какую-то очень длинную беседу с леди Киарой, после которой она ещё долго ходила в задумчивом состоянии.

— Сейчас я вам положу своих творожников. — Усадив Марилису за столик у окна, госпожа Давана быстро направилась на кухню, и уже оттуда громко сообщила: — Своих-то работниц я отпустила, всё равно сегодня посетителей больше не будет. Все предпочитают отсиживаться по домам, словно не студенты гулять будут, а духи в ночь Маруха куролесить.

— Можно сказать и так, — тихо проговорил Нирайн Сторкс, присев напротив магианы. — Ещё не известно, кто страшнее.

— Вы думаете, сегодня что-то обязательно случится? — поинтересовалась Лиса, так и не отважившись снять плащ.

— Ни в чём нельзя быть уверенным. — Боевик неопределённо пожал плечами и впился взглядом в окно.

Уточнять, что это значит, магиана не стала, но тоже пристально посмотрела в окно, словно пытаясь рассмотреть в сгустившемся сумраке предстоящие проблемы. Видно практически ничего не было, кроме смутных очертаний домов. Штатный маг не спешил зажигать фонари.

— Странно, почему улицы не освещены? — поинтересовалась Марилиса, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Видимо, старик Борик опять уснул, а его помощник где-то ходит, — ответила вернувшаяся с подносом госпожа Давана. — Вот же ленивый тирк!

И словно услышав её, на улице начали зажигаться магические фонари. Дома сразу же преобразились, окутанные мягким белым светом. Марилиса улыбнулась изменившемуся городу и с удовольствием откусила от творожной лепёшки.

— Эх, молодец! — Радостно улыбнулась госпожа Давана, с умилением глядя на девушку. — Не нравятся мне те, кто морят себя диетами. У женщины просто обязаны быть места, за которые мужчина может подержаться.

Подавившись, Лиса закашлялась. А когда, наконец, смогла нормально вздохнуть, подумала, что у хозяйки чайной точно есть чем гордиться. Бюст у уроженки западного материка был выдающимся во всех смыслах слова.

Правда, быстро забыла о госпоже Даване, когда успела перехватить взгляд Сторкса, вновь направленный на её грудь. Еле сдержавшись, чтобы опять не запахнуть плащ на груди, магиана вцепилась в глиняную кружку с чаем.

Раздавшийся в это мгновение глухой гул и мелко задребезжавшие оконные стёкла, заставили Марилису вскочить со стула.

— Давана, запиши на мой счёт, — распорядился боевик, выходя на улицу.

— Думаете, это в таверне? — спросила Лиса, стараясь не отставать.

— Уверен, — коротко ответил магистр.

А вскоре магиана сама убедилась в его правоте. Когда они добрались до места событий, около таверны толпился народ. Кто-то возмущенно ругал магов, требуя найти на них управу, кто-то наоборот восхищенно присвистывал, наблюдая через выбитые окна за происходящим внутри. И лишь когда магистр Сторкс поднялся на ступеньки, все примолкли и поспешили отойти в сторону.

Зайдя внутрь, преподаватели увидели удручающую картину. От некогда уютной залы практически ничего не осталось. Столы и лавки большей частью были перевернуты и сломаны. Барная стойка разнесена в хлам, а в воздухе витало убойное амбре алкоголя из разбитых бутылок.

Картины, раньше украшавшие стены этого достойного заведения, пали смертью храбрых, под огненными заклинаниями. Оставалось удивляться, как смогла уцелеть люстра, так и продолжавшаяся висеть на своём законном месте.

Обозрев окружающую разруху и поморщившись от шума, создаваемого выкриками дерущихся, Марилиса покосилась на своего напарника. А увидев его спокойный, даже немного скучающий взгляд, тяжело сглотнула и посочувствовала дерущимся.

— Магистр Сторкс! — проорала какая-то девушка, восседающая на столе.

В следующий миг все резко замерли, словно к ним применили заклинание заморозки. Единственным звуком в образовавшейся оглушающей тишине стал глухой стук упавшей на пол обгоревшей рамы картины, до этого момента чудом висевшей на стене.

— Слава Древним! — чуть не плача, простонал хозяин таверны, тот самый Анжей, чьё имя красовалось на вывеске.

— Кто? — тихо спросил магистр, обведя взглядом резко побледневших студентов.

Не сговариваясь, драчуны разошлись, оставив в самом центре побоища зачинщика драки — высокого рыжеволосого парня, с насмешливым взглядом светло-зелёных глаз. Он, в отличие от остальных, вид имел совсем не испуганный. Скорее, раздосадованный, а затем, когда встретился взглядом с преподавателем, ещё и виноватый.

Когда Сторкс медленно направился к нему, Марилиса незамедлительно двинулась следом. Ей, как преподавателю-наблюдателю, нужно было всё видеть. Правда, магиана не стала подходить слишком близко, оставшись за спиной боевика.

— Допрыгался, — констатировал магистр, и студент стыдливо опустил голову. — Ты сейчас возвращаешься с нами в академию, а остальные помогают хозяину прибрать в зале. Деньги на ремонт и покупку новой мебели будем вычитать из ваших стипендий.

Дружный обречённый стон стал ему ответом. Но как только боевик перевёл на студентов свой изучающий взгляд, они сразу же развили бурную деятельность.

Марилиса облегчённо выдохнула, обрадовавшись, что всё так быстро закончилось. Оставалось только доставить главного нарушителя спокойствия пред ясны очи ректора, да проследить…

Додумать свою мысль магиана не смогла. Над головой что-то подозрительно заскрипело, и не успела девушка ничего понять, как сильные руки обхватили её за талию и приподняли над полом. Одно стремительное движение в сторону, и на то место, где мгновение назад стояла художница, с потолка упала люстра.

Вокруг раздался взволнованный гомон, а Лиса, чудом избежавшая смертельной опасности, уткнулась в мужскую грудь, мелко вздрагивая. Обхватив широкие плечи руками, магиана как можно сильнее прижалась к своему спасителю, слабо понимая, что творит.

— Магистр Дорская, с вами всё хорошо? — раздался над ухом голос Сторкса.

— Да-да, спасибо вам! — Лиса поняла, кто ее спас, и поспешила отойти от мужчины, чувствуя невероятное смущение из-за своего поведения.

— Тогда давайте доставим студента Маурского к ректору. Нужно ещё и за его товарищами проследить.

Ректор встретил их в своём кабинете, полностью погруженный в документацию, завалившую его стол. Когда глава академии поднял на них усталый взгляд немного покрасневших глаз, магиана ему искренне посочувствовала. Страшно было даже представить, сколько сил и времени требуется, чтобы управлять таким большим учебным заведением.

А в следующий миг, когда лорд Арайн вперил обвиняющий взор в провинившегося студента, Марилиса вознесла благодарственную молитву за то, что не она стала причиной недовольства. Надо быть или отчаянно смелым, или полным дураком, чтобы вызвать гнев архимага. Ни к первым, ни тем более ко вторым девушка себя не относила.

— Мне нужно вернуться в таверну и проследить за ходом уборки, — сказал магистр Сторкс и, дождавшись кивка ректора, покинул кабинет.

«Предатель!» — мысленно возмутилась Лиса недовольно посмотрев на дверь, за которой скрылся маг.

— Корин тур Маурский, ты осознаёшь свою вину? — спросил лорд Арайн, откинувшись на высокую спинку кресла в обманчиво расслабленной позе.

— Да, магистр Кирман. — Стихийник даже не подумал попробовать оправдаться.

— Ты помнишь, о чём мы с тобой говорили в прошлый раз? — С каждым произнесённым словом лицо ректора всё больше начало напоминать ледяную маску.

— Да, магистр Кирман.

— Понимаешь, что за эту драку я могу уже сейчас исключить тебя, несмотря на твою отличную учёбу?

— Да, магистр…

— Больше и сказать нечего? — Не сдержавшись, лорд Арайн ударил ладонью по дубовой столешнице, но сразу же надел ледяную маску спокойствия. — Я и прощал тебя, и наказывал, и даже опускался до угроз, но тебе всё нипочём. Ничего удивительного не вижу, когда стихийников называют твердолобыми…

— Они нам просто завидуют! — возмутился Корин, не сумев сдержаться.

— Чему тут завидовать, если ты как раз и демонстрируешь все эти качества? — ехидно поинтересовался ректор.

Наблюдавшая за беседой Марилиса вдруг поняла: разговор напоминает ей выволочку, которую устроил дед непутевому, но любимому внуку. Как бы лорд Арайн не злился, а всё же переживал за парня. Студент Маурский был отличником в учёбе, как в теоретической, так и в практической её части. К сожалению, эти его достижения с лихвой перекрывались частыми нарушениями.

— Вот что мне с тобой прикажешь делать? — тем временем ректор продолжил распекать нерадивого студента.

— Простить и отпустить? — внёс скромное предложение стихийник.

— Если только на все четыре стороны, — согласился архимаг, благостно улыбнувшись. — Сказать, чтобы готовили бумаги на отчисление?

— А если драконьи загоны чистить? — Корин заискивающе посмотрел на главу академии.

— Чтобы потом несчастные животные опять шарахались от всех людей и скидывали с себя наездников? Нет уж! Магистр Дорская, может, вы посоветуете достойное наказание для этого… уникума?

Задумавшись, Лиса постаралась найти оптимальный вариант. Ведь как бы ректор ни хотел, чтобы Маурский благополучно закончил академию, но следующего раза ему точно не простит. А значит, нужно направить буйную энергию парня в более мирное русло, но при этом ещё хорошенько наказать.

— А пусть занимается тем, что он больше всего не любит, — наконец предложила магиана. — Или же считает пустой тратой времени. Ну, или не достойным…

— Я вас понял. — Ректор посмотрел на них как-то уж очень многообещающе. — Вот вы, моя дорогая, его и займёте. Помнится, студент Маурский не очень хорошо отзывался о художниках и высмеивал тех боевиков и стихийников, которые записались на ваш факультатив. Заодно и проверим, поймёт ли он, почему они это сделали.

— Обещаю больше не пугать драконов! — скороговоркой пробормотал парень, умоляюще посмотрев на лорда Айрана.

— Или факультатив, или отчисление, — не согласился архимаг.

«Интересно, и кого из нас двоих он наказывает? — недовольно подумала Лиса и, перехватив злой взгляд боевика, констатировала очевидный факт: — Будут проблемы».

При выходе из кабинета ректора, Марилиса практически столкнулась с магистром Волфусом, за спиной которого маячили два понурых второкурсника с факультета наездников и чем-то очень недовольная Ларика.

— Маурский, опять ты? — Некромант хмыкнул, скрестив руки на груди. — Что на этот раз?

— В таверну «У Анжея» вам лучше не ходить, там нужен капитальный ремонт, — ответила Лиса, так как магистр смотрел именно на неё.

— Ого, в этот раз он побил все рекорды! — Ридан нор Волфус удивлённо присвистнул. — Выгнали?

— Нет, отдали мне на перевоспитание. — Марилиса сама не ожидала, что будет жаловаться магистру некромантии, но уж слишком сильно возмутил её поступок ректора, «скинувшего» на девушку эту «головную боль».

— Не будет слушаться, скажите мне. Такого материала для исследований у меня ещё не было, — великодушно предложил маг смерти, заинтересованно посмотрев на студента.

— Магистр Волфус, я уже давно не ребёнок, чтобы верить этому детскому устрашению, — устало сказал Корин, укоризненно посмотрев на преподавателя.

— Не заметно, — холодно припечатал тихо подошедший Нирайн Сторкс. — С завтрашнего дня тебя и твоих дружков ждут усиленные тренировки. Давно я стихийников не гонял. И ещё, только попробуй прогуливать факультатив магистра Дорской, с удовольствием выставлю тебя после этого за ворота академии.

Смутившись от защиты, оказанной ей двумя магистрами, Марилиса, тем не менее, почувствовала и глухое раздражение. Всё же она тоже преподаватель и в состоянии справиться со студентом. А так мужчины выставили её перед студентом ни на что не способной особой.

Не желая показывать своего состояния, девушка быстро попрощалась со всеми, успев шепнуть Ларике, что они поговорят завтра. Ей хотелось скорее принять душ и лечь спать. Вот только на пороге дома магиану ждал сюрприз.

Кто-то оставил прямо на крыльце прозрачную подарочную коробку с лежащим в ней бутоном бордовой лилии. Лиса удивилась такому подарку, решив, что тайный поклонник ошибся домом, ведь на языке цветов этот дар означал пылкую страсть. А она даже не представляла, кто мог испытывать к ней такие сильные чувства.

Решив всё же не оставлять цветок на улице, Марилиса зашла в дом. А подсматривающий за ней всё это время человек, плотно закутанный в плащ, тихо покинул свой наблюдательный пост. Здесь ему пока больше нечего было делать.