Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 19

 

Когда Нирайн появился у кабинета ректора, там уже собрались преподаватели, поэтому он показался магу маленьким и тесным. Ларика, как только увидела боевого мага, побледнела и тяжело опустилась на стул.

— Я не успел, — коротко ответил Нир, посмотрев на присутствующих.

— Он отвлек нас на Кору, — зло сказала Киара, сжав кулаки.

— Его комната пуста, словно там никто никогда не жил, — доложил Николас. — Даже занавески пропали!

— Хорошо подготовился. — Нир недовольно поджал губы. — Убрал все следы.

— Мы найдём их по следу Марилисы, — успокоил всех лорд Арайн. — Даже если Одар блокирует её, всё равно найду. Просто понадобится чуть больше сил. Лорд Ридан, вызовите декана Торис, мне понадобится её помощь.

Пока ректор доставал из тайника артефакты поиска, а некромант вызывал декана артефакторщиков, Нирайн молча стоял у окна. Время тянулось невообразимо долго, словно специально уменьшая шанс найти Лису, и это злило боевого мага. Так же, как приводила в бешенство его «близорукость». Нир винил себя во всей этой истории. Слишком верил в свои навыки, даже тогда, когда Одар постоянно был впереди них на несколько шагов. Как итог: любимая пропала, и неизвестно, что этот безумный мальчишка с ней сделает.

«Нужно было постоянно держать её при себе, — размышлял он, вглядываясь в зимнюю ночную мглу. — Если с Лисой что-нибудь случится…»

Очнулся Нирайн от своих раздумий, когда в кабинете появились Ридан и госпожа Янира. Судя по растрёпанным волосам, некромант поднял её из кровати и успел ввести в курс дела.

— Я захватила свою новую разработку, — сообщила магиана, достав из кармана платья круглый артефакт и открыв сверху небольшую крышечку. — Если всё получится, эти артефакты не понадобятся. Мне нужно что-то, принадлежащее госпоже Марилисе.

Лорд Арайн тут же достал из тайника небольшой медальон. Открыв его, извлёк прядку каштановых волос и передал госпоже Янире.

— Я хранил его с тех пор, как Марилиса оказалась в стенах академии, — пояснил архимаг. — Простая мера предосторожности, которая, как я надеялся, никогда не понадобится.

Вложив прядку в артефакт, магиана закрыла крышку и установила его на столе. Нажав на один из камешков, расположенных по краю коробочки, отошла на шаг и замерла. Поначалу ничего не происходило, и Нирайн решил, что артефакт не работает. Раздражённо выдохнув, он уже хотел потребовать использовать другой способ, когда над столом появилось туманное сверкающее облако, вскоре превратившееся в план академии. И на этом плане отчётливо была видна маленькая зелёная точка. Сначала она двигалась к стене, окружавшей территорию, а затем пропала.

— Как они могли выйти за пределы академии? — удивилась Киара. — Ректор ведь поставил щит.

— По тайным ходам, — недовольно ответил архимаг. — Их планы есть в закрытой части библиотеки, которая, по идее, должна была быть под охраной.

— Гений же, — практически выплюнул слова Ридан. — Где нам теперь их искать?

— Всё там же, — пояснил лорд Арайн. — Сейчас я высчитаю их точное месторасположение. И мы сможем…

— Я отправлюсь туда один, — решительно заявил Нирайн. — Большому количеству людей там делать нечего, только мешаться будут.

Спорить с ним не стали, понимая правоту мага. Сейчас было главным — найти Марилису, а уж в способностях Нирайна никто не сомневался.

— Нашёл! — наконец сказал ректор. — Сейчас я вам дам амулет переноса, только определю место, куда он должен вас перекинуть. По моим расчётам вы окажетесь впереди них, что позволит устроить засаду.

На приготовление к переносу ушло ещё около двадцати минут. За это время Николас помог Ниру доставить в кабинет ректора его клинок, а Киара принесла несколько зелий. И только Ларика продолжала сидеть, даже не пытаясь участвовать в приготовлениях.

— Я найду и спасу её, обещаю, — заверил Нирайн, присев около травницы. — Вы верите мне?

— Да, — тихо ответила она, вымученно улыбнувшись.

Когда он уходил в портал, то даже не обернулся. Сейчас его интересовала только одна цель. И она находилась где-то под землёй. В этот раз переход отличался от привычного Нирайну. Двигался маг значительно медленнее, а на шее то и дело вспыхивал амулет, отданный ему лордом Арайном и призванный деактивировать ловушки.

Как архимаг и обещал, Нир оказался немного впереди бредущих Одара и Марилисы. Прислушавшись, маг различил еле слышные голоса и, достав клинок, растворился во тьме. Ждать ему оставалось совсем недолго.

* * *

Прижавшись спиной к неровной поверхности стены, Лиса широко открытыми глазами смотрела на сражающихся. Нирайна она узнала сразу же, и от облегчения на глаза навернулись слезы. Она верила, что её обязательно спасут, и всё же маленькая червоточинка страха оставалась с ней до этого момента.

Боясь хоть как-то отвлечь мага и помешать ему, Лиса плотно сжала губы, а руки засунула в карманы платья. В одном из них она с удивлением нащупала подарочную коробку. Марилиса успела позабыть, что сама её туда положила.

Осторожно достав и открыв подарок, магиана задумчиво нахмурилась. Ей хотелось хоть чем-нибудь помочь любимому, но сомнения насчёт правильности всего сделанного продолжали жить в душе. Решив, немного повременить, она вновь перевела взгляд на дерущихся.

Каждый из них был по-своему хорош. Высокие и гибкие, оба светловолосые, и, как поняла Лиса, знающие толк в сражении. Вот только её сердце не трепетало при взгляде на Одара. И уж тем более она не жаждала его победы, наоборот, в голове мелькнула мысль: если он здесь умрёт, то Марилиса совсем не будет против. Эти мрачные подземелья стали бы для безумца достойной могилой!

И, в тоже время, бой завораживал художницу красотой движений и выверенностью атак. Вадейский действительно был хорош, но ему не хватало опыта. А ещё Марилиса неожиданно поняла, что Нирайн просто играет с ним, вымещая на юноше скопившуюся злость. Магиана нисколько не сомневалась: стоит любимому захотеть, и бой закончится в считанные секунды. Но могла ли она осуждать его за промедление? Нет, прекрасно понимая, как он волновался за неё.

Лишь один раз она испуганно охнула, когда Нирайн поскользнулся на небольшом камешке, и Одар, воспользовавшись этим, успел порезать магу руку. Вот только Нир ему тут же отомстил, оставив рану на том же месте и не замедлив прокомментировать:

— Медлишь. Или ты способен показывать свою силу только перед беззащитными девушками?

— Ты принимаешь меня за идиота, раз думаешь, что я поведусь на такую явную уловку? — не замедлил огрызнуться Одар, уходя от ещё одного удара.

— Был бы умным… не стал бы убивать студенток. — Нир нанёс быструю серию ударов, в конце с удовольствием порезав противнику щёку.

«Шрам останется, — отстраненно отметила Лиса. — Если он, конечно, выживет».

Со свистом втянув воздух, Вадейский стёр струйку крови и ринулся на противника. Кажется, этот порез больно ударил по самолюбию юноши. Он много раз наблюдал за тренировками боевых магов и был уверен, что прекрасно знает уровень и Вартена, и Сторкса, и ещё двух преподавателей. Но этот бой показал, как Одар ошибался.

Парень не был дураком, и так же, как и Марилиса, понял: боевой маг просто играет с ним. Это невероятно злило, заставляя прилагать усилие, чтобы не сорваться. Отец хорошо вбил в него одно простое правило: злость никогда не будет хорошим подспорьем в бою. Она затуманивает сознание, заставляя совершать ошибки. И Вадейский не раз и не два убеждался в этом. Вот только надменный взгляд того, кто отобрал у Одара Марилису, заставлял раз за разом поступать неверно.

Все эти убийства, которые он совершил, были опрометчивыми. И это только оттолкнуло ту, которую он любил уже на протяжении трёх лет, считая её самой лучшей партией. А во всём виноват зеленоглазый маг, вскруживший голову наивной художнице! Именно Нирайн Сторкс отнял у Одара то, к чему юноша так стремился. А значит, Вадейский сделает всё возможное, чтобы победить соперника.

— Устал? — насмешливо поинтересовался Нирайн, когда Одар начал выдыхаться. — Жирком оброс? Это тебе не кисточкой махать!

Взревев, окончательно выведенный из себя Одар бросился на противника, желая закончить всё одним ударом. И он уже практически коснулся кончиком клинка груди мага, когда тот одним смазанным движением ушёл в бок, обрушив на затылок юноши сокрушительный удар.

Брезгливо посмотрев на валяющегося у его ног убийцу, Нирайн, достав магические путы, надёжно спеленал ими тело. И только потом обернулся к Марилисе. Магиана вздрогнула, словно очнувшись от тяжёлого кошмара, и бросилась к мужчине. И только оказавшись в надёжных объятиях, разрыдалась.

Лиса выплакивала всю боль и страх, которые ей пришлось пережить за эту ночь. Нирайн тихо баюкал её, давая время прийти в себя.

— Всё хорошо, родная, — шептал маг, целуя её волосы. — Теперь тебе ничего не грозит.

— К… как ты меня… нашёл? — сквозь рыдания пробормотала Марилиса.

— Декан Торис помогла, — объяснил он, развязывая руки и вытирая слёзы с её щёк. — А потом лорд Арайн высчитал, где мне будет удобнее всего вас перехватить.

— А как… теперь вернуться назад?

— Порталом, ректор дал мне артефакт. Ты готова покинуть эти подземелья?

— Уже давно, — горячо заверила Лиса, немного отстранившись. — А с ним что?

Оглянувшись на так и валяющегося без сознания Вадейского, Нир ответил:

— Как бы я ни желал оставить его здесь, но он должен понести заслуженное наказание за всё, что совершил.

— Как думаешь, его семья не сможет…

— Помешать? Это вряд ли, ректор позаботится. Да и семьи убитых тоже потребуют правосудия.

Отойдя от Марилисы, Нирайн достал из кармана амулет в виде чёрного камушка, и, послав в него искорку своей магии, открыл портал. Подняв тело Одара, он небрежно закинул его в образовавшийся проход. И только потом, взял магиану за руку и шагнул сам. На этот раз путешествие было значительно короче. А когда они вышли в кабинете ректора, первым их встретил недовольный некромант.

— Ты мог бы поаккуратнее швырять его? — недовольно буркнул Ридан, потирая живот.

— Было бы кого, — усмехнулся Нирайн, наблюдая, как на Марилисе повисла рыдающая травница.

— Запрём его в подземельях некромантов, пока не прибудут следователи, — решил ректор, обойдя валявшегося на полу Вадейского.

Он спешил скорее заключить в объятиях свою ученицу, ставшую для него ещё одной внучкой. За то время, пока они ждали вестей от Сторкса, лорд Арайн несколько раз порывался сам отправиться за ними. И только безграничное доверие к бывшему наёмнику не давало архимагу сорваться с места.

— Почему так долго? — спросил Николас, подойдя к другу.

— Немного увлёкся, — честно ответил Нирайн, упрямо сверкнув глазами.

— Да тебя никто не винит, — заверил Ридан, похлопав мага по плечу. — Я бы и сам с удовольствием с ним развлёкся.

До самого рассвета никто так и не покинул кабинета. Сначала Лису и Ларику отпаивали успокаивающим отваром. Потом художница обстоятельно рассказала всё, что узнала от Вадейского. При упоминании об амулете подчинения, Нирайн не сдержался и пнул так и не пришедшего в себя Одара. Ректор тут же вспомнил, что хотел отправить того в подземелья, пока преподаватели не устроили самосуд. Хотя, он бы и сам не отказался потолковать с глазу на глаз с выродком, принёсшим столько бед его ученице и академии.

— Кстати, он говорил, что оставил на прощание вам какой-то подарок, — вспомнила Лиса, теснее прижавшись к Ниру. — Неужели…

— Он пытался убить Кару, — ответила леди Киара. — Девушку, с которой был на празднестве. Слава Древним, всё обошлось, и её успели спасти. Нужно будет проведать её. Думаю, она заслуживает знать правду. Пусть и несколько подкорректированную.

— Не думала, что увижу ещё когда-нибудь мага-созидателя, — задумчиво сказала госпожа Янира. — И уж тем белее не рассчитывала поучаствовать в её спасении. Удивительная штука жизнь.

Вопросительно посмотрев на наставника и получив от него еле заметный кивок, Марилиса успокоилась. Значит, ректор уже успел взять клятву о сохранении её тайны. А большего художнице и не нужно было. Главное, что всё осталось позади. Или почти всё…

Уже ближе к вечеру, когда она проснулась в своей постели, с трудом веря, что всё произошедшее случилось на самом деле, Нирайн проводил Лису в целительский блок. Тихо пройдя в палату, где лежала юная ведьма, магиана долго всматривалась в её бледное лицо. Неожиданно вновь воспрянуло чувство вины, но она решительно его подавила. Тот, кто на самом деле был во всём повинен, схвачен и надёжно заперт. Правда, она немного переживала, не расскажет ли Одар о её тайне, но Нир успел заверить: лорд Арайн обо всём позаботится.

— Не… уходите, — еле слышно прошептала Кара, когда Марилиса хотела выйти за дверь.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно поинтересовалась художница, вернувшись назад.

— Будто меня… предали, использовав…

— Нас всех использовали, и мне жаль, что ты пострадала.

— Он…

— Жив и надёжно заперт. Смерть будет слишком лёгким наказанием за его преступления.

— Хорошо.

Кара закрыла глаза, утомленная разговором. Дождавшись, когда девушка вновь уснёт, Лиса покинула палату. Медленно идя по запорошенным снегом дорожкам, она смотрела на то, как студенты спешат к административному зданию. Начались долгожданные каникулы.

«Вот и хорошо, что практически никого не будет, когда явятся следователи».

Вспомнив главного дознавателя, расследующего смерть Панской, магиана недовольно поморщилась. Теперь ей не отвертеться, ведь она главный свидетель и пострадавшая в этом неприятном деле. Оставалось надеяться, что удастся выдержать многочисленные допросы.

* * *

Два дня спустя Марилиса поджидало очередное потрясение. Делом Одара Вадейского заинтересовался особый международный отряд дознавателей. Они прибыли в академию ранним утром, и сразу же как только разместились, вызвали к себе Лису. Порывавшийся пройти вместе с ней Нирайн, был любезно, но решительно выставлен за дверь.

— Надеюсь, мы не похожи на зверей, способных обидеть женщину? — насмешливо поинтересовался глава отряда, высокий и невероятно красивый мужчина.

Когда Марилиса его только увидела, то сразу же подумала, что такие люди встречаются один на несколько сотен тысяч. Черноволосый, с пронзительными серыми глазами, мускулистый, Вериан тур Маркот без сомнения был объектом множества женских грёз. Лиса тоже не осталась равнодушной к внешности главы. Правда, у неё это, скорее, выражалось в профессиональном желании написать портрет.

— Хотите сказать, что особый отдел всего добивается, устраивая чаепитие? — в тон ему ответил Нирайн.

— Только если допрашиваемый выступает в роли свидетеля или потерпевшего, — признался лорд Вериан. — А госпожа Марилиса относится сразу к двум этим категориям людей. Чем больше вы сопротивляйтесь, тем дольше мы будем… беседовать с ней.

В итоге, Нирайн согласился подождать за дверью, успев шепнуть магиане, что он рядом. И эти слова помогли ей обрести подобие душевного спокойствия. Всё же, она жутко робела перед такими важными персонами.

Разговор длился несколько часов. Лорд Вериан заставил вспоминать её всё до мельчайших подробностей. Казалось, он на самом деле сочувствует художнице. И она действительно смогла бы поверить в это, если бы не цепкий, изучающий взгляд. Эти серые глаза словно пронзали её насквозь, сканируя, чтобы раскрыть все секреты, тщательно хранимые Лисой.

— Госпожа Марилиса, расслабьтесь, — посоветовал дознаватель и участливо улыбнулся. — Мне самому не хочется мучить вас воспоминаниями дольше, чем требуется, но… Вы должны понимать, Вадейский из знатного и уважаемого рода. Так же, как и две погибшие студентки. Известие о его преступлениях всколыхнёт людские массы.

— Я рассказала вам всё, что мне известно, — ответила Марилиса, утомлённая этой беседой. — К сожалению, добавить больше абсолютно нечего. Возможно, сам Вадейский скажет больше, только я сомневаюсь, что он пойдёт навстречу в этом разговоре.

— Поверьте, у нас есть способы, чтобы разговорить его. — Насмешка, появившаяся на красивом лице, вызвала у художницы нервную дрожь.

И пусть её ни в чём не обвиняли, но Лиса почувствовала себя преступницей. Неожиданно ей безумно захотелось, чтобы Нирайн прямо сейчас оказался рядом с ней, крепко обнял и никуда не отпускал. Вот только вряд ли бы лорд Вериан выполнил её просьбу и впустил к ним мага.

— Что ж, на сегодня мы закончили, — подытожил дознаватель. — Орис, проводи госпожу Марилису.

Посмотрев на подошедшего к ней мужчину, магиана вдруг вспомнила, что они здесь не одни. В выделенном им кабинете находилось пять человек: четверо мужчин и женщина. Удивившись, как она могла вообще про них забыть, Лиса поспешила выйти в коридор, где, как и обещал, её ждал Нирайн.

Оказавшись в родных объятиях, она удовлетворённо выдохнула. Теперь можно было расслабиться. По крайней мере, хоть ненадолго.

— Как ты? — сразу же поинтересовался Нирайн.

— Вполне сносно, просто устала очень. Давай уйдём отсюда, а ещё лучше…

— Господин Нирайн Сторкс, пройдите, — не дала ей договорить женщина дознаватель.

Виновато вздохнув, Нир попросил подождать его дома. Марилиса согласно кивнула и с беспокойством посмотрела на закрывшуюся дверь и медленно побрела к портальному кругу. Впервые стены академии, казалось, давили на неё, мешая дышать. Хотелось оказаться как можно дальше, почувствовать себя наконец-то свободной от произошедшего кошмара.

— Лиса, подожди! — окликнула её Ларика. — Ты уже освободилась?

— Да, но они вызвали Нирайна.

— Тогда иди в кабинет ректора, тебя там ждут.

— Кто?

— Приехали родители Вадейского.

Вздрогнув, Марилиса подавила трусливое желание сказаться больной. Подумав, что приёмная располагается чересчур близко, Лиса решительно зашагала по коридору. Постучала в дверь и, получив разрешение войти, магиана пожалела, что секретаря не оказалось на месте. Так бы у неё был повод хоть на несколько минут промедлить.

— Лорд Арайн, вы вызывали меня? — спросила Лиса, старательно не смотря ни на кого, кроме наставника.

— Да, магистр Дорская, проходите. — Архимаг приглашающе махнул рукой.

— Это она?! — воскликнула светловолосая женщина, вскакивая с дивана. — Она околдовала моего мальчика! Он не мог…

— Савета! — прервал её стенания басовитый голос. — Приношу свои извинения, моя жена немного не в себе, после всего случившегося.

— Мы всё понимаем, — холодно сказал ректор. — Но впредь проследите, чтобы такого больше не повторилось.

Громкие рыдания женщины, распластавшейся по груди мужа, практически заглушили голос лорда Арайна. Глава рода успокаивающе погладил её по спине и посмотрел на художницу. Под его изучающим взглядом было тяжело находиться, но Марилиса старательно держала спину прямо, а на лице сохраняла спокойное выражение. Ей нечего было стыдиться, а тем более бояться.

По лицу лорда Микеля нор Вадейского тоже нельзя было ничего понять. Его крупные, грубые черты казались высеченными из куска камня. И только глубокий рваный шрам на лбу доказывал, что это всё же человек из плоти и крови.

Отстранившись от так и продолжавшейся рыдать жены, он встал и шагнул на встречу Марилисе. Магиане с большим трудом удалось остаться на месте, а не шарахнуться в сторону, настолько он оказался высок и широкоплеч.

— Мы прибыли сюда, чтобы принести свои извинения за действия сына и возместить вам…

— Мне ничего не нужно, — перебила его Марилиса. — Я просто хочу, чтобы ваш сын понёс заслуженное наказание за свои преступления. Если кому и нужно возмещать ущерб, так это матерям погибших девушек. Только я сомневаюсь, что деньгами вы сможете излечить их горе.

— Я понимаю, и всё же позвольте хоть как-то загладить нашу вину перед вами.

— У вас не получится, и самое лучшее, что вы сейчас можете сделать, так это покинуть академию. Мне больше нечего вам сказать.

— Да как ты смеешь, безродная тварь! — завопила леди Савета, вскакивая с дивана. — Мой мальчик бы никогда…

Громкий удар по столу заставил женщину испуганно вздрогнуть и посмотреть на разозлённого архимага. Даже Марилиса, хорошо знавшая наставника, испугалась его вспышки.

— Ваш мальчик, леди, самовлюбленный и наглый юнец, посчитавший, что имеет полное право отнимать жизни моих студентов тогда и как ему это заблагорассудится. Благодарите Древних, что я не сделал его привратником академических ворот в посмертии. А ведь имел на это полное право!

Новые рыдания стали ему ответом. И только лорд Микель недовольно поморщился. Неожиданно Марилиса заметила, какой уставший и немного потерянный у него взгляд, и искренне посочувствовала ему, хотя и не должна бы. Но видеть этого сильного мужчину, тщательно скрывающим своё горе, было выше её сил. Она не представляла, что он сейчас испытывает, и от того сочувствовала ещё сильнее. Одар испортил жизнь не только себе, но и всему своему роду. Магиана не сомневалась, враги Вадейских с удовольствием воспользуются этой историей.

— Госпожа Марилиса, вы можете идти, — наконец сказал ректор. — Здесь я уже сам разберусь.

Быстро выйдя в коридор, Лиса прислонилась к прохладной стене и облегчённо выдохнула. Этот разговор отнял у неё много сил.

— Марилиса, почему ты здесь? — окликнул её Нирайн, выйдя из-за поворота.

— Разговаривала с родителями Вадейского, — ответила магиана, прижимаясь к любимому.

— Они что-то сказали тебе? — Нир обеспокоенно посмотрел на девушку. — Обидели?

— Нет, всё хорошо, — поспешила заверить Марилиса. — Всё закончилось. А почему ты так быстро освободился?

— Потому что не хотел надолго оставлять тебя одну. — Маг нежно поцеловал её в висок. — Они скопировали мои воспоминания, связанные с этими событиями, теперь пусть сами разбираются.

— Но это же опасно! — возмутилась Лиса. — Ты мог пострадать.

— Не стоит беспокоиться, в этом отделе работают прекрасные специалисты. Лучше скажи, куда ты хотела пойти, прежде чем нас прервали?

На некоторое время задумавшись, Марилиса светло улыбнулась и ответила:

— Мы пойдём домой, у меня есть для тебя подарок!