Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 17

 

Нирайн уже неделю следил за Маурским, но тот не делал ничего, что могло бы доказать его причастность к убийствам и преследованию Марилисы. Если не считать ещё нескольких попыток пробраться в женское общежитие. Вернее, эти попытки увенчались успехом, Нирайн не стал ему мешать. Наоборот, выяснил, к кому стихийник ходит в гости таким экстремальным способом, и даже оценил его профессионализм в умении скрываться.

Если бы Корин не свалился тогда под ноги Марилисы, никто бы так и не узнал о ночных приключениях. В других обстоятельствах Нирайн бы гордился успехами студента, правильно считая, что он далеко пойдёт. Если не окажется маньяком-убийцей…

Магу хотелось бы верить, что тайный поклонник, наконец, отстал от Лисы, ведь последний месяц всё было тихо. Правда, они всё равно так и не узнали, кто он такой. Душа той несчастной девушки-подавальщицы, промаявшись две недели запертой в теле, отказалась общаться. Она всё время то завывала, то пыталась напасть. В итоге Ридану пришлось её отпустить, пообещав призвать через месяц. Он надеялся, что за это время душа успокоится и сможет рассказать, кто на неё напал. А пока они все были настороже.

Тем временем, Марилиса пыталась решить, как лучше рассказать Ларике о своём даре. И стоит ли рассказывать вообще. К сожалению, в этом вопросе Нирайн не мог ей помочь. Здесь она должна была решить всё для себя сама. И пусть маг считал, чем меньше людей знают о тайне, тем лучше, но и мог понять метания девушки. Друзья слишком ценны, чтобы обижать их недоверием.

В один из вечеров, когда Нирайн вновь решил проследить за Корином, Марилиса позвала к себе в гости Ларику. Молчать больше не было ни сил, ни желания. Она прекрасно понимала — чем дольше промедление, тем больше проблем вызовет откровенный разговор. Вот только смелости ей это совсем не прибавило.

Когда подруга пришла, её уже поджидали любимые воздушные пирожные и ароматный чай. Обозрев всё это богатство, Ларика лишь удивлённо приподняла бровь. Женщина уже давно заметила нервозность Лисы и, здраво рассудив, что та решилась в чём-то сознаться, не стала ничего говорить. Если уж художница хочет ей открыть «великую» тайну, то пусть сделает это тогда, когда будет готова.

Спустя полчаса, когда Марилиса, наконец, путаясь и сбиваясь, всё рассказала, травница поняла: ей бы и самой не мешало подготовиться. Но разве можно было ожидать от тихой и скромной художницы таких невероятных известий?

— Почему ты молчишь? — спросила Лиса, когда подруга так и не проронила ни слова.

— Жалею о том, что у тебя в доме нет алкоголя, — призналась Ларика. — Он мне сейчас очень нужен!

— Есть! Я купила бутылку твоего любимого вина.

— Подготовилась, значит…

Наблюдая за тем, как подруга суетится, Ларика прислушивалась к себе, пытаясь понять, чего больше в том котле эмоций, которые она испытывала: злости за молчание, как она думала, близкого человека; разочарование от недоверия или же радости, что ей всё рассказали? В любом случае, сейчас она была слишком ошарашена и, что уж там, обижена на Лису.

— Я не хотела обижать тебя недоверием, просто так получилось, — призналась Марилиса, разлив по бокалам вино. — В тот день тебя не было с нами, а потом… Я не знала, как тебе всё рассказать.

— Понимаю, хоть мне и неприятно. — Ларика посмотрела на бокал, но так и не притронулась к нему. — Обиднее всего, что раньше меня обо всём узнала Наройская! Вот как так получилось?

— Я же тебе рассказывала… — Лиса почувствовала себя довольно неуютно под обвиняющим взглядом карих глаз.

— Ладно, ты ни в чём не виновата, а это пройдёт. Лучше расскажи мне, как продвигается ваше расследование?

— Никак.

Ещё час ушёл на то, чтобы посвятить травницу во все детали. Марилиса так же рассказала о своих подозрениях о причастности Маурского. И была сильно удивлена, когда подруга рассмеялась.

— Да вы с ума сошли! — сказала Ларика, отодвинув от себя пустой бокал. — Он уже второй год хвостом ходит за Нарой Линской с артефакторского факультета. Мне казалось, об этом не слышал только глухой.

— Но я действительно не знала, — виновато ответила Лиса. — И Нирайн не знал…

— А ты думаешь, почему Корин разнес таверну в начале учебного года? Приревновал свою любовь к некроманту с четвёртого курса. Правда, потом ему популярно объяснили, что они росли вместе, но Маурский ещё долго недобро косился в сторону дружка Нары.

— Нужно сказать Нирайну. Я так глупо себя чувствую из-за этого.

— Ничего не глупо! На твоём месте я бы тоже всех подозревала, но мне даже в голову не пришло, что ты не знаешь о влюблённости Маурского. А вообще, что ты собираешься надеть на праздник Угасания?

Такая резкая смена темы немного ошарашила Лису, но ничего говорить по этому поводу она не стала. Самой хотелось отвлечься и хоть ненадолго забыть о проблемах.

— Я хотела предложить тебе завтра пройтись по магазинам, — ответила она, подлив ещё вина в бокал подруги. — Всё не было времени выбрать наряд.

— Тогда готовься провести в них весь день, — предупредила Ларика. — С тем болезненным вниманием, которое вызывает ваша пара, ты просто обязана сверкать на балу!

— Да ладно тебе! Не так уж всё и страшно, как ты описываешь.

— Это тебе так кажется, но поверь моему опыту, многие будут сравнивать тебя с Наройской. А наша ведьма, сама знаешь, любит предстать во всей красе. Которой у неё и так много! Я не хочу сказать, что ты не красавица, но ей уступаешь.

Когда вечером Нирайн пришёл к Марилисе, то застал её в задумчивом настроении. На все вопросы она отвечала невпопад, лишь сказала, что за Корином следить не стоит.

— Я и сам уже это понял, мне Киара рассказала о его влюблённости. — Нир недовольно поморщился. Столько времени потрачено впустую!

— Киара, — словно эхо, повторила Лиса.

— Да, я встретил её, когда был у женского общежития. Глупая ситуация: из всей академии только мы не знали об этой истории.

— Я обычно стараюсь не прислушиваться к сплетням. — Лиса виновато улыбнулась и прижалась к мужчине.

— Мне тоже это было совсем неинтересно, — усмехнулся маг, поцеловав девушку в висок. — И снова мы в тупике.

— Хотелось бы верить, что он отстал от меня. Как думаешь, это возможно? Месяц уже прошёл.

— К сожалению, нет. Он хитер и умён, поэтому затаился. Думаю, сам уже пожалел, что убил ту подавальщицу. Скорее всего, это был порыв, с которым он не сумел справиться.

— Я чувствую себя виноватой, и это меня злит!

— Это вполне естественно — чувствовать ответственность, даже если твоей вины в том нет. Но тебе не мешало бы развеяться. Хочешь, завтра сходим в гости к Даване. Она всегда нам рада.

— Прости, не могу, уже договорилась с Ларикой пройтись по магазинам.

— Так, можем, после…

— Это на целый день. Через неделю бал, нужно подготовиться.

— Целый день выбирать наряды… Похоже на наказание!

— Ничего подобного, это очень даже весело!

Марилиса недовольно посмотрела на смеющегося мужчину.

— Хорошо-хорошо, только слишком не усердствуй, а то мне придётся запереть тебя дома, — сдался Нирайн, приподняв руки в примирительном жесте.

— Это ещё почему? — удивилась Лиса.

— Не хочу, чтобы на тебя смотрели другие мужчины. — Наклонившись, маг поцеловал её в кончик носа. — Но за то, что ты завтра бросаешь меня одного, сегодня будешь наказана!

Недоуменно приподняв бровь, Лиса уже хотела спросить, что он собрался делать, когда Нир, подхватив её на руки, направился в сторону спальни. Уткнувшись лицом в мужскую грудь, магиана спрятала довольную улыбку. С каждым днём она всё больше нуждалась в его прикосновениях, наслаждаясь их близостью. Вот и сейчас низ живота начало тянуть, стоило только представить, что последует дальше.

Поставив её на пол, около кровати, Нирайн заметил позабытую на тумбочке ленту. Секунду поколебавшись, взял её и, повернув девушку спиной к себе, быстро завязал ей глаза.

— Не бойся, — тихо прошептал, когда Лиса испуганно дёрнулась. — Ты ведь мне доверяешь?

— Да…

— Тогда расслабься.

Марилиса честно попыталась выполнить просьбу мага, но это всё было для неё ново и необычно. Оказалось, что с завязанными глазами всё ощущается намного ярче. Прикосновения рук, тёплое дыхание, лёгкие поцелуи… Неожиданно ей это понравилось, и девушка сама начала помогать раздевать себя.

— Не спеши, — прошептал Нир, поцеловав её руку, — у нас вся ночь впереди.

Судорожно вздохнув, Марилиса послушно замерла, вновь чутко прислушиваясь к его прикосновениями. С каждым мгновением сердце стучало всё быстрее, а дыхание становилось глубоким и прерывистым. Кожу начало подкалывать, а низ живота отозвался ноющей болью.

Нирайн снял с неё платье, вытянул шпильки из волос, с удовольствием глядя, как они спадают вниз тяжёлой волной. Отведя их в сторону, прижался губами к затылку и услышал, как с губ Лисы сорвался судорожный вздох. Проведя рукой по плечу, приспустил тонкую ткань сорочки. И сразу же проделал тот же путь губами. Когда Марилиса мелко задрожала, откинувшись на его грудь и подставив шею для поцелуев, Нирайн не смог скрыть довольной улыбки.

Он опасался, что девушка воспротивится его игре, но она не разочаровала. Искренне отвечала на все его прикосновения, получая от происходящего такое же удовольствие, как и он. Тихие вздохи будоражили кровь, но Нир старался держаться, не желая заканчивать игру слишком рано. А ещё ему было любопытно, как сильно Лиса сможет отпустить себя.

Маг по опыту знал, не все могут настолько довериться своему партнёру. Слишком интимно, слишком открыто, без возможности контролировать действия любовника.

И всё же Марилиса приятно удивила его, принимая всё, что он ей дарил. Эта ночь стала откровением для них обоих. И уже значительно позже крепко обнимая спящую девушку, Нирайн думал о том, как же ему повезло с ней.

* * *

Оставшаяся до праздника неделя пролетела словно один день. По всей академии были развешаны украшения: бело-голубые гирлянды, разноцветные магические фонарики и большие бумажные шары, из которых, если дёрнуть за специальную верёвочку, высыпалась серебристая мишура. Студентки живо обсуждали, кто и с кем пойдёт на бал. Студенты готовились хорошо провести время и разъехаться по домам. Впереди их ждали три недели каникул.

Марилиса каждый вечер открывала шкаф и любовалась своим платьем. Белое, как того и требовали традиции праздника Угасания, с глубоким декольте, красиво подчёркивающим её грудь и пышной, словно воздушной юбкой, оно безумно нравилось художнице. Это платье попалось ей практически сразу, хоть Ларика и утверждала, что придётся походить, прежде чем найдётся достойный наряд.

Подруга сразу же оценила выбор Лисы, строго запретив той задрапировывать декольте. Она вместе с продавщицей вынудила художницу дать клятву не быть настолько скромной, когда само платье велит показать себя во всей красе. И Марилисе пришлось согласиться. А стоя дома перед зеркалом, она убедилась в правоте травницы.

Правда, прежде чем найти подходящие туфли, им действительно пришлось обойти чуть ли не весь город. Сейчас пошла мода на высокий каблук, а Лиса прекрасно понимала: она в таких точно не выстоит всю ночь. Им повезло набрести на лавку сапожника, где и обнаружили подходящую обувь. Тканевые туфельки на невысоком каблуке, были отделаны небольшими кристалликами горного хрусталя. Марилиса даже пожалела, что их будет практически не видно под платьем.

В праздничное утро она проснулась с великолепным настроением. Посмотрев на мирно спавшего рядом Нирайна, улыбнулась и тихо встала. У них появилась маленькая традиция: сначала Лиса шла на кухню, чтобы приготовить завтрак, а затем в душ, приводить себя в порядок. По возвращении, она всегда заставала за столом Нира, который тут же обнимал её, некоторое время удерживая в своих объятиях. В такие моменты магиана осознавала, что жизнь прекрасна, и хотелось верить только в лучшее.

Вот и сейчас Нирайн запечатлел на её щеке целомудренный поцелуй.

— Я скоро в двери не пролезу, — шутливо посетовал маг, усадив Лису к себе на колени.

— Боюсь, я не смогу столько приготовить, чтобы твоё пророчество сбылось, — наигранно огорчилась девушка.

— Ты помнишь, что сегодня должна быть очень осторожна?

— Да, я постараюсь не оставаться одна. Тем более у меня это не получится, праздник же.

— И всё же, я не хочу, чтобы ты напрасно рисковала.

Положив ладонь ему на плечо, Марилиса успокаивающе погладила Нирайна. Она сама прекрасно понимала, какой шанс им сегодня представился, и не желала, чтобы он пропал впустую. В день Угасания, при проведении специальных ритуалов, можно было узнать ответ на волнующий тебя вопрос. Правда, при этом стоит быть очень осторожными, зимние духи любят жестоко шутить.

Мало кто отваживался проводить этот ритуал, так как часто он заканчивался смертью вопрошающего. Поэтому, леди Киару, как более опытную, вызвались страховать лорд Ридан и лорд Николас. В это же время, Нирайн, Ларика и лорд Арайн будут следить не только за присутствующими, но и за магическим фоном вокруг академии. А Марилисе отводилась роль наживки.

Художнице предстояло попытаться спровоцировать своего тайного поклонника, при этом постаравшись остаться в безопасности.

День прошёл в суматохе. Пока Лиса и Ларика готовились к балу, остальные проверяли комнату для проведения ритуала. Даже находясь далеко от административного здания, магианы ощущали лёгкую вибрацию от охранных плетений. Всё было продумано до мелочей. По крайней мере, Марилиса искренне на это надеялась.

— Не вертись, мне нужно заколоть эту прядь, — пропыхтела травница, когда Лиса в очередной раз посмотрела в окно.

— Как думаешь…

— Всё будет хорошо. Они знают, что делают.

Слова подруги её нисколько не успокоили, но и развивать тему она не стала. От пустого нытья ничего не изменится, только ещё больше переживать начнёшь. Оставалось надеяться, что Ларика права.

Когда они вышли из портального круга, их уже поджидал Нирайн. Двери бального зала ещё были закрыты, до начала празднования оставалось полчаса.

— Почему ты здесь? — вместо приветствия спросила Марилиса, выдавая свою нервозность.

— Забыла, что мы все должны присутствовать? — Нир укоризненно покачал головой.

— Прости, действительно вылетело из головы.

— Где твоя маска?

— Магистр Иранская должна принести. Она ещё не пришла?

— Здесь я, не переживай, — раздался позади них голос декана. — Ты великолепно выглядишь!

Пока женщина восхищалась внешностью Лисы, Ларика быстро закрепила на её лице ажурную полумаску. Ещё одна дань традиции. По поверью, это должно помочь против зимних духов. Не видя лица, они могли и не заинтересоваться человеком.

— Я приготовил тебе подарок, — прошептал Нирайн, когда Ларика отошла от них.

— Я тоже. — Лиса загадочно улыбнулась. — Он дожидается тебя дома.

Идея пришла совершенно неожиданно. Вернее, ей поспособствовал в этом лорд Арайн, как-то, во время занятий, начав рассказывать о разных видах оружия. Тогда Марилиса и загорелась желанием создать для Нирайна парные клинки. На подготовку и вычисления правильных пропорций ушло около двух недель. Затем ещё около недели они обсуждали дизайн, выбирая самый оптимальный вариант. Оставшиеся четыре дня до праздника Лиса старательно выписывала их задумку. И теперь, когда всё было готово, и осталось только «достать» клинки, она безумно волновалась. Вдруг, где-то просчиталась, и металл сломается от простого прикосновения?

Правда, была и ещё одна проблема. Чтобы достать клинки, ей понадобится много сил. Нет, это не будет сверх её возможностей, но всё же сложно. Марилиса уже морально приготовилась после этого провести в постели минимум два дня.

«Хоть бы Нирайн не разозлился, — подумала девушка, когда они входили через открывшиеся двери. — Боюсь, он может и не оценить такой жертвы. И ведь не докажешь потом, что всё из-за отсутствия практики!»

Она практически не слушала, что говорил ректор. Чем больше приближалось время ритуала, тем сильнее Лиса нервничала. И только когда Нирайн взял её за руку, вводя в круг танцующих, немного успокоилась.

Первый танец, открывающий празднество… Могла ли она когда-нибудь мечтать, что тоже окажется среди кружащихся по залу пар? Традиционно его танцевали только те, кто состоял в отношениях, будто показывая: им не страшны зимние духи, ведь теперь они не одни. Кое-кто называл это вызовом, считая, что это может плохо кончится, но желающих неизменно было очень много.

Кружась в сильных объятиях своего любимого, Марилиса рассматривала и тех, кто танцевал неподалёку от них. А когда узнала в одном из студентов Одара Вадейского, бережно придерживающего за талию темноволосую девушку, с облегчением выдохнула. Теперь можно с уверенностью заявлять: юноша успешно справился со своей влюблённостью.

— Чему ты так радуешься? — поинтересовался Нирайн, обративший внимание на её улыбку.

— Там Одар танцует, — объяснила своё хорошее настроение магиана.

— Да, я заметил. Их, в последнее время можно часто увидеть вместе.

Веселье было в самом разгаре, когда Нирайн покинул зал. Осмотревшись, Лиса заметила, что и другие участвовавшие в ритуале преподаватели исчезли. Выдохнув, она приказала себе не волноваться и надеяться на лучшее.

— Госпожа Марилиса, вы прекрасно выглядите, — сделал комплимент Вадейский, когда она оказалась рядом с ним.

— Благодарю, Одар! — ответила магиана любезностью на любезность, заметив, как у его спутницы ревниво сверкнули глаза.

Юная ведьма непроизвольно подвинулась ближе к своему спутнику, словно заявляя на него свои права. Лиса еле сдержалась, чтобы не усмехнуться, настолько забавно выглядели собственнические замашки девушки. И только воспоминание о том, как она ревновала к леди Киаре, помогло ей сдержаться.

Декан ведического факультета, как и ожидалось, выглядела ослепительно в своём облегающем платье. На этот раз декольте было более чем скромным, что ещё сильнее притягивало взгляды окружающих. Ведьма умела и любила быть в центре внимания.

«А ведь они сейчас там вдвоём, — с тоской подумала Марилиса, оглянувшись на дверь. — И пусть, кроме них, есть ещё преподаватели, но ведь леди Киара…»

Тряхнув головой, Лиса отогнала грустные мысли. Её ревность была беспочвенной, Нирайн ни разу не дал повода усомниться в своей верности. И только глупое сердце отказывалось окончательно поверить.

— Вы плохо себя чувствуете? — спросил Одар, пристально вглядываясь в её лицо. — Мне кажется, вы побледнели.

— Нет, всё хорошо, — заверила магиана. — Здесь немного душно. А вы развлекайтесь, у нас и так слишком мало поводов для праздников.

Всё оставшееся время Марилиса честно пыталась выглядеть весёлой и счастливой. Её часто приглашали студенты с разных факультетов, и она никому не отказывала. Только время от врмени посматривала на входную дверь, ожидая увидеть входящего в зал Нирайна. Но кроме студентов, Ларики и ещё нескольких преподавателей никого не было.

— Всё, больше не могу, — выдохнула травница, когда они встретились около стола с напитками. — Кажется, я натанцевалась на год вперёд.

— Полностью с тобой согласна! — Лиса поморщилась из-за ноющих ног. — Не хочу…

Не договорив, она стремительно обернулась как раз в тот момент, когда в зал вошёл Нирайн. Извинившись перед подругой, она поспешила к нему. Подойдя, первым делом внимательно осмотрела его, выискивая повреждения.

— Со мной всё хорошо, — успокоил её маг.

— Как прошёл ритуал?

— Мы сумели поговорить с духом, но ничего конкретного он не сказал. Только безумно хохотал, повторяя: «Глупые слепые людишки, не видите того, что лежит под самым носом. Он рядом, всё это время он был рядом с вами».

— Но мы это и так знаем, — разочарованно протянула Лиса. — И что же теперь нам делать? Смотри, лорд Ридан идёт!

Некромант стремительно пробирался сквозь толпу, не особо заботясь о том, столкнётся при этом с кем-нибудь или нет. Посмотрев на его хмурое лицо Марилиса почувствовала, как неприятно заныло сердце. Почему-то появилась уверенность, что случилась беда.

— Нирайн, иди к кабинету бухгалтерии, тебя там уже ждут, — сказал маг смерти. — Госпожа Марилиса, дайте мне доступ, я отправлю вас порталом домой.

— Что случилось? — спросил Нир, обеспокоенно покосившись на магиану.

— Ещё одна студентка пострадала, — ответил некромант. — Госпожа Марилиса, быстрее!

Вздрогнув, Лиса пробормотала стандартное заклинание допуска, и магистр Волфус сразу же открыл портал. Посмотрев в спину удаляющемуся Нирайну, она поспешила войти в тёмный зев перехода.

— Оставайтесь здесь и ждите нас, — распорядился лорд Ридан, быстро осмотрев её дом.

— Та студентка… Она мертва?

— Не знаю, я её ещё не видел. Меня перехватила леди Киара и попросила прислать Нира. Как что-то станет известно, мы вам расскажем.

Оставшись одна, Лиса присела на диван в гостиной и, обхватив себя за плечи, зябко поёжилась. Все её надежды на благополучный исход рассыпались, как соломенный домик на ветру.

Посидев ещё некоторое время, она ушла к себе в спальню, где сразу же переоделась в удобное домашнее платье. Потерянно осмотревшись, взяла с тумбочки небольшую подарочную коробку, любовно перевитую золотой тесьмой. Там, на бархатной обивке, лежал уменьшенный рисунок парных клинков — её подарок Нирайну. Проведя пальцем по краю крышечки, Лиса печально вздохнула.

Неожиданно во входную дверь раздался громкий требовательный стук. Не ожидавшая никого так скоро, магиана засунула подарок в карман платья и настороженно направилась в гостиную, стараясь ступать как можно тише.