Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 15

 

На следующий день Марилиса проснулась только в обед. После дежурства в городе им пришлось отправиться к ректору, чтобы разобраться с проштрафившимися студентами. И обиднее всего ей было из-за того, что среди них оказались и две художницы. Правда, с ними поговорить не удалось, так как их забрали целители. Девушки были сильно пьяны и не могли связать и двух слов. Лиса даже удивилась: как только у них в таком плачевном состоянии хватило сил расписать стены жилых домов?

Когда она пила чай, от целителей как раз пришёл ответ, что можно поговорить со студентками. Не став терять времени, Марилиса переместилась в целительский блок, где сидели понурые второкурсницы. Они были не из группы магианы, так как не смогли овладеть цикличностью, но девушка все равно несла за них ответственность.

— Я вас слушаю, — сказала Лиса, сев на один из стульев, стоявших в палате.

Девушки хмуро переглянулись, но не проронили ни слова. Одна из них и вовсе сморщилась, словно с трудом сдерживала рвущиеся наружу рыдания.

— Языки проглотили, или у нас целители недобросовестные, и вы всё ещё пьяны? — поторопила их магиана, почувствовав глухое раздражение.

— Н… нас отчислят? — с трудом спросила девушка и всё же расплакалась.

— Об этом нужно было думать сегодня ночью, когда вас потянуло на подвиги, — жёстко ответила Лиса. — Зачем вы так напились?

— Мы не напивались! — воскликнула вторая студентка. — Каждая из нас выпила всего по две кружки эля за весь вечер, а после этого… Я ничего не помню. Вернее, воспоминания довольно отрывочны.

— С кем вы гуляли? — насторожилась Марилиса.

— С ведовским факультетом.

— Сидите здесь, я сейчас вернусь.

Найдя целителей, которые занимались её студентками, Марилиса подробно их расправила о том, что они узнали.

— В их крови обнаружено неизвестное нам зелье, — поведала госпожа Сатика.

— Девочки сказали, что вчера отмечали вместе с ведьмовским факультетом.

— Значит, ведьмы опять что-то придумали. Стоит связаться с магистром Наройской и всё подробно разузнать. Это сделать нам, или вы…

— Я сама, — после секундной заминки сказала Марилиса.

Заглянув в палату, она приказала оставаться студенткам на своих местах, а сама отправилась к леди Киаре. И только когда оказалась около её дома, поняла, что как могла оттягивала этот визит. Немного помявшись у входной двери, Лиса отчитала себя за трусость и решительно постучала.

Ей открыли, почти мгновенно, словно ведьма только и ждала, когда она придёт. Правда, по удивлённому взгляду магистра Наройской, становилось понятно, что ожидаемым гостем была точно не художница. Скрестив руки под грудью, леди Киара осмотрела Марилису с ног до головы, словно сомневаясь в увиденном.

— Проходите, раз пришли, — наконец сказала она, отступая вглубь дома.

Оказавшись в гостиной, Марилиса сразу поведала причину своего прихода. Она сильно волновалась, поэтому пришлось приложить много усилий, чтобы голос не выдал её.

— Да, это вполне возможно, — согласилась леди Киара. — Мои подопечные любят экспериментировать на других. Нам стоит отправиться к вашим студенткам, чтобы выяснить личность тех, с кем они и напивались. А уж потом я их примерно накажу.

На разбирательства ушло ещё около двух часов. Как оказалось, ведьмы действительно подлили, как они утверждали, совершенно безобидное зелье, помогающее расслабиться. За что и получили нагоняй от своего декана.

— У вас, что, не хватило ума проверить, какое действие оно окажет, если смешать с алкоголем? — бушевала магистр Наройская, сверкая колдовскими зелёными глазами.

— Мы и проверили, — ляпнула одна ведьма и, виновато потупившись, тихо добавила: — На них.

— Раз вы такие умные и всё знаете, через два дня предоставите мне реферат на десять страниц по правилам безопасного исследования новых зелий, — припечатала леди Киара. — Каждая! И не дай Древние, они будут похожи друг на друга!

— Но леди Киара-а-а! — хором простонали юные ведьмы.

— И слышать ничего не желаю! А ещё вы поможете своим подопытным отчистить те стены, на которых они практиковались.

— Но там нужен ваш специальный растворитель, — ахнула одна из художниц.

— Вот и создадите его вместе со своими новыми подругами, — строго сказала Марилиса. — А как отчистите, напишите мне реферат на тему, почему надо с осторожностью относиться к предложению ведьм выпить.

Разрешив все вопросы, Марилиса направилась вместе с леди Киарой на выход. Они уже успели выйти на улицу, и художница собралась зайти в учебный корпус своего факультета, чтобы не идти вместе с ведьмой, когда им по дороге встретился злой магистр Волфус. Судя по красным глазам и всклокоченной шевелюре, некромант так ещё и не ложился спать.

— Лорд Ридан, что с вами случилось? — поинтересовалась магистр Наройская.

— У нас проблемы, — ответил маг смерти. — Идёмте за мной, думаю, вам будет интересно.

— Куда мы направляемся? — спросила Лиса, стараясь успеть за быстро идущим некромантом.

— В кабинет ректора. Я уже вызвал Николаса и Нирайна.

Переглянувшись с ведьмой, Марилиса решила дождаться объяснений. А сейчас магистр Волфус был явно не настроен их давать.

В кабинете их уже ждали. Стоило только лорлу Арайну увидеть некроманта, как он тут же распорядился принести чай и что-нибудь перекусить.

— Мне нужен энергетический напиток, — попросил некромант, устало потерев лицо. — Ещё немного и я усну прямо здесь.

— Сейчас принесу, — отозвалась леди Киара, исчезая в портале.

Пока лорд Ридан подкреплял свои силы, его никто ни о чём не спрашивал, но и между собой не общались. И это молчание сильно действовало Марилисе на нервы.

— Сегодня утром меня вызвали в участок города Вистен, — наконец сказал некромант.

— Убийство? — догадался Нирайн.

— Да, — подтвердил лорд Ридан. — Причём, довольно жестокое. Девушку случайно нашли портовые грузчики, пришедшие рано утром на работу.

— Девушку, — словно эхо повторила Марилиса.

— Подавальщица в портовой таверне, — ответил некромант, задумчиво посмотрев на художницу. — Как мне сказал местный начальник полиции, она была довольно разбитой дамой.

— А причём здесь мы? — удивилась леди Киара.

— Судя по тем повреждениям, что я видел, её убивали очень долго. Меня и вызвали, чтобы поскорее отловить того урода. Вот только когда я попытался связаться с душой, у меня ничего не вышло. А при осмотре обнаружилась одна довольно неприятная деталь.

Замолчав на некоторое время, некромант прикрыл глаза, собираясь с мыслями.

— У неё на затылке оказалась печать, очень похожая на те, которые были у Панской и Ланийской. Вам это ни о чём не говорит?

— Думаешь, они как-то были связаны? — спросил лорд Николас, подавшись вперёд.

— Я практически уверен в этом, — подтвердил маг смерти. — Только не так, как вы думаете. И хуже всего то, что этот маньяк неправильно поставил печать, заперев душу в теле!

— И что теперь с ней будет? — спросила Марилиса.

— Мне понадобится около недели, чтобы снять печать и освободить душу. И когда это произойдёт, нужны будут, как минимум, ещё два некроманта. Неизвестно, как она себя поведёт, пробыв запертой в мертвом теле столько времени, вновь и вновь переживая случившееся.

— И всё же, почему ты думаешь, что эта смерть связана с нашими студентками? — спросил Нирайн, покосившись на Лису. — Возможно, это какой-то подражатель.

— Так подавальщица наша тёмненькая, — начал перечислять лорд Ридан, в упор посмотрев на магиану. — Говорят, глаза у неё были светло-карие, почти жёлтые. Да и имя такое красивое — Мариса.

— Вы хотите сказать, что это тайный поклонник магистра Дорской всё устроил? — воскликнула леди Киара. — Но в ваших суждениях есть несостыковки. Панская была хоть и темноволосой, но намного выше госпожи Марилисы, да и глаза серые. А Ланийская и вовсе блондинка. Тем более, мы выяснили, что их смерти связаны с её работой.

— Не выяснили, а предположили, что так может быть, — не согласился магистр Волфус. — Других объяснений не нашлось. Или, вернее, мы не стали их искать. Ах да, я ещё забыл об одной детали. Правда, я так и не понял, зачем он это сделал.

— Что именно? — поинтересовался лорд Николас.

— На лице Марисы, вот здесь, — сказал некромант, прочертив пальцем по своему лбу, — были вырезаны какие-то странные завитушки.

В образовавшейся тишине отчётливо раздался испуганный всхлип Марилисы. Вскочив со стула и опрокинув его, она дико заозиралась по сторонам.

— Марилиса, стой! — воскликнул ректор, подавшись вперёд и протянув к ней руку.

Но девушка замотала головой и начала отступать к двери. Её охватил ужас от того, что так тщательно хранимая тайна стала кому-то известна. Находясь словно в тумане, задыхаясь от паники, она пыталась придумать хоть что-нибудь, но в голову приходила лишь одна мысль.

— Девочка, не делай глупостей, — попытался остановить её архимаг.

— Он знает… Он всё знает… — пробормотала магиана и стремительно пошла в сторону выхода.

Нирайну удалось перехватить её, когда она уже практически выскочила за дверь. Прижав сопротивляющуюся девушку к себе, маг громко спросил:

— Лорд Арайн, что здесь происходит?!

— Пусти, мне нужно уйти! — взмолилась Лиса. — Бежать… Немедленно!

— Да у неё истерика, — сказала леди Киара. — Как чувствовала, захватив с собой успокоительное. Держи её крепче, нужно попробовать напоить зельем.

— Марилиса, посмотри на меня, — попросил Нирайн. — Чтобы с тобой не случилось, я помогу. Выпей успокоительное, прошу.

— Девочка моя, послушай его, — попросил лорд Арайн, подойдя к ним. — Я же обещал, что всё будет хорошо. Ты ведь веришь мне?

С трудом подавив желание пнуть Нирайна, Лиса согласилась с ректором. А выпив зелье ведьмы, и вовсе успокоилась. Вернее, она понимала, что нужно бежать, но это желание стало каким-то ленивым.

— А теперь вы расскажете о том, что скрываете? — спросил некромант, когда Нирайн усадил Марилису рядом с собой.

— Мне придётся, — согласился ректор, возвращаясь на своё место. — Но перед этим вам нужно будет дать магическую клятву о неразглашении и о непричинении вреда.

— Кому? — удивился лорд Николас.

Вместо ответа, архимаг красноречиво посмотрел на вялую художницу. Заинтересованный происходящим, лорд Ридан первым принёс клятву, проговорив стандартное для такого случая заклинание. Когда в воздухе около его лица на мгновение засиял круг с древней руной молчания, вслед за ним поклялись и остальные.

— Марилиса, ты слышишь меня? — спросил архимаг безучастно сидящую художницу.

— Да, наставник, — тихо ответила она.

— Леди Киара, кажется, вы переборщили с дозой, — задумчиво сказал лорд Ридан.

— Сама вижу, — недовольно пробурчала ведьма. — Через полчаса она должна прийти в норму.

— Хорошо, а пока мы поговорим, — решил архимаг. — Марилиса, девочка моя, покажи им, так будет проще.

Обведя мутным взглядом магов, Лиса встала и немного пошатнулась. Нирайн тут же поспешил поддержать её. Вяло улыбнувшись, магиана подняла руку к своему лицу и, не касаясь его, провела с одной стороны на другую, словно что-то стирая. А через пару мгновений на её лбу начали поступать голубые завитушки родиона.

Не сдержавшись, некромант присвистнул, а леди Киара потрясенно выдохнула:

— Это же… род Борейских? Но ведь они все мертвы!

— Как видите, не все, — ответил лорд Арайн. — Марилиса — последняя в мире создательница.

— И вы скрывали это от всех? Но почему?

— Леди Киара, подумайте сами и непременно найдёте ответ.

— Да её бы уничтожили, требуя достать то, что им нужно, — сказал лорд Ридан.

— Согласен, леди Марилиса давно бы уже сгорела, — подтвердил лорд Николас.

— Нет, госпожа, — тихо попросила Лиса. — Никто не должен… Хотя, уже поздно. — Посмотрев на молчавшего всё это время Нирайна, виновато сказала: — Прости.

— Позже об этом поговорим, — ответил боевой маг. — Лорд Арайн, почему вы так уверены, что сможете защитить Марилису?

— Я заключил с ней пожизненный контракт от лица академии, — признался ректор.

— Какой именно? — уточнил маг смерти.

— Клятва верности на крови.

— То есть, другими словами, госпожа Марилиса — собственность академии? — спросила магистр Наройская, недовольно посмотрев на архимага. — Вы сделали её своей рабой!

— Она мне словно дочь! — возмутился архимаг. — Как вам вообще такое могло в голову прийти?

— Простите, — моментально извинилась ведьма. — Был неприятный опыт.

— Я знаю, и только поэтому прощаю вас, — принял извинения архимаг. — Сейчас меня больше волнует, как этот сумасшедший узнал нашу тайну?

— А он нигде не мог видеть твой родион? — спросил Нирайн.

— Нет, я всегда тщательно следила за маскировкой. — Лиса выдохнула и прижалась к плечу мага.

— Но как-то же он узнал о вашем даре, — задумчиво сказал некромант. — А значит, он не отступится. Единственное, не могу понять, как этот сумасшедший собирается поступить дальше? Выкрасть и на цепи держать, раз не получилось по-хорошему?

— Что же во всём происходящем хорошего? — удивилась леди Киара.

— Сами подумайте, сначала он ничего такого не планировал, — принялся объяснять магистр Волфус. — Хотел приручить к себе, даря подарки. А когда ле… госпожа Марилиса не ответила на его чувства, начал срывать злость на остальных? Хотя это ещё под вопросом. С Панской и Ланийской мутная история, может, и правда, поклонник к ней не причастен.

— Так это или нет, но теперь мы знаем, чего он на самом деле хочет, — сказал Нирайн. — Я бы посоветовал увезти Марилису из академии, но это, к сожалению, не вариант. Здесь она будет под присмотром, а там… Не хочу быть самоуверенным идиотом — этот неизвестный слишком опасный противник.

— Не оставляющий нам никаких следов, — подытожил лорд Николас. — Одно хорошо, пока он не собирается причинять ей вред. Интересно, что его сподвигло на такую глупость, как убийство подавальщицы? Что-то же должно его было разозлить?

Даже под действием сильного успокоительного Марилиса почувствовала жгучую вину, мешающую нормально дышать. Она могла предположить, из-за чего он разозлился, а значит, косвенно они с Нирайном были причастны к убийству.

— Это… наша вина, — тихо сказала она, жалобно посмотрев на присутствующих.

— Нет, не наша. — Нир отрицательно качнул головой. — Он бы нашёл ещё до чего докопаться. Не смей винить себя!

— Что именно… — начал некромант, но перебил сам себя: — Хотя и так понятно. Сделанного уже не воротишь, и Нирайн прав, вы здесь ни при чём. А с ним мы обязательно разберёмся, и начать стоит с просмотра дел всех студентов и преподавателей. Это прорва работы, но по-другому никак. В личных делах обязательно найдётся что-нибудь нужное.

— Я согласна с лордом Риданом. — Леди Киара, встала со стула. — Можно заняться этим прямо сейчас, если лорд Арайн выдаст нам допуск. А вот госпоже Марилисе не мешало бы отдохнуть.

Присутствующие сразу же согласились, а Лиса испытала настоящий коктейль эмоций из вины и благодарности. Магиана не сомневалась, что только она заметила странность в поведении ведьмы. Почувствовала, как той было больно и неприятно от намёка некроманта на их с Нирайном более чем близкие отношения. И всё же леди Киара смогла сдержаться и даже предложила помощь. Лиса сомневалась, что смогла бы так же благородно поступить, окажись на месте магистра Наройской.

— Пойдём, я побуду с тобой немного, — сказал Нирайн, помогая девушке встать.

— Я открою вам портал, — предложил ректор, вызывая к себе секретаря. — Сегодня мы сами справимся, а завтра…

Тихий хлопок и задребезжавшие окна прервали архимага. Неожиданно по территории академии разнёсся противный звон, а на улице раздались крики.

— Студенты меня когда-нибудь доконают! — недовольно буркнул маг смерти, открывая портал.

Пришлось перемещаться вслед за ним. Оказалось, стихийники с третьего курса пробрались на полигон. Один из них, не рассчитав силу, разнес защитный барьер, затопив всю близлежащую местность.

— Откуда ж они такие… умные берутся на нашу голову? — тихо возмутилась ведьма, зло посмотрев на грязь, в которую провалилась чуть ли не по щиколотку. — Как ему вообще удалось разнести полигон?

— Скорее всего, не успели подзарядить кристаллы охранок, — ответила ей декан стихийников. — Зато моим оболтусам будет чем заняться на выходных! И без применения магии, вам всё понятно?

Проштрафившиеся студенты уныло подтвердили, что всё поняли. Они прекрасно знали, если их декан в гневе, то лучше с ней не спорить. По придумыванию наказаний, она могла переплюнуть и магистра Волфуса.

— Здесь разберутся и без нас, — шепнул Нирайн, уводя Марилису с места событий. — Пойдём, тебе нужно отдохнуть.

Ректор, как и обещал, открыл им портал. Оказавшись у себя дома, Лиса первым делом сняла грязные ботинки. Потерянно осмотревшись, она предложила:

— Может тебе сделать чай?

— Марилиса, я не злюсь, — ответил Нирайн, прижимая её к себе. — Прекрасно понимаю, почему ты скрывала от меня свой дар. Слишком редкий и опасный для тебя. Поэтому прекращай мучить себя.

— Прости, я действительно рассказала бы тебе, если бы… — Не сумев закончить, Лиса спрятала лицо на мужской груди, несмело обняв мага в ответ.

— И это тоже понимаю. Главное, что мне теперь всё известно, и я знаю, от чего тебя стоит защищать. Или всё же не всё?

— Больше нет тайн, — заверила магиана, посмотрев в любимые зелёные глаза.

Несмотря ни на что, сейчас она была счастлива. Самый большой страх, оказался не таким уж и непреодолимым. Мужчина, так просто поселившийся в её мыслях и сердце, оказался ещё лучше, чем она себе представляла. И теперь Лиса не понимала, как могла бояться его, самого лучшего и любимого?

— Расскажешь, как жила всё это время?

— Да.

Это было самое малое, что она могла сейчас сделать. Полностью открыться, довериться кому-то ещё, кроме няни и наставника.

Они расположились у неё в спальне. Уютно устроившись в объятиях мужчины, Марилиса принялась рассказывать всё с того момента, как на их дом напали неизвестные. Вскоре она поняла, что рассказ даётся ей легко, а вместе со словами уходит боль, горечь и одиночество. Нирайн не перебивал, внимательно слушая, и художница вскоре окончательно расслабилась.

— Скажи, почему ты боялась меня? — неожиданно спросил маг, когда она замолчала.

— Не знаю… — Лиса смутилась и виновато посмотрела на мужчину. — Сама не понимаю, как так получилось, но ты… Всегда такой холодный и отстраненный. И та сила, которую я ощущала, внушала безотчётное опасение.

— А сейчас? — с любопытством поинтересовался Нир.

— Не боюсь. Уже давно не боюсь тебя.

— Совсем?

— Совсем.

Поцелуй стал естественным продолжением. Тёплые губы принесли с собой аромат травяного настоя и… булочек с корицей. Неожиданно это показалось таким родным и умиротворяющим, что отступали все страхи и невзгоды. А сильные объятия и тяжесть мужского тела оказались до безумия приятными. На миг Марилиса представила, что так может быть всегда, и сердце радостно затрепетало.

— Я никуда тебя не отпущу и никому не отдам, — прошептал Нирайн, начав прокладывать дорожку из поцелуев от сладких губ, по скуле и вниз по шее.

Марилиса заметила, как потеплели его глаза от еле сдерживаемого желания, но он всё равно не спешил. Словно готов в любую минуту остановиться по первому требованию. Вот только девушка не желала прекращать то, к чему Нир её подводил. Ей не требовались какие-то особые условия для первого раза. Главное, чтобы это был именно он, тот, кто откроет ей новые грани в их отношениях.

И она с удовольствием открывалась ему навстречу, так показывая свою готовность следовать дальше. Не было ни сожалений, ни смущения. Да и могло ли быть, когда любимый человек смотрит на тебя так жадно, его руки гладят так нежно, а поцелуи сводят с ума?

Тихий шелест одежды стал последним шагом, после которого Марилиса и вовсе потерялась в своих ощущениях. Неожиданно мир сузился до размеров спальни, а затем разлетелся на множество ярких осколков.