Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 14

 

Вторая неделя экзаменов подходила к концу. Студенты напоминали умертвий, упрямо двигающихся к своей цели. Преподаватели морально готовились к предстоящей гулянке сдавших и к вороху посланий и визитов от разгневанных родителей тех, кого отчислили.

Сегодня утром Марилисе доставили одно такое от отца студентки Котарской. Она провалилась на экзамене по теории. Её могли бы отправить на пересдачу, если бы девушка не нахамила экзаменационной комиссии, в которую входила и магистр Наройская. Это и стало фатальной ошибкой студентки. Леди Киара сразу же подготовила документы на отчисление, а на следующий день Котарская покинула академию. Правда, перед этим ночью умудрилась пробраться в преподавательский сектор, и попробовала надавить на Лису.

Магиана честно пыталась ей всё спокойно объяснить, но когда студентка попыталась ей угрожать, не поленилась вызвать к себе четверых преподавателей, чтобы засвидетельствовать факт угроз.

Помимо экзаменов, не давал ей спокойно жить и поклонник. В этот раз он зашёл ещё дальше, подарив Марилисе золотую цепочку с кулоном из горного хрусталя. Нирайн, когда узнал о подарке, проверил его всеми возможными способами, но тот оказался чист. Видимо, её воздыхатель решил быть осторожнее, или же не видел около неё тех, кого бы мог посчитать соперниками.

Нирайн, как и обещал, прилюдно общался с Лисой вполне спокойно, даже немного отстранённо. Магистр Волфус перестал оказывать ей какие-либо знаки внимания, просто здороваясь при встрече. Из-за этого по академии поползли слухи, что маги потеряли к художнице интерес. Причём некоторые особо ядовитые на язык сплетники утверждали, что это был всего лишь спор, но вскоре Нирайну и Ридану надоело увиваться около Марилисы, вот они и объявили ничью.

Как ни странно, но эти слухи совершенно не обижали Лису. Наоборот, она знатно повеселилась, когда Ларика рассказала ей о них. Да и стоит ли переживать из-за всяких глупостей, когда тебя так сладко целуют при каждом удобном случае?

За это время магиана успела познакомиться ближе практически со всеми укромными уголками в академии. И даже в последнее время перестала так пугаться, когда её неожиданно затаскивали в пустую аудитории или укромный уголок. А по вечерам наслаждалась обществом мага у себя дома.

Первое время она опасалась, что Нирайн пожелает перевести их общение на более интимный уровень, но тот не делал никаких намёков. Наоборот, ограничивался поцелуями, видимо, не желая спешить. И Лиса была искренне ему за это благодарна, пусть и не совсем понимала его мотивов.

И всё бы хорошо, если бы в голову не лезли всякие глупые мысли, не дававшие спокойно наслаждаться жизнью. Марилиса очень часто задавалась вопросом, вёл ли Нирайн себя точно так же с леди Киарой? Был ли так же нежен? Обнимал ли так же крепко? Целовал ли так же страстно? Понимая, как это всё глупо, ведь он взрослый мужчина, явно не ведущий жизнь жрецов-отшельников, Марилиса, тем не менее, умирала от ревности.

Она сама не ожидала, что будет так переживать, но не могла прекратить думать об этом. Возможно, если бы Лиса не видела магистра Наройскую так часто и ещё чаще не сравнивала себя с ней, то и жить бы было намного проще.

— Лиса, не спи! — прошептала Ларика, толкнув подругу в бок. — Ещё немного и ты утонешь в чашке с чаем. Неужели Сторкс мешает тебе выспаться?

— Тише ты! — возмутилась Марилиса, воровато осмотревшись по сторонам. — Не дай Древние, ещё услышит кто!

— Да ладно тебе, скоро всё равно все узнают, — хмыкнула травница. — Или ты надеешься до конца своих дней скрывать ваши отношения?

— Нет, конечно же, но сейчас о них говорить явно не стоит.

— А вот это ты зря! После того, как стало известно, что Сторкс порвал с Наройской, очень многие преподавательницы стали на него заглядываться. Да и студентки тоже! Смотри, уведут, и останешься ты ни с чем.

— Значит, я была не слишком ему нужна.

— Что за глупости? Мужика постоянно контролировать надо.

— А как же доверие?

— Доверяй, но проверяй. Слишком много соблазнов вокруг. А если ты считаешь иначе, то очень зря! Ведь до тебя он встречался с Киарой, но всё равно бросил её.

— Ты думаешь…

Не договорив, Марилиса бросила осторожный взгляд на Нирайна. Тот, как всегда, стоял рядом с лордом Николасом и лордом Риданом, что-то оживлено обсуждая. А около них стояли две преподавательницы, усердно строившие глазки… её мужчине! Испытав приступ глухого раздражения, неожиданно Лиса поняла леди Киару, устраивавшую всякие каверзы своим соперницам. Художница тоже бы не отказалась как-нибудь напакостить двум вертихвосткам.

— Ой, подруга, спрячь этот кровожадный взгляд, ты же не боевой маг и тем более не некромант! — Ларика ехидно усмехнулась, проследив за взглядом Лисы.

— Ты на самом деле думаешь, что ему это скоро всё надоест?

— Не знаю, может, и нет. Всё зависит от того, как дальше будут развиваться ваши отношения.

— Мне бы только разобраться…

— Пора выходить, — перебила её Ларика. — На данный момент нам нужно пережить последний день экзаменов. Ну, и выходные заодно. А там уж посмотрим, что и как.

После разговора с подругой, весь остаток дня Марилиса была погружена в свои мысли. Экзамен прошёл словно мимо неё, что, впрочем, не помешало художнице зорко следить за своими студентами. Она могла назвать себя счастливицей, ведь кроме студентки Котарской больше отчислений не было. Её подопечные блестяще справились с поставленной задачей.

— Молодцы! — сказала Лиса, когда будущие художники обступили её в коридоре. — Я горжусь вами, ведь вы прошли без единой пересдачи. Зато теперь знаю, кому нужно больше заниматься, чтобы в следующий раз не набрать только минимальный бал.

— Обещаю, в следующий раз такое не повторится, — клятвенно заверил студент-стипендиат.

— Очень надеюсь на это, — ответила Марилиса. — Тебе таких трудов стоило поступить, поэтому будет действительно обидно, если вылетишь с первого курса. А уж с последующих, тем более!

После шумных заверений, что они будут учиться и днём, и ночью, Марилиса отпустила их в общежитие. Сегодня вечером ей, как и другим преподавателям, предстояло дежурить, пока студенты развлекались. Как раз сейчас она направлялась в административное здание, в кабинет ректора, чтобы узнать, с кем сегодня предстоит блуждать по улицам.

Выйдя из портального круга, она увидела толпу преподавателей. Кажется, сегодня все пожелали быстрее узнать о своём напарнике и хоть немного отдохнуть перед дежурством.

— Госпожа Марилиса, проходите, вас уже ждут, — сказала секретарь, как только увидела её.

Не успев посмотреть, здесь ли Нирайн, Лиса поспешила к ректору. А там, как и в начале года, её поджидали лорд Арайн и Нирайн. С трудом сохранив спокойное выражение лица, в душе Марилиса возликовала. Теперь все сомнения в личности напарника отпали.

— Проходи и садись. — Архимаг по-доброму улыбнулся, указав на одно из кресел. — В прошлый раз вы хорошо справились, и я решил не разбивать вашу пару.

— Да мне ничего и делать не пришлось, — ответила Лиса. — Магистр Сторкс сам прекрасно со всеми разобрался.

— Мне льстит ваше мнение, но одному дежурить скучно, — сказал Нирайн, тихо хмыкнув. — Неужели бросите меня в этот вечер?

— Нет, нет, и в мыслях не было! — поспешила заверить Лиса, испугавшись, что он её не правильно понял. Но увидев смешинки в зелёных глазах, тут же расслабилась.

— Вот и прекрасно! — обрадовался архимаг. — Вам выпала честь дежурить около таверны «У Анджея», её как раз совсем недавно отремонтировали.

— И как только хозяин ещё не запретил студентам там появляться, — удивилась художница.

— А зачем ему это? — деланно удивился Нирайн. — Академия всегда щедро возмещала убытки, а провинившиеся студенты восстанавливали всё, что порушили. В этот раз господин Анджей попросил навесить на заведение кучу охранных заклинаний. Заодно и проверим, как выпускные курсы справились.

— Думаете, охранки выдержат наших студентов? — поинтересовался лорд Арайн.

— Выпускникам будет лучше, чтобы выдержали. — Боевой маг недобро прищурился. — У нас как раз висят несколько заявок на практику в Товском лесу, Наринской степи и Нирейских болотах.

— Но это же одни из самых опасных мест нашего мира! — выдохнула Марилиса, испуганно посмотрев на магов. — Справятся ли дети?

— Они не дети, а обученные специалисты, — возразил архимаг. — Мы прекрасно отдаём себе отчёт, как там может быть опасно, поэтому отправляем только лучших. Академия не может всегда защищать тех, кто выпускается из её стен. Это жизнь, а она, как известно, штука сложная. Сумеют выжить на практике в таких гиблых местах, значит, смогут справиться практически с любыми жизненными трудностями.

— К сожалению, мне этого не понять, — призналась Марилиса.

— Главное, чтобы они понимали, — мягко ответил Нирайн. — А вообще, не стоит так волноваться. На самом деле, многие сами хотят попасть туда. Где ж ещё можно показать себя во всей красе?

Марилиса ничего не ответила, только неодобрительно покачала головой.

Оставшееся время до дежурства она провела за учебниками, навёрстывая пропущенные дни. Девушка не могла дождаться того момента, когда вновь окажется в выделенном ей ректором кабинете, чтобы применить свой дар. Потребность в его развитии с каждым днём усиливалась. И только привычная осторожность не давала наделать глупостей. Наставник ещё в самом начале предупредил о возможности выгорания магических сил, если Марилиса будет спешить.

Когда художница явилась к академическим воротам, кутаясь в тёплый плащ, Нирайн уже ждал её. Несмело улыбнувшись и получив в ответ ответную улыбку, она шагнула вслед за боевым магом в портальный круг. А оказавшись на знакомой улице, осмотрелась по сторонам. Как и ожидалось, вокруг них никого не было. Горожане вновь предпочитали отсиживаться по домам, пока студенты гуляли.

— Может, зайдём к госпоже Даване? — предложил Нирайн. — Всё равно ещё слишком рано для разбушевавшихся гуляк.

— С удовольствием, мне всё же хочется попробовать её сырников, — согласилась Лиса.

Хозяйка кафе встретила их радостной улыбкой и крепкими объятиями. Марилиса, не ожидавшая такого приёма, немного растерялась, но была приятно удивлена. Она не думала, что госпожа Давана так искренне обрадуется их новой встрече.

— Проходите, проходите скорее, я сейчас вас угощу на славу. — Дородная женщина засуетилась, смахнув салфеткой со стола невидимую пылинку. — Сегодня осталась помогать моя младшенькая, так что мы быстро управимся. Надеюсь, ваши студенты потерпят несколько часов, прежде чем начать буянить?

— Вот чего не знаю, того не знаю. — Нирайн помог Марилисе снять плащ и отодвинул для неё стул. — Принеси нам горячий чай, на улице уже совсем похолодало. Того и гляди, снег пойдёт.

— Сонара, принеси нам чай, — крикнула госпожа Давана выглянувшей из кухни темноволосой девушке. — Да смотри, наливай в наш лучший фарфор! — Дождавшись, когда дочь понимающе кивнёт и скроется за дверью, женщина продолжила беседу с магами: — Да, зима в этом году будет ранняя и суровая. Попомните мои слова, я ещё никогда в своих прогнозах не ошибалась.

Когда Сонара принесла чай вместе с сырниками, которые они в прошлый раз так и не попробовали, Марилиса уже вполне освоилась и мило беседовала с хозяйкой. Госпожа Давана умела расположить к себе людей. А как только художница распробовала угощение и искренне похвалила таланты западницы, та и вовсе готова была привечать её и днём и ночью.

— А ведь я так и не знаю, что ты преподаёшь в этой своей академии? — поинтересовалась женщина спустя некоторое время.

— Изобразительное искусство, — ответила Марилиса, посмотрев на стену у кассового аппарата. — Я ещё в первый раз обратила внимание на ту картину с цветами. Она чудесная! Кто её писал?

— Так Сонара и нарисовала, — призналась госпожа Давана, а крутившаяся невдалеке от них девушка зарделась от похвалы. — Дочь, подойди к нам!

— Сонара, скажи мне, где ты училась? — принялась выпытывать Лиса.

— Нигде, меня дядя научил, — ответила смущённая девушка. — Когда приезжал к нам погостить, постоянно учил чему-нибудь.

— А есть ли у тебя магический дар? — спросил Нирайн, тоже залюбовавшийся картиной.

— Одгар, мой брат, говорит, что есть, — ответила за неё госпожа Давана. — В свой прошлый приезд он показал ей какое-то заклинание, делающее так, чтобы нарисованное как живое двигалось. Я как-то видела такое у одной графини.

— Ты освоила заклинание цикличности? — поразилась Марилиса, испытывающе посмотрев на девушку.

— Да, но оно у меня только недавно начало получаться, — согласилась Сонара. — Правда, совсем ненадолго.

— Всё приходит с практикой и зависит от уровня твоего дара, — пояснила художница. — А ты не думала поступать в нашу академию?

— Вот ещё! — усмехнулась женщина. — Разве же картинами много заработаешь на жизнь? А тут она всегда при деле. Подрастёт, выдадим замуж за хорошего парня и…

— Госпожа Давана, вы не правы, — мягко перебила её Марилиса. — Таких художников, как ваша дочь, мало и они очень ценятся. Разве ваш брат не хорошо зарабатывает на своих картинах, раз умеет использовать цикличность?

— А Огдар и не умеет, — призналась женщина. — У него нет и капли магического дара. Я не знаю, где он раздобыл то заклинание, но показал его Сонаре с надеждой, что у той получится.

— И он оказался прав, — сказал Нирайн. — Девочке стоит дать шанс. Поверь, если она закончит обучение у нас, то сможет очень хорошо устроиться в жизни. Твоей дочери не придётся с утра до ночи стоять на кухне, — уговаривал её маг, но заметив, как женщина поморщилась, поспешил пояснить: — Я совсем не считаю, что твоя профессия плоха, но неужели ты не хочешь самого лучшего для Сонары?

— Хочу, конечно же, но она ещё мала, — наконец сказала госпожа Давана. — Ей через неделю только пятнадцать исполнится.

— Значит, через два года она вполне может пройти вступительный экзамен, — заверила её Марилиса. — Минимальный порог шестнадцать лет. Ваша дочь гениальна уже только потому, что смогла в таком возрасте освоить цикличность! А я могу позаниматься с ней, чтобы восполнить пробелы в её знаниях.

— Хорошо, — спустя некоторое время согласилась госпожа Давана. — Если сможет поступить и окончить академию, то так тому и быть.

Сонара, радостно пискнув, кинулась обнимать мать. Марилиса сразу поняла, что девушка и сама хотела учиться в академии, но, видимо, не решалась об этом заговорить.

— Тише ты, пискуха! — прикрикнула хозяйка на восторженную девушку. — Если будешь плохо учиться, или, хуже того, тебя отчислят, в тот же год выдам замуж! Сын лавочника Бинара уже начал на тебя заглядываться.

Передёрнувшись от омерзения, чем показала своё отношение к возможному жениху, Сонара горячо заверила, что будет стараться изо всех сил.

Ещё около часа ушло на обсуждение, когда и где Марилиса будет заниматься с девушкой. На территорию академии той ход был пока закрыт, значит, Лисе нужно будет самой приходить к ней.

— Нам пора идти, — наконец сказал Нирайн, вставая из-за стола. — Нужно проверить всё ли спокойно.

— Буду рада снова угостить вас, — ответила госпожа Давана. — Обязательно приходите навестить меня. И не только тогда, когда того требуют обстоятельства.

Покинув гостеприимных хозяев, Марилиса поёжилась, ощутив ночную прохладу. После теплого помещения кафе, казалось, что на улице совсем холодно.

— Потерпи немного, дойдём до таверны, там согреешься.

— Ничего страшного, скоро привыкну, и всё будет хорошо. Но всё же удивительно, что мы нашли эту девочку. Она действительно талантлива. Сонаре светит большое будущее!

— Если только она закончит обучение.

— Думаю, закончит. Неужели ты не заметил, как она стремилась попасть в академию? А сколько ещё таких детей, и не только среди художников!

— Всем помочь невозможно, — возразил Нирайн, шагая по мостовой. — А кто-то и сам не хочет, считая, что от магического дара одни проблемы. На восточном материке есть одна маленькая страна, в которой магическое искусство вообще под запретом.

— Но как они тогда живут? — удивилась Марилиса. — И вообще, как их ещё не захватили соседи?

— Да там и захватывать нечего, — усмехнулся боевой маг. — Лерония очень бедное государство. Полезных ископаемых почти нет, скот пасется на скудных пастбищах. Кому нужен такой довесок?

— Но, возможно, маги…

— Около пятисот лет назад высосали из той земли всё, что только можно. Раньше там магией дозволялось заниматься только аристократии. Если обнаруживался дар у кого-то из простого народа, его запечатывали. Там много страшного творилось, а потом та местность обеднела настолько, что аристократы стали покидать её, переезжая в другие страны. Ну а те, кто остался… Их оказалось очень легко свергнуть. Прошло столько лет, но леронцы до сих пор ненавидят…

Замолчав, Нирайн замер на некоторое время, а затем, ухватив магиану за руку, прижал её к холодной стене дома.

— Что…

— Тише, за нами кто-то идёт, — прошептал маг, наклонившись к её лицу. — Хочу узнать, кто это.

Марилиса замерла, понимая, как они смотрятся со стороны. Словно двое влюблённых, целующихся на пустынной ночной улице.

«Впрочем, мы действительно влюблённые, — подумала Лиса, прижав ладони к плечам мага. — По крайней мере, я точно!»

— Ушёл, — спустя некоторое время сказал Нирайн. — Видимо, всё же поздний прохожий.

Начав отстраняться, он вновь замер, с интересом разглядывая лицо Марилисы. В неровном свете фонарей было заметно, как заалели её щёки, и маг не смог отказать себе в удовольствии смутить девушку ещё сильнее. Нирайн обнял ее за талию и, услышав тихий вздох, поцеловал приоткрытые губы, наслаждаясь каждым мгновением.

Пусть и неумело, но Лиса отвечала очень искренне. Все её робкие прикосновения приносили ощущение удовольствия от понимания того, что до него девушку никто так не касался. И, в тоже время, в груди разгоралось чувство нежности. Марилису хотелось оберегать и лелеять, словно хрупкий цветок.

Немного отстранившись, Нирайн с удовольствием посмотрел, как ярко заблестели янтарные глаза, а губы припухли от его поцелуев. Сейчас магиана казалась невероятно красивой и до безумия желанной. Вздохнув, Нир прижал её к себе, прикоснувшись губами к виску. Так они и стояли, пока девушка не завозилась в его объятиях.

— Нам нужно идти, — напомнила Марилиса, с сожалением отходя от мага. — Лорд Арайн не простит, если что-то случится.

— Ты права, — согласился Нир. — Надеюсь, таверна ещё на месте.

Когда они подошли к зданию, гулянье было в самом разгаре. На улице стояла толпа студентов, подбадривая криками двух парней, возящихся с небольшим артефактом, установленным прямо на земле. Он напоминал металлическую прямоугольную коробку, с множеством отверстий на крышке и небольшой ручкой сбоку. Нирайн и Марилиса остановились, спрятавшись в тени здания, чтобы понаблюдать за развитием событий. И вскоре один из студентов принялся сначала медленно, а потом всё быстрее крутить ручку. Из отверстий начали вырываться светящиеся точки, высоко взмывая вверх и расцвечивая ночное небо небывалой красоты фейерверками.

Наблюдавшие приветствовали их радостными и восторженными криками. Марилиса тоже залюбовалась представшей перед ней красотой, неосознанно взяв мага за руку. Так бы они и стояли, если бы из таверны не вывалились ещё двое студентов. Яростно мутузя друг друга, они покатились по земле, прямо в сторону артефакта.

— Так и знал, что тихо и мирно не обойдется, — вздохнул Нирайн, направляясь к дерущимся.

А те, в пылу драки, не разобравшись, кто их пытается разнять, вдвоём накинулись на мага. За что и поплатились. Спустя десять секунд драчуны валялись на земле, тихо постанывая, а Нирайн возвышался над ними.

— Для вас выходные окончены, — сказал он, когда те посмотрели на преподавателя. — Вир, доставь этих драчунов к ректору, — обратился к одному из наблюдавших эту сцену парней. — Отвечаешь за них головой!

— Будет сделано, магистр Сторкс, — ответил высокий широкоплечий парень, с пепельного цвета волосами.

Преподаватели не стали дожидаться, когда студенты уйдут, зашли в таверну и оглядели веселящуюся молодёжь. На первый взгляд всё было нормально. Ничего не сломано, не разбито и не горит. Они уже хотели подойти к стойке, когда один из стихийников, пьяно покачиваясь, вскочил на стол и сформировал в руке огненный шар. Сидящие вместе с ним друзья заметили Нирайна и испуганно начали стягивать друга вниз. Не устояв, тот покачнулся и запустил шар в стену. В тот же миг по ней прошла красноватая рябь и… огонь был поглощён охранным заклинанием.

— Зачёт, — хмыкнул боевой маг и потянул Марилису вслед за собой.

Подойдя к стойке, Нирайн завёл разговор с хозяином, в то время как Марилиса продолжала следить за студентами. Неожиданно её прожёг чей-то недобрый взгляд. Еле заметно вздрогнув, художница принялась ещё пристальнее осматривать присутствующих, но ничего подозрительного не обнаружила. А вскоре и неприятные ощущения прекратились. Только беспокойство, поселившееся в душе, не желало никуда исчезать.

Непроизвольно придвинувшись к Нирайну чуть ближе, Лиса спрятала руки в карманы плаща, сжав их в кулаки. Мысли о том, что её надоедливый поклонник тоже мог присутствовать здесь, тревожили.

— Что-то случилось? — спросил Нир, наклонившись к её уху.

— Нет, всё хорошо, — поспешила заверить она. — Просто показалось.

Когда они покинули таверну, Марилиса начала успокаиваться. А стоило Нирайну, воровато осмотревшись, утянуть её в одну из подворотен, чтобы опять поцеловать, и вовсе забыла о неприятном инциденте. В тот момент для неё имел значение только тот мужчина, что так крепко сжимал её в своих объятиях.