Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Глава 10

 

Вечером Марилиса отправилась на собрание вместе с Ларикой. От дневного разговора со Сторксом осталось множество вопросов без ответов, которые магиана жаждала получить. Правда, её пыл значительно уменьшился, стоило только увидеть магистра Наройскую. Ведьма сделала вид, что не заметила подруг, но неприятный осадок от этой встречи остался.

— Лиса, прекращай смотреть на неё загнанным зверьком, — прошипела Ларика, вцепившись в руку подруги. — В её расставании со Сторксом нет твоей вины.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Марилиса. — Я же тебе ничего об этом не говорила.

— Так об их разрыве уже все знают, — «обрадовала» травница. — Сплетники прямо с ног сбились, не зная, какую им новость обсуждать в первую очередь: убийство студентки или недолгие отношения боевика и ведьмачки.

— Какой кошмар!

— Да почему кошмар-то? Я уже давно подозревала, что они долго не пробудут вместе. Нирайн Сторкс не похож на того человека, который будет терпеть все заскоки нашей красотки. Насколько я помню, он вообще не хотел иметь с ней ничего общего. И мне действительно интересно, что подвигло магистра на такой отчаянный шаг?

— Не преувеличивай. — Не сдержавшись, Марилиса насмешливо фыркнула. — Ты так говоришь, будто леди Кирана — мировое зло.

— Мировое или нет, я не знаю, — серьёзно заявила Ларика, — но она точно не тянет на светлую и мягкую. А вообще, оставим этот разговор, мы уже пришли.

Увлёкшись беседой, Марилиса и не заметила, как они подошли к залу совещаний. И, конечно же, как только она осмотрелась, сразу натолкнулась взглядом на магистра Сторкса. Хорошо ещё, что он был занят разговором с деканом факультета артефактики. Это давало Марилисе возможность незамеченной присесть… А вот хотя бы на задний ряд! Как раз освещён был не весь зал, и он утопал в полумраке.

— Это уже ни в какие ворота… — прошипела возмущенная действиями подруги травница, но тему развивать не стала.

— Прости, но косые взгляды мне сейчас действительно ни к чему, — упрямо заявила Лиса.

— Трусиха!

От дальнейших препирательств художницу спас вошедший в зал ректор. Осмотрев собравшихся, он выказал своё удивление расположением своей ученицы лишь еле заметно приподнятой бровью. Но и этого движения хватило, чтобы магистр Сторкс оглянулся. Судя по прищуренному взгляду, он тоже не был в восторге от того, где она сидела.

«А мне здесь удобно!» — мысленно фыркнула Марилиса.

Хорошо хоть остальным, если они и заметили удивление лорда Арайна, хватило такта не оборачиваться. А потом всем и вовсе не стало дела до одной художницы.

— Как вам уже известно, погибшая студентка Ланийская занималась улучшением не только косметических, но и многих запрещённых зелий, — заговорил ректор, и зал мгновенно погрузился в тишину. — Так же мы нашли имена и контакты тех, кому она успела их продать. К сожалению, они зашифрованы, и нам пока не удалось разгадать этот шифр, но работа идёт. От вас же требуется как можно осторожнее узнать, замешан ли в её разработках и продаже зелий кто-либо ещё из студентов.

— Нора была довольно тихой и спокойной девушкой, — отозвалась Ларика, привлекая к себе и к подруге всё внимание. — Единственной, с кем она дружила, была Панская. С остальными вежливо общалась, но держала на расстоянии. Теперь понятно почему…

— Значит, с именем его сообщника придётся повозиться, — сказал магистр Арден. — Или же ей могла быть именно Панская.

— Тогда это возможно объяснит её убийство, — предположила декан Иранская. — Возможно, они что-то не поделили между собой.

Все резко заговорили, обсуждая новую версию. Судя по энтузиазму собравшихся, многие пришли к такому же мнению и только ждали удобного случая, чтобы его высказать.

— А может, не будем раньше времени утверждать то, в чём мы совсем не уверены? — насмешливо поинтересовался магистр Волфус.

И вроде бы не громко сказал, но его услышали и быстро успокоились. Марилиса даже немного позавидовала такому авторитету.

— Как правильно заметил магистр Волфус, ещё рано делать какие-либо выводы, — вновь заговорил ректор. — От вас же требуется не допустить распространения слухов, пока ничего точно не станет известно. По этому вопросу пока всё. Так же нам нужно обсудить предстоящие экзамены. Вы сами знаете, что в эту пору…

Марилиса слушала краем уха то, о чём говорил ректор. Её не удовлетворили его скудные объяснения, хотелось знать как можно больше. Вот только у кого бы узнать всё, что касается этого дела?

Взгляд, помимо воли, переместился на боевика, и Лиса вздрогнула от неожиданности, увидев ответный взгляд Сторкса. Кажется, маг продолжал всё это время следить за ней.

— И как только шею не свернул? — досадливо прошептала она.

— Кто? — встрепенулась Ларика.

— Сторкс. Он смотрит на меня.

— Слушай, а между вами точно ничего…

Наткнувшись на укоризненный взгляд подруги, травница пожала плечами.

— Ты же прекрасно знаешь, как он меня пугает!

— Раньше да, пугал, а вот сейчас что-то не очень заметно.

— Он встречался с леди Киарой!

— Совсем недолго, и быстро порвал с ней, а ведь она действительно красива. Вот только смотрит он на тебя!

— Какая несусветная чушь! — громче, чем следовало, сказала Марилиса, почувствовав, как предательски ёкнуло сердце.

Вот только этим восклицанием она привлекла к себе всеобщее внимание.

— Госпожа Марилиса, вы действительно считаете, что многовековую традицию отмечать окончание осенних экзаменов стоит отменить? — удивлённо поинтересовался лорд Арайн. — Не боитесь, что студенты взбунтуются?

Почувствовав, как нестерпимый жар опалил лицо, Лиса принялась судорожно придумывать себе оправдание. А тем временем по залу уже начали разноситься еле сдерживаемые смешки. Но и тут подруга пришла на помощь.

— Я тоже считаю, что в связи с недавними событиями празднество стоит если не отменить совсем, то хотя бы сделать его не таким масштабным, — серьёзно сказала Ларика, пристально осмотрев зал собраний, словно спрашивая, кто решит с ней поспорить.

— А менее масштабно — это как? — поинтересовалась магистр Торис, задумчиво потерев подбородок.

— Пусть соберутся маленькими компаниями у себя в комнатах, — предложила леди Киара. — А мы в это время будем патрулировать академию. Я полностью согласна с госпожой Марилисой и леди Ларикой, большое празднество сейчас неуместно.

— Мне нравится эта идея, — согласился ректор, одобрительно посмотрев на подруг.

А Марилиса совсем неуютно себя почувствовала, будто намеренно обманула своего наставника. И только незаметный тычок локтем в бок от Ларики, дал магиане возможность не состроить виноватую гримасу. Объяснять в чём дело она точно не желала.

Когда собрание закончилось, на улице уже вовсю властвовала осенняя ночь. Хорошо, что до преподавательских домиков было совсем не далеко. Погода не способствовала праздной прогулке: поднялся сильный ветер, а на небе не было видно ни звёздочки из-за набежавших туч.

— В жизни больше не соглашусь идти с тобой пешком, — недовольно пробурчала Ларика, кутаясь в плащ.

— Знаешь, я бы тоже предпочла сейчас воспользоваться портальным кругом, — призналась Лиса. — Если хочешь, можем вернуться.

— Нет уж, пойдём, ничего с нами не случится, — решительно заявила травница, направившись в сторону домов.

Правда, когда они достигли дома подруги, успели значительно продрогнуть. Ларика предлагала Лисе зайти на чай, но она отказалась. Магиане совершенно не хотелось лишний раз выходить на холод, а это обязательно пришлось бы сделать. Ведь портальных кругов в домах преподавателей установлено не было, а заставлять подругу тратить силы на открытие портала Лисе тоже не хотелось.

И всё же, дойдя до дома, магиана пожалела о своём решении. На крыльце её ждала уже знакомая подарочная коробочка. Глядя на прозрачную упаковку, перевязанную яркой лентой, Марилиса поняла, что ей становится жутко.

Обернувшись, чтобы осмотреть округу, она вскрикнула, увидев стоящего за её спиной магистра Сторкса. Покачнувшись, Лиса прикрыла глаза, почувствовав сильные руки у себя на талии.

— Что с вами? — обеспокоенно спросил боевик, прижав её к своей груди.

— Вы… напугали меня, — выдохнула Марилиса. — Не ожидала увидеть вас здесь.

— Я шёл к себе домой. Простите, не хотел…

Заметив подарочную упаковку, маг не закончил предложение и перевёл подозрительный взгляд на Марилису. А она, неожиданно испытав чувство вины, прикусила нижнюю губу и неопределённо пожала плечами.

— Стойте здесь, я сейчас вернусь, — распорядился боевик, исчезая в ночной тьме.

Вздохнув, Лиса прислонилась к стене, с опаской покосившись на подарок, словно он мог причинить ей вред. А если вспомнить навеянный сон, то магиане действительно было чего опасаться. И ведь она так надеялась, что всё прекратилось. Даже успела забыть о своём неуловимом поклоннике, а тот вновь напомнил о себе.

Марилиса принялась рассматривать, какой именно цветок ей преподнесли на этот раз. И когда она уже практически решилась подойти ближе, качнувшись в ту сторону, её вновь обняли, а над ухом, обдавая кожу горячим дыханием, раздался голос Нирайна Сторкса:

— Осторожнее, упадёте. На этот раз у вас просят прощения.

— За что? — не подумав, спросила Лиса и испытала прилив смущения вкупе с непонятным волнением.

— Это может сказать только он сам, — ответил боевик, даже не подумав отодвинуться. — Возможно за то, что надоедал своим вниманием. Или же за навеянный сон. Хотя, скорее всего, извинения связаны с отсутствием внимания к вам все эти дни. Видимо, занят был.

— Вы ведь пошутили? — Марилиса нахмурилась, пытаясь понять, серьёзен ли маг.

— Боюсь, что нет, и мне это очень не нравится.

— Почему?

— Потому что я не смог его найти. Вернее, следы присутствия наблюдателя кое-где были, но по ним совершенно невозможно определить, кто это мог быть. А значит, за вами следит профессионал.

— Но у нас, наверное, нет никого… Кроме вас и декана Вартена.

— Николас точно бы не стал — слишком любит свою жену. Со своей стороны могу подтвердить, что тоже ничего вам не присылал.

— Тогда если это не вы и не лорд Николас, кто же ещё? — тихо спросила Лиса, ощутив укол разочарования, о котором тут же постаралась забыть, чтобы не смущать свой покой.

— А вот это нам и предстоит выяснить. — Улыбнувшись, Сторкс неожиданно шутливо слегка нажал пальцем на нос девушки. — Самому интересно, кто у нас такой умелец. Не мешало бы проверить первокурсников.

— Вы действительно думаете, что это кто-то из только что поступивших? — искренне удивилась Марилиса.

— Такую возможность не стоит сбрасывать со счетов. Иногда в нашу академию поступают люди, уже состоявшиеся в какой-либо профессии. Так что сознавайтесь, сердце какого студента вы успели пленить?

— Никакого!

Лиса так возмутилась его предположению, что даже не сразу поняла, почему боевик мелко задрожал. И только когда окружающее пространство наполнилось его звучным смехом, догадалась — Сторкс просто подшучивал над ней.

— Уже поздно, думаю, вам пора.

Смех сразу же прекратился, а маг немного отстранился от неё. В следующий миг он прочертил дорожку по щеке подушечкой большого пальца. Резко втянув воздух, Марилиса застыла, не в силах пошевелиться, словно загипнотизированная взглядом зелёных глаз. Мысли лихорадочно заметались в голове, и она окончательно растерялась, не зная, как ей поступить в этой ситуации.

— Да, вам действительно пора, — согласился боевик, отступая от Лисы. — А подарок, с вашего разрешения, я заберу с собой.

Не успела Марилиса прийти в себя настолько, чтобы ответить ему, как магистр Сторкс уже растворился в ночной тьме, прихватив с собой коробку. Постояв ещё некоторое время на крыльце, она скрылась за дверью своего дома. И только когда в тишине небольшой прихожей оглушительно щёлкнул замок, магиана обессиленно прислонилась к деревянной поверхности.

Проведя кончиками пальцев по щеке, к которой прикасался боевик, она тихо спросила в пустоту:

— Зачем ты это делаешь… Нирайн?

При звуке его имени, сердце неожиданно совершило головокружительный кульбит и успокоилось.

Следующий день выдался тяжёлым, как, в принципе, и две последующие недели. Сначала в академию прибыли родители Ланийской, чтобы забрать тело и вещи дочери. Вслед за ними нагрянули дознаватели, а спустя несколько часов совсем не мирных, как утверждала слышавшая крики магистр Вольская, переговоров на территории осталось всего двое дознавателей. На большее лорд Арайн не согласился.

Правда, дело они своё знали хорошо, и уже к вечеру первого дня стало известно, что Ланийская с Панской накануне убийства второй сильно поругались. Свидетели не знали, в чём причина ссоры, но факт оставался фактом. Ещё через два дня стало известно, что в последнее время Панская была чем-то сильно озабочена. И, если верить её одногруппникам, старалась избегать соседку по блоку.

Настоящая гроза разразилась, когда в академию заявился один мелкопоместный дворянин, заявив, что является мужем Ланийской, и она была беременна от него. Для убитых горем родителей эта новость стала настоящим ударом, ведь их дочь с младенчества была обручена с другим. Две семьи только и ждали, когда Нора закончит обучение, чтобы сыграть свадьбу.

Пока ректор успокаивал графа и графиню тур Ланийских, дознаватели взяли в оборот мужа Норы. Вот только он ничего не знал о тайном увлечении своей жены, считая, что она действительно занимается разработкой лишь косметических зелий.

В общем, когда дознаватели вытрясли из студентов и преподавателей всё, что только могли, они отбыли к своей команде, начавшей проверку покупателей Ланийской. А преподаватели обнаружили, что незаметно подкралась экзаменационная неделя. Теперь академию лихорадило из-за учёбы. Кто-то усердно учил, надеясь подтянуть хвосты; кто-то надеялся на свою удачу и смекалку; а кто-то чувствовал себя вполне комфортно, прилежно занимаясь до сессии. Но таких было немного, и на них смотрели с завистью.

Художники тоже корпели над книгами, вспоминая или заучивая теорию. Третьекурсникам б оказалось проще всего — у них этот экзамен был, скорее, повторением пройденного. Им вообще волноваться не стоило, но Марилиса заметила, как многие из них помогают первому и второму курсу. В основном, помощь ограничивалась отданными конспектами, но некоторые не ленились и, помогая выучить нужное, просиживали с трясущимися от волнения студентами весь вечер… Правда, третьекурсникам ещё нужно было сдать практическую работу, поэтому они чередовали книги с мольбертами.

В этот период факультативы отменялись, чтобы студенты ни на что больше не отвлекались. Это время Марилиса использовала для освоения своего дара. Вернее, для заучивания теории. Поэтому, когда лорд Арайн однажды вечером сказал, что сегодня она попробует нарисовать и достать из картины медное колечко, для магианы это стало настоящим сюрпризом. Зато безумно приятным.

Для этой цели ректор выделил небольшую комнату из личного архива, заранее оплетя её защитными заклинаниями.

— Самое главное, это твоя безопасность, — объяснил архимаг, когда Марилиса с удивлением рассмотрела магические потоки. — Я знаю, как ты не хочешь, чтобы кто-нибудь знал о твоём даре, поэтому постарался учесть всё. Кстати, эта комната теперь постоянно будет закреплена за тобой, можешь приходить в любое время и тренироваться. Заодно и снять иллюзию с радиона.

— Благодарю вас! — искренне сказала Лиса, воспользовавшись возможностью хоть не на долго обрести свой истинный облик.

— Ты очень красива. — Ректор ободряюще ей улыбнулся. — А теперь приступай.

Вздохнув и на мгновение сжав руки в кулаки, Марилиса решительно прошла к центру комнаты, где её ждал холст и краски. Конечно, она бы предпочла, чтобы здесь были высокие окна, а не магические светильники, но это уже мелочи. Главное — практика, которую она так жаждала.

Проведя кончиками пальцев по холсту, кистям и тюбикам с краской, словно знакомясь с ними, Лиса принялась за подготовку. Последним, завершающим штрихом в ней было специальное заклинание ускорения, которое маги-созидатели накладывали на руки. Конечно, постоянно пользоваться им не не стоило, только если нужно было срочно достать необходимую вещь. И всё же Марилиса, чувствуя сильнейшее волнение, решила испробовать все навыки.

— Успокойся, у тебя всё замечательно получится, — заверил лорд Арайн, наблюдающий за ней со стороны.

— Надеюсь… — пробормотала Лиса и погрузилась в работу.

Она старательно отрешилась от эмоций, посвятив всё внимание тому предмету, который рисовала. Представив себе простое медное колечко, Лиса вспомнила из чего оно состоит, и как его создают. Руки под заклинанием быстро прописывали детали, и буквально за минуту всё было готово. Сняв действие заклинания, Марилиса отложила кисти.

— Ну что, попробуешь достать его? — лукаво поинтересовался лорд Арайн. — А я, как раз, посмотрю, хорошо ли ты запомнила наши уроки.

Нервно прикусив нижнюю губу, магиана встряхнула руками и, прикрыв глаза, воспроизвела в сознании нужную формулу. На этот раз она не спешила, медленно и осторожно вытягивая колечко из холста, буквально кожей ощущая, как производит замену нужного ей материала, отдавая за это свою магическую энергию. Вскоре там, где Марилиса взяла материал, появится то же самое, но в два раза больше. Ещё одна тайна, свято хранимая её семьёй. Маги-созидатели обогащали этот мир.

— Покажи-ка мне. — Архимаг забрал у художницы с ладони кольцо, которое тут же согнулась в его руке. — Слишком мягкое, значит, ты что-то не учла. Вспоминай всё перечисленное тобой.

Пока они разбирали её ошибку, Марилиса испытывала двоякое чувство. Радость от того, что, наконец, перешла от теории к практике. И огорчение от своего провала. Было обидно не справиться с таким лёгким заданием, когда хотелось показать своему наставнику, каких высот она смогла достичь.

В итоге, разошлись они только спустя два часа весьма довольные друг другом. Если бы ещё не повстречавшийся им на пути магистр Сторкс, странно посмотревший на неё, было бы вообще замечательно!

— И что ему не понравилось на этот раз? — тихо бурчала себе под нос раздражённая непонятным поведением боевика Марилиса. — И вообще, какое он имеет…

Договорить ей не дали. Кто-то обхватил её одной рукой за талию, а второй прижал к носу и рту белую тряпицу. Испуганно дёрнувшись, Марилиса попыталась вдохнуть, ощутив слабый сладковатый аромат. А вслед за этим над ухом прозвучало одно из заклинаний, которое использовали студенты для лучшего запоминания материала, когда нужно было выучить слишком много.

Магиана не успела удивиться такой странности, а её уже затащили в один из пустующих сейчас кабинетов. Она вновь задёргалась, попытавшись вырваться, но похититель держал её так, что освободиться не было никакой возможности. Вскоре Марилиса и вовсе прекратила сопротивление, вяло подумав о том, что возможно её сейчас убьют.

— Вот так, хорошая девочка, — прошептали ей на ухо. — Я не причиню тебе вреда, всего лишь хочу поговорить. Ты слушай и запоминай, что именно тебе запрещено делать.

Качнув головой, Лиса тихо простонала. Похититель опустил её на пол, но всё равно продолжил удерживать.

— Мне очень не нравится, когда ты общаешься с другими мужчинами. А ведь я поступил довольно благородно, дав тебе время свыкнуться с мыслью, что ты только моя! Тем более именно я первый обратил на тебя внимание, поняв, какую прекрасную партию мы составим.

— Пустите… — выдохнула магиана, с трудом преодолевая апатию. — Я не знаю…

— Нет, девочка моя, никуда я тебя не отпущу! — самоуверенно произнёс незнакомец, и Марилиса окончательно убедилась, что ранее не слышала этого голоса. — Только я могу в полной мере оценить всю глубину твоего дара!

— Какого… дара? — Марилиса нахмурилась и тряхнула головой, пытаясь разогнать вязкий туман, окутавший сознание.

— Не шути так со мной, ведь я знаю твой маленький секрет. Ту бережно хранимую тайну, которую ты скрываешь от всех. Не волнуйся, я смогу защитить тебя, когда ты станешь моей. А до этого момента запоминай. Я против того, чтобы ты оказывала какие-либо знаки внимания другим мужчинам. Я запрещаю тебе приближаться к другим мужчинам без веской причины, которая не может быть связана с любовными утехами. Я требую…

Марилиса не слушала, что он ей говорил, почувствовав, как от страха сжалось сердце, а дыхание застряло в груди. Всю жизнь она была очень осторожна, стараясь не показывать даже намёка на то, кем она является на самом деле. Но здесь и сейчас ей с уверенностью говорили, что знают о свято хранимой тайне, и это приводило в неописуемый ужас.

— …мне пора уходить, — вновь привлёк её внимание похититель. — Ты уснёшь, а когда проснёшься, забудешь о нашей встрече.

Не успела магиана что-либо сказать, как провалилась во тьму. А последняя мысль в затухающем сознании была о необходимости не забыть о произошедшем.