Я нарисую тебе сказку (СИ)

Шкутова Юлия

Пролог

 

Два года назад.

Марилиса сар Борейская.

Мерное покачивание дилижанса нагоняло сонливость. Рессоры здесь оказались на удивление хорошие, обычно такую роскошь можно было увидеть только у богатых людей. А вот остальным приходилось мириться с неудобствами в виде тряски во время пути.

Только темноволосой девушке, единственной пассажирке, сейчас были совсем безразличны такие мелочи. Марилиса слишком волновалась из-за предстоящей встречи. Шутка ли, стать преподавателем в межгосударственной академии Магического Познания — самом известном и могущественном, если можно так сказать, заведении в их мире.

Девушка в свои двадцать три года настолько привыкла скрываться и стараться быть незаметной, что письмо от ректора академии поначалу повергло ее в ужас. Привлечь внимание такого человека было все равно что развесить огромные плакаты на всех площадях королевств, с портретом и подробной биографией её семьи.

Марилиса без раздумий готова была сбежать из школы изобразительных искусств, в которой она проработала по распределению всего год после окончания обучения. Пусть это место ей действительно нравилось, но жизнь все же дороже. Если бы не тётушка Ифиза, Лиса обязательно бы забилась в самую глухую нору, молясь Древним, чтобы лорд Арайн нор Кирман её не нашёл. Хотя от этого архимага ещё никто не мог скрыться.

И только нянюшка смогла успокоить испуганную девушку, сказав, что мама Марилисы доверяла ректору. Именно это стало решающим доводом в пользу смены места работы.

Вообще девушка практически не помнила женщину, родившую её. Остались только размытый белокурый образ, лёгкий аромат сирени и… дым пожара, лязг металла, крики людей и ужас, охвативший маленькую девочку, не понимающую, почему злые люди напали на её дом. А ещё ласковый голос, твердивший:

— Не бойся, милая, я послала за помощью, и он скоро придёт. А пока тебе нужно спрятаться!

Это всё, что ей осталось в наследство от своей семьи. Некогда могущественный род был стёрт с лица земли, а последняя его представительница не смела открыть правду о себе.

Поэтому-то Марилиса так и испугалась, когда лорд Арайн не только обратился к ней, назвав её настоящим именем, но ещё предложил работу и пообещал, что сможет защитить девушку. Она ведь, пока нянюшка всё не объяснила, и не знала, что мама именно к нему тогда послала за помощью.

Правда, теперь, когда до академии оставалось всего ничего, её вновь одолел страх и неуверенность. С одной стороны, в неприметной и скромной преподавательнице вряд ли кто узнает наследницу великого рода Борейских, да и в академии девушку точно никто не додумается искать. А с другой стороны, выработанная годами привычка полагаться только на себя и няню червячком сомнения разъедала душу.

Марилиса уже несколько раз ловила себя на желании заставить кучера развернуться и ехать обратно. Останавливало только понимание, что её трусость не красит честь древнего рода. Да ещё не было уверенности, что мужчина послушается, ведь дилижанс нанимал ректор.

И только когда они остановились, девушка выплыла из тяжких дум, чтобы выглянуть в окно. Открывшийся перед ней вид, мягко говоря, впечатлял. Высокая стена, сложенная из больших каменных блоков, и широкие кованные двустворчатые ворота создавали ощущение неприступности. Попытка проникнуть за них без разрешения, была бы верхом глупости. А с учётом тех охранных плетений, которые плотной сетью окутывали каждый сантиметр стены и ворот, была чревата быстрой, но болезненной смертью.

— Приехали, госпожа! — Кучер постучал по крыше дилижанса. — Дальше мне хода нет, так что вы сами как-нибудь.

Выйдя на улицу, Марилиса слегка пошатнулась. Ноги, от долгого сидения затекли, и потребовалось немного времени, чтобы расходиться. А когда девушка смогла продолжить путь, дилижанса у ворот уже не оказалось. Зато около небольшой двери ждал привратник — невысокий седовласый мужчина с военной выправкой.

Показав ему выписанный лордом Арайном пропуск, Лиса, подхватила небольшой саквояж, смогла пройти внутрь. И тут же с завистью вздохнула, увидев, как из образовавшегося портала невдалеке от неё вышел высокий светловолосый мужчина. Такая роскошь мгновенного перемещения из академии была доступна только преподавателям и ученикам.

Путь в административный корпус девушка запомнила с трудом. Её вызвался проводить сухонький старичок в тёмной потёртой кое-где мантии. И всю дорогу до кабинета высокого начальства она предавалась паническим мыслям. И только оказавшись перед высокой дубовой дверью в святая святых, сразу успокоилась.

«Ладно, пути назад точно нет, так что хватит трусить!» — мысленно подбодрила себя Марилиса и решительно постучала.

* * *

Пять лет назад.

Нирайн Сторкс.

Ночь была холодной и промозглой. В принципе, какой она и должна была быть в осеннюю пору. В такое время многие предпочитали уют домашнего очага, бесшабашное веселье таверн, или жаркие объятия любовницы. И лишь некоторые прохожие спешили в это темное время куда-то по своим делам.

По одному из переулков не самого благополучного района города спокойно шёл человек, плотно запутанный в тяжелую ткань плаща. Он мог бы показаться лёгкой добычей, но обитатели этой части города были не на столько глупы. По лёгкой походке и кажущейся расслабленности сразу становилось понятно, что путник опасен. Другие здесь просто не рискнули бы пройти, поэтому вышедшие на ночную работу люди даже не подумали за ним увязаться.

Сумрак — один из наёмников клана Поющих Клинков — лишь тихо хмыкнул, продолжая свой путь. Он мог бы вернуться в клан совершенно незаметно, но что-то словно тянуло прогуляться по улицам ночного города. И наёмник поддался этому непонятному порыву. А вскоре его чуткий слух уловил скрип остановившейся кареты и… Детский возглас?

Ведомый проснувшимся любопытством, Сумрак тихо скользнул в подворотню, немного пробежался и прижался к обшарпанной стене одного из домов. Его глаза зорко следили за тем, как из кареты сначала два амбала достали одно маленькое извивающееся тельце, а затем вытащили связанного подростка, яростно пытающегося пнуть своих похитителей.

Наёмник ещё некоторое время посмотрел на них, а потом сделал то, за что глава посадил бы его в колодец на неделю. Вмешался в происходящие события просто так, не будучи нанятым на это дело. А значит, нарушил одно из правил клана.

Он незаметной тенью скользнул к дому, в который уже практически втащили сопротивляющихся детей. Амбалы даже не поняли, что произошло, когда осели на мокрую землю бессознательным тушами. Сумрак, успевший выдернуть из-под падающих тел пленников, спокойно усадил их на похитителей. Так и не сказав ошарашенным детям и слова, он метнулся в дом.

Мужчине хватило пяти минут, чтобы обследовать все комнаты, попутно обезвреживая найденных там людей. Когда он вернулся на улицу, дети продолжали неподвижно сидеть на своих похитителях. Видимо, решили, что от этого странного человека им точно не уйти.

— Кто вы и где живёте? — тихо поинтересовался Сумрак, разрезая грубые верёвки.

— Наш дедушка обязательно вознаградит вас за наше спасение. — Худой и взъерошенный паренёк старательно пытался показаться совершенно спокойным. — Главное, доставьте нас в его особняк.

Решив не тратить время на объяснения, наёмник подхватил на руки тихо всхлипывающую девочку и коротко спросил:

— Куда идти?

Спустя час были доставлены к порогу шикарного особняка. Сумрак дождался, когда тяжёлая дверь начнёт открываться, и тихо исчез. Ему нужно было вернуться в клан и доложить о выполнении заказа.