Второе пришествие на землю

Ангелов Андрей

16. ЗАПРАВЩИК В ЗОЛОТЫХ ОЧКАХ

 

Джип, рассекая квадратными фарами розовеющую тьму, мчался по трассе! Направляясь на северо-запад от Москвы – в милый провинциальный городок в 400 километрах от столицы. Райская пара подремывала на заднем сиденье. Светало. Наступало седьмое утро второго пришествия.

С первыми солнечными лучами святой карлик очнулся: открыл глаза, спросонья хмуро глянул в окно. Там улетали назад километры, вместе с весенними полями и распускающимися почками на березах. Божий слуга зевнул и улыбнулся.

Громила сосредоточенно смотрел вперед – на дорогу, яростно вцепившись в руль. На лице ни кровинки, в глазах безэмоциональная пелена! Зомби, одним словом… Взгляд машинально упал на топливный счетчик и в мозгу что-то щелкнуло! Ушло напряжение из рук, черты лица дрогнули, обнажая эмоции!

– Здесь того… Необходима дозаправка, – вплелся в шуршание шин голос шофера. – Бензин на нуле.

– Очнулся, халдей, – беззлобно хохотнул святой карлик. – Как твое имя?

– Витёк…

– Проявляй свободу воли, Витёк! – предложил старикан.

– Понял, – немного с усилием кивнул громила. Ясность ума возвращалась постепенно! После того, как тебя рассыпали на кусочки, а потом собрали – это совсем не странно…

Мелькнула табличка: «Кострома, 2 километра», на табличке стрелочка – показывающая вперед. Рядом придорожная АЗС, куда и вырулил джип, затормозил. Громила повернулся к заднему сиденью. Спросил извинительным тоном:

– Я теперь на вас работаю?

– Что с тобой случилось, Витёк? – подмигнул Бенедикт, игнорируя вопрос.

– Башка трещит, ниче не помню, – водитель передёрнул мощной шеей. – Что было и… что есть… И зачем…

– Отлично! – рыжий карлик показал большой палец в знаке «Здорово». – Ты ныне служишь мне и Ему, – жест на Властелина. – Ясно?

Ясно то, что ничего не ясно. Но Витек не умер, а это главное. Остальное – уже детали, что ни хрена роли не играют. Какая разница, кому служить, ведь работа во всех мафиях одинакова! Избивать, запугивать, стрелять и играться с паяльничком. Уметь водить автомобиль и развлекать пьяных хозяйских девок. Причем, развлекать, сам не бухая и не пользуясь детородным инструментом. Это искусство на самом то деле… Громила грузно вылез из авто, пошел искать заправщика и платить за бензин.

– Я перевоспитаю Витька! – хвастливо заявил Бенедикт. – Праведника сделать не обещаю, однако полезную Обществу личность из него сотворю.

Повелитель очнулся от дремы в связи с остановкой и занялся любимым делом – расчёсыванием красивых волнистых волос. Слуге не удалось понаблюдать за сим священнодействием – в  окошко машины робко постучали. В рассветном полумраке за стеклом угадывался мужчина. Рыжий карлик открыл дверку и в образовавшийся проем – под свет салона, всунулось благообразное лицо! Седые виски, позолоченные дужки очков, немного надменный взгляд. Лицо вежливо произнесло:

– Здравствуйте! Я заправщик. И мне нужен ключ от…

– Ты не заправщик! – возбужденно перебил Бенедикт. – А ты любитель чужого злата!

Властелин несколько удивленно глянул на вежливое лицо и воскликнул:

– Иван Палыч!

При свете автомобильного салона и заправщик рассмотрел пассажиров. И испуганно пробормотал:

– Чудики!..

– Залезай, Иван Палыч! – святой карлик выскочил из джипа, вцепился в заправщика и практически силком запихнул его в салон. Сам прыгнул следом. Таким образом заправщик оказался зажатым на заднем сиденье между господином и Его слугой!

– Ребята, отпустите, а? – немедленно взмолился Иван Палыч. – С меня взять нечего! Я нищий и вдали от дома… которого… у меня теперь нет!

– Расскажи? – заинтересованно попросил Учитель.

– Да-да, – поиграл желваками Бенедикт.

Иван Палыч тяжко вздохнул. Добровольно рассказывать о личных несчастьях может только психически больной. Пораньте палец и, вместо того, чтобы наложить повязку – поковыряйте в ранке гвоздиком!.. Но если есть угроза весь палец потерять, то дополнительная боль тебя не остановит. Лишь бы сам палец сохранить. Встреча с психами – это не палец, проблема гораздо объемней и… печальней.

– Я почти продал монеты. Только покупателем оказался мошенник, – заявил Иван Палыч без прелюдии. – Путём ловкого обмана он забрал всё золото. И исчез!.. Тут же нагрянула другая беда – всё в кучу!.. У гостиницы образовался новый хозяин, которому я оказался не нужен!.. А самый прикол в том, что дочь… – экс-администратор шмыгнул носом. – Дочь вышла замуж и укатила в Австралию! Предварительно отправив меня в поездку по «Золотому кольцу России». Я, как профессор истории… пусть бывший профессор… не смог отказаться! Зоя продала мою квартирку и… ту-ту!.. И вот теперь я бродяга, которому из жалости дали работу на заправке… – Иван Палыч недоуменно нахмурился. – Все события заняли лишь четыре дня, просто поразительно!.. Похоже, я расстроил Бога, и очень сильно. И вот наказание…

Святой карлик беззвучно фыркнул. Если Бог будет наказывать за Свое расстройство от разных идиотов – то Ему шестьсот часов в сутки придется заниматься только сим наказанием!.. Сколько каждый день человечество производит отходов, что стекает по канализациям? Так-то! Богу больше делать нечего, чем все это … разгребать. Где ты, Палыч, лишь отдельно взятая личинка…

– Человек – творец своего счастья, – уронил рыжий карлик. – Знаешь, откуда цитата?

– Горький? – размыслил Палыч без особого интереса.

– Священное Писание, дурак! Читай чаще! – нежданно заорал Бенедикт. – Сам виноват, а на Бога клепаешь!..

Заправщик сжался, то есть попытался это сделать. Сложно сжаться, когда с обеих сторон ты сам сжат суровыми мужланами. Стрельнул затравленно глазами, снял очки, рот перекосило, ещё секунда и… Иван Палыч заплачет! Плач – последний аргумент тогда, когда все аргументы исчерпаны. Так у женщин. Мужской же плач вообще не аргумент, а вопль отчаяния!

– Хочешь, Я устрою заново твою жизнь? – просто спросил Властелин.

Когда малознакомый человек подает тебе руку, то есть повод подумать, что же это за рука: ладонь дружбы или кулак ярости. Если он ещё и чудик, то повод подумать гораздо весомей. Только… коли ты в дерьме, и не просто в дерьме, а уже в нём утонул, то… смысл твоих дум теряется. Хуже всё равно уже не будет.

– Хочу! – страстно кивнул Палыч, проглотив рыдания.

В джип сел злой Витек! Хлопнул дверью!

– Сцуко, одно слово – провинция! – выругался громила. – Нашел заправщика, а он слинял, пришлось всё самому делать!

– Я не слинял, – отозвался Иван Палыч. – Вы мне не дали ключ от дверцы бензобака, чтобы вас заправить. Если б дали, то я бы так не встрял!

Громила с удивлением глянул назад.

– Витёк! Едем дальше туда, куда едем, – заключил Бенедикт. – Иван Палыч не заправщик, а профессор истории, и он с нами!

Иван Палыч надел очки и расслабился. Приосанился.