Вояж с морским дьяволом

Литвиновы Анна и Сергей

Глава 6

 

ЛЕРА

Нет, ну какой козел придумал включать в конкурсную программу, помимо стандартных дефиле в купальниках и в вечерних платьях, еще всякую пургу? Ладно, рассказ о том, «чего я хочу в жизни», ей менеджер поможет написать. А каким, интересно, образом благотворительный аукцион проскочить?

Идея такая – в первый день участницы конкурса всучивают публике всякие дурацкие сувениры, произведенные в своих регионах. Типа, рекламируют, продают, а кто больше денег заработал, тот и победитель. Вырученные бабки вроде как в детдома отсылают. Ну, а жюри оценивает, насколько талантливо участница конкурса свою часть аукциона провела.

Полный бред. Начать с того, что лично ей, Лере, и продавать нечего, какие тут у них в Москве народные промыслы? Одни матрешки да гжельские подносы, которые даже иностранцам на фиг не сдались. Хорошо «Мисс Якутск» – она из своей дыры настоящих мамонтовых костей навезла, да еще местные спонсоры ее бриллиантами снабдили, это любой дурак купит. А «Мисс Сочи» посреди зимы собирается продавать виноград – турецкий, правда, но этого ж никто не узнает. Даже старушка «Мисс Тува» ходит с хитрющей рожей – явно что-то затевает, а что – не говорит.

А ей, Лере, придется терять баллы с дурацкими матрешками.

…Впрочем, красота – это страшная сила. Даже когда никому не нужные сувениры впариваешь. Томный взгляд туда – и пять Сталиных-Ельциных, один внутри другого, ушли аж за пятьсот бачей, какой-то хачик купил. Нежная просьба: «А вот эта глиняная копилка может принести детишкам столько радости!..» – и роскошный бизнюк отваливает за дурацкую свинью семьсот зеленых гринов.

Хрен, конечно, детдомовские детишки получат от этих баксов хотя бы копейку, но Лера все равно довольна: главное, что она конкурс прошла неплохо, даже гомик, модельер Царьков, – и то, пока торговала, глаз с нее не сводил. Правда, сам, сволочь, ничего для детдомовских детишек не купил, хотя в кулуарах говорили, что важно именно жюри на покупки развести.

Но Лера все равно своим выступлением осталась довольна и со спокойной душой отправилась за кулисы – смотреть, что остальные девицы продемонстрируют.

Следующей после нее выступала «Мисс Тува».

Выглядела она скучно – другие девчонки кто в национальные костюмы вырядились, кто просто в нарядные платья. А у Садовниковой – строгий серый костюм с юбкой чуть ниже колена. Аккуратно заколотые волосы. Однотонные колготки. Каблуки, правда, высоченные. И блузка под пиджаком в облипку, с немалым вырезом. То есть и на полноценную бизнес-леди не тянет, и стандартной красоткой не назовешь. Фиг знает что. Одно слово: Тува, провинция.

Вслед за ней на сцену вышли трое рабочих. У каждого в руке – по стулу. Не какой-нибудь антиквариат, а самые обычные, только для заводской бухгалтерии и сгодятся. Один – бежевый, другой – красный, третий – синий. Рабочие выстроили стулья в аккуратный рядок и удалились. И все. Ни музыки, ни световых эффектов. Вот так представила Садовникова свой регион!

Модельер Царьков демонстративно сморщил нос.

Он обожал шоу, действо, яркие краски, а тут: что может быть скучней? Девица в деловом костюме – и три весьма потертых стула. Тоска…

Продюсер Баксаков и вовсе пошутил:

– Интригуешь, лапочка! А стулья зачем? Стриптиз, что ли, нам покажешь?

– А че, я не откажусь! – хохотнул и третий член жюри, большой бизнюк Дмитрий Николаевич.

– Нет, – спокойно и звонко ответила Таня. – Стриптиз показывать я не буду. Сейчас я стану… – она сделала крошечную паузу и элегантно, нога за ногу, расположилась на стуле, – вам кое-что продавать!

– А чего продавать-то, не вижу? – снова заржал Баксаков. – Себя, что ли?

– Почему себя? – пожала плечами она. – Их. Стулья.

– А за каким хреном они нам нужны? – закатил глаза темпераментный продюсер.

– А вы сначала послушайте историю одного из них, – хладнокровно отпарировала Татьяна. – Вас она наверняка заинтересует!

Девушка схватила первый из стульев, бежевый. Выставила его вперед. Спросила:

– Знаете, какую художественную и историческую ценность он представляет?

Таня бережно погладила стул по шершавой спинке и продолжила:

– Выглядит он весьма затрапезно, но сейчас я расскажу вам о его скрытых возможностях. Долгое время этот стул пылился на складах Мосфильма – только потому, что никто не знал, кто и при каких обстоятельствах им владел прежде. Оказывается, раньше он принадлежал самой Лиле Брик и, согласно легенде, впитал ее особую энергетику. А новая жизнь этого стула началась на съемках фильма «Место встречи изменить нельзя». Именно на нем сидел Груздев, когда его допрашивал Жеглов. Помните эту сцену? Как она удалась обоим актером! А все потому, что этот стул – счастливый талисман! С его помощью открываются совершенно особые актерские таланты… А фильму, где он снимался, гласит легенда, гарантирована счастливая судьба. Сам Высоцкий по окончании съемок несколько раз пытался этот стул или выкупить, или выкрасть, да Говорухин ему не дал.

– Что за бред! – выдохнул модельер.

Вот гаденыш! Хорошо хоть, Баксаков – кому рассказ и адресован – слушает с интересом. Улыбается Татьяне. Ехидно спрашивает:

– Особые актерские таланты, говоришь? Ну-ка, продемонстрируй…

– Хорошо. – Таня послушно встала со стула. Оперлась на него одним коленом. Уставилась продюсеру прямо в глаза. Внутренне собралась. Она умеет. Умеет убеждать…

И тихо произнесла:

– Георгий Вячеславович… Вы – самый необыкновенный человек, которого я когда-либо встречала. Вы, несомненно, талантливы, вы дьявольски остроумны. А ваш последний фильм – это вообще нечто особенное. Его не номинировали на «Оскара» только потому, что в современном мире малобюджетные ленты на подобные мероприятия не попадают. Но у вас все еще впереди! Вы ведь на самом деле реализовали едва ли не десять процентов своего огромного творческого потенциала. Но с помощью этого обладающего особой энергетикой стула вы теперь добьетесь просто оглушительного успеха, к вашим ногам упадут не только Мосфильм с Ленфильмом, но и лучшие киностудии Америки и Европы… Спонсоры почтут за великую честь вложиться в ваши фильмы, но вы будете всем отказывать. Потому что станете независимым человеком и даже на свой самый скромный гонорар сможете самостоятельно снять многобюджетную картину.

– Ну, болтушка! – по-доброму усмехнулся бизнесмен Дмитрий Николаевич.

А продюсер (от Таниных комплиментов он просто потек) вдруг подскочил со своего места. Выкрикнул:

– Беру! Беру волшебный стул! Сколько?

– Пять тысяч долларов, – хладнокровно сказала Таня.

– Согласен!

– Ну и дурак, – снисходительно поддел коллегу Царьков.

А Татьяна торопливо обернулась к нему:

– Вольдемар Владимирович. У меня есть предложение и для вас!

Она выдвинула вперед следующий из стульев, красный. Горячо воскликнула:

– Вы только посмотрите на это произведение искусства!

– Какое искусство? Ужасная, жуткая, безвкусная деревяшка! – едва не взвился тот.

– Деревяшка, да не совсем… – загадочно произнесла Садовникова. И продолжила: – Я знаю, что вы ценитель хорошей мебели и очень гордитесь обстановкой своей квартиры в стиле рококо, но я расскажу вам один секрет. – Она понизила голос. – Дело в том, что завтра в журнале «Элитный дом» выходит очередной обзор о том, как меблированы дома знаменитостей. И про вашу обстановку там написаны, увы, весьма нелицеприятные вещи. Основная мысль: все богато, с известным вкусом, но – абсолютно без изюминки. Как в бесчисленных особняках обычных «новых русских». А ведь талантливому модельеру, чтобы привлечь к себе внимание, нужно обязательно выделиться из толпы.

Таня, тщательно маскируя, что волнуется, взглянула на Царькова. Вдруг психанет? И скажет, чтоб немедленно убиралась со сцены?! А что, он член жюри, приказать может что угодно – и придется повиноваться.

Но Царьков, на удивление, молчал. Лишь на глазах наливался румянцем – то ли от злости на нахальную конкурсантку, или, может, потому, что за свою коллекцию мебели устыдился?!

И Садовникова поспешно продолжила наступление:

– Вы только посмотрите на этот стул! – Она бережно погладила поцарапанную спинку. – Какие прихотливые извивы, а это натуральное дерево, тепло которого ощущается как бы изнутри… На самом деле раньше он принадлежал английской королевской фамилии и использовался в зале приемов иностранных делегаций. И только сейчас, когда его фотографии появились уже как минимум в пятидесяти странах, служба протокола решила выставить его на аукцион. Вы видите вот тут, сбоку, монограмму королевы Виктории? И ее личный герб? Всего семь тысяч долларов, Вольдемар Владимирович, подумайте. Кстати, упомяну еще и о том, что прямо с аукциона этот стул пытался купить наверняка вам известный господин Березовский. Однако ему было отказано, потому что политика английского королевского дома такова, что они продают свою мебель только особым людям. Гениальным. Таким, как вы…

Она проникновенно взглянула на модельера. И, видит бог, в его глазах мелькнула явная искорка интереса! Если не к ней, не к женщине, то хотя бы к стулу.

– Семи тысяч он не стоит, – буркнул модельер.

– О, вы торгуетесь – это уже великолепно! – просияла Таня. – Отдаю за шесть. Возьмете? Я уверяю вас: мой стул и станет той изюминкой, которая мгновенно преобразит вашу и без того замечательную квартиру!

– Ладно, – сдался модельер.

– А я свой купил дешевле! – непонятно, в шутку ли, всерьез похвастался продюсер Баксаков.

И тогда ликующая Таня схватила третий, обитый синим стул. Выставила его вперед и обернулась к председателю жюри, бизнесмену Дмитрию Николаевичу:

– Мое предложение, несомненно, заинтересует и вас. Сей стул, безусловно, хорош, и я могу долго рассказывать о том, что это абсолютно эксклюзивный, статусный товар и прочее бла-бла-бла. Но вы мне резонно возразите: подобных товаров в мире – тысячи, чего особенного именно в этом стуле? Дело в том, что он продается на совершенно исключительных условиях! Во-первых, крайне выгодная кредитная политика. Согласитесь, при нынешнем уровне инфляции и действующей ставке рефинансирования получить кредит под четыре процента годовых – это уже большая удача. К тому же первый взнос – всего десять процентов, и вы сразу же получаете возможность украсить этим уникальным предметом мебели свой особняк. Плюс каждый покупатель нашей мебели в обязательном порядке и совершенно бесплатно попадает в каталог «Золотые страницы бизнеса». Только подумайте: целый рекламный модуль, да в таком престижном издании, не будет стоить вам ни копейки!

– Так-таки целый модуль? – переспросил Дмитрий Николаевич.

Спрашивал серьезно, но глаза его улыбались.

– Хорошо! Уговорили! Для вас – даже не модуль! А полноценная полоса формата А3! – от полноты чувств предложила Татьяна.

– Согласен! – окончательно развеселился бизнесмен.

Татьяна в ответ широко улыбнулась, а потом вдруг стала серьезной.

Подошла к стульям. Медленно прошлась вдоль них. Ласково коснулась рукой шершавых спинок. Обратилась, будто к одушевленным существам:

– Что ж, милые стулья. Прощайте… Мне на самом деле очень жаль с вами расставаться. Пока я вас продавала, вы перестали быть просто товаром, а превратились в часть моей жизни. Но я рада, что вы попадаете в хорошие руки. Спасибо вам, господа, за покупку.

Она сдержанно поклонилась всем троим членам жюри и покинула сцену.

Ей вслед неслись аплодисменты. А товарки, встретившие ее за кулисами, наперебой заголосили:

– Ну, «Мисс Тува», ты и завернула! Редкостная хрень!

По их недобрым лицам Таня поняла: ее оценка за сегодняшний конкурс должна оказаться вполне конкурентоспособной.

ЛЕРА

Папик, Васек, предупредил: хотя он стольник гринов в конкурс и кинул, но гарантий, блин, никаких:

– Тут, Лерка, куда посерьезней бабки крутятся. Но ты не теряйся, сама тоже пошустри…

А как шустрить?

Ясное дело, лучший вариант – с кем-нибудь из жюри слиться. Как говорится, в экстазе – Камасутру Лера осваивала уже второй год и достигла в искусстве наслаждения явных успехов.

Хотя жюри, по правилам конкурса, с участницами вне выступлений общаться не должно, но запрета никто не соблюдает. Все трое небожителей в тот же, что и девчонки, ресторан ходят, на репетициях присутствуют, на пресс-конференции заглядывают. И никто тебе, конкурсантке, не помешает – подходи да заговаривай. Знакомься, так сказать, лично.

Одна беда: непонятно, как этих хренов раскрутить.

Один из троицы – модельер Царьков. Известный всей столичной тусовке гомик. Противный. Смотрит всегда на тебя, будто ты не очаровательная девушка, а последний червяк, зачем только с таким отношением в жюри конкурса красоты поперся? Не иначе – для одного пиара.

Второй, и самый главный, – безликий дядька по имени Дмитрий Николаевич. Председатель жюри. Говорят, богатый – почти как Береза. Но скучный до зубовного скрежета. Ходит вечно в сером костюме, а изо всех карманов постоянно мобильники звенят. Только и слышишь, что про поставки да акцизы или кросс-курсы. И с чем к такому подкатиться? Спросить, в какие акции лучше деньги вложить? Но Лера в акциях – полный ноль, да и сколько раз только она делала шаг к Дмитрию Николаевичу, а у него очередной телефон звонит, и вроде отвлекать уже неудобно…

Единственный нормальный перец во всей этой шобле – продюсер Баксаков. Веселый, довольно молодой мужик, вечно хохмит, прикалывается, тех девчонок, что не зубастые, в краску вгоняет: «А ну, Ханты-Мансийск, подтяни попу! А то из джинсов вываливается!»

К нему и подкатываться не надо – он сам постоянно к девчонкам подходит. Травит байки, как фильмы снимал и про всякие тайны из жизни знаменитых актеров – прикольно! И еще без стеснения треплется, что чуть ли не со всеми звездными актрисами переспал. И с балеринами. И даже – с самой Наоми Кемпбелл. А девки, вот козы, с открытыми ртами слушают – и почитают за честь, если Баксаков их хотя бы в щечку чмокнет.

И каждая, конечно, сама мечтает его в койку затащить. И Лера вместе со всеми. Только пока никак не получается. Баксаков, человек-загадка, нет бы благосклонностью первых российских красавиц пользоваться – только авансы раздает: «Вот кончится, Лерочка, конкурс – и мы с тобой сразу на Бали поедем!»

А на хрен он тогда ей сдался – после конкурса-то?!

Вот и получается: вся, считай, жизнь на российскую «Первую красавицу» положена, бабки Васек инвестировал немалые, а обломится корона, нет ли – хрен предскажешь. Тем более что неожиданная конкурентка образовалась. «Мисс бабка Тува», проклятая старуха.

ТАНЯ

Пока все шло неплохо. Наука, как вертеть попой на подиуме, оказалась нехитрой, а уж на тех конкурсах, где требовалось поболтать, «Мисс Тува» по контрасту с остальными участницами, глупенькими школьницами, и вовсе оказалась вне конкуренции. И на благотворительном аукционе высший балл получила, и на конкурсе, где нужно было коротко и с юмором о себе рассказать, всех превзошла. А как иначе? Она – копирайтер, и в ее личном портфолио тысячами не фотографии в купальниках, как у прочих «мисс», а собственноручно написанные рекламные тексты. Неужели она не сумеет для себя, любимой, накатать красивый и талантливый рассказ?!

Садовникова и написала: про провинциальный городок, про высокое небо, белые вершины гор и про страстное желание из этого плена вырваться… А потом рассказала со сцены, с выражением. Вышло эффектно – многие журналисты, особенно женского полу, аж прослезились. И спонсоры затаив дыхание слушали.

А теперь она мучительно раздумывала над новым конкурсом – под названием «Шоу талантов».

В рекламном буклете «Первой красавицы» по этому поводу значилось: Данное состязание предоставляет девушкам возможность продемонстрировать свои способности и умения практически во всех областях.

То бишь: хочешь – пляши. Умеешь – пой. А желаешь – стихи декламируй.

Но чуть ли не каждая девчонка на «Шоу талантов» собиралась демонстрировать исполнительское мастерство – благо, по условиям конкурса, это можно было делать под аккомпанемент настоящего ВИА. Некоторые, кто занимался танцами, планировали поразить жюри своей пластикой. А счастливица из Петербурга, которую родители все детство пытали музыкальной школой, потребовала концертный рояль и объявила, что исполнит перед почтеннейшим жюри «Лунную сонату» Бетховена.

Таню «Шоу талантов» очень беспокоило. Конечно, и она прекраснейшим образом сможет что-нибудь спеть. И получится у нее не хуже, чем у многих: какой-никакой голос имеется, слух и чувство ритма – тоже. Иной вопрос: удастся ли ей своим исполнительским мастерством выделиться из общего ряда? Ведь многие девчонки уже участвовали в каких-то песенных конкурсах, занимались с педагогами, а «Мисс Ростов-на-Дону» и вовсе (как по секрету сама рассказала Тане) по вечерам подрабатывала в ресторане: «А че, дело непыльное. «Как упоительны в России вечера» споешь, делов на три минуты, – и штука в кармане!»

И Лерка, юная московская красавица и главная конкурентка, тоже собиралась петь. Причем – эпатажную «Мурку». Как Таня подглядела на репетиции, смотрелось это эффектно: трогательная, хрупкая девушка и нарочито грубый, разбитной текст. Жюри явно окажется под впечатлением. А что придумать поинтересней – в голову никак не приходит.

Может, поразить публику фокусами? Любимый отчим, Валерочка, ее когда-то учил, как «разрывать» на две части цельный платок и даже – как доставать из пустой шляпы настоящего кролика. Вошедшая в азарт Таня тогда даже взялась фокусы отрабатывать и ежедневно вместо зарядки их тренировала. Только увы: цирк ей быстро надоел, и фокусы она забросила. А сейчас, когда попробовала навыки восстановить, оказалось, «разорвать» платок в лучшем случае получается в одной попытке из двух. С кроликом – хотя тренировалась с игрушкой – получилось еще хуже: трюк удавался один раз на три неудачи. А в день конкурса, когда волнение, да и въедливое жюри глаз с тебя не сводит, цирковая затея и вовсе может закончиться полным фиаско…

Что же тогда?.. Прочесть басню? Или, вспомнив школьные уроки пения, сыграть на «треугольнике» – тогда, тоже классе в пятом, у нее выходило неплохо?

Нет, все не то, не то… Особенно на фоне «Мисс Новосибирск», которая классно, почти как настоящая испанка, танцует фламенко… Или даже Лерки с ее трогательной, но профессионально поставленной «Муркой».

Нужно что-то уникальное придумать. Абсолютно уникальное…

Может быть, Чехов, ее, так сказать, любимый куратор, поможет-подскажет?

Или, вдруг осенило Таню, он ей уже помог ?

Она вспомнила. Володя ведь успел ее кое-чему научить.

Не зря она перед тем, как получить свое первое задание, на целых три месяца выпала из жизни…

* * *

– Катька, сучка! Гимнастка, блин, гребаная! – возмущенно шумели девчонки.

Дело происходило за кулисами.

На сцене вовсю кипело «Шоу талантов», и каждое новое выступление участницы конкурса красоты встречали или восторженными похвалами (если номер у исполнительницы явно не задавался), или, как в случае с гимнасткой Катькой, гневным ропотом.

Таня в общей дискуссии, как уже повелось, не участвовала. Стояла себе скромненько в сторонке, одиноко подглядывала в щелку занавеса. А Катька-то, «Мисс Владивосток», и правда молодец! С виду – цыпленок цыпленком, и груди почти нет, и попка не проглядывает, а какая лихая оказалась спортсменка! И сальто на узкой сцене исполнила, и в колесе прошлась, а уж мостиков и задираний ног выше головы продемонстрировала несть числа. Жюри явно впечатлилось. Дмитрий Николаевич, председатель, большой бизнесмен, покровительственно покачивает головой, темпераментный продюсер Баксаков во время особенно рискованных па всплескивает руками, и даже равнодушный до женщин модельер Царьков перестал чертить в своем блокноте вечные квадратики и круги и поглядывает на спортсменку с явным интересом.

И ушла гимнастка под аплодисменты, хотя прежде ни жюри, ни сидевшие сзади спонсоры с организаторами ни до чего подобного не снисходили.

Ведущий, вертлявый Валдис, тем временем объявил:

– А следующим номером нашей программы… – он сделал противную паузу, – выступит «Мисс Тува»! Встречайте! Степная красавица Татьяна Садовникова!

И Таня под уже привычные смешки, всегда сопровождавшие упоминание ее региона, отправилась на сцену.

Одета она была в темно-зеленый, до пола, ватиновый халат.

«Мисс Сочи» за кулисами прокомментировала:

– У нас в таких узбеки на рынках ходят.

– А че это у нее в руках? Медведь неубитый, что ли? – хмыкнула Лерочка.

Но в руках у Садовниковой оказались выделанные овечьи шкуры. Она неторопливо расшвыряла их по полу. И царственным голосом велела:

– Свет!

Свет послушно погас, зазвучала странная восточная музыка. Жюри с публикой были заинтригованы, Лера и «Мисс Сочи», наблюдавшие за действом из-за кулис, завистливо переглянулись.

А Таня эффектно, будто годами в стриптизе работала, скинула халат – под ним обнаружилось кокетливое, слегка приталенное, кимоно. Подпоясано, правда, несолидным белым поясом.

И исполнила серию непонятных па – умненькая «Мисс Ханты-Мансийск», которая тоже крутилась за сценой, объяснила прочим девочкам, что это называется «ката» – таким макаром разные восточные единоборцы, для тренировки, с воздухом дерутся.

– Во грымза! Хоть бы намекнула, что каратистка! – возмутилась «Мисс Сочи».

– Да не волнуйся! Раз белый пояс, то не каратистка, а новичок! – успокоила ее грамотная «Мисс Ханты– Мансийск».

«Мисс Тува» же, отпрыгавшись в своих катах, взяла микрофон и с эротическим придыханием объявила:

– Дорогие друзья! Артистических и музыкальных талантов у меня, увы, нет. Единственное, что могу предложить: кто хочет помериться со мной силой? Карате, ушу, самбо – все, что хотите! И никаких правил, никакого судейства. Как в уличной драке – кто сильнее, тот и победил!

– Ну, я! – С пятого ряда тут же вскинулся щуплый, в огромных очках, журналистик.

– Я буду рада! – усмехнулась Татьяна. И добавила: – Только давайте условимся: если вы проиграете… если победителем стану я… вам придется за это заплатить. Пять тысяч долларов. Мы перечислим их малышам из детдома. Согласны?

– Нет уж! – тут же дал задний ход журналист. И поспешно сел на свое место.

– Может быть, тогда вы? – Танин взгляд выхватил из рядов, где сидели спонсоры, довольно крепкого, спортивного телосложения, мужчину.

Тот не смутился. Не вставая со своего места, хохотнул:

– Да я ж тебя раздавлю!

– А давайте попробуем! – хладнокровно предложила Садовникова.

– Во дура! – потрясенно пробормотала из своего местечка за кулисами Лера Летягина.

Ей конкретно не нравилась старуха Танька из Республики Тува. Бестолковая она, вот и все. Но Лера даже и не представляла, до какой степени бестолковая!

А мужик тем временем поднялся на сцену. Скинул пиджак – под ним оказались майка и очень внушительные, покрытые разводами татуировок бицепсы.

Татьяна поклонилась ему, он небрежно ей. Противники сблизились… Рука Садовниковой молнией взметнулась в воздух – и мужчина неожиданно упал на колени. Схватился за горло, глотая ртом воздух.

– Извините. Я вас предупреждала. У нас борьба без правил, – виновато вздохнула Татьяна.

По залу прокатился ропот… а потом из стана журналистов вдруг раздался радостный женский визг:

– Молодец, Тува! Так их, кобелей!

Напряжение спало, публика засмеялась, захлопала.

– Будут ли еще желающие? – весело предложила Татьяна. – Я даже ставку за ваш проигрыш – или свою победу – повышу. Десять тысяч. Кто хочет?

Зрители возбужденно переговаривались, дамы подзуживали своих спутников, но на сцену никто не спешил. И тогда Татьяна обратилась не к зрителям, а к охранникам, сотрудникам ЧОПа, оцепившим зал:

– Ну, а вы, люди со специальной подготовкой? Неужели не хотите поставить на место девчонку-выскочку?

– Разводит, сучка… – язвительно прокомментировала Лера.

И – развела.

Ближайший к сцене охранник буркнул:

– Да я тебя в две секунды размажу!

– И что вас смущает? – усмехнулась «Мисс Тува».

– А мало ли… – с сожалением вздохнул тот. – Вдруг что не так, а десяти штук у меня нет…

– Давай, дядя! – раздалось из стана спонсоров. – Покажи ей, где раки зимуют!

– А десятка? – вздохнул охранник.

– Ты ваще в теме? – продолжал пытать его спонсор. – Махаться нормально умеешь?

– Да у меня по самбо первый разряд! – обиделся страж.

– Тогда валяй! А чирик, на крайняк, я заплачу! – пообещал вошедший в раж богатей.

И охранник бесстрашно полез на сцену… и уже через пяток секунд тоже валялся на овечьей шкуре, схватившись за солнечное сплетение.

А образованная, но некрасивая «Мисс Ханты-Мансийск» просвещала товарок:

– Это, по-моему, из секретных приемчиков. Этих, как их… шаолиньских монахов…

– Тварь, ну, тварь! – продолжала возмущаться «Мисс Сочи».

А Татьяна стояла на сцене и счастливо улыбалась.

Ох, не зря она целых три месяца провела, с подачи Володи Чехова, в закрытом тренировочном лагере. Не зря каждое утро у нее начиналось еще затемно, в семь – с пятикилометровой пробежки, темп быстрый, на каждой щиколотке – по два килограмма свинцовых пластин. А после бесконечная, но куда интересней, чем на конкурсе красоты, программа. Занятия в спортзале – причем учили не банальному карате или самбо, а хитрым, провокационным и явно запрещенным всеми международными конвенциями приемам. Тренировки в тире, но не тупое продырявливание мишеней, а стрельба по-македонски. Психологическая подготовка…

Она, правда, дала подписку, что никому и ни при каких обстоятельствах о тренировочном лагере не расскажет, а полученные знания применит лишь в особых обстоятельствах…

Ну, будем считать, сейчас, на конкурсе, эти обстоятельства наступили. Ей ведь нужно набрать любой ценой высший балл!

* * *

Приближались два последних, самых важных конкурса.

На субботний вечер планировался выход в вечерних платьях, а на воскресенье – дефиле в купальниках и подведение итогов.

И Татьяна нервничала все больше и больше – куда сильнее, чем в начале конкурса, когда у нее, по всем параметрам, не было ни единого шанса. Теперь же, когда об «очаровательной и непредсказуемой «Мисс Тува» наперебой трубили журналисты, а восхищенные спонсоры дружно навязывались с запоздалым покровительством, ей стало страшно. Это как в покере, в который Таня хотя и редко, но играла. Если пасанул сразу – грустно, но не обидно. Но когда все поднимаешь и поднимаешь ставки, а конкуренты отсеиваются один за другим – проигрывать уже нельзя никак. Слишком много, красиво выражаясь, на карту поставлено…

В ее ситуации не скажешь, что главное – не победа, а лишь участие. Ей нужно выиграть обязательно. И вполне в стиле ее беспринципных товарок идти ради победы на все.

И если три недели назад, когда Татьяне только вручили ужасное, цвета плесени, вечернее платье, она была готова смириться и даже выйти в нем на подиум, то сейчас об этом и речи быть не может! Неужели «очаровательная и непредсказуемая «Мисс Тува» позволит себе появиться перед публикой в уродском мешке?! Не говоря уже о кошмарном фасоне. А цвет?! Блондинкам одеваться в одежду цвета сыра никак нельзя…

Но где взять другое?

Самое простое решение – пробежаться по магазинам и купить, пусть за свои собственные средства. Но только как до магазина добраться? По условиям конкурса, из гостиницы красавицам выходить категорически запрещено, да и деньги с кредитными карточками у них отобрали, они в гостиничном сейфе, под распиской, лежат.

Есть еще, конечно, один вариант – принять благосклонность многочисленных спонсоров, что вертятся вокруг и после Таниных успехов наперебой предлагают ей свое покровительство. «Мисс Тува» на «Первой красавице» теперь фигура популярная, даже выбрать может, чтоб не очень старый и не потный… К тому же и Чехов говорил, что не нужно быть чистоплюйкой. Но только… ведь у нее всю жизнь принцип был – дурацкий, несовременный! – всех успехов добиваться собственными мозгами, а уж никак не тем местом, что затянуто элегантными трусиками-стрингами. И хотя Таня уже многому научилась от своих юных, не обремененных моральными принципами конкуренток, но на крайний шаг, постель ради успеха , она не пойдет все равно. Просто глупо – ради какого-то задания и гипотетической короны совершить то, после чего сама себя перестанешь уважать.

Но и в ужасном платье появляться на подиуме тоже нельзя. А где же тогда выход?..

* * *

Подобных заданий полковник Ходасевич не выполнял прежде никогда.

«Угол проспекта Мира и улицы Дурова, третий слева манекен, сколько стоит, не знаю, но купи в любом случае, привези и передай так, чтобы ни одна живая душа не узнала».

Он только вздохнул. Ох, Танечка, милая Танечка, в какую же авантюру ты опять ввязалась…

Но не отказывать же любимой падчерице!

Ходасевич сомневался, что победа на конкурсе может зависеть от подобной мелочи. Танюшка, наивная и юная, наверняка заблуждается. Но раз вбила это себе в голову, он прекрасно знал, переубедить ее не удастся никоим образом. Тем более что и позвонить ей нельзя, и навестить не получится.

И, повздыхав, полковник полез в секретер, где у него лежала «похоронная» сберегательная книжка.

* * *

Что бы ни писали журналисты, как бы тебе ни хлопали спонсоры и публика, а все равно последнее слово всегда остается за жюри. За темпераментным продюсером Баксаковым. Серьезным бизнесменом Дмитрием Николаевичем. И гомосексуальным модельером Царьковым.

Таня – о роли человеческого фактора, спасибо годам работы, наслышана – понимала это больше других.

Продюсер Баксаков у нее, считай, в кармане – он явно симпатизирует симпатичной и остроумной, как он ее называет, «коллеге». Дмитрий Николаевич тоже взирает на нее с явной благосклонностью. А вот с модельером Царьковым непонятно. Ему, с его нестандартной ориентацией, кажется, вообще никто из девушек не по душе. Но за кого-то он ведь будет голосовать, правильно?..

…И Тане вдруг пришло в голову, как сделать, чтоб Царьков проголосовал именно за нее. Спасибо за это, кстати… вечным московским пробкам. Сколько раз ездила от Валерочки, с его Сельскохозяйственной улицы, в центр и застревала в безнадежном заторе на проспекте Мира. Пока кто-то из коллег не научил ее не стоять тупо в плотном потоке, а свернуть на улицу Дурова, как раз у Дома моды Царькова, и уже оттуда выскакивать на Садовое кольцо.

И сколько раз сворачивала, столько раз бросала взгляд на третий слева манекен. На нем – точнее, на ней – было ослепительное, все в блеске люрекса, вечернее платье. Довольно безвкусное, но, безусловно, богатое. И ярко-синее – как раз под ее глаза. Таня даже подумывала в Дом моды заглянуть, платье примерить и справиться о цене, но все как-то руки не доходили. К тому же непонятно, куда в такой роскоши ходить. Не на корпоративные же вечеринки в родном рекламном агентстве…

А вот для конкурса красоты будет в самый раз.

Тем более что автор этого шедевра, модельер Царьков, сидит в жюри. Жаль, конечно, что бедного Валерочку придется на «похоронные» деньги выставлять, а платье наверняка стоит немало, но иного выхода у нее нет. А затраты она отчиму потом компенсирует.

* * *

Кульминация любого конкурса красоты – это дефиле в купальниках. И тут уж какие чудеса находчивости ни демонстрируй, а если фигура «хромает», и плечи сутулые, и походка не от бедра – высоких баллов не наберешь. И стандарты незыблемые: чем худее, тем лучше. Длинные волосы предпочтительнее коротких. У блондинок – шансов больше, чем у шатенок…

Но в целом – как повезет. Таня уже наслушалась, как даже на явных фавориток в этом итоговом конкурсе непонятно что находило и они прямо на сцене в обморок хлопались – и пусть все жалеют и ахают, а корону такой болезной сроду не дадут. Или по всем параметрам идет иная красавица на Гран-при, а в день финального конкурса все журналюги вдруг с хитрыми лицами являются. И у каждого распечаточка из Интернета, где претендентка в лучшем случае позирует голяком, а то и вовсе в объятиях с обнаженным мускулистым афроамериканцем.

Никакого секретного оружия Татьяна на сегодняшний день не припасла. Да, за нее – высокие баллы, набранные в предыдущих конкурсах, явная благосклонность судей и натуральные светлые волосы. Но минусов – куда больше. Возраст – старческий, комплекция – не модельная, «личного» папика нет, и вообще непонятно, откуда эта «Мисс Тува» взялась, а как можно давать корону непонятно кому?

Да и девицы-конкурентки на нее уже не просто косятся, а смотрят явными волчицами, на злых мордашках читается: «Ах ты, грымза! Все простушкой-лохушкой прикидывалась, а теперь на Гран-при идешь?!»

И больше всех бесится юная Лерочка – видно, не сомневалась, что победит с явным отрывом, а теперь ей в затылок выскочка из Тувы дышит. Того и гляди устроит какую-нибудь гадость.

Таня уже на всякий случай и дополнительные туфли у Маргариты Михайловны, инструктора по дефиле, выпросила – вдруг каблук подпилят? И в гостиничном ресторане никакого чая с кофе не пила – только воду из запечатанных бутылок, чтобы отравы не подсыпали. И от мужчин, даже от безобидных телеоператоров, шарахалась, чтобы, не дай бог, никакой провокации.

А после вчерашнего выхода в вечерних платьях ситуация и вовсе накалилась.

Танин расчет оказался верным: модельер Царьков как увидел на ней платье из собственного Дома моделей, так и расплылся в счастливой улыбке. И балл, не задумываясь, вкатил наивысший, да и остальное жюри в долгу не осталось. Действительно, очень эффектно получилось: на предварительных просмотрах «Мисс Тува» щеголяла в каком-то заплесневелом мешке и спотыкалась все время, – а теперь лучится роскошью. И на высоких каблуках за дни тренировок научилась рассекать вполне уверенно. Да еще и сострить умеет, вдруг стала уверенно болтать на двух иностранных языках, хотя на тренинге в «Карасеве» с трудом выговаривала «май нэйм из Таня». К тому же, в чем плюс «старческого» возраста, обладает определенным лоском. В общем, сенсация.

Как написала одна из освещающих конкурс газеток: «Только в «Туве» и светится жизнь».

А прочие красотки – как им и положено, пустоголовые – из-за этого страшно бесятся. Ведь, по предварительным прогнозам, «Мисс Туве» первый же отборочный тур пройти не светило! Никто не сомневался: она даже в лучшие семнадцать из тридцати семи участниц не войдет! А Садовникова тихой сапой и в семнадцать прокралась, и в десятку, а теперь, после дефиле в вечерних платьях, и в финал. В пятерку!

«Уже результат. Володя и этим будет доволен», – не сомневалась Татьяна. Но все же хотелось – ох, как хотелось! – обойти на повороте всех. Абсолютно всех. И даже безусловную фаворитку Лерочку Летягину.

Только бы в последний день конкурса ей никакой гадости не организовали…

А их, гадости, явно подстраивали изо всех сил. Вечером накануне решающего дня, когда красавицы в сопровождении двух инструкторов и охраны ужинали в гостиничном ресторане, Татьяна заметила: на нее – именно на нее! – поглядывают кавказцы, вкушающие трапезу за соседним столом. И глаза у них блудливые, нехорошие. Да и реплики слышны прекрасно: «Вон она, та давалка!..»

Явно девочки постарались. Наговорили о подруге много добрых, хороших слов… Как бы горячие восточные парни после подобной аттестации к ней в гости не заявились… Вот и пришлось всю ночь провести «на баррикадах». Не просто захлопнуть дверь и задвинуть засовчик, но и комод к входу подтащить. На всякий случай. А ведь ей выспаться надо, чтоб цвет лица был хороший, а не прислушиваться всю ночь, не пытается ли кто взломать дверь ее номера.

Но на войне как на войне.

Ночь, к счастью, протекла без приключений, а на завтрак Татьяна просто не пошла. И грымз не хочется видеть, и кусок в горло все равно не полезет.

Она еще раз проверила свой сегодняшний наряд. Тщательно, по шовчику, ощупала купальник – не подпорот ли? Внимательно осмотрела туфли. Не поленилась открыть, понюхать и протестировать на тыльной стороне руки всю косметику – не подсыпали ли, скажем, в блеск для губ перчику, любимое, говорят, на конкурсах красоты занятие.

Но все – вот подозрительно! – оказалось в порядке. Татьяна нарядилась в свой купальник, обула туфли, покрутилась перед зеркалом… Даже не похоже, что провела бессонную ночь и с утра во рту маковой росинки не побывало: выглядит она прекрасно. Парадокс организма, сколько раз она замечала: чем сильнее прессинг, тем ярче становится внешность. А на отдыхе, особенно если жизнь заносит в скучнейший санаторий, она, наоборот, смотрится полной коровой. Вот и верь после этого врачам с их советами о размеренном и здоровом образе жизни!

Эх, сохранить бы этот блеск в глазах и натуральный румянец до четырех дня, когда ей в последний раз в конкурсе предстоит выйти на подиум!..

ЛЕРА

Ну, блин, угораздило ее выбрать себе папика! Думала, дура, что Васек для ее победы в лепешку расшибется! А он жалкие сто зеленых штук вложил и больше не чешется. Поддерживаю, говорит, как могу, но ты и сама, типа, крути задницей поактивней. Ну, ни хрена себе поддержка, когда наглая выскочка из Тувы ее по всем статьям обходит! Здесь и бритому ежику понятно, что нужно радикальные меры принимать, и трепался ведь когда-то Васек, что, если надо, его бойцы с кем угодно и какой угодно несчастный случай организуют. А как до дела дошло – сдрейфил. А сам брешет, что к этой Садовниковой не подберешься. Потому что повода не дает. Тоже мне, гребаный интеллигент! Повод ему нужен…

Вон Лера без всякого повода, пока их в автобусе на конкурс везли, до «Мисс Тувы» докопалась. Вроде что та ей на ногу наступила. «Тува» – все продолжает из себя культурненькую строить – начала долго и униженно извиняться, а Леркина подружка, «Мисс Сочи», в это время садовниковскую сумку – хвать!.. Всего-то и потребовалось меньше минуты. И затрат почти никаких, просто хорошие отношения с Лолкой, балериной из Большого, которая с ней своим чудо-средством поделилась. Такая крошечная коробочка, а на логотипе – ярко-алый кружок и кобра с воинственно высунутым языком. Супердейственная разогревающая мазь на змеином яде.

ТАНЯ

Такой боли она не испытывала никогда. Неописуемо. Болгары, которые, на потеху туристам, ходят по пылающим углям, страдают куда меньше. Как? Как девчонки это сделали?! Когда успели?!

…Хотя времени перед выходом на подиум, по традиции всех конкурсов, было в обрез, Татьяна умудрилась еще раз проверить и купальник, и косметику, и туфли. Все опять оказалось нормально. И она совершенно спокойно облачилась в свой наряд. Но едва вышла на сцену, почувствовала, что ее стопы – а туфли для этого выхода надеваешь без колготок – будто огнем пылают. Адская боль. Нечеловеческая. Нереальная. Хотя, когда осматривала обувь перед выходом на сцену, ничего заметно не было. И запаха никакого.

«Я умру. Прямо сейчас. Смерть на подиуме, – тупо думает Татьяна. – Хороший будет заголовок».

И ей настолько было больно, что сама мысль о вечном покое вызывала только облегчение. Вот хорошо бы действительно умереть.

Ведь раз жива, ты обязана широко улыбаться. Непринужденно дефилировать из угла в угол сцены. Посылать зрителям воздушные поцелуи. И грохот аплодисментов звучит для тебя, будто грозный рев реки Харон. Интересно, знает ли кто-нибудь еще из присутствующих, что это за река и преддверием чего она является?..

– Приветствуем очаровательную «Мисс Туву»! – надрывается ведущий Валдис. Он, молодец, быстро просек конъюнктуру и, не сравнить с первыми днями конкурса, фаворитку всячески поддерживает. – О, эти ножки! О, эта попка! Ну, еще один, заключительный проход! – Он ласково обнимает Татьяну за плечи.

И у нее вдруг вырывается – прямо в микрофон, который Валдис держит совсем рядом с ее лицом:

– Да я сейчас сдохну!

Публика в недоумении замирает.

Татьяна же молнией наклоняется и скидывает проклятые туфли. И, снова вытребовав у ведущего микрофон, обезоруживающе заявляет зрителям:

– Простите меня, пожалуйста… Но я так и не научилась ходить на каблуках…

Она босиком – боже, какое невыразимое счастье! – еще раз пробегает туда-сюда по сцене.

И под аплодисменты и восторженный рев публики скрывается за кулисами.

* * *

Корона оказалась тяжелой и скользкой. Соболиное манто противно пахло нафталином. Злые взгляды вице– мисс и прочих «Мисс Совершенство» откровенно уничтожали. Да и продюсер Баксаков, который объявлял результаты, нес откровенную чушь:

– Наша первая красавица – отнюдь не самая юная. И даже не самая стройная…

Да уж, замечательная преамбула.

Дальше, правда, сказал повеселее: про достойную представительницу своей страны. И что именно образованная и самодостаточная «Мисс Тува» лучше прочих представит Россию на разных международных тусовках-форумах…

А Лерочка и эти самые прочие – стоят за спинами победительницы, улыбаются, а сами шипят:

– Чтоб ты сдохла!

Супер.

А потом был банкет. И автографы. И многочисленные интервью – Таня, страшно сказать, за свои двадцать пять лет интервью прежде давала единственный раз, журналу «Мир рекламы». А теперь ее и в «Космо» на фотосессию зовут, и просят об эксклюзиве, один день из жизни первой красавицы, для «Комсомолки»…

Таня, пьяная от успеха, с удовольствием раздавала автографы. Позировала фотографам. Уворачивалась от подвыпивших спонсоров. А сама искала взглядом председателя жюри. Большого бизнюка Дмитрия Николаевича. Она, как интеллигентная девушка, должна обязательно поблагодарить его за свою победу!

…Ей повезло. Еще с самого начала.

Потому что мир бизнеса тесен.

Председатель жюри Дмитрий Николаевич – и об этом Татьяна никому и никогда уж точно не расскажет – оказался… одним из клиентов рекламного агентства, в котором Садовникова служила! Более того – именно по ее концепции сейчас снимался ролик для корпорации бизнесмена.

Конечно, Дмитрий Николаевич сразу же узнал в представительнице региона Тува коренную москвичку Садовникову, творческого директора рекламного агентства, с которым работал. Но вопросов, каким образом, а главное, зачем столичная служащая вдруг стала представлять на всероссийском конкурсе красоты дальний регион, задавать не стал. Больше того – явно помог своими высокими баллами выиграть конкурс. И вот сейчас будет самое время его поблагодарить.

– Дмитрий Николаевич! – наконец заметила бизнесмена Татьяна, бросилась к нему с бокалом шампанского, искренне улыбнулась: – Ох, какое вам большое спасибо!

– За что? – небрежно ухмыльнулся бизнесмен.

– Как – за что? За мою победу… – слегка растерялась она.

– Ну, если это вас утешит… – поморщился он.

– Утешит? – переспросила Татьяна.

– А, вы, наверное, еще не знаете, – прохладно произнес Дмитрий Николаевич. – Я, конечно, поздравляю вас с победой на конкурсе, но дело в том, что свой заказ из вашего рекламного агентства я отозвал.

– Как? Почему? – опешила Садовникова.

– Я привык, Татьяна, что на меня работают, – вздохнул он. – И если уж берутся за мой заказ, то отдаются ему целиком. Вначале вы произвели на меня крайне благоприятное впечатление. И особенно меня порадовало, что вы, творческий директор, обещали лично контролировать, как снимается мой ролик. Я вам поверил, на вас рассчитывал, но вместо этого вы отправились на конкурс красоты. А мой заказ бросили на произвол судьбы. Я разочарован. Извините… – Дмитрий Николаевич отстранил ее и побежал здороваться с мэром.

А Первая Красавица, в неудобной, скользкой короне, провожала его растерянным взглядом.

Черт, да ни один титул не стоит потери выгодного заказа! Да если бы она знала…

Но только история, как известно, сослагательного наклонения не имеет.