Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава девятнадцатая

 

Просканировав всю доступную мне информацию об активах и боевых системах!*!*!, я прихожу к заключению, что эти двигающиеся в моем направлении корабли принадлежат к базовой разновидности, известной как тип 71, серия 40, с дополнительным набором звуков!*!*!, которые можно приблизительно перевести как "передвижная крепость". Они чрезвычайно медлительны и не способны развивать скорость более двух десятков километров в час. Однако они обладают огневой мощью, пропорциональной их размерам и очевидному энергетическому потенциалу, равному, возможно, нескольким десяткам мегатонн в секунду.

Моим основным преимуществом по сравнению с этими орудиями войны является моя маневренность, которая, правда, несколько ограничена необходимостью заботиться о безопасности оставшихся позади людей. Но даже если бы я обладал полной свободой маневрирования и возможностью выбирать место и время боя, мне было бы очень трудно одолеть хотя бы одну из этих машин. Вопрос одновременного сражения со всеми тремя даже не подлежит обсуждению. Однако все же остается возможность, хоть и очень малая, разбить их одну за другой, Я посвящаю 0,016 секунды просмотру своих исторических архивов, в особенности сведений о кампании генерала Томаса Джексона и его бессмертной Стальной Бригаде времен Гражданской войны в Америке. Весной 1862 года маленькому подразделению Джексона Стальной Бригаде, насчитывавшей около трех тысяч бойцов, - угрожали не менее трех вражеских армий под командованием генералов Шилдса, Бэнкса и Фремонта, а также другие подразделения противника. За шесть недель войска Джексона прошли четыреста миль, участвовали в пяти крупных сражениях: и практически ежедневно вели перестрелки, побеждая и деморализуя каждую армию противника, высылаемую против них, все время маневрируя таким образом, чтобы не дать силам врага объединиться.

Я также припоминаю трехлетнюю кампанию Спартака, когда армия бывших рабов побеждала по отдельности каждую армию, которую высылала против них Римская республика. Однако настоящим мастером такого рода кампаний был несравненный Наполеон, который очень любил разделять армии своих оппонентов и разбивать их по частям - иногда ведя сразу два сражения одновременно. Он проделал это в битвах при Маренго, при Аустерлице, при Ульме, при Йен-Ауерштадте и наиболее блестяще - в проигранной, но неотразимо великолепной кампании 1814 года у врат Парижа.

Однако пример Наполеона содержит и предостережение. Во время Лейпцигской кампании 1813 года Наполеон предпринял попытку обойти с флангов и одолеть поодиночке несколько наступавших армий союзников. Однако, поддерживая постоянный напор с разных направлений, три отдельные и мощные союзные армии окружили позиции Наполеона и сокрушили его. Ситуация, в которой я сейчас оказался, вполне возможно, напоминает именно эту кампанию, так как ко мне с разных сторон приближаются три могучие вражеские боевые единицы.

Чтобы получить хотя бы один шанс разбить Противника по частям, мне следует действовать быстро и решительно. Следовательно, моей первой мишенью должна стать только что развернутая в Стардауне передвижная крепость.

Запуская четыре боевых разведывательных зонда РП-12, я разгоняюсь до 105 км/ч и устремляюсь на восток.

ДАВ уже не находился физически на базе луны Де-ламар. Он сообщил Девятому Сознанию, что намерен лично проследить за захватом или уничтожением Боло и сбежавших людей, и теперь реализовывал этот план. Как только в систему прибыли три передвижные крепости вместе со своими транспортными модулями, он переместился в челнок и перевел самого себя в одну из крепостей серии 40, подключившись параллельно к двухпроцессорной системе, которая ею управляла.

Формально он теперь был разумом седьмого уровня, хотя мозги серии 40 и были ограничены электроникой, необходимой для того, чтобы производить космическую навигацию и маневрировать по поверхности планеты. Зато сенсорные массивы крепости были чрезвычайно мощными и идеально подходили для ведения дальнего и протяженного боя, позволяя свободно взаимодействовать с другими боевыми и разведывательными единицами. Он легко мог общаться с другими крепостями, с космическими войсками и шпионскими спутниками, находившимися на низких орбитах.

Как только транспортный модуль приземлился и автоматизированные системы начали отделять крепость от носителя, ДАВ привел в сознание свой пятый, человеческий, мозг. Он уже не раз полагался на хранившуюся в мозгу Фоулера информацию, которая позволяла ему понять человеческую природу, а заодно и узнать некоторые специфические данные о Боло и его программах. Но теперь он хотел, чтобы мозг человека функционировал полностью, готовый каждую миллисекунду комментировать, что и почему делает Боло и как лучше всего с ним сражаться.

Открыв соответствующие каналы, он ощутил смятение и разрушение ассоциативных связей приходившего в сознание мозга, за которыми последовала яркая эмоциональная реакция, связанная, очевидно, с недовольством от его нынешнего положения. Этот комок высокоорганизованного желе был великолепным хранилищем информации, но он больше не обладал собственной волей и свободой принимать решения. На самом деле он теперь был частью мозга ДАВ, очень небольшой его частью, он был всего лишь способом проникнуть в тактику и язык врага и ничем больше.

По мере составления вопросов, передаваемых непосредственно в мозг, информация всплывала в его сознании, легко структурированная и читабельная. ДАВ увидел, что Боло скорее всего попытается использовать против более медлительных и неуклюжих, чем он, передвижных крепостей свою превосходящую скорость и маневренность.

Ну что же, в этом не было ничего неожиданного. ДАВ и сам использовал бы подобный подход, окажись он на месте Боло. И такой тактике можно было довольно легко противостоять…

Джейми вел аэрокар на запад, в сторону лагеря беженцев, когда утреннее небо внезапно стало белым, наполнившись ярким пронзительным сиянием. Спустя несколько секунд их нагнала ударная волна - сначала грохочущими раскатами, а потом горячим ветром, пронесшимся над полями и поднявшим в воздух пыль и обрывки растительности. Джейми резко свернул в сторону, загоняя машину за выступавшую из земли каменную глыбу размером с дом. Затем вырубил антигравы и посадил аэрокар, дав возможность пассажирам вылезти и, рассыпавшись, укрыться за мощными скалами.

– Что это было? - спросила разведчик Эванс, чьи выбивавшиеся из-под шлема волосы все время норовили упасть ей на лицо. - Ядерный взрыв?

– Оно еще продолжается! - ответила ей Шери, которой пришлось кричать, чтобы ее было слышно. - Я так не думаю!

Джейми потряс головой.

– Это залпы "Хеллборов"! - проорал он. - Прикройте уши!

Прокатились новые, еще более громкие раскаты, и говорить стало невозможно. Семеро человек - Джейми с Алитой и пятеро разведчиков Братства - прижались друг к другу, прижимая ладони к ушам и открыв рот, чтобы сбросить звуковое давление, которое очень быстро становилось невыносимым.

Мой начальный обстрел длился 22,2 секунды и состоял из ровного потока залпов моих 20-сантиметровых "Хеллборов", каждые 3,7 секунды подкрепляемого выстрелом одной из 200-сантиметровых батарей. Находящаяся в 19,5 километра от меня цель "альфа" едва виднеется над горизонтом, но вполне доступна для прямого огня. Она отвечает на мой обстрел лучами лазеров и мощных ускорителей частиц, которые я не могу легко отразить или миноватъ. К счастью, похоже, что!*!*! не обладают оружием, сравнимым с моими "Хеллборами". Но если вражеской крепости и не хватает мощности, она легко компенсирует этот недостаток интенсивностью стрельбы. Ее ответный огонь - непрерывный и очень точный.

Я подозреваю, что основной задачей цели "альфа" является удержание меня на месте, пока сзади не подойдут "браво" и "чарли". Я способен прорваться, и у меня есть неплохие шансы уйти от всех трех боевых единиц противника, но это будет значить, что мне придется пожертвовать беженцами, чей лагерь находится в центре сжимающегося треугольника вражеской атаки.

Я не могу позволить себе играть в игру Врага по его правилам и на его условиях. Я сам буду выбирать игровое поле.

Закончив артподготовку, я сворачиваю влево, одновременно делая залп из четырех 240-сантиметровых гаубиц. Как и ожидалось, Враг отслеживает все мои снаряды и испаряет их пылающими копьями лазерного или энергетического огня, но этот отвлекающий маневр дает мне время - примерно 10,2 секунды, - необходимое для того, чтобы разогнаться до 125 км/ч и войти в устье широкого и неглубокого оврага. Согласно полученным от зондов данным, этот овраг уходит на северо-восток примерно на 14 километров, после чего сворачивает на восток, вливаясь в дюны на морском берегу.

Я делаю прощальный залп из 40-сантиметровых минометов. Хотя их предельная дальность ограничена 9,75 километра, они должны прикрыть мой вход в овраг густым одеялом дыма и противолазерных аэрозолей. Этот маршрут не только позволит мне обойти цель "альфа" с фланга, но и откроет людям из лагеря путь для отхода на юг. Я должен выйти из оврага километрах в пятнадцати от города и совсем рядом с берегом.

– Боже мой! - сказала Шери, растирая уши. - Я уж думала, наступил конец света!

– Бее кончилось? - спросил Доббс.

– Вовсе нет, - ответила Алита.

Она стояла, прислонившись к высокому камню, и высовывалась из-за него, пытаясь разглядеть, что происходит.

– Отсюда мало что видно, но я думаю, что это был первый обмен дружескими ласками.

– Ласками! - воскликнул рядовой Галбрейт. - Да мне показалось, что это планетарная бомбардировка!

– Похоже, они отходят к северу, - заметил Джейми.

Он стоял рядом с Алитой и изучал местность. Вся равнина была покрыта густым низким туманом, а гряда, которую они только что пересекли, закрывала вид на восток. Однако он слышал крепость /*/*/ - однообразную рвущуюся какофонию, треск и хлопки от медленно вспарывавших сопротивлявшуюся и громко протестовавшую землю антигравитационных полей. На мгновение ему захотелось вызвать Гектора по комму, но он решил, что делать этого не стоит. Помочь Боло в этом сражении он не мог, а вот отвлечь и помешать - запросто.

Он все еще находился под впечатлением чудовищной военной силы /*/*/. Сама мощь этого флоатера размером с город - в десять раз больше Гектора - не давала ни малейшей надежды на то, что Боло, даже Боло Марк XXXIII, сумеет уцелеть в столкновении один на один с этим. Но он припомнил кое-что, что могло дать людям, оказавшимся ныне в тени сражавшихся гигантов, новую надежду.

– Алита, ты делала запись того, что передавала Гектору через электронный бинокль?

– Конечно,

– Можно мне посмотреть?

Она передала ему прибор. Он нажал на кнопку воспроизведения и приложил оптику к глазам. На маленьком экранчике он еще раз увидел величественное продвижение крепости /*/*/, которая прокладывала себе путь сквозь разлетавшийся в пыль бетон.

Но так как Алита осматривала все пространство космодрома, в кадр попала часть обслуживающих и ремонтных доков космопорта - цепь низких зданий, протянувшаяся вдоль северной и восточной сторон поля, позади приземлившегося транспортного модуля. Среди беспорядка складов и загрузочных терминалов возвышались краны и другие подъемные приспособления; на фасадах зданий, выходивших на посадочное поле, виднелись открытые двери ангаров, и в некоторых из них все еще стояли корабли.

Джейми нажал на паузу и увеличил часть кадра. Его сердце забилось немного быстрее. В одном из ангаров стояло довольно большое судно: темно-серый овоид, казавшийся карликом на фоне гигантского транспорта, но тем не менее достигавший трехсот метров в длину.

Он нажал на кнопку цифровой обработки изображения; картинка растворилась в облаке пикселей и затем восстановилась в более четком виде.

– Готов поклясться, - сказал Джейми, - что это корабль "щелкунчиков".

– Что? - переспросила Алита. - Где?

Он отдал ей бинокль, и она несколько мгновений изучала изображение.

Ты прав, - решила она. - Несколько таких же кораблей прилетели вместе с этим чудищем. Вот, смотри.

Она перемотала запись, проверила ее и отдала прибор обратно. Джейми вновь увидел, как медленно летящая гора проплывает над городом в окружении целой стаи судов сопровождения. Теперь он разглядел, что некоторые из этих кораблей были практически точной копией пришвартованного в ремонтном доке.

– Но какого черта транспорт "щелкунчиков" делает в доках космодрома?

– Может, это имеет отношение к проклятым то-лан, - предположила Шери. - Может, это часть той сделки, которую они заключили с машинами?

– Возможно.

– Интересно было бы узнать, в чем конкретно заключалась эта сделка, - заметила Алита. - Толан что-то продали "щелкунчикам"? Или наоборот?

– Знаете, - задумчиво сказал Джейми остальным, - мне не известно, для чего он предназначался, но этот корабль достаточно велик, чтобы принять на борт всех участников Похода. Там может поместиться даже Гектор, если остальные немного потеснятся.

Алита широко раскрыла глаза:

– Мы можем убраться отсюда! Все вместе!

– На корабле "щелкунчиков"? - недоверчиво спросила Шери. - А как мы будем им управлять?

– Пока что я не вижу других вариантов, - ответил Джейми, - Гектор наверняка знает пару трюков, которые помогут нам управиться с компьютерами и навигационными программами "щелкунчиков". Еели нам удастся прорваться на борт, перебить машины и найти центр управления…

Вряд ли это будет слишком сложно, - заметила Алита. - Особенно если Гектор сумеет проанализировать систему управления и программное обеспечение.

– Стоит попробовать, черт возьми, - сказала Шери. - Но надо сначала привести сюда остальное Братство. Наверняка на борту полно "щелкунчиков". А всемером мы с ними не справимся.

– Я бы сказал, что стоит попробовать прямо сейчас, - сказал Джейми, - пока большие парни заняты. Сколько потребуется времени, чтобы сюда смог добраться Вэл со своими мальчиками и девочками?

Шери ухмыльнулась:

– Не успеете и глазом моргнуть, генерал!

Она прикоснулась к наушнику своего шлема и быстрым шепотом начала что-то говорить в микрофон. Где-то на севере снова загремела битва великанов.

Спустя 13,6 минуты после вхождения в овраг я покидаю другой его конец. Почти наверняка здесь когда-то проходило русло реки, выходившей к широкой цепочке песчаных дюн, которая раскинулась вдоль берега моря менее чем в двадцати километрах к северо-западу от Стардауна. Тем временем мой противник повернул на север, пытаясь отрезать мне путь, но я сумел его обогнать. Мои зонды по-прежнему отслеживают его продвижение на север, в то время как я продолжаю следовать на восток вдоль берега.

Еще несколько минут мы обмениваемся артиллерийскими ударами - мои ракеты вертикального взлета против его роботизированных ракет.

Двигаясь в сторону города, я теперь полностью завладел вниманием противника. Вокруг меня роятся мелкие вооруженные механизмы!*!*!, в том числе несколько довольно крупных ходунов, ползунов и флаеров, но они не способны преодолеть мои боевые экраны и хоть сколько-нибудь мне навредить, а я легко избавляюсь от них залпами систем непрерывного огня минометов или зенитных орудий. Снова выходя на линию прямого огня по цели "альфа", я начинаю обстрел из 20-сантиметровок, осыпая залпами высокую угловатую башню, которая, как я подозреваю, несет его основные сенсорные устройства. Электромагнитные импульсы, сопровождающие каждый выстрел "Хеллборов", сжигают электронику многих из моих мелких мучителей, и они падают с неба, как мухи. Более крупные машины с защищенной электроникой гибнут под повторяющимися очередями гиперскоростной шрапнели и зенитных лазеров.

По дюнам пляшут дюжины лучей лазеров и заряженных частиц, временами вгрызаясь в мои боевые экраны. Быстро набирая скорость, я вскоре почти что лечу вниз по берегу, поднимая бешено вращающимися гусеницами огромный шлейф песка. Похоже, летящий песок превосходно защищает от лучевого оружия; воздух вокруг горит и потрескивает, когда падающие песчинки превращаются в расплавленный дождь крохотных стеклянистых шариков.

Я стреляю в ответ из своих носовых орудий, накрывая цель одеялом пламени.

Что делает цель?

ДАВ сосредоточился на этой единственной мысли, обрушивая на плененный человеческий мозг поток повторяющихся информационных запросов. Он скармливал ему огромное количество прямого сенсорного ввода, визуальную информацию и графически обработанные картинки с разведывательных спутников /*/*/, находившихся на низкой планетарной орбите.

– Что планирует цель?

ДАВ ожидал, что Боло либо покинет этот район, сделав беженцев легкой добычей, либо открыто атакует ближайшую крепость, надеясь успеть остановить одну прежде, чем подойдут остальные две. Сперва ему казалось, что Боло именно это и делает, бросившись в бескомпромиссную атаку на КЕМ 933-3938 серии 40, который приземлился на космодроме, некогда построенном людьми. Однако уже через несколько миллиардов наносекунд Боло свернул в сторону, мгновенно укрывшись в облаке свето- и ИК-непрони-цаемого дыма. Вскоре он появился снова, быстро двигаясь вдоль побережья в направлении города. Что Боло пытается сделать?

Казалось, что мозг человека находится в таком же недоумении, как и сам ДАВ. Хотя различные варианты - он пытается бежать или он пытается найти укрытие среди городских зданий - были очевидны, для бывшего командира Боло его тактика выглядела столь же загадочной, как и для ДАВ,

Впрочем, неважно. Очень скоро ДАВ приблизится к Боло, и машина людей быстро превратится в мусор. Мозг человека выявил два наиболее слабых места Боло - его шесть систем широких, быстро вращавшихся траков и две неповрежденные пока башни "Хеллборов" на верхней палубе. Если разбить его гусеницы, Боло будет обездвижен; ДАВ уже подумывал об этом, и непроизвольные мысли человека просто подтвердили его догадку.

Однако башни, которые несли орудия, использованные Боло для отражения метеорной атаки и уничтожения ЖЕГ 851, были тем пунктом, о котором ДАВ пока не задумывался. Несмотря на то что они были тяжело бронированы, их размер, форма и назначение требовали использования более тонкой брони, особенно наверху башен и на самих стволах "Хеллборов", которые, хоть и состояли из сверхпрочного нейтронно-уплотненного металла, покрытого борон-карбидными и углеродно-керамическими моноволоконными лентами, почти ничем не были защищены. Стоило разбить башни или расплавить стволы орудий, и основное вооружение Боло - два его уцелевших до сих пор 2 сосантиметровых "Хеллбора" - было бы обезврежено. Тот факт, что одна башня уже бездействовала после того, как Боло перевернулся в результате близкого попадания астероида, доказывал, что это можно сделать, и притом относительно легко.

ДАВ начал рассылать соответствующие приказы.

Впервые за очень долгий срок Джефф Фоулер снова мог видеть. Это было, конечно, очень странное зрение. Первым признаком того, что он видит вовсе не собственными глазами, была в нечеловеческая четкость изображения. Зрение человека сфокусировано главным образом в центре, а на периферии оно менее отчетливо - простейший способ уменьшения сложности визуальной информации, обрабатываемой человеческим мозгом.

Однако то, что он видел теперь, было одинаково четким по всему полю изображения. Анализируя увиденное, он заметил и другие отличия; цветовая гамма сместилась в сторону инфракрасного спектра, а формы предметов немного корректировались и становились более четкими, так что он видел не реальность, а скорее всего некий компьютерный конструкт, искусственную графическую репрезентацию реального мира. Именно теперь он понял, что его органы чувств напрямую подключены к какому-то компьютеру; через несколько мучительных мгновений он пришел к выводу, что это компьютер чужих, которые используют его для получения информации о возможностях Боло, о его тактике и уязвимых местах.

– Какова температура плавления стволов главного калибра?

От зияющей пропасти абсолютного безумия его спасло только то, что наконец-то подтвердились его прежние догадки. Он помнил о таких же периодах пробуждения и туманного полусознательного состояния, и, минуя их, его память тянулась в прошлое, к последнему моменту перед тем, как небеса Край-са прорезал ослепительно сверкнувшей полосой падающий астероид. Должно быть, захватчики поймали его и допрашивают, желая узнать все о Боло и о том, на что он способен.

Они используют его для того, чтобы одолеть Боло.

"Черт возьми, Гектор! - тихим криком страдания пронеслась мысль. - Я не могу помешать им использовать мои знания против тебя!"

Сенсоры, которые поставляли ему визуальные данные, находились внутри какой-то очень большой боевой машины, или же он сам физически находился в этой машине. Точно сказать он не мог. Он совсем не ощущал своего тела, все тактильные ощущения, чувства тепла, холода или боли отсутствовали, приводя его в замешательство. Даже его кинестетическое чувство, осознание положения тела или его членов, исчезло, будучи подавлено, предположил он, наркотиками или какими-нибудь другими средствами.

– Что сейчас пытается сделать Боло?

Черт, да откуда я знаю? - немедленно ответил он, хотя и не был уверен, насколько буквально и точно его мысли транслировались невидимым лле-нителям.

У него складывалось впечатление, что он находится внутри чего-то похожего на чрезвычайно огромную и могучую крепость, передвижной замок, который медленно полз по пустынной каменистой равнине. Гектора он видел опосредованно; возникавшие перед ним окна давали изображение из различных источников - от искусственных высот до другой, по-видимому такой же огромной, боевой машины.

Один из видов с воздуха был наиболее четким. Боло несся вдоль морского берега, поднимая к небу гигантские облака мокрого песка и оставляя за собой глубокие следы гусениц. Неожиданно он свернул влево, ворвался в прибой и, лишь на мгновение замедлившись, погрузился в воду, подняв фонтан белых брызг еще более эффектный, чем песочные облака на берегу. Еще через несколько секунд он исчез, целиком скрывшись под водой.

– Что делает Боло?

Джефф боролся с невидимыми и неосязаемыми оковами, отчаянно пытаясь отвязаться от возникавших в уме незваных мыслей. "Не думай о розовых центаврианских гроллексах" - вспомнил он старую шутку. Это было очень похоже; под напором запросов инквизитора мысли сами предавали его, изменяли его суровому и волевому намерению сопротивляться.

"Похоже, Гектор пытается зайти в тыл противника, - подумал он и сразу же понял, что допрашивавший его услышал. - Или… может быть, он просто пытается уйти". В последнем он сомневался, но все же позволил этой мысли всплыть наружу, надеясь смутить и запутать врага. Прочли ли они заодно и эти мысли, мысли о том, что он хочет запутать своих следователей?

Проклятье! Да как же с ними сражаться?

Изображения, возникавшие перед ним, показывали теперь лишь спокойную холодную воду. Где-то там, в глубине, двигался по морскому дну Гектор. Джефф пришел к выводу, что его неведение относительно нынешних планов Боло, пожалуй, является плюсом, - он не мог скрыть от захватчиков даже свои предположения.

"Мне кажется, что он пытается сбежать, - подумал он. - Он скрылся под водой и попробует уйти из зоны досягаемости".

Безотчетно он воспринимал и другие мысли, проскальзывавшие через его собственный разум, и даже мог странным образом понимать сообщения, передаваемые по сети, частью которой он теперь стал. Приказы, которые отдавались чему-то или кому-то, называемому КЕМ 933-3938, предписывали поменять курс и, когда Гектор появится снова, целиться в его главные батареи.

Джеффу оставалось только беспомощно смотреть и слушать.

Прошло уже почти полчаса с тех пор, как приземлилась передвижная крепость. Джейми отдал Вэлу Прескотту, все еще остававшемуся в лагере, кучу приказов. Беженцы уже начали двигаться, как можно стремительнее пересекая бесплодную равнину, - недисциплинированная масса людей, подгоняемая войсками Братства, как стадо овец, которое охраняют овчарки.

В это же время с полсотни воинов Братства забрались в ховергрузовики и другие оставшиеся с колонной быстрые транспортные средства и теперь неслись на восток, в сторону космодрома. Как только перестрелка между крепостью и Боло закончилась, Джейми со своим отрядом вернулся к юго-западной гряде у самого посадочного поля и начал изучать через электронный бинокль тактическую ситуацию. Позади изуродованного посадочного поля космодрома мраморными башнями вздымались небоскребы Стардауна. Когда-то Стардаун был всего лишь деревней, притулившейся рядом с космодромом, между морем и портовыми сооружениями. Однако за двести лет интенсивного развития деревня стала городком, а потом широко раскинувшимся портовым городом, который окружал космодром на западе и юге и тянулся вдоль берега на востоке и северо-востоке.

– На поле слишком много машин, чтобы мы просто могли пройти мимо, - сказал Джейми, разглядывая нужный им грузовой корабль, покоившийся в ангаре на дальней стороне космодрома, и само поле, усеянное космическими кораблями /*/*/. - Не совсем понимаю, как мы проберемся туда незамеченными.

– Я не знаю, - сказала Шери, не отводя от глаз бинокль. - Мне кажется или некоторые действительно взлетают?

– Похоже на то.

Несколько сотен флоатеров бесцельно парили над бетоном, но многие из них начали покидать приземлившиеся суда, направляясь куда-то на север.

– Можно твой бинокль? - попросила Алита. Он отдал ей прибор.

– Если бы мы смогли незамеченными пробраться в зону доков, - вслух подумал он, - у нас была бы по крайней мере половина шанса.

– Не исключено, что нам представится такая возможность, - сказала Алита, вглядываясь куда-то через бинокль. - В городе что-то происходит.

– Где?

– Вон там. - Она вернула ему бинокль и указала рукой, куда смотреть. - К северу от посадочного поля. Кажется, рядом с береговой линией.

Он посмотрел в указанном направлении, одновременно подстраивая увеличение, наводя фокус на то, что напоминало какой-то взрыв. Отсюда он едва-едва различал доки прогулочных катеров. К пирсам быстро приближалась огромная темная волна.

– Кажется… - начал было Джейми, но закончить не успел.

Под ударом набежавшей волны пирсы разлетелись в щепки, а вода рассыпалась каскадом брызг. Через секунду в поле зрения оказалась верхняя часть Боло, перед которым расступалась вода, уносившая с собой разбитые пирсы и сорванные с якоря катера.

На мощном борту Боло полыхнул тихий разрыв. Джейми повернулся влево, пытаясь найти стрелявшего. Вот и он. Он разглядел крепость /*/*/, которая медленно ползла вдоль западного горизонта, сверкая быстрыми разрядами бесчисленных орудий.

Через несколько секунд до них докатились звуки канонады, которая становилась все громче.

А в городе Боло, вырвавшийся из каскадов брызг, подвергся первым ударам вражеских орудий…