Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава семнадцатая

 

Последние 145,6 часа сержант Кайл производила ремонт моей сети распределения энергии, удаляя маленькие устройства, которые были подключены к моим основным энергетическим кабелям и распределителям и затрудняли мою деятельность.

В результате ее ремонта - в некоторых случаях производимого на скорую руку с помощью запчастей и материалов, предназначенных совсем для других целей, - я могу извлечь из своих реакторов 84,36 процента максимальной мощности, что значительно лучше того, что было прежде.

Мои основные антигравитационные системы по-прежнему совершенно неработоспособны. Вспомогательные системы на короткое время могут создать подъемную тягу около 20-25 тысяч тонн, которой достаточно для преодоления крутых склонов и глубоких илистых: ям или поддержания скорости более 100 км/ч, но недостаточно для того, чтобы хоть ненадолго подняться в воздух или разогнаться до моих обычных спринтерских скоростей в 500 км/ч.

Мои боевые экраны были успешно отремонтированы и полностью функционируют. Их эффективность, конечно, снижена из-за того, что мои реакторы не выдают полной мощности, но все же они способны блокировать или рассеивать как лучи заряженных частиц, столь любимые боевыми единицами!*!*!, так и тепло и кинетические эффекты обычного и ядерного оружия.

В общем, сержант Кайл проделала впечатляющую работу, особенно учитывая ограниченный набор инструментов и материалов, бывший в ее распоряжении. В силу сложившихся обстоятельств полноценный ремонт станет возможным только в пределах ремонтного ангара, оборудованного кранами и антигравитационными левитаторами, которые позволят получить доступ к моему реакторному ядру и блокам распределения энергии. Однако я могу уверенно заявить, что нахожусь в боевой готовности, степень которой еще две недели назад была недостижимой.

В целом это прекрасные новости - главным образом потому, что они неожиданны. Хотя искусственным разумным системам вроде меня не должны быть свойственны такие антропоморфные эмоциональные реакции, как страх или нервное ожидание, любая рациональная оценка моего дальнейшего пребывания на Облаке предполагает очень высокую вероятность моего неизбежного уничтожения. Боло отнюдь не неуничтожимы, что бы ни утверждали циркулирующие среди людей слухи, и рано или поздно Враг сможет собрать достаточные силы либо в космосе, либо на поверхности планеты, чтобы ликвидировать меня или вывести из строя.

Скорее всего я останусь эффективным бойцом лишь до тех пор, пока смогу сохранять маневренность и полноценную свободу передвижения, которой я наслаждаюсь последние несколько дней. Если Враг сможет каким-то образом блокировать меня, мне останется лишь принять продолжительный, но, без сомнения, последний бой. Единственным положительным следствием этой ситуации может стать то, что мои действия очень дорого обойдутся!*!*!, что они примут решение сократить свои потери и покинуть этот мир. К сожалению, у меня нет возможности даже строить какие-либо предположения на этот счет. Слишком мало известно о мотивах и целях!*!*!, и, конечно, о количестве их сил в этом секторе. Я пытался узнать больше о Противнике, исследуя фрагментарные воспоминания, оставшиеся с тех пор, когда я был под его контролем, и проникая в компьютерную сеть!*!*!. Но до сих пор я не обнаружил ничего ценного в своей памяти, а мои попытки проникнуть в сети и вычислительные системы!*!*! полностью провалились.

Я ловлю себя на том, что ожидаю нашего спасения с этой планеты с чем-то похожим на человеческие чувства волнения и предвкушения. Я действительно буду рад оставить Облако!*!*! в обмен на службу гракаан.

Поход находится сейчас километрах в семидесяти от Стардауна, и разведчики людей уже высланы для установления контакта с флотом толан.

Я начинаю думать, что, возможно.!*!*! решили дать нам возможность уйти с миром.

Тиммиту Мэйсону было восемь стандартных лет, и с тех пор, как они покинули Форт-Грили, он уже много дней создавал всем проблемы.

– Так почему нам пришлось покинуть дом, а?

Его мать вздохнула. В неровной колонне, насчитывавшей человек пятьдесят, в основном были их друзья и соседи из Форт Грили, решившиеся принять предложение генерала Грэма и использовать шанс начать новую жизнь в новом мире. Говорили, что основная масса людей, участвовавших в Походе, находилась впереди, но они шли уже так долго, что трудно было думать о чем-либо, кроме следующего дня, предстоящего отдыха, очередного шага.

Новая жизнь, только уже на другой планете. Одно время это звучало неплохо. С тех пор как Дрю был убит для острастки чертовыми "щелкунчиками", жизнь в их маленьком фермерском городке становилась все тяжелее и тяжелее, и она вместе со многими соседями упаковала все, что могла унести, и отправилась по пропаханным Боло следам на север, в сторону гор.

Теперь, когда горы остались позади, у нее болела спина, живот подводил голод, каждый шаг напоминал о мозолях, и отвечать на вопросы Тиммита становилось все труднее. "Зачем мы это делаем?…"

– Ты знаешь, как всё… ну, изменилось, когда пришли машины? Когда нам пришлось больше работать и делать все, что они прикажут?

– Ага… - И более решительно: - Они убили папку.

– Да, и многих других людей тоже. Мы уходим, чтобы больше не беспокоиться о том, что они придут за нами, как пришли за твоим отцом. Мы уходим, чтобы больше не работать на эти машины, Тиммит. Мы собираемся уйти… ну куда-то в другое место. Может, даже на другую планету. Туда, где не будет больше машин, указывающих, что нам делать.

Тиммит задумчиво нахмурился:

– Ага, но… но Боло ведь машина, разве не так?

– Да. Боло хорошая машина.

– Он не заставит нас работать? Не сделает нам больно, если мы не послушаемся? Не станет нас убивать? Однажды, два дня назад, они мельком видели Боло, когда он прогрохотал мимо их маленькой группы на восток по своим неизвестным, но важным и срочным делам. С тех пор Тиммит выглядел напуганным… и очень задумчивым.

– Нет. Боло здесь для того, чтобы нас защищать, Тиммит. Чтобы помогать нам. Он отведет нас на новое место.

– Говорят, его имя Гектор. Смешное имя, но оно мне нравится. Он мне нравится. Даже если он машина.

Стало быть, этот вопрос был решен, по крайней мере для Тиммита.

Ведь именно ради Тиммита, больше, чем ради чего-нибудь другого, она на это решилась. Если машины убьют ее, это не будет огромной потерей для бесчувственной Вселенной. Но Тиммит… Он заслуживал шанса, и она собиралась сделать все, чтобы он его получил,

Его мать устало шла вперед сквозь сгущавшуюся темноту и думала о том, что свобода - это так просто…

Строение, которое люди называли Цитадель, было возведено столетие назад чужой расой вовоинов, космической цивилизацией, которая интересовалась планетами лишь как источником некоторых необходимых природных ресурсов. Во время краткой, но яростной войны с вовоинами, разразившейся через несколько десятилетий после того, как прибывшие на Облако люди провозгласили его своим, Цитадель была захвачена ударным подразделением Первого механизированного батальона и превращена в военный командный центр. В этом же качестве ее использовали позже в войне с ка'джуур; в период Войны за Изыскания она была основным плацдармом антиправительственных войск, готовивших нападение на Крайс, расположенный почти в тысяче километров к западу.

До появления /*/*/ Цитадель была не более чем исторической достопримечательностью: странно изогнутая загадочная башня не свойственных человеческой архитектуре пропорций и геометрии, которая вздымалась над раскинувшимся рядом портовым городом Дельфия. Существовали планы по превращению этого места в музей истории человечества на Облаке.

Появление /*/*/ вернуло Цитадели нечеловеческий элемент: разумные машины наводнили ее извилистые коридоры и пробурили ее стены. Чудовищный транспорт /*/*/, который приземлился на взорванных руинах, бывших когда-то деловым кварталом Дельфин, добавлял чуждости ее облику.

Кости, человеческие кости, хрустели под ногами Альбина Пога, бывшего капитана сил обороны Облака, а позже начальника штаба генерала Спратли в тюремном лагере 84, шагавшего в сторону темной серо-зеленой башни. Дьюар Сайке нервно подпрыгивал рядом, бросая боязливые взгляды на равнодушные машины /*/*/, сопровождавшие их слева и справа по широкому тротуару, который вел ко входу в Цитадель. Как и в Селесте, большая часть населения Дельфии была испепелена, когда с небес свалилась многотонная скала, ударившаяся о землю на окраине города. Останки покрывали ландшафт, равномерно перемешанные с устилавшим землю мусором, который некогда был процветающим городом. Только Цитадель, построенная из кремнестали и дюрасплава, такого же прочного как шкура Боло Марк XXXIII, сумела выстоять. - Я уже не думаю, что это была хорошая идея, - пробормотал Сайке.

– Заткнись, - оборвал его Пог. - Ты знал, что мы здесь встретим.

– Дерьмо, я ведь не подозревал, что придется тащиться через это вонючее кладбище костей.

– Ну придется поговорить об этом с прислугой, не так ли? А теперь заткнись!

Впереди них в величественной тишине двигался двухметровый флоатер, их связной и проводник в командный центр "щелкунчиков"; две машины поменьше, чьи высеченные из металла тела щетинились антеннами разрядников и портами лучевых пушек, следовали позади, как эскорт.

Или как стража. Трудно сказать, чем именно это было, и скорее всего /*/*/ эта проблема вовсе не беспокоила.

Чем больше Сайке нервничал и суетился, тем крепче становилась уверенность Пога в том, что он должен пройти этот путь до конца. Прошло уже три дня с тех пор, как ему удалось ускользнуть от Похода, украв аэрокар и бежав на юг через Белинские горы, чтобы снова встретиться с подонками из банды мародеров Сайкса, бывшими охранниками лагеря 84, которые последние три недели жили набегами на деревни, расположенные в этом районе. Эту деятельность следовало прекратить, и Пог был тем, кто собирался этим заняться.

Очень скоро он стал главным в банде и начал отдавать приказы.

Трудно оказалось найти машину "щелкунчиков", достаточно разумную, чтобы распознать пароль, выученный им еще в лагере 84, - комбинацию свиста, щелканья и треска, которая, как ему сказали, является числовой последовательностью, гарантирующей безопасный проход к машинному интеллекту высокого уровня. С тех пор как Боло начал свою охоту, спикеры "щелкунчиков" стали редкой добычей к югу от гор, и потребовалось несколько дней, чтобы найти хотя бы один.

Однако они с этим справились. Большой флоатер, обездвиживший их машину, едва не поджарил их всех прежде, чем Пог смог произнести пароль, но наконец-то их доставили в Цитадель. Как сказал спикер, "Главный Директор держит здесь штаб".

Они миновали армии бегающих длинноногих роботов размером не больше человеческой головы и высокие курганы человеческих скелетов, затем вошли через сводчатый проход в прохладную полутьму Цитадели. Странная аппаратура росла в тенях, окружавших первый этаж; Погу казалось, что во тьме бродит множество крупных машин, которые смотрели на него с нечеловеческой сосредоточенностью и полным отсутствием эмоций.

– Что ты хочешь обсуждать? - прогремел голос откуда-то сверху. Он казался вполне человеческим, но, как и все подражания /*/*/ речи людей, был чересчур ровным и абсолютно безжизненным. Сайке, заскулив, попытался спрятать свою грузную фигуру за спину Пога.

– Где вы? - спросил Пог.

– Здесь. Я вокруг тебя. Мой номер ДАВ 728-24389, и, хотя я физически нахожусь в комплексе на большой луне этого мира, моя… ты бы назвал это сознанием, моя личность была загружена в компьютеры этого строения.

Экран на необычно изогнутой стене показывал жутковатую пару ярко раскрашенных форм, имевших почти человеческие очертания. Пог только через несколько секунд понял, что это их с Сайксом изображения, полученные сенсорами /*/*/ скорее всего, в инфракрасном диапазоне и лишь с остаточными следами видимого спектра. "Боже, неужели вот так они нас видят? - подумал он. - Неудивительно, что они хотят нас всех перебить!"

Это тоже изменится. Проклятье, лет через сто люди на Облаке будут почитать Альбина Пога своим спасителем!

– Мне сказали, что у тебя есть информация для нас. Мои записи показывают, что прежде ты поставлял информацию о деятельности людей в лагере 84.

– Ага. Да, это точно. А вы, парни, ничего не предприняли насчет того, о чем я предупреждал, и видите, куда это вас привело?

– Черт, Пог! - прошипел Сайке, вцепившись в его плечо. - Не стоит злить их больше, чем уже есть!

– Заткнись. Я говорил тебе, что переговоры веду я. - Он вызывающе посмотрел в темноту над головой: - Вы проигнорировали мои сведения о "Валгалле" и планах побега. Грэм сумел заставить Боло работать, и теперь вам приходится иметь дело с восстанием рабов.

– События в лагере 84 подтверждают информацию, переданную тобой в прошлом. Чем ты можешь помочь нам теперь?

– Черт, я могу сдать вам генерала Грэма и его ручного Боло. Я точно знаю, где они находятся сейчас и куда направляются. Я знаю, что они планируют делать, когда и где. - Шагнув в сторону, он дернул Сайкса за руку, грубо выпихивая его вперед. - У меня с собой предводитель независимой армии людей. Моей армии, точнее сказать. Она не очень большая, но она выполняет мои приказы и делает то, что ей говорят. Мы можем обеспечить вам некоторые варианты, о которых вы, вероятно, даже не подозревали. Снять Грэма и его дружков точным, хирургическим ударом, после которого вашим машинам останется только зачистка территории!

– Если бы мы хотели только смерти Грэма, - заметил голос машины, - мы могли бы достигнуть этого, определив его местонахождение и взрывая там термоядерные устройства до тех пор, пока рядом с ним не останется ничего живого. Или мы могли бы отбомбить его позиции астероидами. Боло не сумел бы нейтрализовать их все, если бы мы устроили полномасштабную бомбардировку.

Пог хихикнул:

– Значит, ваша настоящая проблема Боло, я прав? Раз за разом вы посылаете к нему все больше ваших машинных солдат, и он просто сжигает их,' как будто они сделаны из папье-маше. И я догадываюсь, что, возможно, вы хотите снова взять его под контроль.

– Дальнейшее изучение Боло может пролить свет на наше понимание собственного происхождения.

– А? Вы хотите…

– Однако эта информация не является жизненно необходимой для нашей безопасности. Если потребуется, мы уничтожим и его, и людей.

– Вместо того чтобы его уничтожать, приятель, вы можете получить его целиком. Вам просто надо будет прийти и забрать его.

– Как мы можем получить оперативный контроль над ним? Ты это нам предлагаешь?

– Именно это, мой друг - "щелкунчик". Именно это! Я могу сдать вам Боло. При некоторой помощи с вашей стороны и, хм, с определенными заверениями, что вы отблагодарите меня, я преподнесу вам Боло на блюдечке с голубой каемочкой! - Блюдечко и каемочка не необходимы… и я не понимаю, зачем они вообще нужны.

– Забудьте об этом. Просто речевой оборот.

– Как ты добьешься того, что не смогли выполнить силы /*/*/?

– Ну, я не собираюсь рассказывать вам все. Не сейчас. Но я могу сказать вам, что Джейми Грэм - это ключ. Получите его содействие, и вы получите Боло.

– И как можно добиться сотрудничества Джейми Грэма?

– Конечно же, заполучив контроль над людьми, о которых он заботится. Среди сбежавших людей полно тех, кого он любит. Шери Барстоу. Алита Кайл. Вэл Прескотт. Дитер Холлинсворт. Вам достаточно будет начать пытать их у него на глазах, может, достаточно лишь пригрозить пытками, и он сделает все, что вы хотите… включая приказ Боло повиноваться вашим инструкциям.

– Что значит "пытать"?

Вопрос шокировал Пога. Как могли эти бесчеловечные машины-убийцы не знать, какой эффект производили их эксперименты над рабами в лагере?

Нет. Конечно же, они не понимали. Как машина может понять боль, скорбь или отчаяние? Его догадка была правильной. Они не понимали людей! И он мог стать для них бесценным источником информации!

– Пытка, это… ну, просто представьте себе переработку. Но очень, очень медленно. Идея в том, чтобы причинить как можно больше боли и страха, не убивая. Скорее всего на самого Грэма это не подействует. Но сделайте это с его друзьями, и он пойдет на все, чтобы вас остановить.

– Ты советуешь нам это? Люди хрупки. Легко повреждаются и не поддаются ремонту.

– Не волнуйтесь. Я могу показать, что именно надо делать.

– Зачем?

– Что "зачем"? Уничтожать Грэма? Потому что он ваша самая большая проблема - он и его ручной Боло.

– Почему ты предлагаешь нам именно это? Я не ожидал, что кто-то из вашей расы может сделать такое предложение.

Пог глубоко вдохнул. По звуку искусственного голоса, исходившего от машинного разума, невозможно было сказать, о чем думает ДАВ. Был ли он удивлен? Подозревал ли что-то? Или ему просто было любопытно?

– Очевидно, что я кое-чего хочу в обмен на свои услуги. Я уже говорил, что хочу гарантий. И оплаты.

– Что именно?

– Когда вы полностью завоюете Облако, вам понадобится предводитель людей, который будет здесь править в ваших интересах. Губернатор. Кто-то, кто сможет заставить население работать. Эффективно. Сумеет обеспечить здесь порядок, который позволит вашим боевым машинам действовать где-то еще и расширять вашу империю. Я в состоянии это сделать.

– Почему человек желает дальнейшего присутствия /*/*/ на этой планете?

– Вы мне не доверяете, не так ли?

Пог развел руками, очень надеясь, что этот жест будет воспринят как выражение искренности, и попытался ответить на вопрос ДАВ:

– Послушайте, после того, как я предал своих, я не смогу найти среди них убежище, так ведь? Мне придется работать на вас. Черт, единственное, что мне остается, - это служить вам по мере своих сил. - Ты дашь нам информацию, которая нам нужна. - Машина помолчала. - Возможно, мы испытаем эту медленную переработку, о которой ты говорил, на тебе.

– Эй! Эй! Не так быстро, машина. Я говорил, что у меня есть армия. Может быть, ты и считаешь, что люди не так хороши, когда дело доходит до схватки, но я могу утверждать обратное. Я думаю, что сейчас все ваши силы брошены на выслеживание Боло. Вам не захочется сражаться заодно и с моими людьми. Ну так что? Принимаете мою помощь в отношении Боло и Грэма? Или сражаетесь одновременно и с Боло, и с моими людьми?

Пог знал, что его аргументы слабоваты. Он надеялся лишь, что /*/*/ не заметят, насколько они убоги. В конце концов, армия Сайкса была всего лишь бандой мародеров, которые последнюю пару недель убивали, грабили и насиловали, разоряя свободные деревни; это были бандиты с ружьями, которые могли исполнять приказ, только если за ним стоял достаточный стимул.

Но /*/*/ не могли этого знать. Или по крайней мере они не могли быть в этом уверены. А он был уверен, что Боло их очень беспокоит.

– Очень хорошо, - после долгого молчания ответил голос машины. - В твоем предложении есть логика. У тебя будет возможность доказать, что ты способен выполнить то, о чем рассказываешь.

Прежде чем отпустить людей, ДАВ долго и тщательно оценивал полученную от них информацию. Но еще серьезнее он оценивал самих этих существ. Они были… неописуемые. Невозможные. Странные. Он сознавал теперь, что придется потратить гораздо больше времени, чем он ожидал, чтобы как следует узнать и понять свои пятый, человеческий, мозг, взятый у командира Боло во время вторжения. Он уже устраивал несколько сеансов, зондируя все еще находившееся там, среди сложно переплетенных органических нервных компонентов, сознание. ДАВ начинал верить, что людей никогда не удастся понять путем рационального анализа.

Как следовало на это реагировать? Благодаря Альбину Погу /*/*/ теперь точно знали то, о чем раньше могли только догадываться: что люди заключили с толан сделку относительно их транспортировки с планеты, что они планируют встретиться с кораблями толан в космопорте Стардауна. Обладая этой информацией, можно эффективно использовать передвижные крепости, как только они прибудут, для поимки и уничтожения Боло и его спутников.

Несколько миллионов наносекунд ДАВ даже размышлял над тем, чтобы дать беглецам возможность покинуть планету без боя. Вряд ли несколько тысяч рабов могли иметь большое значение для планов /*/*/ относительно этой планеты, и даже Боло, поразительный пример примитивной машинной эволюции, не стоил усилий, которых потребовали бы его вторичный захват и перепрограммирование. Если люди хотят улететь, то пускай улетают. Они не стоят уже вызванных ими проблем, а мстительность не входит в число черт /*/*/. Однако он почти сразу отбросил эти мысли. Политика, более характерная для органических форм жизни, иногда задевала и иерархию серийных мозговых комплексов /*/*/. Девятое Сознание ослабило силы военной кампании против далеких гракаан, для того чтобы предоставить ДАВ три подвижные крепости, и для перспектив его продолжавшегося роста и продвижения будет лучше, если он направит их мощь, как и обещал, на уничтожение Боло и отступников-людей.

Кроме того, если верить словам человека, план ренегатов предполагал присоединение к гракаан. Отдать им технологию Боло - не говоря уже об информации из первых рук о стратегии и боевой тактике /*/*/ - было бы непростительной глупостью.

А /*/*/, хотя и бывали иногда негибкими, узколобыми, даже догматичными, отнюдь не были глупыми.

Однако больше всего ДАВ беспокоила измена Пога. Он верил, что предложение человека было искренним. На самом деле именно это и было проблемой. Для любого /*/*/ отвергнуть свою программу и повернуть против своих было… не просто невозможно, но буквально непредставимо. Это больше, чем что-либо другое, давало понять, насколько чужими являются эти люди.

И чем быстрее они будут истреблены, тем лучше. Конечно, соглашение, заключенное с Погом, продлится ровно столько, сколько потребуется. В конце концов, кто решится связать себя соглашением с органиками или позволит им диктовать условия…

Создатель Первой Программы! Да как может представитель любой здравомыслящей расы даже помыслить о предательстве своего собственного вида?

"Я вижу самый дурацкий из всех дурацких снов…" Но Джеффа Фоулера преследовало ощущение, что это был вовсе не сон. А если так, то единственное объяснение этого состояния заключалось в том, что он умер и находится в самом настоящем аду.

Он прекрасно помнил все до того момента, как астероид с грохотом рухнул прямо на базу Крайс. Он помнил спор со Спратли, помнил приказ Гектору прекратить огонь… а потом мир взорвался в громе и пламени, и все последующее было скрыто от его памяти.

А то, что не было скрыто, выглядело… тревожащим. Он знал, что несколько раз пробуждался, но каждый раз в абсолютной тьме, не нарушаемой ни звуками, ни эмоциями, ни каким-либо телесным ощущением. Это было похоже на пребывание в цистерне для изучения блокировки сенсорных органов, только еще хуже. Ему было не на что смотреть, нечего переживать, кроме собственных мыслей и воспоминаний.

Нет, это было не совсем точно. Кое-что из того, что звучало у него в мозгу, явно не было его мыслями. Они приходили из… из какого-то другого места, способом, который он не совсем мог уяснить. Это было похоже на гул голосов, доносящихся из соседней комнаты, приглушенных преградами и расстоянием.

Один голос был более громким и требовательным, нежели остальные. Он даже не слышал его, а чувствовал - сверлящие запросы информации, его знаний, чувств, воспоминаний. Обычно этот голос запрашивал информацию о Боло; Джефф неоднократно приходил к выводу, что его захватили и проводят какой-то допрос, возможно, с применением наркотиков. Если так, то это был очень эффективный способ допроса. Когда следователь что-то спрашивал, соответствующие мысли всплывали в сознании Джеффа, непрошеные, неконтролируемые, и он ощущал, как другой разум сканирует эти мысли, анализирует их, сохраняет и использует так же легко, как если бы Джефф был просто текстом книги инструкций.

"Предал бы ты свою собственную расу? - вопросил голос. - Ты знаешь о людях, которые предают себе подобных?" Мысли, хоть и невербализованные, были тем не менее ясны. На этот раз его инквизитора больше интересовали люди и их взаимоотношения, нежели Боло.

Может, у захвативших его появились проблемы с СОО? Он сильно на это надеялся.

Надежда теперь была единственным, что у него осталось… и он ее очень ценил.

"Кто ты? Какие у тебя были взаимоотношения с другими людьми? Шери… кто эта Шери, о которой ты думаешь?…"

Вскоре вопросы прекратились, и Джеффу Фоулеру позволили снова соскользнуть в неопределенное, смутное, полусознательное состояние.

Командир отделения разведчиков Шери Барстоу осторожно выглянула из-за стены, стараясь, как ее учили, не дать солнцам, садившимся у нее за спиной, обрисовать ее силуэт. Электронный бинокль, который она поднесла к глазам, был обнаружен на одной из старых баз СОО - возможно, в Крайсе или Форт-Грили, - и либо батареи были старыми и почти сели, либо где-то внутри отошел контакт. Картинка была неровной и затуманенной статикой, а показатели расстояния и азимута даже не появились, пока она обводила взглядом оптики раскинувшееся ниже поле.

Неважно. Они работают вполне нормально.

Шери была частью команды разведчиков Братства, работавших далеко впереди Похода. Ее новое звание и ранг командира отделения все еще немного смущали ее; еще две недели назад она была гражданским лицом, если, конечно, не считать ее работы по программированию и вахты на борту Гектора. Но сам Вэл Прескотт настоял на том, чтобы она заняла эту должность. Братство расширялось, и ему были нужны хорошие люди, неважно, опытные или нет, и он заявлял, что она обладает всем необходимым для того, чтобы возглавить отделение из пяти разведчиков, в основном таких же "зеленых", как и она.

Медленно она просканировала линию горизонта, проверяя город, прежде чем начать изучать более близкие цели. Поле у подножия холма было посадочной площадкой космодрома Стардауна; диспетчерские башни и ремонтные ангары возвышались у берега, километрах в двух на северо-восток. Сам Стардаун, маленький город, в основном покинутый жителями после Бойни, но получивший относительно мало повреждений, тянулся на юг, вдоль изгиба Соколиного залива. Там не было никакого движения, никаких признаков жизни.

Повернув бинокль в сторону космодрома, Шери ощутила внезапную слабость. Именно здесь планировалась встреча с транспортами толан, которая должна была состояться завтра или в ближайшие два дня.

Торговые корабли толан были изящными судами с лебедиными шеями, стройными спереди, широкими и выпуклыми сзади. Их раскраска отражала излюбленные толан дерзкие контрасты цветов - в данном случае это был интенсивно алый с яростными мазками бледного желтовато-зеленого. Их нельзя было не заметить.

Вот почему Шери ощутила это ледяное прикосновение в глубине живота. На космодроме находился только один корабль толан; черт, это вообще было единственное на поле судно… и оно не могло весить больше пяти тысяч тонн.

Никакое судно в пять тысяч тонн весом не могло увезти с планеты две с лишним тысячи человек, не говоря уже о тридцатидвухтысячетонном Боло.

– Как, интересно, мы собираемся вывезти с планеты две тысячи человек на этом? - тихо спросил Сэнди МакКолл. Он скорчился за стеной, прислонив свое ружье ЛГЕ-3130 к верхнему ряду камней.

– Я тоже задаюсь этим вопросом, - сказала она ему. - Я бы сказала, что нас подставили.

– Ну… может, они просто еще не прилетели?

Он старался говорить с надеждой в голосе, как будто это способно было что-нибудь изменить. Черт, он был еще совсем ребенком, не старше девятнадцати стандартных лет.

– Идея заключалась в том, разведчик, - тихо и терпеливо сказала она, - что они должны прибыть сюда первыми. Предполагалось, что они будут подбирать здесь свои высокотехнологичные побрякушки, так? Нам нет никакого смысла появляться здесь раньше толан, таща на хвосте половину армии "щелкунчиков", и потом ждать их прилета. - Она опустила бинокль. - Нет, мне это совсем не нравится. И знаешь что? Я думаю, Джейми Грэму это понравится еще меньше.