Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава шестнадцатая

 

– Мы получили ответ, - сказала Алита Джейми через два часа после того, как уехали торговцы толан. - Гектор даже успел его перевести.

Джейми ощутил, что у него кружится голова, но протянул руку и взял распечатку, которую принесла Алита. Очень многое зависело от ответа гракаан на отправленное по БСС-связи сообщение.

Из- за недостаточной мощности и ненадежности коммуникационного оборудования они передали только текст вместо более сложных голоса и изображения. Ответ тоже пришел в текстовой форме.

ПРИВЕТСТВИЯ ГЕНЕРАЛУ ГРЭМУ ИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НА ОБЛАКЕ.

ВАШ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОТРЯД ПРИВЕТСТВУЕТСЯ В МИРАХ ГРАКААН. МАШИННЫЙ РАЗУМ НАСЕДАЕТ И НА НАС, И ИНФОРМАЦИЯ О ТОМ, КАК С НИМ ЛУЧШЕ ВСЕГО БОРОТЬСЯ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, БУДЕТ ОЧЕНЬ КСТАТИ. К СОЖАЛЕНИЮ, СИЛЫ НАШЕГО ФЛОТА ОГРАНИЧЕНЫ, И МЫ НЕ МОЖЕМ ПРИЛЕТЕТЬ НА ОБЛАКО, ЧТОБЫ ВАС ПОДОБРАТЬ. ОДНАКО, ЕСЛИ ВЫ ИСПОЛЬЗУЕТЕ ПРИ ПРИБЛИЖЕНИИ К ПРОСТРАНСТВУ ГРАКААН ПРИЛАГАЕМЫЕ КОДЫ, ВАМ ПРЕДОСТАВЯТ ЭСКОРТ.

БОЕВАЯ МАШИНА, КОТОРУЮ ВЫ НАЗЫВАЕТЕ БОЛО, БУДЕТ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫМ АКТИВОМ В НАШЕМ СОВМЕСТНОМ ПРЕДПРИЯТИИ. СКАЖИТЕ ТОЛАН, ЧТО МЫ ЗАПЛАТИМ ЗА ТРАНСПОРТИРОВКУ БОЛО, ЕСЛИ ИХ ЦЕНУ ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ УПЛАТИТЬ.

– КЛАРАХ В'РЕДТХ, ТРЕТИЙ ОРДЕН МАСКИ СЛОНОВОЙ КОСТИ.

Джейми усмехался, когда снова поднял голову и встретил взгляд Алиты, но в его глазах горела радость. Это решало все проблемы! Все!

– Все, что нам теперь нужно, - это встретиться с ними! - воскликнул он.

– Да, но можем ли мы им доверять? - поинтересовалась Алита. - Мы почти ничего не знаем о Сообществе гракаан.

– Мы знаем достаточно. - Свободной рукой он хлопнул по распечатке. - Мы знаем, что они. больше похожи на нас, чем толан! Мы можем сработаться с ними.

Ее глаза расширились.

– Откуда ты знаешь? Они выглядят настолько чужими…

Джейми с притворным неодобрением цокнул языком:

– Как кто-то, кто работает с Боло, может думать, что внешний вид имеет хоть что-то общее с разумом?

– Ну ладно, но… - Она покачала головой, озадаченно нахмурившись. - Что заставляет тебя думать, что гракаан похожи на нас?

Он поднял бумагу и показал на последний параграф:

– Вот. Видишь? Наш друг - не стану даже пытаться выговаривать его имя, - наш друг грак мягко посмеивается над толан, как и они, ставя глагол в конце предложения. У него есть чувство юмора!

Ее глаза резко расширились. - О!

– Конечно, нам придется проявлять осторожность, - предолжал он. - Я думаю, мы попросим толан высадить нас на какой-нибудь необитаемой планете у границы их мира, где мы сможем начать переговоры, установить дружественные взаимоотношения и все такое.

– И они заплатят за то, чтобы Гектора увезли отсюда?

– В сообщении, которое я составил, высказывалось предположение, что их может заинтересовать опыт Гектора в борьбе с "щелкунчиками".

– А откуда ты знал, что они тоже с ними сражаются?

– Мне сказал Гектор. Похоже, он многое слышал и запомнил, пока был у них на поводке.

– Мы можем это использовать?

– Вряд ли. Но я все еще над этим работаю. В основном меня интересует, зачем "щелкунчики" делают все это. Эксперименты. Лагеря рабов и ампутации. Все это не имеет смысла. И у меня такое ощущение, что я чего-то недопонимаю. Что мне действительно хотелось бы знать…

– Извините меня, мой командир, - сказал Гектор в ухо Джейми.

– Да, Гектор, в чем дело?

– Многочисленные цели, пеленг два-пять-один, расстояние семнадцать километров, скорость девяносто четыре километра в час. Показатели мощности предполагают, что это наземные бронированные машины /*/*/.

– Хорошо. Мы идем внутрь. - Он резко ткнул пальцем через плечо: - Двигаемся, сержант. Полковник! Полковник Прескотт!

– Да, сэр!

– Собери своих людей. К нам движется колонна бронетехники "щелкунчиков". Десять минут, может, меньше.

– Уже уходим!

Алита уже взбиралась на борт Боло, направляясь к люку номер три. Джейми ухватился за скобу и полез за ней.

– Уводи своих людей подальше, полковник.

– Сделаю. - Вэл ухмыльнулся. - Черт, с Гектором на нашей стороне мы могли бы просто сидеть и ничего не делать.

– Я даже не стану отвечать на это, Вэл. Убирайся к дьяволу из боевой зоны!

– Да, сэр.

Три минуты спустя, когда воющие ховеры унеслись к далеким горам в сопровождении облаков поднятой пропеллерами пыли, они тоже двинулись с места.

Хотелось бы мне знать, чего пытаются добиться!*!*! своими частичными атаками. Каждое новое нападение кажется более мощным, чем предыдущее, но похоже, что Враг заботится в основном о количестве и огневой мощи, а не о тактике. Возможно, они пытаются определить, какого числа машин и какой комбинации мощного энергетического оружия достаточно для того, чтобы нанести мне существенные повреждения, и наметить план будущих сражений, но мне это кажется чересчур расточительной стратегией. На месте Врага, обладая превосходством в мобильности, предоставляемым космическим транспортом, я зажал бы Боло в угол своей огневой мощью и заставил вести оборонительный бой в практически неподвижном состоянии.

К счастью, этот подход, по-видимому, не приходит в голову моему Противнику. Также до него не доходит, что в последних столкновениях я не использовал всех своих возможностей.

Всегда полезно держать про запас пару трюков, на всякий случай.

Шесть бронированных боевых единиц приближаются ко мне, соблюдая построение колонной и пробираясь сквозь средние леса на западе. Так как между нами лес, я не могу обстрелять их из своих орудий прямого боя, и подозреваю, это является частью их стратегии, позволяющей подобраться довольно близко к моим позициям и нанести мне внушительные повреждения, используя свое основное вооружение. Информация, сохранившаяся со времени моего полубездействия, говорит, что это наземные баттлеры, высокоскоростные танки массой примерно 4000 тонн, вооруженные ускорителями заряженныхчастиц, смонтированными на корпусе по четыре или по восемь штук. Я уже встречал их несколько раз, хотя и не в таких количествах. Внешне мощные и трудно уязвимые, они, однако, обладают относительно тонкой броней, которую легко пробивают даже дополнительные 20-сантиметровые "Хеллборы". А одно попадание из моего 200-сантиметрового "Хеллбора" оставляет от них только кратер с оплавленным стеклом на дне.

Мои раздумья о возможностях и слабостях наземных баттлеров!*!*! не замедляют моих реакций. Через 2,54 секунды после задействования гусениц я резко разворачиваюсь вправо и ускоряюсь до 50 км/ч. Обе основные батареи полностью заряжены и готовы к бою, и я повышаю мощность реакторов до 48,95 процента, максимально возможного в моем нынешнем состоянии уровня. За время, проведенное в развалинах базы Крайс, я пополнил мои бортовые запасы 240-сантиметровых гаубичных снарядов, 40-сантиметровых минометных зарядов, зондов и ракет для тяжелых СВЗ из складов, найденных в подземном бункере.

Я готов к бою. Однако я не вступаю в него немедленно, а выжидаю 15,3 секунды, пока ховергрузовики, везущие дружественные силы, не покинут зону сражения. Я решил, что они должны удалиться по крайней мере на двадцать километров от Врага, прежде чем я нанесу удар.

Я теперь двигаюсь строго в сторону надвигающейся линии баттлеров. Все еще разгоняясь, я врываюсь в лес, и стволы гигантских древовидных папоротников Облака разлетаются в стороны или превращаются в щепки под моими клацающими гусеницами.

Пора!

Я включаю двигатели на полную мощность и разгоняюсь до 109,5 км/ч. На корме открываются крышки люков, и две установки СВЗ стреляют, запуская в вечернее небо два одноразовых зонда.

Все еще находясь в 9,29 километра от ближайшего противника, я навожу на цели лазерные лучи своих зондов и запускаю еще две ракеты. Враг немедленно отвечает. Решив, что я использую артиллерию с лазерным наведением, три из шести целей открывают огонь по зондам, и через 3,11 секунды прямые попадания испаряют оба устройства.

Однако выпущенные ракеты, летящие на гиперзвуковой скорости чуть выше деревьев, наводятся на тепловое излучение выстрелов из ускорителей частиц!*!*!. Двухкилотонные ядерные боеголовки детонируют прямо над позициями баттлеров; ослепительный импульс ярчайшего света изгоняет сгущающуюся вечернюю тьму. Примерно через двадцать секунд до меня доносится громовой раскат, и деревья впереди поглощает стена пламени и каскады вывороченной взрывом земли.

Меня окатывает ударная волна, осыпая мою наружную броню камнями, грязью и древесными щепками, но большую часть мощности взрыва рассеивают мои боевые экраны, и я не получаю серьезных повреждений. Боеголовки малой мощности были избраны мной как раз для того, чтобы свести к минимуму воздействие радиации; излучение, проникшее сквозь экраны и достигшее корпуса, будет быстро нейтрализовано бортовыми обеззараживающими системами.

Однако этот удар оказал решительное воздействие на Противника. Пять машин!*!*! уничтожены на месте. Шестая, сильно поврежденная, с расплавившимися верхней палубой и гласисом и сорванными гусеницами, легко повергается и уничтожается мной.

Я подозреваю, что эта перемена тактики заставит Врага призадуматься.

– У тебя теперь есть силы, о которых ты просил. - Мысли Девятого Сознания были спокойной струйкой входящих данных, выбивавшейся из моря быстро менявшейся информации, которая заполняла Основную сеть. - Но использование Боло ядерного оружия в этом последнем столкновении может изменить параметры этого уравнения. Даже передвижная крепость не переживет массированной ядерной бомбардировки.

– Я тщательно изучал реакцию людей на наши ложные выпады и уловки, - ответил ДАВ. - Каждое сражение рассчитывается ими так, чтобы не только уничтожить наши силы, но и защитить человеческие жизни.

– Зачем?

– Как и другие расы, обладающие органическим разумом, они заботятся друг о друге. Даже их Боло сражается так, чтобы обеспечить выживание людей в непосредственной близости от себя.

Образы и данные, собранные спутниками, обозревавшими поле боя, разворачивались перед взором Девятого Сознания.

– Вот здесь… и здесь. Эти маленькие машины на севере несут людей… а на юге толан. Хотя и нелегко определить точную мотивацию, похоже, что Боло выжидал несколько критических мгновений - точнее, целых 1,53х1010 наносекунд, - прежде чем выпустить свои ракеты по нашим силам. Я предполагаю, что он сделал это, чтобы дать этим транспортным средствам возможность покинуть боевую зону.

Твоя аргументация… предположительна. Задержка в реакциях Боло, равная 15 миллиардам наносекунд, может объясняться многими причинами. Мы еще не полностью изучили принципы его программирования.

– Действительно, - ответил ДАВ. - Мы смогли использовать Боло некоторое время, только перекрыв его программное обеспечение своим, сумев перенаправить и подавить вход и выход его собственных процессоров. И все же я потратил немало времени и усилий на изучение человеческих реакций и воспоминаний. В особенности воспоминаний живого мозга, который недавно был добавлен к моему собственному комплексу. Он обладает огромным количеством полезной информации и о Боло, и об общих человеческих потребностях и мотивациях. Я нахожу эту информацию… сбивающей с толку и трудной для понимания, а временами - совершенно иррациональной. Один фактор стоит превыше всех остальных: эти существа заботятся друг о друге.

– Что ты имеешь в виду под термином "заботиться"? Повседневное техобслуживание…

– Говоря о заботе, я подразумеваю не техобслуживание. У этой концепции альтруистический смысл. Люди готовы жертвовать собой ради других. Мы постоянно видим примеры этого в лагерях, где содержится большое число людей. Один индивидуум часто желает занять место другого и пойти в переработку. Похоже, это связано с основными инстинктами выживания, с чем-то выработанным в процессе их эволюции.

– Как прекращение существования ради жизни другого может соотноситься с инстинктом выживания?

– Этого я все еще не понимаю, - признал ДАВ. - Я надеюсь, что дальнейшее изучение базовых принципов программирования Боло позволит нам в полной мере постичь логику мышления людей. Однако один важный факт очевиден мне уже сейчас. Я имею основания полагать, что Боло не станет использовать ядерное оружие - точнее, не сможет использовать стратегическое оружие или оружие массового поражения - вблизи населенных областей. И как раз в такой области я рассчитываю захватить Боло вместе со всеми бежавшими людьми.

– В таком случае продолжай, - приказало Девятое Сознание. - У тебя есть три передвижные крепости. Однако используй их мудро и аккуратно. Их будет очень не хватать в кампании против гра-каан.

– Вы сможете вернуть их в эту кампанию спустя 1,26x10" наносекунды, - ответил ДАВ. - Через десять оборотов этой планеты Боло и сбежавшие люди будут снова захвачены… или уничтожены.

– Ты, кажется, уверен в таком исходе. Будь ДАВ человеком, он пожал бы плечами.

– Я тщательно изучал реакции людей на наши нападения, - заявил он. - В свете того что мне удалось выяснить, другой исход невозможен. Они будут сокрушены.

– Я надеюсь на это, - ответило Девятое Сознание. - События на этой планете могут заставить кого-нибудь поверить в ересь "креационистов". Эти люди способны убедить в правильности Теорий Создателя.

– Даже верховный Создатель не спасет их от трех крепостей, - заверил ДАВ. - И я намерен лично проследить за их уничтожением.

– Ты действительно думаешь, что мы - последние уцелевшие люди? - спросила Алита. - Я хочу сказать, в Галактике? Облако - это все, что осталось?

Джейми откинулся назад на своем неудобном насесте, завороженно вглядываясь в ночное небо с миллиардами звезд, давшее Облаку имя.

– Я не знаю, - помолчав, ответил он. - Хотелось бы верить, что нет.

Они выбрались из недр Боевого центра Боло подышать свежим воздухом и, быть может, увидеть хоть что-то вместо серых стен и светящихся зеленых и желтых пятен на инфракрасных дисплеях обзорного экрана. Гектор заверил их, что радиационный фон корпуса уменьшился до нормального фонового уровня и что они снова могут без опаски находиться на свежем воздухе. Они открыли люк верхней орудийной палубы и сидели напротив друг друга на кромке крышки, свесив ноги в круглое отверстие.

Со времени встречи с толан и последующего краткого боя с шестью баттлерами /*/*/ прошло два дня. Гектор предложил совершить краткий объезд западного побережья, к северу от Селесты, где он вошел в воду и некоторое время путешествовал, полностью погрузившись - отчасти для дополнительного обеззараживания, отчасти же для того, чтобы хоть на время избежать внимания электронных глаз разведывательных спутников /*/*/.

Снова появившись из воды, Гектор устремился на северо-восток, пересекая Белинские горы через проход Дорчестера, и вырвался на Талленфельдские равнины в разгар краткого, но сильного ливня. С тех пор они катились на восток параллельно горам. Этим утром небо наконец очистилось; последние штормовые облака исчезли, открыв глубокое и чистое ночное небо и оставив в воздухе холодный, живительный привкус. Деламар еще не взошла; Трист, маленькая, бледная и далекая, висела полумесяцем низко на западе, почти теряясь на фоне миллиардов других звезд.

Джейми посмотрел на часы на обшлаге формы. Оставалось еще два часа до восхода первого солнца. Было бы неплохо на рассвете присоединиться к Походу. Разведчики Братства уже достигли предместий Стардауна в пятидесяти километрах на северо-востоке и теперь докладывали, что там все чисто. Еще через несколько дней они сядут на транспорты толан.

А что потом?

Безопасная гавань в Сообществе гракаан? Но надолго ли?

Согласно последнему представленному Вэлом отчету, Поход уже насчитывал почти двадцать две сотни человек. Они собирались со всего полуострова Крайс, поодиночке и маленькими группами, в основном из деревень и маленьких городков, которые, если верить тому, что они рассказывали, были лишь частично заняты или вообще не заняты /*/*/. Ходили даже слухи о восстаниях рабов в нескольких лагерях, рассеянных по этому полушарию Облака. Сообщения были скупы и фрагментарны, но давали понять, что у /*/*/ появлялось все больше проблем с удержанием планеты в своей власти.

Но какая судьба постигнет эти восстания, когда Гектор и две с чем-то тысячи освобожденных им людей покинут Облако ради миров Сообщества гракаан?

Джейми не хотелось об этом задумываться, но чем меньше оставалось времени до встречи в Стардауне, тем сильнее его мучил этот вопрос. Без Гектора люди, оставшиеся на Облаке, быстро будут окружены и снова обращены в рабство… если, конечно, предположить, что они все еще нужны /*/*/. Может, им выгоднее просто бомбить Облако до тех пор, пока уцелевшие люди не погибнут.

И хотя толан пообещали обеспечить проезд всем беженцам, присоединившимся к Походу, должно было существовать предельное количество тех, кого они могли взять на борт. До вторжения население Облака составляло что-то около десяти миллионов. Никто даже не пытался подсчитать, сколько из них пережило Бойню, но количество нетронутых городков во внешних районах предполагало, что уцелеть могло миллионов пять, а то и больше. Какой процент от пяти миллионов толан могут перевезти в пространство гракаан? Двадцать процентов - это миллион человек, и вместе они будут весить в три раза больше Гектора, не говоря уже о таких "мелких" проблемах, как пища и жизнеобеспечение для такого количества людей.

Вопрос в том, сможет ли Джейми оставить столько людей ради манящей безопасности миров гракаан?

Он фыркнул при этой мысли. На самом деле, кроме переговоров с толан, он почти ничего не сделал. Гектор более чем кто-либо или что-либо еще обеспечивал безопасность Похода, и необходимости в присутствии у него на борту Джейми или Алиты практически не было. Конечно, Гектор принимал их приказы и советы, хотя временами возражал и выдвигал свои собственные, куда более удачные инициативы. У Джейми складывалось все более четкое впечатление, что Боло терпел их советы, но действовал сообразно своим собственным, еще не высказанным им вслух целям.

Впрочем, это не имело значения. Теперь он доверял Гектору как мало кому из людей в своей жизни.

– Это такая жуткая ответственность, - после долгого молчания вновь заговорила Алита. - Если мы - все, кто остался, то человечество может погибнуть, не сумей мы вырваться отсюда.

Долгие секунды он разглядывал звезды над головой.

– Мы можем никогда этого не узнать, - ответил он ей. - Наверное, мы должны признать, что мы последние из людей, единственные из всей диаспоры, кому удалось уцелеть.

– Но мы не знаем, что случилось с Землей или остальной частью Терранской империи. Мельконианцы не могли… не могли уничтожить все…

– Может быть. Но есть ли у нас основания полагать, что они этого не сделали?

Операция "Диаспора" была криком отчаяния верховного военного командования далекой, навсегда утерянной два века назад Терры. В те времена Мельконианская империя надвигалась по всем фронтам, отвечая на каждое новое оружие людей своим собственным ужасным оружием и тотальным геноцидом. Целые миры выжигались до полной стерильности; сама Земля была под угрозой и даже один или два раза переживала атаки боевых флотов мельконианцев либо их союзников. Некоторые члены верховного командования считали, что вторжение на Землю или ее стерилизация - это всего лишь вопрос времени.

"Диаспора" задумывалась как средство сохранения человеческой расы, как крайний вариант. Множество старых грузовых звездолетов были переоборудованы в колониальные транспорты и разосланы во всех направлениях с приказом отправляться как можно дальше в неисследованные сектора Галактики, отыскать подходящий мир и осесть в нем. Корабли, основавшие колонию на Облаке, принадлежали уже третьей волне переселения.

– У некоторых из этих транспортов на борту были вооруженные силы, так что можно понять, насколько отчаянной была ситуация. Наверняка шли чертовски долгие споры о том, можно ли высылать к черту на куличики столь необходимые силы, как наша Первая механизированная с Гектором в качестве главной огневой поддержки.

– Меня всегда это удивляло, - сказала она. - Но еще больше, чем необходимость присутствия Боло, такого как Гектор, на Земле, меня удивляют истории о том, что колония Облака была частью пацифистского движения. Даже антиимперского.

Он хихикнул:

– Была. Тогда на Терре многие пацифистские организации противостояли войне. В древние века их просто переловили бы и отправили в тюрьму… или расстреляли бы, или дали бы в руки оружие и отправили на фронт, не спросив, хотят они воевать или нет. Но верховное командование решило попробовать другой подход. Люди, которые не хотели сражаться с мельконианцами, все еще могли послужить делу человечества. И после того как они убрались к чертям из зоны боевых действий, милитаристам стало гораздо проще направлять все ресурсы Терры на военные нужды.

– И заодно это гарантировало выживание человечества, - заметила она, глядя на звезды. - Немного успокаивает, что где-то там должны быть дюжины, даже сотни других населенных людьми миров.

Он тихо, но мрачно засмеялся:

– Оптимистка.

– Что ты хочешь сказать?

– Может, это и дает нам шанс. Но мы не знаем, сколько существует таких колоний. Черт, единственная, о существовании которой нам достоверно известно, - это Облако, потому что наши прапрадеды разорвали все контакты с Землей и остальными колониями. Ради безопасности. Мы не знаем, чем закончилась война. Мы знаем лишь, что уже больше века у нас не было БСС-связи с какими-либо населенными людьми мирами. Мы знаем, что колонизаторские корабли, которые они послали, были самыми старыми, скрипучими и протекающими ржавыми ведрами, оставшимися в торговом флоте империи, так что невозможно даже предположить, сколько из них добралось до нового дома. А из них… - Он пожал плечами. - Сколько из них проскользнуло мимо патрулей мельконианцев или их внешних колоний и крепостей на границах? Многие ли, основав поселения, не были впоследствии уничтожены эпидемиями, или природными бедствиями, или враждебными пришельцами, появившимися в их секторе? Единственные выжившие, о которых мы знаем, - это… мы. А мы ведь тоже едва-едва уцелели.

– Пацифизм долго не продержался, - согласилась она.

Он поморщился:

– И гордониты, и квакеры, и все другие мирные группы начинали неплохо. Но даже глубоко укоренившиеся убеждения отступают перед необходимостью выжить на новой, жестокой планете.

Кроме того, была довольно мерзкая война с расой кочевников вовоинов, пролетавших тогда в этом регионе. И острая борьба с ка'джуур, странной космической расой агрессивных существ, лишенных зрения.

Была даже короткая кровавая гражданская война, лет сорок назад, так называемая Война за Изыскания, разразившаяся из-за споров о том, должны ли люди Облака искать другие цивилизации в этой неизведанной, усеянной звездами части Галактики. В конце концов победили те, кто стремился установить контакты с другими расами, победили главным образом потому, что именно они контролировали Гектора. Согласно сохранившимся записям, его не использовали в боях, но сам факт его существования, очевидно, стоил жизни немалому количеству батальонов.

Джейми вздохнул. Так много истории. Так много страданий. Так много надежд… и они уже никуда не приведут, если победят /*/*/.

– Я думаю, что очень многое зависит от Облака. Он продолжил смотреть на звезды, вглядываясь в огромные, густо усеянные пятнышками света скопления, окружавшие Ядро Галактики. Поверхность планеты была здесь ровной, и гигантские гусеницы Боло почти не доносили вибрацию до сидевших на вершине его орудийной палубы людей.

– Когда я смотрю в ночь, - сказал он спустя минуту, - то не могу думать о том, сколько там человеческих миров. Вместо этого я пытаюсь понять, как далеко простирается власть "щелкунчиков". Понять, есть ли там мельконианцы или кто-нибудь похуже. Может быть, человечество такое чертовски крохотное и незначительное по сравнению со сложившимся во Вселенной порядком вещей, что, просто осмелившись существовать, мы приглашаем саму Вселенную свалиться нам на голову и раздавить нас, как тараканов.

– Я думаю, что, если мы такие незначительные, - сказала она, - Вселенная даже не заметит нас. В этом-то все и дело, знаешь ли. Сколько религиозных и философских учений, порожденных в ходе нашей истории, исходили из того, что человечество является венцом творения и условием самого существования Вселенной? А правда в том, что Вселенной все равно. - Она рассмеялась. - Но по крайней мере мы знаем, что слишком малы для того, чтобы Вселенная тратила силы на наше уничтожение! Нас должны беспокоить лишь другие подобные ничтожества, вроде мельконианцев, денгов или "щелкунчиков"!

Он поежился, но не от холода:

– О, великолепно. Теперь мне гораздо лучше. Она подвинулась поближе к нему вдоль круглой крышки люка:

– Прекрати жалеть себя и иди сюда. Он посмотрел в ее темные глаза.

Ты полагаешь, - пробормотал он, - что Вселенную действительно не заботят дела людей, что она не будет возражать, если самозваный генерал поцелует старшего техника Боло?

– Ммм. Давай выясним, - ответила она. Похоже, Вселенная ничуть против этого не возражала.