Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава тринадцатая

 

У нас нет способа даже приблизительно оценить общее число и мощь наших врагов. Все, что мы можем выставить против них, - это одно подразделение сомнительной эффективности, так называемое "Братство Глаза", и одна готовая к бою единица - я сам. Мой командир прав. Ясно, что нашей единственной альтернативой является нападение.

Однако я озабочен этим, потому что до сих пор не полностью работоспособен. Моя выходная энергия возросла всего лишь до 48,97 процента моего номинального КПД, - возможно, из-за внутренних повреждений, полученных во время удара по Крайсу. Многочисленные системы, в том числе антигравитационные, остаются отключенными, и только два из трех моих главных орудий функционируют.

Однако наиболее серьезной проблемой остается оперативная. Мой командир все еще не поделился со мной своими стратегическими планами, но его попытки спасти людей, освобожденных из лагеря 84, будут успешными очень недолго, если он не найдет способ вывезти их с планеты. Даже полностью функционирующий Боло Марк XXXIII не сможет выстоять против совокупной военной мощи!*!*!, когда они решат обрушить ее на нас. Мы должны отыскать способ убраться из этого мира и найти убежище где-то еще. Но где? И как?

Даже работающий менее чем на половине мощности и лишенный антигравитации, которая могла бы уменьшить вес или помочь массивному сухопутному кораблю перебираться через разломы дороги, Гектор без труда поддерживал крейсерскую скорость в семьдесят километров в час, в то время как людская масса, что плелась позади, делала максимум два-три. Хуже того, люди никак не могли идти час за часом без остановок, отдыха, пищи или сна. За двадцать часов, прошедших с тех пор, как они покинули лагерь 84, им едва удалось покрыть тридцать километров.

Если Гектор продолжит еле-еле ползти со скоростью, равной максимальной скорости самых медлительных беженцев, /*/*/ смогут запросто прицелиться в него и превратить в оплавленный шлак.

В предрассветной тьме, когда дождь превратился в мелкую морось, Джейми пригласил Бэла Прескот-та на борт, чтобы обсудить дальнейшие действия. Вместе с Алитой они сидели на откидных сиденьях, пока Шери несла вахту в командирском кресле.

– Именно это, полковник, - сказал Джейми после того, как кратко изложил ему свою идею, - я и собираюсь попробовать сделать. Что вы об этом думаете?

Вэл откинулся на спинку, прикрыв свой единственный глаз. Где-то по пути он, как и большинство беженцев, подобрал кое-какую одежду - комбинезон и легкую куртку. Склад на северо-востоке от лагеря был забит всевозможной гражданской одеждой. В сухом воздухе на борту Гектора все быстро высыхало, но довольно много воды стекло на палубу, и на ней образовалась небольшая лужа.

– Что я думаю? Какого черта ты спрашиваешь меня?

Джейми моргнул:

– Потому что вы здесь старший офицер, сэр, если, конечно, в толпе нет других полковников или пары генералов, переживших Бойню и решивших пойти с нами на эту маленькую прогулку.

Глаз Вэла открылся, и он посмотрел на Джейми со смешанным выражением усталости и боли… и, возможно, страха.

– Сынок, я ничем не командую, кроме, может быть, себя. А иногда я даже в этом не уверен. - Вэл покачал головой. - Джейми, силы обороны Облака прекратили существовать примерно через пять минут после того, как тот астероид шлепнулся на Крайс. - Он поднял руку, увидев, что Джейми собирается протестовать: - О, я знаю, знаю. Я согласился с вами. Играл хорошего солдата и участвовал в Комитете по Побегу и все такое. Я думал, что некоторые из нас смогут помочь другим выскользнуть через уборные и уйти достаточно далеко прежде, чем заметят "щелкунчики". - Он оглядел низкий потолок Боевого центра. - Но это… Черт, я ни хрена не знаю о Боло, Джейми. И я даже не могу сказать, будто верю в то, что ты пытаешься сделать. Тогда почему ты пошел?

Слова были резкими - скорее упрек, чем вопрос.

– Ты мог решить остаться со Спратли. Согласно последним данным, бывший генерал

СОО направлялся на юг, надеясь затеряться вместе с присоединившимися к нему беженцами в лесах Гротера и дальних болотах. Можно было только гадать, удастся ли им ускользнуть от /*/*/, но у них был шанс… хотя бы потому, что для машин гораздо большей проблемой были Боло и люди, которые отправились с ним.

– Потому что я устал жить в грязи и потому что я решил, что здесь, с тобой, у меня есть шанс погибнуть быстро и чисто, если налетят "щелкунчики" и попытаются нас схватить. - Для пущей убедительности он поднял свою культю. - Я знаю свой предел, Джейми. Я последую за тобой и буду делать то, что ты прикажешь. Но я не собираюсь пробовать вести это шоу.

– Он дело говорит, майор, - вставила Алита, которая до сих пор сохраняла молчание. - С самого начала это была твоя идея. Твоя мечта. Ты должен нами командовать.

– Я не могу просто так… сделать это. Взять власть в свои руки…

– А разве ты уже не сделал это? - напомнил Вэл. - Когда ты выяснял отношения со Спратли?

Тогда было другое…

– И в чем же? Он был старшим офицером. Командующим. Согласен ты с сукиным сыном или нет, но он был главным в лагере Селесты, не считая перевертышей и "щелкунчиков", конечно.

Ты говоришь об этом как о мятеже.

– А разве нет?

Ты сделал то, что должен был сделать, майор, - вставила Алита. - Но и восстание в лагере, и привлечение на нашу сторону Гектора - все это были твои идеи.

– Я делал то, что, по моему мнению, входило в мои обязанности согласно уставу СОО.

Вэл пожал плечами:

– Сдается мне, ты уже давно перешагнул через этот самый устав. Проклятье! Ты не можешь просто так выбирать, каким приказам подчиняться, а на какие плевать! Либо ты признаешь главенство СОО, со всеми их традициями и славой, либо признай наконец, что ты создаешь нечто совершенно другое. А заодно признай и то, что именно ты здесь главный.

Ты втянул нас в это, - ухмыляясь, добавила Алита. - И ты нас из этого вытащишь!

Джейми долго молчал, и Вэл тихо хихикнул:

– Ну что, сучья досталась доля, да? Джейми медленно и глубоко вдохнул. Похоже, он действительно пытался поддерживать иллюзию того, что является простым звеном в освященной веками традиционной военной иерархии, в то время как события выходили из-под контроля. Однако больше он не сможет прятаться от реальности. Даже в недрах Боло.

Точнее говоря, тем более в недрах Боло. Если ему и были нужны какие-нибудь полномочия, то он их уже получил, пробудив гигантскую боевую машину и бросив ее в бой против /*/*/.

– Ладно, - решился он. - Я здесь главный, и у нас теперь будет совершенно другая организация. Спасибо за это Гектору. - Он оглядел центр управления. - Хотя я до сих пор не уверен, что здесь должен заправлять я, а не Гектор. И мне все еще нужен кто-нибудь, кто смог бы управляться с беженцами. И с Братством.

Вэл нахмурился:

– Думаешь, эти парни на что-то годятся? Не все из них были даже солдатами. Большинство просто надутые болваны и больше ничего.

– Они дрались со "щелкунчиками" один на один, - возразил Джейми. - Голыми руками. А сейчас это единственная рекомендация, в которой я нуждаюсь. Эти машинные глаза, которые они носят, вполне сойдут за знак окончания обучения, как думаешь?

– Ну конечно. Кишка у них не тонка. Может, ума и не хватает, но храбрости у них не отнимешь.

– Именно поэтому я и хочу, чтобы их возглавлял опытный человек. Гектор будет знаменосцем любого сражения, которое нам предстоит. Но, черт побери, если "щелкунчики" свалятся на эту толпу снаружи с серьезным оружием, у наших людей не будет ни единого шанса. И мы просто не можем позволить Братству или еще кому-либо делать героические жесты вроде нападения на "щелкунчиков" -убийц с одними пистолетами и дубинками.

– Тогда для чего они вообще нужны?

– Поддержание внутренней безопасности. Разведка. Да и просто нужны дисциплинированные люди, чтобы держать всех вместе. Я не хочу терять в этом походе ни одного отставшего.

– Такой возможности может и не представиться, Джейми. Мы потеряли уже довольно много людей - тех, кто просто не выдержал.

– Я помню и намерен это прекратить. - Джейми скрестил руки на груди. - Надо еще подумать о припасах. В особенности о воде и пище. Многие не ели с тех самых пор, как вышли из лагеря. И надо раздобыть сапоги или ботинки, одежду - словом, все, что нужно для продолжения похода, особенно в горах. Надо организовать партии фуражиров, а заодно и прикрытие для них. Я думаю, что многим из этого могло бы заняться Братство, если, конечно, удастся подготовить его соответствующим образом. Ты возьмешься за это?

– Кто, я? Командовать этими олухами?

– Вэл, мне очень нужен кто-то, кто смог бы вколотить в них хоть чуточку дисциплины.

– А что насчет Пога? Джейми фыркнул:

– Я ему… не доверяю. По крайней мере пока. Мне всегда не слишком нравилась вся эта толпа, собранная Спратли. Им было слишком… удобно в их маленькой нише.

– Но он бросил все ради этой увеселительной прогулки с тобой, сынок. Когда-нибудь тебе придется дать ему шанс.

– Может быть. Но пока что мне бы хотелось к нему приглядеться. Он всегда был главным прихлебателем Спратли, и его решение отправиться с нами было довольно неожиданным. - Джейми покачал головой: - Нет. Ты сам сказал, что я должен делать то, что считаю нужным. Для нашей операции будет лучше - и это просто необходимо для нашего выживания, - если во главе Братства встанешь ты. Итак, может быть, вы прекратите увиливать от ответственности и начнете подчиняться приказам, - он улыбнулся, - сэр?

Вэл мгновение обдумывал ответ:

– Ладно. Сэр. Но при одном условии. Первым делом ты должен дать себе повышение. Будь я проклят, если и дальше буду выслушивать приказы от какого-то чертова майора, у которого еще молоко на губах не обсохло…

Я зафиксировал факт присвоения Джейми Грэму внеочередного воинского звания бригадного генерала, начиная с 06.00 часов утра по местному времени. Хотя это решение полностью расходится с требованиями устава и протокола, мне вполне понятна необходимость продемонстрировать превосходство командующего, и, честно говоря, я не вижу других способов этого добиться. Войска, находящиеся отныне под его командованием, в большинстве своем восприняли новость радостно, издав приветственный крик. Похоже, что больше всех в правильности предпринятого шага сомневается сам генерал Грэм.

Но, сомневается он в себе или нет, за четыре часа, прошедшие с того момента, как было объявлено о его повышении, генерал Грэм работал с достойной одобрения расторопностью. Поставив полковника Прескотта командовать Братством, он смог убедить Дитера Холлинсворта принять на себя обязанности гражданского предводителя Похода. Оставив этих двоих управлять людьми, он приказал мне двигаться вперед на максимально возможной скорости. Даже используя самые ровные пути среди заросших лесами холмов, вместо того чтобы просто переезжать через них, и вынужденно огибая все еще светящийся стометровый кратер, я уже через 2 часа и 35 минут достиг южной оконечности перевала Камбера, ближайшего и наиболее удобного из нескольких возможных путей, ведущих на север через Белинские горы. Неподалеку мы обнаружили деревню Дорнбург, которую даже удалось обследовать. Она была покинута, и довольно давно, но зато показала, что на планете все еще остались человеческие поселения, не уничтоженные!*!*!.

После краткого поиска соединений или позиций противника, не увенчавшегося успехом, и запуска нескольких дистанционно управляемых разведывательных зондов я развернулся и срезал путь на юг, ненадолго воссоединившись с Походом, после чего еще раз сменил курс, теперь направляясь на восток, к Форт-Грили, где раньше располагался военный склад СОО.

Общая стратегия генерала вполне ясна. Заставив меня проложить путь через лесистый и неровный ландшафт, он облегчил людям передвижение по земле. Прокладывая многочисленные пути, мы сможем смутить Врага и не дать ему точно определить наш маршрут и наши намерения.

И наконец-то он позволил мне в полной мере использовать мои преимущества в скорости и маневренности. Если поблизости окажутся силы!*!*!, я смогу предпринять агрессивные действия, вместо того чтобы ждать, пока они сами не решатся нас атаковать.

По мере приближения к Форт-Грили я запускаю еще два разведывательных зонда. Хотя до сих пор мне и не г/далось обнаружить никаких признаков присутствия противника, я уверен, что бой неминуем.

ЖЕГ 851-8389 сразу почувствовал это - неровную вибрацию почвы, похожую на слабый сейсмический удар низкой амплитуды… но она повторялась ежеминутно и, казалось, постепенно усиливалась.

ЖЕГ управлял мобильным заводом серии 20 и занимал эту позицию уже 2,8х1016 наносекунды, с тех самых пор, как /*/*/ оккупировали мир людей, который те называли Облако. Имея мозг пятого уровня, ЖЕГ обладал высокой степенью сознания, способностями к планированию и воображением, так что его квалификация была даже несколько выше, чем требовало это назначение. Последние три дня он пребывал в состоянии непрерывной пытки скукой, которая внушала ему тревожную мысль, что программа его развертывания на самом деле содержала нечто непредставимое, а именно ошибку,

Управление комплексами по сборке ресурсов и мобильными заводами обычно было прерогативой четырехпроцессорных моделей. Для совершения нудных и однообразных действий вовсе не требуется наличие воображения.

Однако теперь его назначение внезапно стало гораздо менее предсказуемым. По общей сети коммуникаций /*/*/ он принял информацию о неожиданном мятеже боевой машины людей, и, когда три боевые крепости /*/*/ выдвинулись на назначенные огневые рубежи, он, стремясь избежать возможного удара, предпринял соответствующие меры предосторожности, погрузившись в большое и глубокое озеро. За последние 9,3х1013 наносекунды он не получал совершенно никакой информации об активности машины людей.

Однако эта угрожающая вибрация могла означать лишь одно: по неровной поверхности двигалась очень большая масса, причем двигалась в направлении ЖЕГ.

Возможно, решил ЖЕГ, пора выбраться из укрытия и выяснить истинное положение вещей. Очень осторожно он приподнял над поверхностью воды сенсорный кластер и прозондировал лесистую местность во всех направлениях.

Ничего не обнаружив, он начал медленно выползать из озера.

– Есть контакт, - сообщил Гектор, - пеленг ноль-девять-пять, расстояние от зонда 2,7 километра.

У пульта управления несла вахту Алита, но и Шери и Джейми уже через мгновение стояли у нее за спиной, вглядываясь в изображение на обзорном экране. Дождь наконец-то закончился, и над горизонтом вставали оба солнца, которые озаряли рассеивавшиеся облака алым и багряным сиянием. Гектор вползал на десятиградусный склон, мощным носом ломая попадавшиеся на пути редкие деревья, словно какие-нибудь спички. Впереди, едва видимая в ранней утренней дымке, лежала широкая долина с длинным и узким озером посредине.

– Где оно? - спросил Джейми. - Что ты там разглядел?

На экране появился красный квадрат, который надвинулся на левый берег озера и быстро сжался, указав на темное пятнышко, почти скрытое пеной, брызгами и туманом.

– Я могу дать несколько лучший вид с дистанционного зонда номер три, - сказал Гектор, выводя на дисплей еще одно окно. В нем появилось новое изображение, которое слегка подрагивало по мере того, как летающая камера двигалась в нескольких сотнях метров над целью. Едва машина /*/*/ показалась на поверхности, вода вокруг взорвалась фонтанами брызг.

– Что это? - спросила Шери, широко раскрыв глаза. - Похоже на одну из их передвижных фабрик, только больше.

– Похоже, /*/*/ не придерживаются единого дизайна, - ответил ей Гектор. - Или, возможно, они используют так много разнообразных стандартных моделей, что их очень трудно классифицировать. Однако данная модель похожа на большой передвижной завод, примерно такой же, как тот, что был в лагере 84. Я оцениваю ее массу примерно в 20 000 тонн.

"Вдвое больше той, что была у нас в лагере", - подумал Джейми.

– У нее должны быть боевые машины, - предупредил он. - И много.

– Подтверждаю. Прицеливаюсь…

На экране появились два красных перекрестия, сошедшиеся на далекой мишени. Джейми расслышал глухой рокот разворачивавшихся башен главного орудия Гектора. За несколько мгновений до залпа разведзонд показал, как в бортах выползавшего из озера гигантского механизма открываются люки и из блестящих металлических гнезд вылетает нечто вроде облака черных шершней.

– Стреляю, - доложил Гектор, и в тесных стенах Боевого центра жутким грохотом отдался гром выстрела "Хеллбора" номер один. Не успели трое человек зажать уши ладонями, как с верхней палубы Боло прогремел второй выстрел.

Оба заряда попали в машину /*/*/ чуть выше линии воды, и после попадания двух летевших с полусветовой скоростью стрел термоядерной водородной плазмы поверхность озера взорвалась гигантским облаком перегретого пара.

Джейми и остальные увидели лишь, как цель исчезла под стремительно расширявшимся белым куполом, после чего небо над ними почернело от роя угольно-черных флаеров, среди которых были и роботы-разведчики размером с кулак, и мощные дисковидные машины, ощетинившиеся стволами орудий.

Из облака белого пара проступили контуры фабрики /*/*/ - призрачная голубоватая форма, которую Гектор теперь отслеживал радаром и другими, более точными приборами. Облако пронзила молния третьего разряда "Хеллбора", впившегося в борт чужой машины и вырвавшего из него кусок металла размером с дом.

Сражение превратилось в головокружительно быструю перестрелку с сотнями мелких боевых механизмов /*/*/, которые кружились вокруг Боло, как разозленные осы. Роботизированные ракеты, которым удавалось прорваться сквозь выстроенный батареями ПВО огневой щит, ударяли в борта Боло, и по его корпусу прокатывались долгие волнообразные колебания. Более крупные механизмы выпускали облака собственных ракет, метавшиеся по броне протонные лучи высоких энергий или пронзительные бело-голубые вспышки электронных пушек.

На экране, около которого как прикованный стоял Джейми, кипел и сверкал бой. Он вновь с грустью подумал, что никакой человек не смог бы управлять такой битвой или даже понять, что происходит вокруг. Гектор функционировал в полном боевом режиме, каждую миллисекунду принимая десятки новых решений со скоростью и точностью, которых никогда не смог бы достичь обычный органический мозг. Данные о прицеливании в виде длинных колонок букв и цифр бежали вниз по экрану, в то время как в водовороте мелькавших форм возникали геометрические фигуры красного и зеленого цвета, словно пытавшиеся внести в этот хаос некоторое подобие математического порядка.

Залп за залпом Гектор разряжал свои орудия противовоздушной обороны, выпуская хлещущие мерцающие ленты лазерных лучей и облака высокоскоростной шрапнели; каждый выстрел с яркой вспышкой превращал быстрые и маневренные машины в кувыркавшиеся куски оплавленного металла. Его защитные экраны искрились под напором игравших на нем вражеских лучей; энергии, уходившей на поддержание щитов, хватило бы на освещение небольшого города, и они легко поглощали целые килотонны лучевой и взрывчатой ярости.

Несмотря на этот отток энергии, Гектор набрал скорость и, скрежеща гусеницами, заскользил через лес вниз по холму. Деревья вспыхивали яркими факелами под его залпами и огнем противника. В нескольких километрах впереди передвижной завод /*/*/ наконец-то выполз на берег. Три его гусеничных сегмента связывались друг с другом гибкими шарнирными соединениями, и корпус щетинился орудийными башнями, турелями и антеннами излучателей, напоминавшими смотрящие вперед рога.

Сверкая орудийными залпами, машина грузно повернула влево и начала набирать скорость, готовясь встретить надвигавшегося Боло.

У ЖЕГ 851 хватало воображения, чтобы с высоким разрешением и в четком фокусе представить себе, что с ним станет после боя с Боло один на один. Боевая машина людей вдвое превосходила передвижной завод в размерах, и, что еще хуже, даже без третьего орудия огневая мощь Боло была раз в двенадцать больше.

Тяжело бронированный и хорошо вооруженный, передвижной завод был тем не менее предназначен для сбора всевозможных обломков и частиц технологических артефактов, с последующей переработкой собранного материала в новые модули /*/*/, как рабочие, так и боевые. А Боло, согласно записям и отчетам, изученным ЖЕГ, был создан только для сражений высокой интенсивности и скорости. Эта узкоспециальная природа обеспечивала ему преимущество в столкновении. По подсчетам ЖЕГ выходило, что примерно через двадцать семь миллиардов наносекунд Боло превратит его в безмолвный и безжизненный металлический хлам.

Однако его гибель могла во многом помочь общему делу /*/*/. Как только статические помехи, вызванные двойным залпом "Хеллборов", рассеялись, ЖЕГ подключился к Основной сети и начал загружать в нее полный доклад о своем положении, дополняя его каждую миллисекунду продолжавшегося сражения. Теперь /*/*/ будут точно знать, где находится и что делает сбежавший Боло.

Кроме того, он считал, что вполне может нанести машине людей серьезные повреждения, которые будут очень нелегко устранить, не имея ремонтной базы и соответствующих инструментов. Он направил на приближавшегося Боло, который превратился уже в темную гору, мчавшуюся в дымном вихре через лес, огонь всех тяжелых батарей, установленных на его широкой сегментированной спине и снабженных одним-тремя ускорителями заряженных частиц каждая. Лучи протонов ослепительными лентами фиолетово-белого света прорезали дымный воздух, встретили неотвратимо надвигавшуюся рукотворную гору и ударили в нее, вгрызаясь в перегруженные боевые экраны, впиваясь в сталь и дюрасплав. Под яростным напором на гласисе Боло запылали расплавленно-красным светом два пятна. Еще несколько точных попаданий, и возможно…

Сквозь закрывавший поле боя туман провыл плазменный разряд "Хеллбора", ударивший прямо в сенсорную башню ЖЕГ 851. Звездно-горячий сгусток легко нашел дорогу сквозь испарявшийся металл. Удар уничтожил все системы управления боевыми дронами, оставив поредевший флот атакующих флаеров во власти противника и их собственных систем управления. Плазма поразила также основную электронику систем прицеливания, что сделало бесполезной ровно половину его ускорителей частиц. ЖЕГ резко отвернул вправо, пытаясь уйти чуть западнее, под прикрытие низкого холма, но еще один разряд "Хеллбора", которому аккомпанировали с полдюжины мощных лазерных импульсов, поразил его головной сегмент, разнеся его башни в облако стальных осколков, пробив дыры в броне и нежной внутренней электронике, превратив гусеницы в однородную оплавленную массу.

Внутри погибавшего ЖЕГ начались пожары, от которых в рваных щелях черного металлического корпуса загорелись тусклые оранжевые подобия глаз. За мгновение до того, как вышедший из-под контроля реактор выплеснул мощную вспышку убийственной энергии, он с сожалением подумал о том, что неверно рассчитал время, необходимое для того, чтобы нанести вред противнику.

Весь бой продлился лишь одну пятую от тех двадцати семи миллиардов, наносекунд, на которые рассчитывал ЖЕГ 851.

Форт- Грили был маленьким городком на западном берегу озера Галашон. Многие из его жителей бежали еще при первых громогласных звуках, возвещавших о приближении Боло, некоторые же остались, хотя и попрятались в подвалах или среди скалистых холмов за городом, откуда имели возможность наблюдать за двумя титаническими машинами, сошедшимися в краткой, но весьма зрелищной битве.

Джейми стоял посреди улицы, придерживая одной рукой кобуру, и смотрел на приближавшуюся к нему делегацию жителей городка. Метрах в пятидесяти позади него, на самой окраине, возвышался утес Боло, все еще так яростно излучавший тепло, что нагревал прохладный утренний воздух.

– Доброе утро, господа, - дружелюбно улыбаясь, поприветствовал Джейми подошедших к нему оборванных горожан.

Некоторые несли ружья, которые, впрочем, выглядели скорее как антиквариат, прочие сжимали в руках длинные куски дерева или железных труб. Похоже, они вовсе не были рады встретиться с ним или с гусеничным монстром, которого он привел с собой в Форт-Грили. Джейми старался не замечать враждебных взглядов и угрожающих гримас. Высмотрев в толпе человека, одетого немного лучше остальных, он впился в него глазами.

– Я генерал Грэм из сил обороны Облака. Кто здесь главный?

– Я главный, - ответил отмеченный Джейми мужчина. - Констебль Хиггинс. Вы совсем выжили из своего долбаного ума, явившись сюда таким образом?

– Я так не считаю, - сказал Джейми, стараясь говорить как можно мягче. Он чувствовал в воздухе запах дыма; в нескольких километрах отсюда продолжался лесной пожар.

– Этот Боло разнес ползучую фабрику проклятых "щелкунчиков" всего за пять с половиной секунд! - восхищенно качая головой, воскликнул стоявший неподалеку мужчина. - Я в жизни ничего подобного не видел!

– Придержи язык, Зак, - прикрикнул Хиггинс. Он разглядывал Джейми суженными глазами. - Мистер, будет лучше, если вы заберете с собой своего жестяного монстра и уберетесь отсюда как можно быстрее. Мы здесь ладили со "щелкунчиками", не трогали друг друга, но, черт побери, теперь они могут подумать, что мы имеем отношение к тому, что их фабрику разнесло на куски!

– Мне жаль, - ответил Джейми. - Мы не знали, что в этом районе есть вражеские силы. Но теперь все кончено, и мы вполне можем помочь друг другу.

– Самой лучшей помощью будет, если вы очень быстро окажетесь где-нибудь за горизонтом, мистер! - выкрикнул чей-то голос из все возраставшей толпы. Появилось даже несколько машин, автомобиль и пара ховергрузовиков, загруженных горожанами, которые покинули свои укрытия.

– Боюсь, что этого я сделать не могу. У меня там около тысячи двухсот человек, беженцы из лагеря рабов в Селесте. Они голодны, некоторые на грани физического истощения, и большинству из них нужны одежда и обувь.

– Послушайте, мистер, - сказал Хиггинс. - Мы ничего против вас не имеем. Но у нас полно своих проблем, ясно?

Джейми кивнул в сторону заросшего густым лесом холма, расположенного к северу от городка:

– База Форт-Грили все еще там?

– Там, - настороженно ответил Хиггинс.

– Ну что же, - улыбаясь сказал Джейми, - у вас, господа, есть выбор. Вы можете собрать весь ваш наземный и ховертранспорт и помочь загрузить в него пищу. Много пищи. А также форму и обувь со складов базы. Оружие, если в арсенале хоть что-то осталось. Или… - Он позволил слову повиснуть в пропитанном дымом утреннем воздухе.

– Или что?

– Или мне придется привести своих людей сюда, и они все сделают сами. А впрочем, знаете, так будет даже проще.

– Т-тысяча двести беженцев? - Глаза Хиггинса стали похожи на блюдца. - Черт, мистер…

– Генерал, констебль Хиггинс, а не мистер. И хотя я сожалею о том, что вынужден поступать так, я объявляю в этом районе военное положение. Моим людям нужны еда и припасы, и я намерен их получить. С вашим содействием или без него!

– Он всего лишь один, констебль! - выкрикнул мужчина с ржавой реликвией, напоминавшей охотничье ружье, которую он поднял над головой.

Одна из турелей противовоздушных батарей Гектора испустила красную вспышку, которая коснулась ружья и срезала ствол совсем рядом с левой рукой стрелка. Вторая вспышка с хирургической точностью отхватила телескопический прицел и казенный механизм. Мужчина охнул и отпрыгнул, размахивая обожженными руками, а распавшееся на три дымящихся куска оружие с грохотом рухнуло на асфальт.

– Пожалуйста, констебль, не заставляйте меня подкреплять приказы силой, - попросил Джейми. - На кону стоят жизни двенадцати сотен человек, и я не остановлюсь ни перед чем, чтобы получить то, что необходимо для их выживания. Вы можете сотрудничать с нами или нет… но мы возьмем то, что нам нужно.

– Черт побери, да это грабеж среди бела дня!

– На мой взгляд, сэр, это война. Интересно было бы узнать, что за соглашение вы заключили с "щелкунчиками"?

– А, ну это… - Он замолчал, ища поддержку у толпы. - Послушайте, э-э… генерал, мы просто делали то, что должны были делать, чтобы уцелеть. Эта ихняя здоровенная машина и куча флоатеров явились сюда и изловили восемьдесят наших. Они сожгли их всех до одного прямо вон там, на площади Доу. Потом они заставили нас поставлять им всякие ресурсы, пригрозив, что в случае отказа будут поджаривать оставшихся группами по восемьдесят человек.

– Какие ресурсы?

– В основном всякую технику. Переработанный металл. Компьютеры. Сервоприводы. Инструменты. Запчасти для машин. Ах да, еще пищу. Все, что мы выращивали на гидропонных фермах, вниз по озеру. Джейми кивнул. Любовь /*/*/ к любому переработанному металлу или механизмам людей по-прежнему оставалась необъяснимой, но он только что получил подтверждение своему предположению, сделанному еще в лагере. В обмен на пищу машины позволяли небольшим городкам и поселениям сохранить подобие независимости.

Пищу, которая почти целый год поддерживала силы рабов лагеря 84.

– Хорошо, мы возьмем столько пищи, сколько вы сможете выделить, - решил Джейми. Он кивнул в сторону ховергрузовиков: - И несколько ваших машин, чтобы ее увезти. Мы оставим вам достаточно, чтобы вы могли жить дальше. А потом мы оставим вас в покое.

– Да, но "щелкунчики"… - выкрикнул кто-то.

– Что нам теперь делать? - закричал другой. Джейми развел руками:

– Вы можете остаться здесь и попытаться с ними договориться, - предложил он. - Объясните им, что мы ворвались сюда силой и забрали все, что захотели. А если считаете, что не сможете их убедить, попытайтесь покинуть это место.

– Это наш дом, генерал, - раздался еще чей-то голос. - И вы говорите, что мы должны его покинуть?

– Может, вам и не придется, если "щелкунчики" будут в хорошем настроении, - сказал он. - Конечно, есть и другой выход, о котором вам стоило бы подумать.

– И какой же? - поинтересовался Хиггинс.

– Вы можете собрать все, что вы в состоянии унести, и пойти с нами, - объяснил Джейми. - Я веду своих людей… подальше отсюда. В безопасное место, где чертовы "щелкунчики" никогда не смогут снова начать убивать нас, резать на куски или порабощать.

– И где же, черт возьми, находится такое место? - вопросил Хиггинс. - Проклятые машины захватили всю эту дерьмовую планету!

– Скажите-ка, - проигнорировал заданный ему вопрос Джейми, - ведь это довольно крупный городок. Нет ли здесь случайно торгового представителя толан?

Над толпой повисло продолжительное напряженное молчание.

– Именно толан занимались перевозкой в лагерь выращенной у вас пищи, - продолжил Джейми. - Я знаю. Мы их видели. Мне очень нужно с ними переговорить.

После еще одной напряженной паузы крыльце-видная дверца одного из стоявших неподалеку автомобилей щелкнула и распахнулась. Немного потоптавшись на выходе, наружу шагнула тощая фигура, которая выпрямилась во весь рост и оказалась стройным существом, облаченным в мантию со странными узорами алого, розового и зеленовато-голубого цвета. - Я, - произнесла фигура голосом, напоминавшим дребезжание осколков стекла в жестяной банке. - Торговый представитель Сшеджеваалх, я. Что-то обсуждать со мной вы хотите?

– Да, торговый представитель, - ответил Джейми, и его улыбка стала еще шире. - Кое-что обсуждать с вами я очень хочу!