Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава десятая

 

Спектрографический и лазерный анализ, а также данные систем наведения показывают, что мой первый выстрел не достиг цели. Атмосферная аберрация, вызванная в основном хаотическим перемещением, расширением и уплотнением воздуха, стала причиной того, что мой прицел сместился на 0,02 градуса. Мой первый разряд разминулся с приближающимся метеором примерно на три метра.

Сравнивая изображения, полученные в оптическом диапазоне, со снятыми в более длинных волнах, включая микроволны и совсем длинные радарные лучи, я оцениваю искажения и пытаюсь их скомпенсировать. Перезарядив "Хеллбор" номер один, я заново проверяю вектор цели и стреляю вторично. К счастью, цель движется прямо ко мне почти по прямой и потому может считаться неподвижной мишенью. Однако из-за ее высокой скорости мои радарные лучи подвергаются допплеровскому эффекту, и я должен быть очень аккуратен, исправляя вызванное скоростью смещение спектра.

Второй импульс релятивистской термоядерной плазмы ударяет в снаряд "альфа" с силой, эквивалентной почти шести мегатоннам узконаправленной сфокусированной энергии, вызывая эффект, похожий на попадание кубика льда в пламя газовой горелки. В расширяющемся облаке металлического пара мои спектроскопические сенсоры регистрируют характерные линии поглощения железа, никеля, кобальта и различных сопутствующих элементов. Отражения радара и лазерного локатора не обнаруживают фрагментов крупнее нескольких сот микрон в диаметре; я немедленно переключаюсь на следующую цель, которую обозначил как снаряд "браво".

Учитывая компенсацию атмосферной аберрации, я ввожу в игру башню номер два. Номер три неработоспособна, так как имеет серьезные повреждения несущего кольца и альт-азимутального наведения. Однако даже двух башен должно хватить, особенно с учетом моих сильно ограниченных резервов боеприпасов для "Хеллборов". С интервалами в 1,05 секунды я выпускаю разряд за разрядом, создавая перед падающими метеорами стену огня. Я регистрирую попадание, испаряющее снаряд "браво"… и еще одно, уничтожающее "чарли" мгновением позже… потом делаю попытку поразить "дельту", так как атмосферные возмущения от предшествующих залпов на 0,05 градуса смещают лазерный захват.

Я вычисляю поправку и снова прицеливаюсь; атмосфера надо мной становится все более и более турбулентной; перегретый воздух быстро расширяется огромным пузырем, воздействующим на линию прицела. Еще один промах… и попадание, хотя и не полностью уничтожившее цель, оставившее после себя 100-килограммовый осколок метеора и множество более мелких обломков, которые спустя 1,75 минуты начнут падать вблизи моей позиции.

Что гораздо хуже, я регистрирую новые пуски со всех трех боевых крепостей Врага, а у меня остается всего четырнадцать готовых игл из металлического криоводорода.

Если Враг продолжит выпускать свои снаряды в таком темпе, очень скоро моя защита будет преодолена.

Не успел Дитер добежать до гребня, как Боло выстрелил снова, пронзив небеса копьем бело-голубого сияния, столь яркого, что даже при свете двух солнц все предметы отбросили новые колеблющиеся тени, а у Дитера от вспышки жесткого ультрафиолета заслезились глаза и защипало неприкрытую кожу. Четыре секунды спустя снова прокатился гром, такой сильный, что не только оставлял жуткий звон в ушах, но, казалось, вгрызался во внутренности. Под босыми ногами Дитера земля содрогнулась, как от далекого землетрясения.

По склону взбирались другие рабы, спрыгивая или соскальзывая в относительно безопасную зону во внутренней части кратера. Многие так же, как и Дитер, решили спрятаться там от пронзительных вспышек и ударных волн, которые расходились по бухте от выпускавшего залп за залпом Боло.

Сейчас мощные пульсирующие импульсы света исходили от Боло почти каждую секунду - то из передней, то из средней башни. Кормовая башня гигантской машины, казалось, не функционировала.

Когда Дитер в последний раз, уже выглянув из-за края кратера, посмотрел на Гектора, ему показалось, что вся машина окутана вздымавшимися вверх облаками пара. Еще бы, ведь при каждом выстреле "Хеллбора" высвобождалось просто чудовищное количество тепла

Джейми ненавидел чувство беспомощности. Именно это чувство скорее всего было той палкой, которая погоняла его все последние месяцы рабства: осознание того, что он ничего не может сделать, чтобы одолеть завоевателей /*/*/ или хотя бы сбежать от них. Именно это и заставляло его искать способ выбраться из рабских бараков, именно это привело его к костяной гряде на вершине Холма Обозрения… и в конце концов привело сюда, в недра Боевого центра этой ожившей горы и к возможности расплатиться со своими мучителями за все.

Но сейчас Боло сражался против сил, о которых Джейми почти не имел представления, он участвовал в битве, абсолютно вышедшей из-под контроля человека. Джейми не мог сражаться, не мог отдавать приказы, даже не мог предлагать огромной машине свои идеи; Боло работал сейчас с такими вычислениями, обрабатывал такие данные масс, скоростей и векторов наведения, которые, откровенно говоря, была способна понять только другая машина, наделенная Искусственным Разумом высокого уровня.

Откинувшись на спинку командирского кресла Боевого центра, он наблюдал за сражением, отображавшимся на экране над панелью управления. Там появлялись зеленые скобки, которые сжимались вокруг ближайших из мчавшихся к планете снарядов и вспыхивали, подтверждая захват цели. С каждым выстрелом "Хеллбора" освещение отсека резко тускнело, и бьющий по ушам звук отдачи передавался сквозь стальную палубу, как гром титанического молота по гигантской наковальне. Маршрут каждого разряда отображался на дисплее ярко-золотистой и совершенно прямой линией, которая в мгновение ока прочерчивалась от поверхности планеты через пустое пространство и сквозь прицельные скобки. Попадания отмечались белой вспышкой и словами "цель уничтожена". Иногда появлялось другое сообщение: "Цель раздроблена. На подходе новые цени"», преследуемое строчками данных новых векторов.

Темп стрельбы "Хеллборов" казался Джейми каким-то неспешным - спокойной, ровной пульсацией грома и сотрясений. Но после того как несколько метеоров было раздроблено, а не уничтожено, ему показалось, что темп стрельбы еще немного замедлился. Его также весьма беспокоил мигающий свет и то, как жарко и душно становилось в помещении Боевого центра. Уж наверняка машина, которая обладала мощностью, достаточной для того, чтобы разгонять струи плазмы до релятивистских скоростей, могла выделить немного энергии для освещения и кондиционирования воздуха!

Он хотел было спросить об этом Гектора, но побоялся выказать перед машиной свое невежество. Черт возьми, он никогда раньше не был командиром Боло и не знал и десятой доли всего, что полагалось. Возможно, глупый вопрос с его стороны убедит машину в том, что он все же недостаточно квалифицирован для того, чтобы сидеть в этом кресле.

Говорят, что глупых вопросов не бывает. Но относится ли это к сверхразумному ИР… который к тому же вовлечен в бескомромиссную борьбу за общее выживание?

– У нас проблема, мой командир, - прервал его размышления голос Гектора.

– А? Что?

– Моя доступная энергия составляет примерно 9,6 процента от номинала. Термоядерные реакторы в норме, но регулятор энергопотоков функционирует с эффективностью далекой от максимальной. Я подозреваю, что в деятельность регулятора моей энергостанции вмешивается какое-то устройство - или устройства - захватчиков.

– Устройство захватчиков. Вроде той штуки, что мы нашли в твоем процессорном зале?

– Так точно. Я не могу напрямую подтвердить эту гипотезу, и вполне возможно, что проблема уходит корнями в повреждения, полученные мной в битве при Крайсе. - Последовала краткая пауза. - Если в ближайшие минуты я не сумею увеличить темп стрельбы, то не смогу остановить все выпущенные по нам снаряды.

Джейми уже успел выбраться из кресла и теперь возился с одним из встроенных в переборку шкафчиков. Внутри, в ячейках перезарядки, покоилась шеренга энергетических винтовок Марк XIV. Он вытащил одну из них, проверил заряд и захлопнул дверцу. В соседнем шкафчике он нашел наголовный коммуникатор, пристроил его наушник в правом ухе и вытянул микрофон, прикрепив его к нижней губе.

– Проверка связи, - прошептал он.

– Слышу вас, командир, - послышался в ухе голос Гектора.

– Мне пойти с тобой? - спросила Алита. Он покачал головой и показал на передатчик:

– Гектор подскажет мне, где надо свернуть. Оставайся с Шери.

– Будь осторожен, - предостерегла она. - Этих… этих паразитов убить нелегко.

– Поверь, я буду осторожен.

Наконец-то он мог хоть что-то сделатъ!

Дитер лежал на спине на дне кратера, наполовину погрузившись в мутную воду, в которой отражалось пламя, озарявшее небеса. Он был уже настолько оглушен непрестанными разрывами, что до него доходил только отдаленный рокот, но зато спиной он ощущал каждое сотрясение земли, возникавшее вследствие отдачи от ударов "Хеллбора". Воздух стал таким горячим, что при быстром вдохе обжигал легкие, и со стороны гавани дул воющий, раскаленный ветер. Повторявшиеся залпы "Хеллборов" перегревали атмосферу, создавая в Селесте чудовищно мощную искусственную зону высокого давления.

Современное поле боя, отметил он про себя, вовсе не место для беззащитных человеческих существ, - во всяком случае, не при огневой мощи в шесть мегатонн в секунду и не там, где используется оружие, которое швыряет в непредставимо далекие мишени крохотные кусочки звезды.

Глядя в небо, он вдруг заметил одинокую резкую вспышку света, длившуюся лишь мгновение, но ясно видимую на фоне темно-голубого неба. Потом вспыхнула еще одна… и, прерывистым каскадом, еще десяток. Через несколько секунд все небо оказалось усыпанным быстро гаснувшими огненными точками.

Оглушенный отупляюще-монотонным ритмом залпов "Хеллборов", он не сразу догадался, что это за вспышки и искры. Но потом его осенило. Если Боло разбивает с помощью своих главных орудий приближающиеся к планете метеоры /*/*/, от них должно оставаться множество пыли, капель расплавленного железа, песчинок и более крупных фрагментов. Даже испаренное, вещество одно-двухтонного метеора не может просто исчезнуть, и все его остатки будут по-прежнему лететь по тому же вектору, что и первоначальный снаряд, - немного рассеиваясь по большей части передней полусферы и сохраняя начальную скорость метеора. "Должно быть, - подумал Дитер, - эти вспышки отмечают вхождение в атмосферу песчинок и более мелких фрагментов, которые почти мгновенно сгорают, растрачивая свою кинетическую энергию на бриллиантово-яркие вспышки видимого излучения".

Из зенита ударило ослепительное копье сине-белого света, исчезнувшее в беззвучной вспышке на полпути к горизонту. Пляска метеоритных огней продолжалась, изредка нарушаясь вторжением более крупных обломков, которые прочерчивали в небе отчетливые огненные следы. Один из них исчез за восточным краем кратера, умчавшись куда-то в сторону Гриффенбурга, где над горизонтом поднялось тихое зарево. Через несколько секунд Дитер ощутил мощное сотрясение земли и услышал продолжительные далекие раскаты грома. Должно быть, сквозь огненный щит Гектора проскочил необычно крупный фрагмент. Большинство обломков сгорало при входе в верхние слои атмосферы Облака, но некоторые вполне могли проскочить дальше.

Дитер хотел надеяться, что Боло сможет сбить те из них, которые представляли непосредственную угрозу району гавани; впервые за довольно долгое время он понял, что вновь очень хочет жить.

Однако вряд ли у него был чересчур большой выбор под падавшими с неба камнями, укрыться от которых можно было лишь в кратере, оставленном метеором, что уничтожил Селесту.

Полковник Вэл Прескотт вовсе не собирался пропустить битву. Он встал на ноги, держа в здоровой руке металлическую змею щупальца "щелкунчика", которое он только что оторвал от упавшего на землю охранника /*/*/. Небо над головой пылало лилово-белым огнем, а землю сотрясали рокочущие колебания.

– Есть здесь солдаты? - крикнул Прескотт тонким голосом, тонувшим в грохоте залпов Боло. Но все же смысл его слов дошел до полусотни мужчин и женщин, лежавших в мелких лужах на дне ямы.

– Я! - воскликнул, вскакивая на ноги, голый бородатый мужчина без левого глаза.

Рядом с ним пролетел парящий глаз, и мужчина молниеносным движением руки схватил его. Прижимая к груди яростно жужжавшего пленника, он взломал его хрупкий панцирь и вытащил блестящую фасетчатую линзу его камеры.

– Это за мой глаз! - завопил он, размахивая блестевшим трофеем. - Отплатим им за все!

– Перевертыши! - крикнула какая-то женщина. - Мочи ублюдков охранников!

Толпа, лишь номинально возглавляемая Вэлом, преследуемая молниями и громовыми ударами, высыпала из ямы…

– На следующей развилке сверните вправо, - сказал у него в ухе голос Гектора. - Будьте осторожны. Я регистрирую движение и магнитную аномалию около двухсот двенадцати гаусс в коридоре, который ведет к энергостанции и где не должно быть ничего подобного.

– Понял, - ответил Джейми.

Он вскинул оружие, чувствуя в руках его успокаивающую тяжесть. "Позор, - подумал он, - что у Гектора нет внутренних камер наблюдения". Точнее, они существовали, но только у входов и шлюзов, потому что Боло, несмотря на все удобство их Боевых центров, не были предназначены для перевозки людей и для наблюдения за внутренними помещениями использовались приборы куда более чувствительные, чем видеокамеры.

– Значит, этот "щелкунчик" покинул твой регулятор и бродит вокруг?

– Ответ отрицательный. Я все еще регистрирую его воздействие на регулятор энергостанции. Однако он, вполне возможно, использует какие-нибудь дистанционно управляемые устройства, или же там может находиться больше одной машины /*/*/.

– Восхитительно!

Проход достигал почти трех метров в высоту, но в ширину не превышал одного метра, а стен было не видно под слоями энергетических кабелей и оптоволоконных узлов. Иногда из неровного пола вырастали массивные энергетические линии, уходившие в путаницу проводов над головой, и Джейми приходилось буквально протискиваться между ними.

Перед развилкой он остановился и осторожно глянул за угол, держа ружье наизготовку. Проход мягко освещался люминецирующими полосами и казался округлым, почти что органическим, словно кишечник какого-то гигантского зверя.

– Вполне возможно также, что ко мне на борт проникли и другие вражеские механизмы, воспользовавшись тем же путем, что и вы, - с непробиваемым спокойствием продолжил Гектор. - Однако наиболее правдоподобное объяснение состоит в том, что /*/*/ поместили свои устройства вблизи ключевых точек моих внутренних структур вскоре после того, как взяли меня под свой контроль и вмешались в функционирование моей операционной системы. Возможно, это было страховкой на тот случай, если программных методов окажется недостаточно.

Тогда почему они не вставили в тебя ядерную бомбу или что-то еще? - поинтересовался Джейми. Ему нравилось слышать голос Гектора у себя в ухе и хотелось, чтобы Боло продолжал разговаривать. Так он чувствовал себя чуть менее одиноким и беззащитным… - В каком-то смысле они так и сделали, - ответил Гектор. - За последние 2,71 минуты их устройство неоднократно пыталось инициировать перегрузку ядра моего основного реактора и вызвать термоядерный взрыв небольшой мощности. До сих пор мне удавалось блокировать все такие попытки.

– О…

Еще одно напоминание о том, что они с Алитой и Шери попросту бродят в дебрях конфликта куда более обширного, интенсивного и смертоносного, нежели тот, что доступен силам, чувствам и разуму обычного человека.

Пока он шел, сотрясения корпуса, вызванные отдачей выстрелов "Хеллборов" и раздававшиеся каждые несколько секунд, продолжали бить по его мозгу чудовищными звуковыми волнами. Здесь, вне мощных звуковых щитов, поглощавших сотрясения кокона Боевого центра, шум был гораздо громче. А один раз Джейми ощутил нечто вроде близкого взрыва, не похожего на залп "Хеллбора", и понял, что враг тоже еще в состоянии доставить им неприятности.

– Неразрешенные передвижения прекратились, - предупредил его Гектор. - Однако я регистрирую быстро пульсирующую магнитную аномалию. Ее источник, по-видимому, находится метрах в четырех перед вами.

Четыре метра?

Значит, сразу за Т-образной развилкой коридора, чуть впереди. Должно быть, /*/*/ притаился в засаде за углом.

– С какой стороны? Слева или справа? - Слева от вас.

Джейми подстроил мощность ружья до луча толщиной с карандаш и шагнул вперед. Прежде чем он успел сделать второй шаг, в его поле зрения что-то мелькнуло: неразличимая серая масса, выскочившая из-за угла и бросившаяся вперед, выбивая из стены коридора искры бешено мелькавшими щупальцами.

Его палец конвульсивно нажал на спусковой крючок - чисто рефлекторная реакция, которая, возможно, и спасла ему жизнь. Луч ускоренных электронов прорезал корпус атакующей машины; из зигзагообразной пробоины в округлом панцире вырвалось слепящее белое пламя. Машина /*/*/ прервала свою стремительную атаку и зависла в настороженном ожидании в двух метрах от человека: серебристо-серый овоид в два раза крупнее головы Джейми, с дюжиной извивавшихся, мелко сегментированных щупалец. Она попробовала развернуться, чтобы увести обгоревший сектор корпуса с линии огня, но Джейми повел луч следом и быстрым решительным движением ствола отрезал три щупальца.

Из тела твари повалил едкий черный дым. Через секунду она испустила пронзительно-электронный предсмертный визг и упала на палубу, словно оборвались какие-то невидимые нити, поддерживавшие ее в воздухе. Щупальца продолжали механически скрести по металлу.

Он еще раз выстрелил в обломки, просто так, на всякий случай. Эти твари обычно были чертовски живучи.

Через несколько минут Джейми обнаружил главную машину /*/*/ - бесформенно расползшиеся кабели, щупальца и глиноподобную матовую металлическую массу, растекшуюся через комплекс узлов, по которым передавались команды от процессоров Гектора к его энергостанции. Мгновение Джейми удивленно разглядывал это месиво проводов и частей механического тела захватчика. Было почти невозможно определить, что принадлежит Гектору, а что - машине-паразиту… и если он выберет не ту цель, то может больше навредить Гектору, чем сами "щелкунчики".

Кристаллические глаза, холодные и блестящие, разглядывали его с бесстрастным вниманием разумного существа. Джейми быстро прицелился в середину неровного эллипса, на котором угадывалась кучка механических датчиков, и выстрелил. Луч прожег цель, которая уже выпускала из размягчавшихся участков корпуса быстро удлинявшиеся щупальца. Одно из них, более длинное, чем остальные, метнулось к лицу Джейми и впилось в его щеку всего в сантиметре от глаза.

Джейми отшатнулся, сменил прицел, и сожженное щупальце упало на палубу, извиваясь, как обезглавленная змея.

– Машина захватчиков снова пытается перегрузить реактор, - тихо произнес в ухе голос Гектора. - Я рекомендую уничтожить ее быстро и эффективно.

Быстро и эффективно? Такое сочетание встречалось в действиях людей редко. Он снова перевел луч на тело твари, игнорируя горячую кровь и жжение на лице и пытаясь не обращать внимания на то, что в левую руку вцепилось еще одно щупальце. С внезапным "пуфф!" возник мерзко пахнущий дым, прочный металл прожег луч, и плотно упакованные провода и электронные цепи внутри серого панциря мгновенно вспыхнули. Через пару секунд, конвульсивно подергивая длинными змеями металлических щупалец, паразит умер.

Слегка прихрамывая на раненую ногу, Джейми вернулся в Боевой центр. Увидев его, Алита вскочила на ноги:

– Боже мой! Еще один?

– Скорее парочка, - ответил он, возвращая энергоружье в шкафчик. - Кажется, один из них был кем-то вроде охранника. Хотелось бы мне знать наверняка, что мы избавились от всех непрошеных гостей.

– Гектор? - позвала Алита, повернувшись к центру зала - На борту есть еще вражеские машины?

– Насколько я знаю, нет, - ответил Боло. - Если машины /*/*/ присутствуют внутри меня, но находятся в отключенном состоянии, то я просто не могу их обнаружить. Однако на данный момент мои внутренние структуры кажутся мне вполне защищенными.

Это заявление подтвердил глухой звенящий удар очередного выстрела "Хеллбора".

– Доложи свой статус, - попросил Джейми. Он боялся, что либо паразит, либо он сам мог каким-то образом повредить контрольные цепи Гектора.

– Выходная мощность составляет 23,35 процента и продолжает расти, - ответила машина. - Вывод реакторов на полную мощность займет несколько минут, но я обладаю полным и номинальным управлением всеми системами.

Внимание Джейми привлекла сверкнувшая из-под купола дисплея вспышка, и он, глядя вверх, подошел к креслу. Небо над головой подернулось дымкой, а горизонт со всех сторон затянуло туманом. Сперва он подумал, что произошел отказ какого-то из электронных элементов обзорного купола. Но ослепительная фиолетово-белая молния "Хелл-бора", пронзившая небо, заставила его изменить свое мнение.

Пар. Гавань Селесты должна была сильно нагреться от тепла, высвобождавшегося при каждом ядерном выстреле, нагреться так, что Боло оказался окутан облаком водяного пара. Он подумал было, не создает ли это проблем при стрельбе, но решил, что Гектор не стал бы палить по летящим в космосе булыжникам без надежного наведения на цель.

Отсек озарила еще одна вспышка, с небес упала бело-голубая звезда, столь ослепительная, что даже ослабленный оптикой Гектора свет был таким ярким, что на мгновение отбросил колеблющиеся тени. Она пересекла небо с правой стороны купола, оставив за собой инверсионный след, и исчезла где-то за границей тумана, испустив напоследок мощный импульс светового излучения.

Итак, некоторые метеоры /*/*/ все же проходят сквозь заградительный огонь Гектора… или, точнее, не метеоры, а всего лишь фрагменты разбитых Боло более крупных скал.

Бомбардировка продолжалась, хотя ответный огонь Гектора становился все медленнее, выстрелы все реже сотрясали палубу. Джейми решил, что Боло, вероятно, пытается экономить боеприпасы; вряд ли у него было достаточно времени, чтобы изготовить больше пары дюжин криоводородных зарядов для своих "Хеллборов".

"А что, черт возьми, будет, - подумал он, - когда боеприпасы кончатся?" Два возможных ответа на этот вопрос: либо /*/*/ продолжат бомбардировку, которая уничтожит Гектора, лагерь и вообще все живое в радиусе двухсот километров вокруг Селесты… либо, поняв, что Гектор снова беззащитен, "щелкунчики" высадятся на поверхность.

И почему-то ни один из этих ответов его не особенно устраивал.

Ситуация стремительно становится смертельно опасной, Я веду бой уже 10 минут 28,5 секунд, и пока что мне удавалось испарить или сбить с траектории все снаряды, выпущенные Врагом. Однако, сохраняя нынешний темп стрельбы, я израсходую все боеприпасы примерно через две минуты. Я ни на секунду не прекращал изготовление новых криоводородных зарядов, но этот процесс попросту невозможно ускорить, и свежие иглы изготавливаются медленнее, чем этого требует даже мой нынешний размеренно неторопливый темп ведения огня.

Если продолжать действовать по прежней схеме, то через 1 минуту 41,7 секунды я буду вынужден прекратить огонь. Вскоре после этого я, вероятно, получу прямое попадание снаряда с кинетической энергией порядка одной мегатонны, удар, который без своих боевых экранов я не смогу пережить. Становится предельно ясно, что назрела необходимость менять тактику.

Я меняю прицел, наводя обе башни на новую цель. Когда я открываю огонь, это вовсе не тот экономичный размеренный ритм, с которым я сбивал вражеские снаряды, но скорострельный огненный вал ядерных импульсов "Хеллборов", затмевающий дневное сияние солнц и за 5,71 секунды уносящий в космос все оставшиеся боеприпасы.

ВАЛ 812 наблюдало за уничтожением или отражением каждого из снарядов, выпущенных им в сторону планетарной цели. У него оставалось еще множество астероидного материала, но последние несколько минут - бесконечно долгое время для разума, измерявшего время в наносекундах, - были для него чем-то вроде упражнения в бессмысленности. Ни один из фрагментов метеорных снарядов не упал ближе чем в нескольких километрах от заданной цели. Бортовые сенсоры боевой крепости ТИГ 232 обнаружили произведенный целью залп "Хеллборов" по отчетливому прикосновению ее лазеров наведения за долю секунды до того, как стрелы звездно-раскаленной плазмы вознеслись по проделанному лазерами каналу, и ВАЛ все еще судорожно пыталось направить на защитные экраны дополнительную мощность, когда его настиг ответный удар Боло. По магнитным экранам, пытавшимся сбросить излишек электромагнитного заряда первого ядерного копья, запрыгали голубые молнии; с самой плазмой, летевшей почти на шести десятых скорости света, справиться было труднее.

На округлом носу крепости ТИГ ярче местного солнца, с острой добавкой рентгеновских лучей и ультрафиолета, засияли две раздельные точки. За несколько миллисекунд они разрослись, окутав пламенем весь первый километр гигантского корабля.

ВАЛ издало радиокрик удивления и машинного эквивалента боли, когда два копья термоядерного пламени пронизали его экраны и внешнюю броню, прошли сквозь слоистый железоникелевый астероид, превращенный /*/*/ в корабль, проникли в ядро, где располагались тесно упакованные провода, кабели и электронные компоненты автономной системы управления дредноута, и вырвались через противоположный борт извержением металлического пара и быстро охлаждавшейся плазмы.

Корабль /*/*/ тяжело завалился на левый борт, теряя управление; из его носа вываливались докрасна раскаленные куски металла. Через мгновение еще два бутона адского пламени распустились на эбеново-черном борту судна; один снова пронзил нежные молекулярные цепи внутренних систем, другой сорвал лист брони размером с небольшой городок, оставив после себя плоский расплавление - оранжевый шрам.

Четырехпроцессорный мозг корабля сразу осознал, что происходит, но не смог сформулировать первоочередные необходимые контрмеры. Вместо этого он позвал на помощь:

– ВАЛ 812-928782, вызываю командную сеть. Я подвергаюсь нападению, получил повреждения третьего уровня. Продолжаю атаку. Прошу помощи.

Летели секунды, а в открытый космос вытекали расплавленный металл и испаренные внутренние компоненты. А потом внезапно ВАЛ 812 оказался уже не один; между боевым кораблем и командным центром /*/*/ на ближней к планете луне, называемой людьми Деламар, открылся поток обмена данными. В разум боевой крепости вошло свободное и самосознающее мышление другой машины, сознание более высокого, пятого уровня, находившееся в виртуальном пространстве. Молниеносным касанием ДАВ 728-24389 закачал в командную сеть последние воспоминания и диагностический статус ВАЛ 812, анализируя каждый доступный бит информации.

– Отступай, - почти сразу приказал ДАВ 728. - Прекращай атаку и отходи к точке перегруппировки номер три.

– Выполняю.

Главный двигатель ВАЛ был поврежден, и его маневры стали неуклюжими, но корабль всё же смог лечь на новый курс, который через несколько сот миллиардов наносекунд должен был вывести его из зоны поражения смертоносных планетарных орудий.

Пространство прорезали еще два заряда; они миновали ВАЛ 812 и глубоко пронзили ГЕЛ 933-83737, который только что вошел в зону поражения. - Всем боевым крепостям прекратить атаку и отступить! - добавил командующий /*/*/, корректируя предыдущий приказ. - Выполнять немедленно!

Последняя стрела раскаленной плазмы легко коснулась кормы ВАЛ 812, яркие, как солнце, фиолетово-белые молнии глубоко вгрызлись в скалу и сталь, оставив после себя неровный, засветившийся красным кратер.

На бело-голубом шаре захваченной планеты, вокруг полуострова, где находилась зона бомбардировки, с огромной скоростью формировался ураган, стремительно стиравший точки мощного теплового излучения, которые возникли там, где упали фрагменты снарядов /*/*/.

Хотя у ВАЛ почти отсутствовало настоящее сознание или разум, но тем не менее одна лишь мысль о том, чтобы покинуть зону поражения, доставила ему нечто похожее на самую настоящую радость.

– Вражеские военные корабли прерывают атаку, - объявил спокойный голос Гектора. - Все три судна отступают.

– Да! - завопил Джейми, вскакивая на ноги. Через секунду они с Алитой и даже Шери обнимались, кричали и плясали на стальной палубе тесного отсека Боевого центра.

– У нас получилось! - воскликнула Алита, хватаясь трясущимися руками за руки Джейми. - У нас получилось!

– У Гектора получилось, - смеясь, ответил он. - Нас он просто подвозил!

Шери упала в их объятия, непроизвольно всхлипывая, хотя Джейми и не мог сказать, от радости ли, от скорби по Джеффу Фоулеру или от того и другого вместе.

– Я знала, что он способен задать жару проклятым "щелкунчикам"! - кричала Алита. - Я никогда в этом не сомневалась!

Точно, - сказал он, хотя и не мог согласиться с заявлением Алиты. Он-то как раз сильно в этом сомневался. - Теперь надо решить, что делать дальше.

Он посмотрел на купол обзорного экрана. За последние несколько минут туман и мощные кучевые облака закрыли солнца, небо и даже ближний берег с торчавшими на нем руинами города.

Начинался дождь.