Восстание "Боло"

Кейт Уильям

Глава девятая

 

Я достиг бухты и погрузился в воду. Несмотря на мои объяснения и заверения, изложенные технику Барстоу, я с некоторым облегчением отмечаю, что глубина илистого слоя на дне гавани не превышает трех метров и под илом лежит довольно прочный пласт глины. Глубина воды здесь около десяти метров, она едва покрывает мои гусеницы и самые нижние противопехотные батареи и недостаточно глубока для того, чтобы заливаться через брешь в моем корпусе. Затопление было бы очень трудно остановить, и оно вынудило бы людей, поднявшихся ко мне на борт, оставаться в одном из автономных внутренних отсеков.

Пока что сцепление с грунтом происходит должным образом, и я продолжаю продвигаться на юг, не опасаясь увязнуть в иле. Хотя я и не сомневаюсь в том, что смогу вытащить себя из любой ситуации, у меня нет надежных способов определить глубину воды и илистого слоя, а продвижение сквозь слой ила выше меня заняло бы слишком много времени - гораздо больше, чем отпущено мне сейчас.

Сопротивление Врага в непосредственной близости от меня практически прекратилось, хотя летающие машины!*!*! продолжают кружить, не приближаясь, впрочем, ближе пяти-десяти километров. Хотя они и находятся в зоне поражения моих противопехотных орудий, я принимаю решение не открывать по ним огонь, так как предпочитаю сэкономить боеприпасы для более важных и опасных целей.

Однако быстро приближается другая угроза, которая совершенно неуязвима для гиперскоростной шрапнели. В околопланетном пространстве я отслеживаю три отдельные и очень большие цели, которые почти наверняка являются крупными кораблями / крепостями!*!*! и обладают неизвестным мне, но, несомненно, впечатляющим энергетическим и боевым потенциалом. Я прихожу к выводу, что на текущий момент они являются самой серьезной опасностью и должны быть как можно быстрее нейтрализованы. Я прекрасно помню битву при Крайсе, где я был атакован вражескими кораблями даже меньших размеров, чем эти.

Я зондирую компьютерную сеть Врага, пытаясь найти слабое место, точку входа, и ничего не нахожу. Все Боло, начиная с Марк XXVII, снабжаются техникой и программным обеспечением, предназначенными для взламывания сетей противника как в целях простой электронной разведки, так и для имплантирования в компьютеры Врага ложных данных или приказов. Хотя мой опыт общения с!*!*! и познакомил меня с их сетью и протоколами связи, похоже, что их коды доступа и алгоритмы безопасности постоянно меняются, не давая мне ни одного шанса войти в их сеть. В любом случае такая тактика была бы чрезвычайно рискованной, ибо в данный момент они гораздо больше знают о моей операционной системе и информационных протоколах, чем я знаю об их. Подключение к компьютерной сети!*!*!, которую они называют Основная сеть, могло бы сделать меня уязвимым для электронного захвата или даже отключения.

Значит, это сражение будет проходить в основном на физическом уровне.

Открыв водозаборники, я начинаю заполнять свои пустые цистерны забортной водой. Одновременно я начинаю пропускать небольшие объемы воды через свои электролитические камеры, расщепляя ее, сбрасывая кислород, но направляя газообразный водород в криотанки. Понадобится некоторое время для того, чтобы сжать и охладить его до нужного состояния.

Я искренне надеюсь, что имеющегося у меня времени хватит для выполнения этой не слишком легкой задачи.

Восстание в лагере рабов началось практически одновременно с обрушившимся на берег цунами.

– Господи, бежим отсюда! - заорал Дитер, размахивая руками.

Через край бухты переваливалась мчавшаяся к берегу восьмиметровая стена воды. Она почти мгновенно поглотила руины и болото и с грохотом покатилась в сторону ям, где все еще копались рабы.

Многие уже давно прекратили работать и наблюдали за разворачивавшейся на Холме Обозрения драмой. Даже надсмотрщики - и охранники-люди, и бесчувственные машины - застыли на месте, и секунд тридцать из тесных ям не доносилось ни звука.

Они смотрели, как Боло грузно грохотал вперед, кивнув носом, когда переваливал через плоскую вершину холма, как его громадные сдвоенные гусеницы перемалывали грязь, камни и обломки зданий,

превращая их в гигантские облака пыли. Набирая скорость, он увлек за собой большую часть южного склона холма и рухнул в воду, подняв чудовищный каскад белых брызг.

Его погружение породило настоящее маленькое цунами, которое захлестнуло берег и, взрываясь фонтанами на уцелевших стенах, понеслось в сторону раскопок. Люди выскочили из ям и побежали, стремясь забраться как можно выше, а среди них метались машины, которые пытались остановить беспорядочное бегство, испуская разряды искусственных молний.

Их усилия только увеличили общее смятение. Волна, высотой уже не больше двух метров, накрыла ямы, смывая неудачливых рабов и даже опрокинув с дюжину машин охранников, не успевших убраться с пути водяного вала. Вокруг Дитера забурлил мощный поток, сбил его с ног и протащил до дальнего края ямы. Сотни мужчин и женщин пытались выкарабкаться из образовавшегося водоема.

Флоатеры продолжали выпускать в толпу разряд за разрядом, сбивая беззащитных людей обжигающими молниями, но их заряд истощался через несколько выстрелов, после чего они становились легкой добычей. Неподалеку пятеро мужчин схватились с двухметровым флоатером, стащили его на землю и, ухватившись за щупальца, принялись отдирать их от корпуса. По поверхности машины бегали слабые электрические разряды, но люди, не обращая на них внимания, утащили ненавистный механизм под воду. Другая группа тоже стянула флоатер на землю и теперь била его о камни; гладкая поверхность гнулась о бетонные блоки, потом треснула, и кто-то выдернул из металлического брюха пригоршню дымившихся проводов. Через несколько секунд машины начали отступать. Большинству флоатеров удалось уйти от возмездия, но многоногие ходуны, хотя они и устояли против волны, были для этого слишком медлительны.

На краю ямы какая-то женщина подняла окровавленную шоковую дубинку, лежавшую рядом с растоптанным трупом охранника; рядом с ней мужчина размахивал металлической рукой ходуна /*/*/ со все еще прикрепленной к ней мертвой человеческой ладонью. Оба вопили в бессмысленной ярости, и их голоса сливались со все нараставшим ревом толпы людей, вырвавшихся из ям.

Вскарабкавшись по глинистому склону, Дитер уставился в сторону гавани, где из волн черным островом поднимался Боло, лишь наполовину заполненный морской водой. Машины /*/*/, роившиеся на холме, исчезли: либо сбежали, либо были уничтожены. Лишь одинокий крупный флаер все еще кружил, осыпая бронированную спину полупогруженного в воду великана вспышками искусственных молний и взрывных снарядов. Как оказалось, он подлетел слишком близко. Невидимый выдох с борта Боло изрешетил одну из турбин флаера, которая озарилась рыжим пламенем. Оставляя за собой дымный след, машина устремилась вниз, ударилась о воду и взорвалась, подняв фонтан мутных брызг.

– Боло! - завопил Дитер, размахивая руками. - Боло! Он с нами!

Ему ответила ревущая какофония пяти тысяч радостных криков.

В Селесте началось восстание рабов.

Джейми едва успел добраться до центра компьютерной памяти, как пол резко ушел у него из-под ног и его швырнуло на переборку. Несколько напряженных секунд отсек трясся и раскачивался, накренившись почти на сорок градусов, но затем так же стремительно выровнялся, после чего Боло как будто остановился.

Пока он добирался сюда, Алита уже очнулась и теперь пыталась подняться, цепляясь за пучок оптоволоконных кабелей, свисавших из бреши в стене. На ее ногах виднелись жуткие синяки и кровоточившие порезы, оставленные, по-видимому, щупальцами /*/*/, валявшимися теперь на палубе. На шее тоже осталась глубокая красная отметина, но Алита уверила Джейми, что все в порядке.

– Я сделала это, - сказала она, дрожащей рукой показывая на пробитую стену. - Я убила тварь, которая копалась в памяти и программах Гектора!

– Я знаю. Он приказал мне помочь тебе. Я не совсем понимаю, что он собирается делать, но мне кажется, нам стоит поскорее вернуться в Боевой центр.

Он распылил на ее ноги медипластик, чтобы остановить кровотечение, помог доковылять до коридора и спуститься по туннелю, который вел к Боевому центру.

– Чем он сейчас занимается? - спросила она.

– Он заявил, что считает первоочередной задачей перезарядку главного орудия, - ответил Джейми. - Я так понял, он имеет в виду "Хеллборы"? Когда я спросил, каким образом он собирается это сделать, он начал брюзжать. Сказал мне, не стесняясь в выражениях, чтобы я занимался своими делами.

Алита рассмеялась.

Чего здесь смешного?

Узнаю нашего Гектора, - ответила она. - Ты ведь знаешь, что все ИР вырабатывают собственную личность, как и люди. Гектор всегда был немного снобом. Он любит, чтобы все было точно, и склонен просматривать личные дела в своей памяти, самолично решая, достаточно ли ты квалифицирован, чтобы понять ответ на собственный вопрос. Джейми уныло усмехнулся, вспоминая:

– Именно это он мне и выдал.

– Ага. И он не очень терпелив с людьми, соображающими медленнее его. Он вежлив, но может быть очень упрямым.

– Здорово, - пробормотал Джейми. Боло с темпераментом. Чудесно…

Через несколько секунд они оказались перед дверьми Боевого центра. Алита открыла ее, и они шагнули внутрь. Джейми был немного удивлен, увидев Шери на ногах, вцепившуюся в спинку командирского кресла и глядевшую на огоньки, которые бегали по консоли управления.

– Шери? Ты в порядке?

Она обернулась и посмотрела на него так, словно не сразу узнала. Потом она кивнула:

– Да, майор. Извините, что я раскисла. Это было… вроде шока.

– Конечно. Не надо извиняться.

Он взглянул на дисплей. Похоже, Боло устроился посреди внутренней бухты Селесты, наполовину погрузившись в бурлящую бурую воду.

– Какого черта здесь происходит?

– Он сказал, что набирает воду, - сказала Шери.

– Набирает… воду.

Джейми нырнул под купол экрана, скользнул в командирское кресло и крутанулся в нем, окидывая взглядом круговую панораму. Их больше никто не атаковал, но вряд ли это затишье могло продлиться очень долго.

– Гектор, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал сухо и деловито, - это майор Грэм. Как старший на борту офицер СОО, я принимаю командование.

Последовала продолжительная пауза, и Джейми начал нервничать. "Это смешно", - подумал он. Целый семестр в Военной академии Облака был посвящен психологии лидерства - науке о том, как офицер может вдохновлять, направлять и вести за собой подчиненных. Он никогда не думал, что придется положиться на это обучение, чтобы завоевать доверие и подчинение Боло.

Он задержался на этой мысли. Боло разумен, как любой из людей. Каким образом новый, возможно неопытный, офицер завоевывает доверие находящихся под его командованием солдат и особенно закаленных в боях унтер-офицеров, которые составляют костяк любой армии?

– Если тебя заботит моя квалификация, - продолжил он через мгновение, - то уверяю тебя, что буду полагаться на твое мнение в непонятных мне вопросах. Понятно?

Боло были запрограммированы подчиняться людям, назначенным на должность их командиров. Сложнее было заставить их признать полномочия конкретного человека, ибо они были запрограммированы также отвергать любые попытки противника ввести их в заблуждение. Теперь все зависело от того, насколько этот Боло умен в человеческом смысле этого слова… и насколько он способен самостоятельно ставить себе задачи, принимать независимые решения и прокладывать свой собственный курс.

– В обычных условиях я бы потребовал официального подтверждения от верховного командования, - сказал ему Боло. - Однако тактическая ситуация на Облаке радикально изменилась. Я подозреваю, что все высшее военное руководство было уничтожено и мы можем полагаться только на собственные силы. Это так?

– Именно так, - ответил Джейми, с трудом произнося слова. - Все военные и гражданские власти на Облаке полностью прекратили свое существование. Нам придется создавать их заново, на пустом месте.

– Я понимаю, мой командир, - сказал Боло, и Джейми пришлось сдержаться, чтобы не выдать свое возбуждение, когда он услышал это официальное обращение.

– Пожалуйста, дай мне обзор тактической ситуации.

Часть экрана очистилась, и на ней появилось окно с трехмерной топологической картой Селесты. Ее покрывали несколько сот красных точек, сосредоточенных в основном в лагере и в ямах центральной части города.

– Это все машины /*/*/, обнаруженные мной в пределах пяти километров, - сообщил Гектор. - Их вооружение состоит из электрических разрядников и легких лазеров, эквивалентных ручному оружию людей. Ничто из этого не представляет для нас угрозы.

Карта Селесты исчезла, сменившись графическим изображением Облака. Селеста была отмечена на глобусе ярким голубым квадратом. Сфера уменьшалась, пока в поле зрения не попал усеянный кратерами шарик Деламар и пока не показалась Трист, вторая луна Облака. Далеко за орбитой Деламар виднелись три красных треугольника с яркими стрелками, отмечавшими векторы их движения. Было похоже, что все три с ускорением двигаются в сторону Облака.

– От этих трех кораблей исходит наиболее вероятная угроза, - сказал Гектор. - Они относятся к тому классу, который /*/*/ называют "боевая крепость типа 2". Каждый обладает массой примерно четыре и три десятых миллиона тонн, то есть превосходит в мощности самые крупные дредноуты, созданные людьми, приблизительно на два порядка. Корабли такого класса бомбили Облако, и именно они разрушили его города. Я предполагаю, что ближайший из них займет огневую позицию через тридцать восемь и семь десятых секунды.

– Разрушители городов, - тихо произнес Джейми.

Во время нападения /*/*/ на Облако ему не доводилось встречать этих чудовищ, но он слышал рассказы о них от тех, кто видел их на экранах радаров или на изображениях, переданных орбитальными спутниками слежения.

И только позже, уже находясь в лагере, он сумел узнать хоть что-то об оружии устрашения, которое /*/*/ использовали против крупных городов Облака.

Основополагающей концепцией ведения войны была концепция высоты. Если ты смог оказаться выше врага, то сразу получал громадное преимущество. /*/*/ удерживали занятую ими высоту в космосе, взгромоздившись на вершину гравитационного колодца Облака, откуда они могли в буквальном смысле слова бросаться камнями в людей, оказавшихся в ловушке на поверхности планеты. Хотя до Великой Бойни защитникам Облака удалось собрать удручающе мало разведывательной информации о захватчиках, они считали, что боевые крепости врага обладают ускорителями массы, подобно противопехотным орудиям Гектора, но безмерно превосходят их в мощности и размерах. Некоторые защитники называли их "метеорными пушками", но это определение давало лишь частичное представление об их мощи и дальности стрельбы. Орудия /*/*/ могли метать ускоренные магнитными полями многотонные железоникелевые глыбы (которых в поясе астероидов было как грязи), причем с высокой степенью точности и со скоростью, равной десяткам километров в секунду.

Чтобы подсчитать энергию падения такого камешка, Джейми даже не надо было обращаться за помощью к математическим процессорам Гектора. Каменная глыба в тонну весом, летящая со скоростью сто километров в секунду, несет кинетическую энергию примерно в пять миллионов мегаджоулей - это разрушительная мощь, достигаемая при детонации тысячи килограммов мощной взрывчатки.

Килотонный эквивалент переводил это оружие в класс тактического ядерного; а если верить слухам, бродившим по лагерю сразу после Бойни, /*/*/ могли корректировать мощность своих ударов, меняя размер и начальную скорость разрушителей городов.

Мощность того, что ударил по Крайсу, равнялась, по разным оценкам, примерно десяти мегатоннам, то есть в десять тысяч раз превосходила мощность килотонного взрыва.

– Первый вражеский корабль достиг огневого рубежа, - сообщил Гектор. - Держитесь крепче. Положение становится интереснее.

"Хотелось бы знать, - подумал Джейми, - что именно Боло называет интересным…"

ВАЛ 812-928782 было довольно древней моделью /*/*/ четвертого уровня и уже больше ЗхЮ18 наносекунд управляло боевой крепостью серии 34. Будучи подключенным к чудовищному дредноуту ТИГ 232, оно было частью флота, захватившего звездолет органиков "Эмпирион" и сумевшего впоследствии выбить из этих странных существ секреты их компьютерных технологий. Оно сражалось в первых рядах в битве при Джалахааде и потеряло два банка подпространственных генераторов при Коровите.

Как и подавляющее большинство /*/*/, оно практически не обладало тем качеством, которое люди назвали бы воображением. Оно лишь выполняло то, что приказывало командование, но делало это весьма результативно.

Текущие приказы гласили, что ему следует атаковать конкретную цель по заданным координатам на недавно захваченной планете Облако. С расстояния в девяносто тысяч километров от поверхности планеты оно не могло непосредственно видеть эту цель, однако оно получало изображения, передаваемые спутниками-шпионами /*/*/, которые находились на низкой околопланетной орбите. На них был виден район атаки - заболоченные руины вблизи узкой бухты. Почти в самом центре гавани какая-то машина - очень большая машина - отбивалась, и довольно успешно, от роя мелких /*/*/.

Следующую атаку ей не удастся так легко отбить.

ВАЛ 812 начало выбирать свой первый снаряд.

Я принялся изготавливать дейтериевые криоиглы. В моем производственном центре установлено двенадцать нейтронно-уплотняющих пресс-форм, в которые я одновременно впрыскиваю дейтериевую жижу, накачиваемую из охлаждающих баков, и нагнетаю давление, в нормальных условиях существующее лишь вблизи ядра планетарно-газового гиганта. Результатом такого технологического процесса является заостренная с обеих сторон щепка толщиной три миллиметра, в которой содержится пятьдесят миллиграммов металлического дейтерия, закованного в нейтронно-уплотненную сталь; так как даже нейтрониум становится хрупким при температуре, близкой к абсолютному нулю, иглы удерживаются магнитной бутылью. Если она вдруг исчезнет, заряд мгновенно испарится, высвободив при этом значительное количество энергии. Пресс-формы открываются, и дюжина закованных в нейтронно-уплотненный металл игл левитирует в камеру хранения; прежде чем цикл повторится, в формы закладываются свежие металлические рубашки.

Сколько мне нужно зарядов? Возможно, хватит двадцати - двадцати четырех, но многое зависит от того, сколько выстрелов может сделать каждая из приближающихся крепостей… и от того, как скоро они откроют огонь. Все три по-прежнему находятся вне моего радиуса поражения, но, принимая во внимание геометрию планетарной бомбардировки, они могут начать стрелять в любое время. Я ни секунды не сомневаюсь, что Враг среагировал на мою реактивацию; я видел, на что способны их орбитальные орудия, и знаю, что обязан первым нанести удар.

Значит, вопрос лишь в том, сколько у меня осталось времени.

ДАВ 728 следил за разворачивавшейся драмой и прямо через командную сеть /*/*/ через паутину сенсоров на планетарной орбите, и глазами пилотов трех выходивших на огневые рубежи боевых крепостей - ГРА 623, ВАЛ 812 и ФЛЕ 911. Все три корабля уже вошли в зону досягаемости, и теперь было чрезвычайно важно достигнуть высокой скоординированности и точности атаки. Конструкция органиков-людей, известная как Боло, была потенциально весьма опасной и могла вмешаться в деятельность /*/*/ на планете. То, что она не смогла противостоять самому первому вторжению, произошло лишь благодаря тому, что ИЕН 925, шестипроцессорная система, возглавлявшая нападение, не позволила Боло продемонстрировать все его возможности.

И ДАВ не собирался давать вражеской машине второго шанса.

Существовало два возможных пути развития тактической ситуации, и ДАВ, что было свойственно всем /*/*/, выбрал наиболее прямой путь. Инициировав эту цепь событий, он одновременно запустил в двух своих мозгах подпрограмму, изучающую альтернативный вариант. Да, /*/*/ действительно были склонны мыслить и действовать напрямую, но они также старались делать все очень тщательно.

Второй, и менее прямой, путь подразумевал использование машин /*/*/, внедренных в боевой механизм людей. Через командную сеть он почувствовал гибель Перехватчика, подключенного к нейро-шине Боло, но другая машина - скорее даже отпочковавшаяся от первой субсистема - была невредимой и, по-видимому, пока необнаруженной.

Этот второй машинный паразит глубоко закопался в аппаратуру энергоконтроля Боло. Его единственная задача состояла в том, чтобы регулировать выходную мощность термоядерного комплекса Боло, ограничивая генерируемую энергию десятью процентами номинала.

Когда Боло соберется отразить угрозу, исходящую от первой тактической ветви /*/*/, то обнаружит, что не в состоянии сражаться в полную силу; конечно, учитывая сложность машины, вполне возможно, что он уже обнаружил это, проведя обычную процедуру самодиагностики.

Вряд ли у Боло есть ремонтные автоматы, способные справиться с паразитом, так что ему придется сражаться с силами /*/*/ лишь на десяти процентах своего обычного боевого потенциала. К тому же… паразит способен и на кое-что другое.

И ДАВ начал загружать дополнительные инструкции своему агенту, притаившемуся внутри боевой машины людей.

При этом даже первый тактический вариант предусматривал возможность уничтожения не только Боло, но и всего континента, на котором тот находился. Конечно, это означало бы потерю нескольких тысяч малых машин /*/*/ и большей части человеческих ресурсов в регионе, но, с точки зрения ДАВ, это был бы приемлемый размен. Загрузив в память необходимые данные, он развернул трехмерную ментальную проекцию местного космического пространства: Облако, две его луны и три крохотных сложной формы пятнышка, изображавшие три боевые крепости, которые приближались к планете. Зеленые, голубые и ультрафиолетовые линии изображали пройденный ими и предстоявший им путь, а сама цель светилась мягким мерцающим рентгеновским сиянием.

– Ковровая бомбардировка, - приказал он, направляя свои мысли в командную сеть. - Скорость и масса снарядов должны соответствовать максимальному поражающему эффекту. Огонь!…

На раскинувшемся перед его мысленным взором изображении каждый из трех кораблей выпустил одну, потом вторую и, наконец, третью сияющую точку мерцающего рентгеновского света, которые понеслись к планете по тщательно рассчитанным высокоскоростным траекториям.

Джейми нагнулся вперед, изучая изображение в открывшемся окне, которое заслонило часть панорамы гавани, раскинувшейся на обзорном дисплее.

– Боже мой… - прошептал он.

– Враг выпустил девять снарядов, - со сводившим с ума спокойствием объявил Гектор.

Вокруг красных пятнышек снарядов, мчавшихся в пространстве, появились зеленые квадратики, рядом с которыми загорелись цифры, сообщавшие их массу, скорость и время полета. От каждого снаряда через весь экран протянулись длинные дуги желтого света, которые сошлись на графическом изображении поверхности Облака в точке с координатами 40°15'32,4" северной широты и 7,4° западной долготы.

Эпицентром бомбардировки должна была стать внутренняя гавань Селесты…

– Приближающиеся снаряды были выпущены залпами, - продолжил Гектор, - и первые три нанесут по этой позиции удары с интервалом 2,76 секунды, что показывает высокую степень координации вражеской командной сети.

– Сколько… нам осталось? - спросил Джейми. Один из зеленых квадратиков полыхнул синим.

– Снаряд, обозначенный "альфа", имеет скорость 380 километров в секунду и траекторию полета 55100 километров. Время полета 145 секунд. Время до удара…

Рядом с мчавшейся к планете точкой появились быстро сменявшие друг друга цифры. -…сто тридцать секунд. Тут Джейми вспомнил о скорости метеора. - Гектор! Какой силы будет удар при такой скорости?

Точные цифры зависят от массы снаряда, которая в свою очередь зависит от его точных размеров, состава и плотности. Я считаю, что это оксидный кусок железоникелевого астероида, с максимальным диаметром примерно 1,4 метра и массой приблизительно 2,1 тонны. Подставляя эти данные в формулу -, мы видим, что кинетическая энергия удара "альфы" о поверхность Облака составит около 1.5162x10" джоулей, что эквивалентно взрыву силой в 30,324 мегатонны.

– Тридцать мегатонн…

– Напоминаю, что за первым ударом спустя три секунды последуют еще два, также примерно по тридцать мегатонн каждый. Через 3,5 секунды будет еще три удара, после которых спустя 3,9 секунды произойдут еще три. Суммарная мощность бомбардировки составит около 275 мегатонн в тротиловом эквиваленте.

В Боевом центре воцарилась гробовая тишина. Джейми слышал лишь шипение механизмов рециркуляции воздуха, короткие, быстрые вдохи и выдохи Алиты и Шери где-то за спиной да биение собственного пульса. Что мог сделать с ними трехсотмегатонный взрыв? Пробить кору Облака, вызвать к жизни новые вулканы, выбрасывающие в небо гейзеры магмы? Стереть с лица планеты всю органическую жизнь огромными штормами и ураганами атмосферной пыли? Спровоцировать землетрясения, после которых весь западный материк опустится ниже уровня моря?

В любом случае Гектор был обречен… не говоря уже о рабах, находившихся в лагере и на раскопках всего в километре отсюда.

Сто двадцать секунд.

Внезапно Джейми заметил замигавшие внизу окна уравнения и строчки чисел. Похоже, что Гектор наводил свое основное вооружение на ближайший из мчавшихся в их сторону снарядов. Откуда-то издалека, с наружной стороны массивного бронированного панциря, окружавшего Боевой центр, донесся низкий рокот разворачивавшихся башен "Хеллборов".

– Гектор? Какого дьявола ты делаешь?

– Пытаюсь противодействовать вражеской бомбардировке. Секунду, пожалуйста. Расчеты чрезвычайно сложны, и на их результат воздействуют многочисленные переменные, в основном хаотического происхождения.

– Стрелять по…

Джейми осекся и судорожно сглотнул. Он знал, что Боло Марк XXXIII могли обстреливать противника даже на планетарной орбите; в конце концов, именно поэтому они и назывались системами планетарной осады. Но чтобы попасть в полутораметровую мишень, находившуюся в пятидесяти тысячах километров… требовались поистине безупречные снайперские способности.

– Цель захвачена, - спокойно сообщил Гектор. - Стреляю…

Боевой центр неожиданно погрузился в темноту, а корпус загремел, как титанический колокол,

Захватив радаром и оптическими сенсорами ближайший из приближающихся обломков астероида, я развернул башню номер один по пеленгу один-пол-пять и поднял ствол "Хеллбора" до 53 °, наводя орудие на цель. "Стреляю", - объявляю я, и "Хеллбор" выпускает свой смертоносный груз. Вспышка на мгновение ослепляет и оглушает даже мои собственные сенсоры. Сверхмощные магнитные поля разогнали упакованную в нейтронно-уплотненный металл иглу до релятивистских скоростей; внутри ствола "Хеллбора" пятьдесят граммов металлического дейтерия мгновенно коллапсируют в сжимающихся объятиях магнитной бутыли; в тот же миг стреляют наводящие лазеры, которые не только помогают системам наведения удерживать цель, но и выжигают в атмосфере планеты временный вакуумный туннель, освобождая путь разряду "Хеллбора".

Всего через 3,2x10 8 секунды чудовищное ускорение и коллапс магнитной бутыли инициируют в дейтерии термоядерную реакцию, и из десятиметрового ствола "Хеллбора" номер один со скоростью почти шестьдесят процентов от световой вырывается плазма. В момент выстрела расстояние до цели составляет 48658,7 километра. На 0,6 световой скорости снаряд "Хеллбора" летит до цели 0,27032 секунды, слишком долго по меркам полного боевого реагирования.

Когда выстрелил "Хеллбор", Дитер стоял на вершине усеянного камнями холмика, сжимая в руке металлический брус, отодранный от какого-то расчлененного механизма "щелкунчиков". Он смотрел на запад, где за зоной раскопок виднелся приземистый черный островок Боло, засевшего посреди бухты. Вокруг Дитера радовались неожиданному освобождению бывшие рабы. Свет, выплеснувшийся из передней башни Боло, на мгновение ослепил Дитера, оставив на сетчатке слепящее фиолетовое остаточное изображение; спустя почти четыре секунды его настигла ударная волна, в мгновение ока пронесшаяся по воде, а затем - грохот и треск, поразившие, казалось, не только уши, но и все органы чувств одновременно.

Дитер рухнул на колени, зажимая уши руками, и из носа у него потекла кровь. Вокруг, сраженные громовым залпом "Хеллбора", валились на землю остальные освободившиеся рабы.

Сам не зная зачем, он посмотрел в пустое небо. Во что бы ни стрелял Гектор, его мишени не было видно, и скорее всего она находилась где-то в космосе; вопрос был лишь в том, будет ли его мишень стрелять в ответ и станет ли сам Гектор стрелять снова.

– Бегите к кратеру! - закричал Дитер так громко, как только мог, едва последствия воздушного удара стали менее ощутимыми. Он не знал, многие ли его расслышали, оглушенные взрывом, но продолжал кричать и размахивать руками, показывая путь. Вскоре к кратеру, расположенному в нескольких сотнях метров к востоку, побежало множество людей. Затопленный водой кратер, который был оставлен метеором, похоронившим Селесту, мог дать хоть какое-то укрытие от яростной отдачи "Хеллборов" Боло.