Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 8

 

— Ты вообще, соображаешь, что ты делаешь? — раздраженно говорил Семен, нервно расхаживая по нашему узилищу. — Я же видел, что ты нагло нарываешься! Они могут прихлопнуть нас, как мух! И никто, никогда об этом не узнает!

— Успокойся! — я устало откинулся на стену этого сарая, расположенного на ветви гигантского дерева.

Прямо, как большой скворечник. Так и хочется вылезти на жердочку перед входом и запеть. Только боюсь, что мое пение будет сродни вороньему карканью.

— Нет, ты мне объясни, что это тебе под хвост попало? — вопреки моему совету, не успокаивался Семен.

— Хвост!? — я даже подскочил из положения сидя. — Фух! Ты же меня так не пугай!

— Это я так, образно, — отозвался Семен, озадаченно глядя на меня.

— Образно? — я вперил суровый взгляд в своего друга. — Тут всякое может случиться. Вот ты — яркий образец.

— Ты не уклоняйся от темы! — снова взвился мой друг, недовольный многозначительным взглядом, который я бросил на его острые уши.

— Да что тут объяснять? — я снова сполз по стене. — Тебе вот хорошо. Ты — вроде действительно эльф. Тебе эти годы — что семечки. А вот мне как быть? Через те годы, что отвел Мармиэль на решение этой задачи, на родину можно будет отправлять разве что, гроб с тем, что от меня к тому времени останется. Мне эта перспектива как-то не очень нравится.

— Ну, я не уверен, что, кроме острых ушей, ко мне перешло и долголетие эльфов, — рассудительно ответил Сема, присаживаясь рядом со мной. — И потом, ты уверен, что ты не изменился?

Сема! — укоризненно сказал я. — Я слышал, что эльфы отличаются феноменальным зрением. Ты видел то, что мне было не под силу рассмотреть. Протри глаза и взгляни на меня. Я, каким был, таким и остался.

— Но ты же смог порвать путы, — поджал губы Семен, — а это, насколько я понял, не под силу человеку.

— Да что там было рвать, эти прутики? — рявкнул я. — Устроили сенсацию столетия. Это же не металл, а деревяшки. Коэффициент сопротивления на разрыв совершенно разный.

— Но Мармиэль говорил…, — начал, было, мой друг.

— Что он говорил? — не мог успокоиться я. — Что это не под силу никому? А кто пробовал? Ты пробовал? Посмотри на мои руки! Они обычные! А ноги? Чем они отличаются от тех, которые я имел всегда?

Семен в сомнении смотрел на меня:

— Влад! Ты не кричи. Но мне кажется, что они стали значительно сильнее и крепче, чем были там, на Земле.

Я внимательно рассмотрел свои руки. Вроде бы, такие же, как и были. Ну, ничего не изменилось! Я же не хлюпик, какой-нибудь. А ежедневные тренировки в клубе любителей старинного боя, они значительно укрепили мои руки за последние пять лет.

Да, я занимаюсь, вернее, занимался, в таком клубе. А что? Я парень молодой, не женатый. Семьей еще не успел обзавестись. Девчонка у меня, правда, была. А как же без этого? …Впрочем, об этом как-нибудь потом, под настроение.

Я сейчас о клубе говорю. Милейший Александр Павлович, руководитель секции исторического реконструирования, выделил мне из своей богатейшей коллекции холодного оружия меч, носящий название Бастард сворд (Bastard sword). Меч этот не был оригинальным произведением шестнадцатого века (кто же мне такую редкость отдаст?), но вполне соответствовал оригиналу. Длина клинка была около девяноста сантиметров, и к моменту нынешних событий, я уже довольно ловко им управлялся. Попробуй, ежедневно покрути два с половиной кило по нескольку часов. Тренировочные бои в панцире «высокой защиты». Именно так называл Сан Палыч эти убийственные «душегубки». Конечно же, мастером клинка я не стал, но и «подарком» тоже не был. Больше всего противников смущали мои неожиданные действия. Только Валерка, вот кто действительно был мастером, со своим Русским мечом, мог легко, играючи, справиться с моими импровизациями. После того, как я несколько раз получил от Валерки по хребту, а это чувствительно, даже не смотря на толстый войлок, я отказался от боев с ним. Но он меня здорово натаскал по азам мечного боя.

На всякий случай я проверил свой организм на наличие каких-то изменений. А ничего не нашел!

— Нет, Сема, — вздохнул я. — Каким я был, таким и остался. Просто эльфы тут какие-то субтильные.

— Это и я субтильный? — оскорбился Семен.

— А ты сравни нас, — пожал плечами я.

А чего тут было сравнивать? При ста семидесяти см. Семы и метр восьмидесяти пяти моих. Я и выглядел значительно внушительней. Спора нет, Сема обладал неплохой физ. подготовкой, но в силовых упражнениях, я неизменно брал верх.

Вот так мы и сидели в скворечнике, предаваясь невеселым размышлениям, когда в проеме появился Мармиэль.

Он вежливо поклонился Семену, небрежно кивнул мне и прошелся с довольным видом по помещению.

— Совет принял решение! — объявил он, наконец, повернувшись к нам. — Семьен, мы решили принять тебя в наш клан. Завтра тебя ждет церемония посвящения. Это очень важная церемония. Тебе надо подготовиться. Я займусь этим с тобой.

— А что с моим другом? — Семен напрягся в ожидании ответа.

Признаться, мне тоже было не очень уютно. Щемящее чувство расставания охватило меня.

— Совет, принял решение оставить человека, но до того момента, когда он сможет овладеть оружием человеческой расы. Потом он должен будет уйти, — Мармиэль покровительственно улыбнулся мне. — Мне пришлось приложить немало усилий для того, чтобы убедить совет. Благодарить не надо!

Держи карман шире! Чтобы я тебя, расист ушастый, благодарил!

— А владению оружием, меня кто будет обучать? — поинтересовался я.

— Кто-нибудь из наших мастеров Зеленой стражи, — небрежно ответствовал Мармиэль.

— Это человечьему оружию, что ли? — недоверчиво уточнил я.

Хорошее уточнение. Мармиэль замер, соображая, где же все-таки произошла неувязка. Сообразил. Негодующе уставился на меня.

— Человечьему оружию будешь обучаться сам!

— А эльфийскому?

— Эльфийскому тебя никто обучать не будет! — отрезал Мармиэль. — Эльфийское оружие, чтоб ты знал, слушается только эльфов.

— Это оно вам сказало? — сердито поинтересовался я (меня эта дискриминация снова стала раздражать).

— Кто сказало? — оторопел Мармиэль.

— Оно! — уточнил я, поднимаясь на ноги. — Вы попробуйте, а потом утверждайте! Поймите, наконец, я сюда не рвался! Я сюда попал против воли! Как и он. Но если уж я сюда попал, то проявите свое хваленое благородство! Дайте мне шанс выжить здесь!

Мармиэль стоял, внимательно всматриваясь в меня. Кажется, до него дошел смысл моих высказываний. Он наморщил лоб, раздумывая, потом взглянул на Семена. Семен встал рядом со мной.

— Он мой друг, Мармиэль. Я прошу за него.

Эльф кивнул:

— Хорошо. Я подумаю над этим. Но ты должен понимать, что мы не обязаны тебе помогать больше, чем это нам необходимо.

— Но на необходимый минимум я могу рассчитывать?

— Сначала надо определить этот минимум, — усмехнулся Мармиэль.

Я понял, что дальше давить не стоит. Я и так достиг максимума возможного в данной ситуации. Дальше будем поглядеть.

Мармиэль предложил нам выбираться из помещения. На этот раз стражи не было. Зато присутствовали два эльфа. Один имел довольно унылый вид, а второй — хмурый.

— Партнориэль, — обратился Мармиэль к унылому, показывая на Семена, — вот его надо одеть к церемонии. Прояви все свое искусство!

Партнориэль окинул взглядом фигуру Семена, тяжело вздохнул, повернулся и потопал куда-то в сторону, махнув при этом рукой, призывая Сему следовать за собой. Мы с Семеном переглянулись. Я кивнул ему, и он, пожав плечами, пошел следом за унылым Партноориэлем.

Я повернулся к Мармиэлю, который, прищурив глаза, наблюдал за нами.

— Сейчас ты пойдешь с нашим мастером оружия, Орантоэлем. Он поможет тебе выбрать оружие, подходящее для обучения. Отнесись к этому серьезно! От этого будет зависеть продолжительность твоей, и так очень короткой, жизни.

Намек на мою жизнь меня, конечно, покоробил, но я, на этот раз, промолчал.

Хмурый хмыкнул:

— Он хоть знает, с какой стороны за меч браться? — неласково спросил мастер оружия.

— Угадай с трех раз, — так же неласково ответствовал я.

Мармиэль весело рассмеялся, глядя на ошарашенное лицо эльфа.

— Да, тебе мастер попался не самый почтительный экземпляр из людей, — сквозь смех выговорил он.

Орантоэль достаточно быстро пришел в себя. Он многообещающе взглянул на меня:

— Ничего! Я почтительность ему быстро привью.

Мармиэль, весело скалясь, предложил:

— Пари? Я очень хочу посмотреть, как это у тебя получится. Учти, экземпляр не совсем обычен. На ментальное воздействие не среагировал.

Стоп! Это, какое еще ментальное воздействие? Это что, он меня гипнотизировать пытался? Похоже, сообщение Мармиэля подействовало на мастера. Он с большим интересом взглянул на меня.

— Пари? Почему нет?

— Если я выигрываю, то ты отдаешь мне Лист Клена, — глаза Мармиэля алчно прищурились.

— Разогнался! — фыркнул Орантоэль. — Ну, ладно! А ты мне зачаруешь два новых клинка.

— Один! — быстро откликнулся Мармиэль.

— Два! А будешь спорить, то и три, — твердо ответил мастер оружия, наблюдая за мной.

Мне этот торг не очень нравился. Похоже, этот тип собирается опускать меня ниже плинтуса. Это меня-то? Когда это в последний раз было? Не помню. Обычно, со мной старались ладить, дабы не оказаться в роли этих самых опускаемых. Но спешить, однако, не стоит. Я этого мастера не знаю, как не знаю, на что он собственно способен. Может он, какой местный авторитет в деле укрощения норовистых индивидуумов. Посмотрим.

— Тебе надо подобрать оружие, — просветил меня Орантоэль. — Следуй за мной!

Мастер решительно зашагал в сторону, даже не оглядываясь, уверенный, что я последую за ним. Да последую, конечно. Куда же мне деваться.