Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 5

 

Сам процесс вхождения в эту изумрудную хрень прошел безболезненно. Какое-то ощущение невесомости присутствовало, но не более. Доли секунды, и мы в другом месте. Если бы я мог, я бы восхищенно почесал затылок, но, во избежание почесываний острыми предметами в других частях тела, этого делать не стал. Вот это да! Нуль-транспортировка! Мечта всех земных физиков и иже с ними. Они там изобретают, а тут уже есть и, судя по всему, в массовом производстве.

Вывалились мы в этакую аллейку. Широкая мощеная маленькими кирпичиками, дорожка. В воздухе висят разноцветные шарики света (и надо заметить, освещают они очень даже неплохо), скамеечки на ажурных ножках расставлены в прихотливом беспорядке. Урн нет. Это обстоятельство меня несколько обескуражило. А куда мусор девать, неизбежный при променадах семейств? Да и сплюнуть, что иногда очень хочется, некуда.

На одной из скамеечек в свободной позе сидел представитель местного населения. Он не был одет в доспех. Его одеяния составляли одежды свободного покроя. Светло-зеленые штаны у ступней стянуты чем-то типа шнурочка с завязочками, туфли с загнутыми кверху носками, белая, расстегнутая у шеи рубаха. Длинные волосы были свободно рассыпаны по плечам. Когда мы подошли ближе, и я смог рассмотреть подробнее этого типа. Я невольно остановился, разинув рот. Было от чего!

Передо мной сидел самый настоящий эльф. Ага! Вот тот самый, ушастый, то есть остро ушастый. Он без всякого интереса скользнул глазами по нашим унылым фигурам с поднятыми руками, и снова уставился вглубь леса (или парка, кто их тут разберет?). А я, за остановку, получил еще один чувствительный тычок острым в спину.

Ох, и не понравился мне этот, полный пофигизма, взгляд. Он мог говорить о чем угодно. В том числе и о том, что таких, как мы, здесь повидали уже немало. Мы прошли по этой аллее до конца и остановились перед маленьким домиком. А ничего такой домик, красивый.

На крыльце появилась еще одна личность. Эльф, разумеется. Серебристые волосы, стянуты на голове широкой лентой, удивительные, фиолетовые глаза, плащ серебристого же цвета свободно спадал с нешироких плеч. Каждое его движение показалось мне каким-то наигранным, акцентировано-изящным. Как у неискреннего актера, ей Богу!

Командир нашего конвоя что-то ему доложил. Эльф подошел к нам, осмотрел и что-то процедил сквозь зубы. Мы, что вполне естественно, ответили ему искренним непониманием.

Изящно приподняв правую бровь, эльф изобразил удивление. Он снова что-то сказал, судя по всему, на другом языке. Эффект был тот же — наше непонимание. Бровь приподнялась чуть выше. Последовала еще одна попытка что-то узнать. И снова на непонятном нам языке. Хоть бы на английском, или французском что-нибудь спросил бы! Хотя, о чем это я? Если мы, как было мудро мной замечено, не на Земле, то и Англия, и Франция остались там, где и все остальное. Вот ведь положение, а!

Эльф постоял, наморщив лоб. Решает, зараза, сразу нас в расход, или еще что-нибудь спросить. Ушел в домик, что-то сказав командиру стражи.

Мы с Семеном переглянулись. «Табак дело» — сказали мне его глаза. «Ага!» — ответил я, при помощи глаз и дополнительной мимики лица.

Командир, махнув рукой, направился влево по дорожке. Мы дружно потопали за ним. Интересно, а какие тут, у этих чудиков, тюрьмы. Или тут этим не озабочиваются? Стрела в жизненно важный орган — всяко дешевле.

Нет. Все-таки гуманизм и тут имеется. Подвели к какому-то сарайчику, висящему на огромной ветви дерева непонятной национальности. К проему входа пришлось карабкаться по лесенке. Сема легко взлетел, а вот мне пришлось хуже. Уж больно лесенка хлипкая. Пока лез — все время боялся, что оборвется. Вряд ли порча казенного имущества улучшит их отношение к нам.

Свет солнечного луча ударил по глазам. Я сонно заворочался, пытаясь закрыть лицо от надоедливого солнечного зайчика, но не преуспел в этом. В голове молнией мелькнул вчерашний день и понимание того, что мы в плену. Это заставило меня резко принять сидячее положение.

Нет, вы только поглядите на этого архаровца! Мало того, что нагло дрыхнет, когда мы в узилище, так еще и немелодично похрапывает! Пришлось отвесить хорошего пинка ногой. В ответ раздалось сонное бурчание о том, какой я хороший и добрый, а так же, куда бы мне пойти и где застрелиться.

— Стреляться я сам не буду! — рыкнул я. — Тут полно желающих осуществить выше упомянутую процедуру. Это я на тот случай, если ты забыл — где мы с тобой находимся.

— А что? — Сема сел, сонно потряс головой. — Появилась возможность бежать?

— Куда? И как? — хмуро поинтересовался я.

— Ну а если не появилась, так чего дергаться? — Сема снова рухнул на пол, с явным намерением продолжить прерванное занятие.

Я со злостью и завистью посмотрел на него. Это же надо! Мы в такой незавидной ситуации, а он спит, как ни в чем небывало…. Стоп! Что-то в нем не то! Я застывшим взглядом взирал на его уши. Верхние кончики явственно заострились. Мама родная! Я автоматически ухватился за свои, кровные. Фух! Отлегло. Руки ощутили обычные, нормальные человеческие уши.

Ну, и что же теперь делать? И что собственно происходит? Может, Семе что-нибудь этакое вкололи? Если у них тут телепортация вовсю используется, то, каких высот наука достигла? Вполне могли и вколоть!

Нет, но все же, что-то тут не вяжется! Если у них такие высоты достижений, то, какого лешего, они луками и стрелами балуются? И мечи, на боках, самые что ни на есть — настоящие. Проводов, а это, по моему мнению, несомненно, является признаком цивилизации, тоже нет. Просто голова от таких мыслей пухнет! И этот дрыхнет!

— Эй! Вставай эльфийская морда! — не выдержал я. — Ты, между прочим, вляпался по самое «не могу». Надо решать, как тебя из этого вытаскивать.

Семен снова сонно сел.

— Это кто «эльфийская морда»? — сердито поинтересовался он. — И куда это я вляпался?

— У тебя, если не ошибаюсь, в нагрудном кармане зеркальце есть, — ехидно отозвался я. — Не сочти за труд. Достань его и посмотрись.

Семен, сопя, достал зеркальце и уставился в него.

— Особое внимание обрати на уши, — заметил я. — Потом можешь обратить внимание и на цвет глаз, которые, по моим воспоминаниям, раньше были у тебя серыми.

Зеркало выпало из пальцев Семы. Он смотрел на меня испуганно и беспомощно.

— Как же это? — растерянно пробормотал он.

Мне ничего не оставалось, как только пожать плечами.

— А ты почему не изменился? — вдруг, подозрительно спросил Сема.

— Откуда я знаю? — неожиданно, даже для себя самого, вызверился я. — Может у меня иммунитет ко всем этим штучкам.

— Глаза — фигня! — рассуждал, тем временем Сема. — А вот что с ушами делать? Да со мной, таким, ни одна девушка знакомиться не захочет. Влад! Что делать? Чего ты молчишь?

Ну вот! Разбудил на свою голову. Посоветоваться захотелось. С таким посоветуешься!

Мы сидели и, молча, смотрели друг на друга. Ни одной дельной мысли в голове не было. Такое впечатление, что они, увидев масштаб проблемы, забились куда-то в уголок и вылезать не собираются.

В самый напряженный момент нашего взаимного созерцания, в проеме двери появилась голова одного из местных.

Да, похож! Отметило мое сознание, в то время как пришлый вел суровый подсчет количества пленных. На предмет: не сбежал ли кто. При взгляде на Сему, его глаза удивленно расширились. Он повернул голову и что-то сказал на своем языке, обращаясь к кому-то, стоящему снизу.

Я услышал, как за пределами нашего пристанища поднялся возбужденный галдеж. Пленившие нас эльфы активно делились впечатлениями от фразы заглянувшего к нам.

Эльф мотнул головой, показывая нам, что надо бы совершить променад по свежему воздуху. Предложение нами было принято (а куда бы мы делись?).

Спустившись на землю, мы уныло обозрели давешний конвой. Что меня особо возмутило, так это то, что все стрелы теперь были направлены только на меня. Семена теперь считали за своего. Фактически, так и было.

Предводитель, выразительным жестом руки, приказал нам следовать за ним. Я хмуро, в компании обэльфиненого Семена и под пристальным надзором конвоя, двинулся за ним. Руки, на это раз, я поднимать не стал. Впрочем, ни кто от меня этого и не требовал.

Мы шли по аллейке между деревьев. Ветви их смыкались у нас над головой, создавая своеобразный коридор. Сквозь плотную листву, кое-где, простреливали лучи солнца, и наклонные сияющие столбики перемежались с участками тени, создавая почти нереальную картину. Я хмуро поглядывал на сопровождающих нас стражей. Они держались значительно свободней. Как будто ночь, проведенная нами в их лагере, была определенным испытанием, которое мы выдержали. Ну, за себя-то я уверен — выдержал, а вот с Семеном — это вопрос.

Нас так долго вели по этим извилистым аллеям, что честно говоря, я запутался. Если придется отсюда «делать ноги», то вряд ли я найду выход.

Цель нашей ходьбы возникла перед нами как-то внезапно. Тропа упиралась в ствол огромного дерева. Скажи мне, что такие могут быть — не поверил бы. Гм, лес, где не ступала нога дровосека. Ну, и что? Дальше-то куда?

Мы стояли перед этим чудом, покрытым корой и пялились на него, как в музее туристы рассматривают картины великих живописцев. Вроде бы и смотреть не на что, а стоят и смотрят. Гадают, что же это художник сказать хотел тем, что нарисовал прилет каких-то там грачей. А ничего он не хотел сказать! Грачи прилетели, вот он этот прилет и изобразил. Мне быстро надоело это созерцание, и я начал осматриваться по сторонам. Может, еще чего увижу? Из-за этого, я пропустил момент, когда в стволе вдруг образовался проем. Повернул голову, среагировав на движение, а этот кадр уже выплывает нам навстречу.

Эльф, естественно. Других тут не держат. А если и держат, то, как меня, на прицеле. Можно подумать, что я сам к ним попросился.

Эльф был молод….

Стоп. Мне вспомнилась какая-то книга. Не самый любимый мною жанр — фэнтези. Насколько я помню, там что-то было этакое, орко-эльфийское. Так там написано, что эти парни страдают бессмертием. И выглядят молодыми, до этого самого бессмертия.

Так вот. Эльф выглядел молодым. Он уставился на нас глазами изумительно фиолетового цвета и что-то спросил у, подскочившего к нему, командира конвоя. Тот затараторил доклад, помогая себе жестами рук, придавая тем самым выразительности, рассказываему. Эльф внимательно слушал, не сводя с нас глаз. Дослушав до окончания, он кивнул, показывая, что усвоил материал, и подошел к нам ближе.

Первым делом, он взял в работу Семена. Положил ему руку на лоб и, прикрыв глаза, что-то забормотал. Потом открыл глаза и что-то спросил у Семы. Тот ответил на непонятном языке, замолчал, с удивлением прислушиваясь к себе, и, уже на понятном мне языке, кратко выразил это удивление.

— Ну, и что это было? — нейтрально поинтересовался я, с опаской поглядывая на повернувшегося ко мне эльфа.

— Экспресс-обучение местному диалекту, — кратко проинформировал меня Семен. — Не дергайся! Это не больно.

— Ну да, — отозвался я, — ты-то уже ихний, а я пока еще держусь за свое родное — человеческое.

Но когда эльф возложил мне длань на лом, я все же стерпел. Пока он снова что-то бормотал, в голове шумело, щелкало и попискивало, как в неисправном системном блоке.

— Ты меня понимаешь? — вдруг, спросил меня эльф.

— Понимаю, — восхищенно кивнул головой я.

Вот это да! Так быстро обучать языкам — это что-то! Наши методы обучения с двадцать пятым кадром можно просто сдавать в утиль, если такое начнут практиковать на курсах обучения иностранным языкам. Надо только эту абракадабру запомнить. Такие деньги можно заколачивать, что мама не горюй!

— Кто вы? — снова задал вопрос эльф. — Откуда вы пришли в наши леса?

— Ну, кто мы — вы и сами видите, — отозвался я. — И на счет пришли, тоже вопрос спорный. Мне все-таки кажется, что мы не пришли, а нас привели. Вы не находите?

Конечно, я нагло нарывался. Сам понимаю. Но все то, что нам довелось перенести в этом мире, так, вдруг, нахлынуло, что я с трудом сдерживался, чтобы не дать этому типу в физиономию. Может и дал бы, да только слишком дорогим удовольствием это окажется.

Эльф нахмурил брови. Конечно, кому понравится, когда гость нагло хамит хозяину.

— Вам повезло, — проинформировал меня эльф. — Обычно тех, кто появляется в нашем лесу, мы угощаем стрелами.

— А потом этими угощаете землю, — подхватил я. — Видели мы ваше гостеприимство….

— Не обижайтесь на моего друга, — встрял Семен. — Как-то так получилось, что нас достаточно редко берут в плен, и он не привык к такому состоянию. По этой причине он немного нервничает.

Я изумленно повернулся к Семе.

— Это когда нас раньше в плен брали? — подозрительно спросил я.

— Вот видите? — не отвечая мне, обратился Семен к эльфу.

Тот с любопытством рассматривал нас.

— Наших стражей удивило то, что вы выглядите необычно для нашего мира. Также их удивило, что вы разговариваете на неизвестном языке. Только поэтому вы остались в живых, — пояснил Семену эльф. — Ответь мне, брат. Почему ты прикидывался человеком. Наши воины чуть было не совершили страшную ошибку, убив тебя.

Пришла очередь задуматься Семену.

— Видите ли…, э-э-э… — начал он.

— Зови меня Мармиэль, — милостиво кивнул эльф.

— Очень приятно! — кивнул мой друг, — меня зовут Семен….

— Странное имя для перворожденного! — вскинул брови Мармиэль.

— Не более странное, чем твое, — буркнул я.

— У нас такие имена имеют место, — метнув на меня укоризненный взгляд, поспешил пояснить Семен.

— Где это у вас? — решил уточнить Мармиэль.

— Ох, хотел бы я знать, где это «у нас», — тяжело вздохнул я.

— Похоже, быстро этот вопрос не решить, — Мармиэль повернулся к командиру нашего почетного эскорта. — Я разберусь с пленными. Вы можете идти.

— Светлый, не опасно ли это? — заколебался тот.

— Не волнуйся! — кратко ответил тот, поворачиваясь к проему. — Семьен, и ты, человек, следуйте за мной.