Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 4

 

Мы осторожно, постоянно оглядываясь, подошли к пылающему дому. Никакого движения. Не люблю я иметь дело с мертвыми. Да и не имел, в общем-то, до сих пор. Как-то обходила меня стороной эта радость. Нет, чтобы и сейчас обойти!

Мужчина и женщина лежали лицом вверх. Раны не оставляли сомнений, что нанесены они были каким-то острым предметом. Чуть в стороне лежала еще одна женщина. Из спины торчала короткая черная стрела. Такая же стрела досталась и собаке, лежащей у покосившейся калитки.

— Ну, и что ты по этому поводу думаешь? — обратился ко мне Семен, рассматривая нерадостную картину.

— Что тут думать? — нервно сказал я. — Надо срочно бежать искать милицию, или полицию. Или, что тут у них?

— Одно ясно, — невозмутимо продолжал Сема. — Пистолетов, автоматов у них нет.

— А ты почем знаешь?

— А ни одного «огнестрела». Ты не находишь?

— Может они не хотели, чтобы выстрелы были слышны, — настороженно оглядываясь, предположил я.

— Здесь? В глуши? — хмыкнул Семен. — Да рвани здесь бомба, никто не услышит!

— Ладно. Убедил! Зато у них явно есть арбалет.

— Или лук.

— Это не лучные стрелы, — указал я на очевидный факт. — Очень короткие и толстые. Такими из лука не очень-то постреляешь.

Семен немного постоял, внимательно рассматривая предмет спора, и вынужден был согласиться. А я подумал: «Какие из нас специалисты-криминалисты? Тут убитые люди лежат, а мы, вместо того, чтобы тревогу поднимать, дискуссии устраиваем!».

Что меня не очень-то радовало, так это то, что Сема прав, говоря о глуши. Ни электричества, ни других благ цивилизации у дома не наблюдалось. Да и к дому вела тропинка, а не дорога. Скудный огород примыкал к дому с другой стороны. Невдалеке журчал по камням небольшой ручеек. Может эти люди бежали сюда от тех же благ? Я читал, что такие случаи бывали. Но зачем же было их убивать? Судя по всему, они не богаты. Чем они могли кому-то мешать?

— Пойдем по тропинке, — решительно сказал Семен.

— Куда?

— Туда, куда она приведет! У тебя что, есть другие предложения?

— У меня предложений нет, — вздохнул я, — у меня опасение есть. Как бы нам на убивцев не наскочить. Да и что с этим делать?

— С чем «этим»? — не понял Сема.

— Ну, с телами. Надо бы предать земле, как положено.

— Нет. Надо оставить, как есть. Расследование должно же быть. А мы будем просто внимательны, — заключил Сема, начиная движение. — Убийцы же не знают, что мы тут.

— А мы не знаем, где это «тут»! — счел нужным заметить я, пристраиваясь рядом.

Тропинка прихотливо извивалась среди поросших лесом каменных выступов. Мы брели по ней. Хорошо, что она все-таки вела вниз. По моим ощущениям прошло уже порядочно времени с того момента, как мы забрались в пещеру. Мой желудок активно напоминал мне о том же. Семен остановился и, отстегнув флягу от пояса, сделал пару глотков.

— Поесть бы, — мечтательно сказал я, принимая от него флягу и, в свою очередь, отхлебывая из нее.

— И как ты можешь думать о еде, после всего увиденного? — вздохнул Семен.

— Могу! — твердо сказал я. — Я просто не думаю об увиденном.

— Давай еще пройдем немного, — Семен снова пристегнул флягу к поясу, — а там устроим привал и откроем банку «завтрака туриста».

— Ух, ты! — взбодрился я. — Ты таки взял с собой «хавчик»!

— Я же не знал — сколько нам в пещере придется ходить, — пожал плечами Сема.

Так мы и шли. Но через несколько километров Семен вдруг остановился. Я чуть было не налетел на него.

— Ты чего?

— Тихо! — Семен прислушивался к чему-то.

Я тоже, на всякий случай, прислушался. Ничего не слышу! А ведь, никогда на слух не жаловался.

— Чего там? — нетерпеливо обратился я к другу.

— Они вон там, за тем поворотом, — Семен махнул рукой в сторону скального выступа. — Давай сюда! Посмотрим — кто, что и с чем.

Семен свернул с тропинки и начал вскарабкиваться по склону вверх. Я постоял в раздумье, но, признав правоту друга, последовал за ним. Из-под ног посыпались мелкие камешки. Да что же это такое? Вон Сема поднимался, так хоть бы один упал! А Семен недовольно оглянулся на шуршание сползающих камней.

— Ты не можешь потише, медведь?

— Я тебе что, дивизия «эдельвейс»? — пропыхтел я в ответ.

— Да твои шаги, кто угодно, за километр услышит! — прошипел Семен.

— Ладно. Я постараюсь потише, — пообещал я.

Движение мое замедлилось, но таки действительно, я стал производить значительно меньше шума.

Мы подползли к краю выступа и выглянули за него. Внизу, на небольшой площадке, свободной от зарослей, расположилось около дюжины индивидуумов. Они сидели кружком, у костра. Я прищурился, пытаясь рассмотреть их одежду. В это время, Семен тихонько охнул.

— Ты чего? — прошептал я.

— Влад, это не люди, — прошептал в ответ Сема.

— Конечно нелюди, — согласился я, — вон как тех убили.

— Ты не понял, — сердито зашептал Семен. — Это НЕ люди.

— А кто? — удивленно вытаращился я на Сему.

Вот тебе и на! Как это может быть — не люди. Инопланетяне что ли?

Семен, внезапно, протянул руку и прижал меня к земле. Я уже собирался высказаться по полной программе, но мне не дал это сделать характерный свист. Из леса, в расположившихся на привал, полетели стрелы. Со своего места, я услышал далекие вскрики и хрипение застигнутых врасплох незнакомцев. Стрелы перестали вылетать из леса так же внезапно, как и начали. Возле костра прекратилось всякое движение. Но то, что произошло дальше, вогнало меня в полный ступор.

Земля, вокруг всего этого безобразия, вдруг, пошла волнами, вспучилась, и тела погибших, вместе со всеми вещами и костром, в придачу, медленно погрузились в нее. Через несколько минут, нашим глазам предстала чистая и ровная площадка, без малейших следов произошедшего тут побоища.

Осторожно, бесшумно, мы попятились назад. Скатившись по склону, мы присели под камнями.

— Ты что-нибудь понимаешь? — выдохнул я.

— Ничего! — обрадовал меня Семен. — Ущипни меня! Мне кажется, что я сплю. …Ой! Ты что, клещи с собой носишь?

— Не спишь! — успокоил я Сему. — Одно ясно: надо срочно отсюда «делать ноги».

— Может еще, и подскажешь — куда? — скривился Семен.

— А что, есть куда? — огрызнулся я. — Давай переждем, и дальше, по тропинке. Только на ту площадку не надо заходить. Не нравится она мне.

Солнце уже начало ощутимо клониться к заходу, когда мы тронулись в дальнейший путь. Перед этим, мы, достаточно долго, сидели под большим камнем, стараясь не высовываться, и внимательно всматривались в противоположный склон, готовые, при малейшем намеке на опасность, бежать. Куда? А вот об этом я старался не думать. Между делом, мы, все-таки, умудрились перекусить тушенкой из банки под интригующим названием «Завтрак туриста» и хлебом. Все это оказалось в рюкзаке запасливого Семена.

Роль лидера нашей маленькой стаи взял на себя Семен. Я без возражений уступил ему. Все-таки, он уже доказал, что в этом деле на голову выше меня. Я взял на себя обеспечение тылов. Задача эта становилась все труднее, в виду сгущающихся сумерек.

Повернув за очередной поворот, Семен резко остановился.

— Амбец, приплыли! — прокомментировал он свой поступок.

Да мне, в общем-то, его комментарий и не нужен был. Я и сам увидел, что «амбец».

Поперек тропы стояло несколько человек, явно поджидающих нас. Я узрел в их руках луки и стрелы. Как вы понимаете, стрелы лежали на тетивах, а их острые наконечники недвусмысленно были нацелены в наши организмы. Причем, в самые уязвимые места этих самых организмов. Так как мы с Семеном заботились о сохранности наших шкур, мы дисциплинированно остановились и подняли руки вверх. Проверять, насколько метко встретившие нас стреляют, желания не возникло.

Один из встретивших нас шагнул вперед и что-то сказал высоким звонким голосом. Это что, женщины? И главное, я не мог идентифицировать язык. Ни на один из слышанных мною этот не был похож.

— Не понимаю, — промямлил Сема, старательно вытягивая руки вверх.

— Я тоже, — пробурчал я, стараясь не отставать от Семена в стремлении к звездам.

Человек, обратившийся к нам, подошел ближе. Нет, не женщина. Узкое лицо, миндалевидные глаза. Фигура не массивная, но чувствуется природная сила и ловкость. На вид, я определяю его возраст, примерно в двадцать пять — двадцать шесть лет. Что-то в нем было такое, что мне было непонятно. Человек? А человек ли?

Воин, а в том, что это воин, сомневаться не приходится, принимая во внимание отблескивающие металлом доспехи под плащом темно зеленого цвета, повторил сказанное ранее.

Результат был предсказуем. Мы снова ничего не поняли.

Нет, просто цирк какой-то! Лук, стрелы…, о, и мечи в ножнах на поясе. Простите, но это не серьезно! Оно, конечно, хорошо! Тихо и, если умеешь хорошо стрелять из лука, убийственно, но…. Против современных снайперов — это детские игрушки. И зачем этим лесным воинам доспехи? Достаточно одной очереди из УЗИ, от бедра, и кевларовый бронежилет не поможет. Ничего не понимаю!

Видимо, тот, кто к нам обращался, тоже ничего не понимал. Задержали двоих подозрительных. Что-то бормочут непонятное и руки вверх тянут. Этак и стрелу схлопотать недолго.

Воин задумался, остро поглядывая на нас и потирая рукой подбородок. Мне тоже захотелось почесать себе подбородок, но подозрение, что это будет последнее мое почесание в этой жизни, остановило меня.

Воин, видимо, принял какое-то решение. Он решительно повернулся, сказав при этом несколько слов, и махнул рукой, приказывая нам следовать за ним. Он двинулся в сторону от тропы, в лес. Понятно. Сам решение не смог принять, будет советоваться с теми, кто может. Мы покорно, с поднятыми руками тронулись за ним. Около шести воинов, по обеим сторонам, сопровождали нас, зорко следя за каждым нашим действием. И опять мне пришлось удивляться. Было такое впечатление, что по лесу шел я один. Во всяком случае, шелест листьев, шорох хвои и треск сучков производил только я. Все остальные двигались совершенно бесшумно. Как будто они плыли над поверхностью. К моему неудовольствию, Сема ни в чем не отставал от этих парней с луками, в отношении бесшумной ходьбы.

В сумерках определиться было трудно. По моему мнению, я оттрещал от тропы, метров сто, или около того, когда шагающий впереди предводитель нашего конвоя остановился. Он широко махнул рукой, сказав (или пропев) длинное слово. Удивляюсь, как он только язык не сломал, столько там было согласных звуков. Между деревьями, вдруг, возник ярко-зеленый контур. Он полыхал изумрудным сетом, освещая пространство метров на десять вокруг.

— Сема, а ведь мы не на Земле, — поделился я результатом личных выводов.

— Сам уже догадался, — откликнулся мой наблюдательный друг.

Резкий повелительный окрик одного из сопровождающих прервал нашу содержательную беседу о множественности миров.

Весь наш небольшой отряд промаршировал в изумрудную рамку. Я было притормозил, но укол (кажется стрелы) в мягкое место правой ягодичной мышцы, придал мне решимости двигаться дальше.