Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 3

 

Сознание вернулось, как-то, скачком. Лицо пригревало, под сомкнутыми веками ощущалось, что мне в лицо что-то светит. Я медленно приоткрыл глаза и увидел глубокую синеву неба, надо мной. Как раз, легкое облачко, неспешно осуществляющее свое путешествие, заслонило солнце. Я осторожно провел ревизию своих конечностей, проверяя их функциональность и наличие. Вернее, наоборот. Их наличие и функциональность. Результат меня немного обрадовал. Несмотря на ломоту от падения, все, вроде бы, было нормально.

Кто-то, несомненно, добрый, нас нашел и вытащил на поверхность. Никого не слышно. Наверное, этот добрый побежал за помощью. Скоро приедет «скорая», и нас заберут в местную больничку. Нас…. Нас? Нас ли?

Кровь, получив от этой мысли порцию адреналина, сделала ощутимый толчок. Я резко сел, испуганно оглядываясь по сторонам в поисках Семена.

Фух! Да вот же он, лежит на спине. Глаза закрыты, но грудь вздымается от дыхания. Жив, курилка!

Я, покряхтывая, поднялся, и проковылял к другу. Странно. Шнур все так же связывал нас в единое целое. Интересно. Нас что, вот так, вдвоем, и вытащили? Поморщившись, я отвязал шнур и наклонился над Семой. Что там делают, чтобы привести в чувство? Вроде бы, хлопают по щекам и льют на физиономию холодную воду. Воду я лить не стал, не садист же, какой-нибудь. Похлопал. О! Подействовало! Семен медленно раскрыл глаза. Они были слегка мутноваты.

— Привет, крылатый! — улыбнулся он и …, глаза снова закрылись.

Это плохо! Крыша уехала. Как будем возвращать?

Я, ободренный первым удачным опытом, возобновил массаж щек друга. Семен снова открыл глаза. На этот раз, они приняли осмысленное выражение. Он сфокусировал на мне взгляд.

— Влад…?

Глаза, было, сделали попытку разъехаться, но я пресек ее очередным хлопком по щеке.

— А где тот?

— Кто «тот»?

— Ангел!

Мама родная! Не хватало еще, чтобы Семен в «дурку» после этой экспедиции попал.

— Здесь нет никакого ангела! И не было! Понял? — рявкнул я, замахиваясь для очередного массажного воздействия.

— Не надо! Я понял, — торопливо сказал Семен. — Значит, мне померещилось. Я уж подумал, что туда попал.

— Куда?

— Ну, в этот…, в рай.

— Ага! Так тебя туда и пустили.

Семен, постанывая, попытался сесть. Я быстро пришел ему на помощь, поддержав за плечи. Он оглянулся по сторонам.

— Где мы?

— Слава Богу, на поверхности! — отозвался я.

— Я вижу, что на поверхности, — огрызнулся Сема. — Где именно?

— У тебя, я вижу, совсем память отшибло! — вспылил я. — Ты случайно не забыл, что мы в Карпаты поехали, по пещерам (чтоб им пусто было!) полазить?

— Это не Карпаты, Влад! — испуганно выпалил Семен.

Я ошарашено оглянулся вокруг. Как это не Карпаты? Смерички — самые обыкновенные, камни вокруг — тоже. Скальные выступы ничем не отличались от того места, где мы предпринимали спуск в пещеру.

— Ну, и почему это ты решил, что это не Карпаты? — сурово спросил я Семена.

Сема медленно поднял руку, указывая куда вдаль. Я проследил взглядом за направлением. Сначала ничего не увидел. Потом рассмотрел, практически, сливающийся с небом контур. Контур огромного вулкана! Вулкан в Карпатах? Да, это как-то не вяжется. Да ничего не вяжется!

— Где мы? — выдохнул я.

— Ты случайно не забыл, что это я задавал такой вопрос? — сухо спросил Семен.

— Хорошо, — поправился я, — как мы здесь очутились?

— Сначала, надо определиться, где мы, а потом уже, как сюда попали, — Семен, покряхтывая, поднялся на ноги. — Ты не находишь, что вопросов больше, чем эти два?

— Нахожу! — буркнул я, продолжая рассматривать неожиданность на горизонте. До чего же грандиозное зрелище!

— Итак, — Семен стал рядом со мной и тоже уставился на конус, — Где у нас имеются такие вулканы?

— По-моему, это называется Огненный пояс, — откликнулся я. — Вот там и имеются вулканы. Места, где происходят всякие напряженности в земной коре.

— Суть я знаю не хуже тебя, — сердито сказал Сема. — На какое место это похоже?

— Мне помнится, что Ключевская сопка — самый большой вулкан на Земле. Может быть это она?

— Камчатка? — Семен почухал тыковку, сняв шлем. — Ты уверен?

— А что еще остается? — с надеждой спросил я.

Перенестись из Карпат на Камчатку! Сама эта мысль вызывала у меня очень неприятное сосущее ощущение в животе.

— Может быть, Италия? — предположил Семен. — Там у них Везувий имеется. Тоже вулкан не из маленьких…. Или Этна?

— Мне почему-то кажется, что нет, — хмыкнул я. — В Италии плотность населения высокая. Ты наблюдаешь какое-нибудь поселение в пределах видимости?

Семен некоторое время крутился на месте, всматриваясь в разные стороны, потом медленно покачал головой:

— Не вижу.

— Значит Камчатка, — решительно сказал я.

— Как будто вулканы есть только в Италии и на Камчатке! — повернулся ко мне Семен.

— Судя по растительности, это не экватор, — отрубил я. — Значит надо брать среднюю полосу. Вряд ли это Чили. Я не слыхивал, чтобы там были такие громады. Значит средняя полоса северного полушария. Не Италия, иначе, мы бы увидели какие-нибудь поселения. Остается только Камчатка.

— Не стоит ломать голову, — вдруг, сказал Сема, продолжая посматривать по сторонам. — Вон поднимается дым. Пойдем туда и спросим. Кто-то же там что-то жжет.

— Где дым? — насторожился я.

— Да вон же! — Семен показал рукой вправо.

Сколько я не всматривался, но дыма так и не увидел.

— Ты уверен, что это дым? — на всякий случай спросил я, — а вдруг это еще какой-нибудь вулкан. Их на Камчатке навалом.

— Что я, простой дым от вулкана не отличу? — фыркнул пренебрежительно Семен. — Пошли! Путь не близкий. Я оцениваю расстояние, километров десять.

Я смотал шнур в бухту и повесил на плечо. Каски мы оставили, как и фонари с аккумуляторами. По таким местностям лучше ходить налегке. А лучше вообще не ходить, да только деваться нам было некуда.

Люблю ходить по лесу, но не по горному. Сема ловко перескакивал камни и лавировал между ветвями. Он практически не производил шума, передвигаясь по лесному ландшафту. Зато я трещал за нас двоих, как медведь, забравшийся в малинник. Сема недовольно оглядывался на меня, хрустящего, но ничего не говорил. Это он правильно делал. Скажи он что-нибудь, я бы ответил, да так, что мало бы не показалось. Те десять километров, в которые Сема определил расстояние, мы преодолевали часа три, не меньше. Наконец, за деревьями, и я увидел клубы черного дыма, поднимающегося над лесом. Не хотелось бы напороться на тривиальный лесной пожар. А дым, почему-то, наводил на такую мысль. Слишком уж его много было.

Мы выперлись на большую поляну, и убедились в том, что это таки точно пожар. Горел дом, стоящий посреди поляны. Мне это очень не понравилось, а еще больше мне не понравилось то, что возле дома лежали тела людей. Это уже смахивало на уголовщину, в которой мне очень не хотелось бы быть замешанным. Притом, что, если поджигатели и убивцы еще где-то здесь, то мы могли попасть под раздачу, в качестве нежелательных свидетелей. Попадать под раздачу, мне тоже очень не хотелось. Я торопливо вытащил охотничий нож из ножен, болтавшихся у меня на поясе. Хороший нож. Недавно купил. С компасом и набором первой необходимости в ручке. Судя по тому, что и Семен достал свою финку, он тоже пришел к тому же выводу. Правда, если у бандитов огнестрельное оружие, то наши ножи, им до одного места.

Сема, пятясь, затолкал меня в заросли.

— Ты посиди здесь, а я мотнусь вокруг дома, осмотрюсь.

— Эй! — заволновался я, — давай вместе. На всякий случай.

— Нет — мотнул Сема головой. — Ты слишком уж шумный. Я быстро.

— Не лезь на рожон! — счел нужным предупредить я друга, — аккуратненько так пройдись, не высовывайся. Хорошо?

— Не дурак, — кивнул Сема, — я пошел.

Семен испарился. Я, затаив дыхание, всматривался в окружающие горящий дом деревья.

— Никого! — раздалось за моей спиной.

Это было настолько неожиданно, что подпрыгнув на месте, развернулся и метнул нож на голос.

Несколько секунд мы с Семеном стояли, глядя друг на друга. Потом Семен осторожно покосился на нож, который прошел впритирку к его голове и, по половину лезвия, вошел в ствол стоящего рядом дерева.

— Владик, ты больше так не делай, — мягко попросил меня Семен.

— Постараюсь, — пообещал я. — Но при условии, что ты не будешь подкрадываться ко мне со спины.

— Я не подкрадывался! — возмутился Семен. — Я спокойно подошел.

— А я тебя не видел! — огрызнулся я. — У меня все нервы напряжены, а тут ты неожиданно под руку говоришь.

Сема уцепился за нож и подергал его, пытаясь вытянуть из дерева. Не получилось.

— Вот и дерево испортил! — сердито выговорил он.

— Ничего я не испортил! Зарастет, — я шагнул вперед и одним рывком выдернул свой нож.

Тут, понимаешь, несколько трупов лежит, а он о природе беспокоится. Нашел время!