Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 27

 

— Не знаете ли вы девицу под именем Катрина? — Сема перевел дух, и снова взглянул на меня.

Увидел, что мое лицо стало мягче, и расслабился. Это он зря! Я таких проколов прощать, не намерен. Но месть я, пожалуй, отложу на более позднее время.

Барон нахмурил лоб, пытаясь сообразить о предмете вопроса.

— Девицу?

— Девицу? — эхом повторила Розалия. — Что за девица? Антонин? Как это понимать?

— Это понимать именно, как вопрос, — внес ясность Сема. — Мы ее ищем и спрашиваем у всех, кто может ее знать.

Барон, кинув возмущенный взгляд на супругу, повернулся на стуле и энергично махнул рукой какому-то типу, стоящему в отдалении.

— Эй, Хартроп! А ну, подь сюда!

Хартроп быстренько подрысил к месту барона.

— Ты слышал, о чем был вопрос?

— Я, как и положено вашему распорядителю, господин барон, все слышу и вижу! — браво доложил он.

Что-то крысиное было в лице Хартропа. Ну, это на мой взгляд. Может быть, из-за узкого лица с длинным носом, или из-за бегающих бесцветных глазок, постоянно ускользающих от прямого взгляда. Не люблю таких. Не люблю и стараюсь не иметь с такими дел. Впрочем, это чужой монастырь. Пусть барон сам разбирается со своими людьми.

— И что ты можешь сказать? — продолжал тем временем барон.

— Таких девиц, а особенно с таким именем, в наших землях нет, — отрапортовал Хартроп.

— Плохо! — с чувством сказал я.

— Что плохо? — повернул ко мне голову барон. — Что нет девиц, или то, что управляющий не дал вам нужные знания?

— Что именно такой девицы нет, — пробурчал я, сердито посмотрев на Семена.

Семен, на мой взгляд, не отреагировал. Он настороженно к чему-то прислушивался.

Я последовал его примеру. Ничего…. Хотя, нет! Быстрый топот ног! Я услышал, что этот топот приближается.

Барон тоже услышал. Он настороженно уставился на входную дверь. Дверь не заставила себя ждать. Она распахнулась от сильного толчка. Влетел запыхавшийся стражник.

— Гыспадин барон! Тама, в деревне, значитца, шум. Мужики оруть, а бабы визжать. Чой-то тама, непотребное выходить.

— Что? — барон вскочил со стула с невероятной для его комплекции скоростью. — Я же им приказывал дом мельника не жечь! Выпорю каждого второго!

Он проскочил в дверь, снеся по пути стражника. За ним бросились и мы. Барон пролетел через двор и взбежал по ступеням на стену замка. Во дает! Я рванул за ним, слыша за спиной участившееся дыхание Семена.

Со стены нам открылась картина деревни. Между домов метались факелы, были слышны крики, визги и стоны людей. Семен, всматриваясь в темноту, внезапно осунулся.

— Там не только люди! Там какие-то существа, похожие на обезьян.

— Упыри! — взревел барон. — На мою деревню, на моих людей, у моего замка напали упыри! Да я их сейчас…!

Барон метнулся назад по ступеням, вопя:

— Доспех мне! Коня седлать! Отряд собрать не медля!

Семен повернулся к торчавшему рядом стражнику и вырвал из его рук лук. Мгновенно наложив стрелу, произвел выстрел.

Я ухватил свой меч и со свистом вытащил его из ножен. Рискуя свернуть шею, я помчался вниз, к Джупану.

— Влад, не дай им тебя покусать! — услышал я за спиной крик Семы.

— Зубы обломают! — рявкнул я, прыгая вниз с высоты десятка ступеней.

А люди у барона расторопные! Я успел подбежать к Джупану, а они уже усаживались на коней. Я окинул их взглядом. Крепкие, хваткие и кряжистые в дружине барона воины. Чувствовалось, что они к таким делам привычны. Ну, это мы потом посмотрим. Я взлетел на коня и дал ему посыл вперед. Вовремя дал, между прочим. Вылетая на мост, я услышал дружный топот отряда за собой и рев барона:

— Бей эту нечисть!

За рвом я свернул в сторону и осадил Джупана. Мимо с грохотом промчался отряд, возглавляемый владельцем замка и врезался в большую кучу, состоящую из людей и нечисти. Мужики, вооруженные топорами и вилами, пытались организовать оборону, а упыри, в свою очередь, старались эту организацию не допустить. Так что помощь дружины оказалась, как нельзя, кстати.

Джупан, внезапно, взвившись на дыбы, ударил передними копытами какую-то тень, бросившуюся к нам. Черт! Этак, действительно, можно получить укус. Надо быть повнимательнее. Я ускорил рефлексы, следуя технологии Орантоэля.

Так. В кучу мне лезть нечего. Там и без меня справятся. Да и получить пару раз от своих можно. Вон как азартно всем этим дрекольем размахивают. А там что за две фигура нарисовались?

Чуть в стороне две твари чем-то увлеченно занимались. Я направил Джупана к ним. Мое приближение было замечено. Упыри бросили свое занятие и приготовились к встрече. Я увидел, что у их нижних конечностей лежит истерзанное тело человека. Ярость поднялась горячей волной по телу. Картинка, вдруг, стала предельно ясной, как будто включили освещение. Не было больше темноты! Я все видел ясно и четко. Рука крепче сжала рукоять меча.

Нечисть, которая только что готовилась меня встретить, вдруг, чего-то испугалась. Они развернулись и бросились, было, прочь. Куда там! Одну из них украсила стрела (узнаю работу Семы), а вторую достал таки я, в отчаянном броске Джупана, разрубив ее от макушки до половины.

Отчаянно чесались лопатки. Видимо, кольчугу неправильно заправил. Ладно, потом оправлюсь. Я развернул коня, осматриваясь в поисках нового объекта. Вон там, какая-то суета во дворе. Я соскочил с коня и хлопнул его ладонью по крупу.

Умница! Джупан сразу же метнулся к замку, а я, бегом, рванул к калитке.

Еще одна тварь гонялась за мальчонкой. Игралась, гадость этакая. Вот так, внезапно, между мальчишкой и тварью появился я. Может быть со мной поиграешься? Не знаю, что там упырь собирался делать дальше. Вряд ли он даже что-то успел сообразить. Я ему быстренько сделал «Game over». Просто так, без изысков.

Мальчишка, воспользовавшись моментом, юркнул в какую-то щель. Отдыхать некогда! Я быстро выбежал со двора. Что-то зрение стало вытворять непонятные вещи. Снова нахлынула темнота. Я побежал по сельской улице, ориентируясь на шум схватки и отблески огня.

Далеко пробежать не успел. Что-то меня остановило. Вот просто что-то в мозгу сказало: — «Стоять!». Ну, я и стал. Внутренний голос слушать надо. Это вам всякий скажет. Другое дело, что когда приходит такой момент, то не все слушают. Но я не все.

Я остановился, тревожно осматриваясь по сторонам. Темнота, блин! Хоть глаз выколи. Чувство тревоги не покидало меня. Более того, оно усилилось! Снова включилось освещение, и то хлеб! Так, что мы имеем? А имеем мы четыре…, нет, пять фигур характерной наружности, подкрадывающихся к моему любимому, между прочим, организму. Почему они так подкрадываются? А-а-а, понятно! Они-то, простые упыри, думают, что я их в темноте не смогу увидеть. Это, пожалуйста! Думайте дальше.

Несколько мгновений расслабления мышц, меч в нижнюю позицию, концентрация духовной энергии…. А вот сейчас — пора! Удар снизу вверх, по тому, что подбирался ко мне со спины. Вернее, это он думал, что со спины. Теперь-то уже думать некому. Дальнейшие действия слились в стремительный поток движений, которыми управлял даже не я, а то, что в меня вколачивал Орантоэль в ходе бесчисленных тренировок.

И вот я снова стою, в окружении пяти фигур, лежащих в пыли. Освещение выключается, занавес темноты опускается на это место. Жаль, что аплодисментов не последовало. Впрочем, я не настолько тщеславен. Опять зачесались лопатки! Я знаю, что потребовать в качестве благодарности от барона! Большую ванну теплой воды и симпатичную служанку, чтобы спинку потерла. Но чтобы не приставала!

Побежали дальше. Ага! Вот и сам барон. Стоит на возвышении и руководит действиями своих воинов. Я вскочил на камень рядом с ним. Осмотрелся. Факелы мелькают уже во всех краях деревни. Это что? Мы победили и враг бежит? Похоже на то.

Рядом я заметил мужичка и Рубопа. Рубоп в разорванной рубахе, одна щека окровавлена, но настроение боевое.

— А! Господин эльф! Живы? — барон довольно улыбался. — Очень хорошо! Как вам это ночное развлечение?

— Благодарю! Это достойное завершение, насыщенного событиями, дня, — вежливо отозвался я.

Что-то настойчиво стучалось в сознание. Что? Ведь было что-то такое. Мелькнуло в памяти…. Вот!

— Барон, вы не могли бы пройти со мной? Тут есть момент, который, я так думаю, вас может заинтересовать.

— Охотно! Друг мой. Ведите!

Я спрыгнул с камня и направился к месту моей последней схватки. Барон и пара воинов, последовали за мной, освещая факелами дорогу.

— Ого! — выдохнул один из вояк, увидев разбросанные тушки. — Кто это так славно?

— Да кому же еще? — хмыкнул я. — Я что, сюда погулять выходил, что ли? Но тут есть еще один момент.

Я подошел к одной из фигур, и перевернул ногой ее на спину.

— Вот это да! — барон присел над телом. — А ведь это вылитый Хартроп! …Морис! Немедленно в замок! Скрутите этого негодяя и в пыточную! Я сам с ним пообщаюсь потом.

— Поздно барон! — внезапно раздался голос не вдалеке от нас. — А тебе эльф, я отомщу за смерть моего брата! Месть моя будет страшна!

Я вскочил, одновременно выхватывая меч.

— Взять его! — взревел барон, вскакивая вслед за мной. — Живьем взять!

Воины бросились к месту, откуда прозвучали столь многообещающие слова. Но удаляющийся дикий хохот, показал, что этот порыв был обречен на неудачу.

— Ушел, зараза! — вырвалось у меня.

— Гыспадин Барон! — виновато сказал один из воинов. — Етот упырь в темноте хорошо видит, а мы…, того…, плохо, значитца.

— Эх, жаль! — впечатал кулак правой руки в ладонь левой, барон. — Я бы его, подлеца, о многом бы поспрошал! Ничего! Разослать розыскной лист по всем окрестностям! Награду тому, кто поможет его поймать. И не таких ловили.

Барон обернулся к двоим мужикам, которые добросовестно торчали за его спиной.

— Староста! Утром доложишь о потерях! Ночь тебе на это. Рубоп, начинайте наводить порядок! Эх, четырех воинов загубили, упыри проклятые! Пошли, господин эльф! Слышал, что эльфы — славные воины! Теперь сам убедился.

Семен, расхаживая по комнате, пересказывал перипетии сражения, свидетелем которого он стал. Я слушал его в пол уха. Меня больше всего занимал феномен зрения. Ясно, как день, что это благоприобретенное! Вопрос только в том, насколько это критично? По зрелому размышлению, посвящать в такое дело Сему не стоит. Он и так спит и видит, как бы меня во что-нибудь такое обратить. Завидно ему, что я так и остался человеком. Хотя, чему тут завидовать? Я яростно почесал спину.

— Что, крылья режутся? — с ехидцей спросил Семен.

— Нет, чесотка замучила, — парировал я, с наслаждением ощущая нормальную кожу под пальцами. — Интересно, а у эльфов бывает чесотка?

— Не знаю, — Сема остановился, подозрительно меня рассматривая. — Да и откуда у тебя может она взяться? Псов и кошек ты, вроде бы, в последнее время не гладил.

— А упыри? — возмутился я. — Кусаются, подлые, что твои собаки!

— Тебя укусили? — всполошился Сема. — Немедленно покажи где! Надо что-то делать!

Его всполошенность была настолько комична, что я не выдержал серьезного тона и расхохотался.

— Успокойся! Никто меня не кусал. Руки коротки, не говоря уже про зубы. Просто кольчужку неправильно заправил. Уж больно поспешно все это произошло.

Я уже откровенно почесал спину.

— Тебе не кажется, что нам следует качественно помыться, прежде чем следовать дальше? Кстати, а почему это я не знал, что у тебя письмо к барону? Что это за тайны от друзей?

Семен смутился:

— Ну, как-то так…. Мне это письмо Мармиэль передал в последний момент.

— Отсюда, я делаю вывод, что мы к барону заехали не для того, чтобы искать Катрину, а для того чтобы передать письмо! Колись уже, ушастый! Ты подло заманил меня сюда, под предлогом поисков. А ты не подумал о том, что мне это может и не понравиться?

— Влад! Не обижайся! Я просто подумал, что одно другому не помеха. Зато теперь мы точно знаем, что Катрины тут нет, и нам можно спокойно направится в столицу на ее поиски.

— А письма Мармиэля к королю у тебя случайно нет? — подозрительно осведомился я.

Сема честно расширил глаза и отрицательно покачал головой.

— Точно? — не унимался я. — Может, к кому другому?

Сема снова сделал отрицательное движение. Эх, не имею я такой способности — определять правду! Лучше бы во мне, вместо способности видеть в темноте, детектор лжи проснулся! Ничего! Если он меня снова обманет, то я его доведу до кондиции морально. Это я умею! Заречется мне лапшу на уши вешать.

Кстати, так почему-то захотелось лапши! Домашней. Той, что мама так классно умеет готовить.