Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 20

 

Впереди кусты подступали к дороге уж очень близко. Мне эти заросли сразу не понравились. А тут еще и Семен придержал коня, всматриваясь в них. Я тоже натянул поводья, придерживая Джупана.

— Там кто-то есть, — тихо сказал Сема. — И, похоже, этот кто-то, поджидает именно нас.

— На счет «именно нас», я как-то сомневаюсь, — так же тихо отозвался я, собирая поводья в левую руку. — Сколько их?

Семен еще раз всмотрелся в кусты:

— Около дюжины.

— Не так, чтобы очень много, — хмыкнул я.

— Но там пара с луками. Это может быть проблемой.

— Все равно! Мочи их, и всех делов, — резко бросил я, хватаясь за меч правой рукой.

— Ты что? Это же люди! Я не смогу! — испуганно заговорил Семен.

— Собери сопли! — зарычал я. — Если не ты, то они нас! Представь, что это мишени. Главное, ты этих, с луками, убери, а об остальных я позабочусь.

Наши колебания были замечены. Две стрелы вылетели из кустов. Надо сказать, что там сидели ребята умелые. Я, успев раскрутить себя до сверхскоростного восприятия, с трудом перехватил эти подарки.

— Стреляй Сема! — рявкнул я. — Не жалей их! Они нас тоже жалеть не будут!

Толкнув Джупана пятками, я выдвинулся на корпус вперед, готовясь перехватить следующие стрелы, которые не замедлили вылететь из зарослей. Семен торопливо выхватил свой лук и, мгновенно выхватив и наложив на тетиву стрелы, сделал два выстрела. Вскрики в кустах дали понять, что меткость ему не изменила.

Из места засады посыпали разъяренные засадисты. Судя по выражению физиономий, они желали поближе познакомиться с нами. А еще больше они желали познакомиться с нашими вещами, но это уже после знакомства с нами, вернее, нашими внутренностями.

Джупан, верно отреагировал на мой посыл и прыгнул вперед, сразу сбив с ног двух разбойников. Я даже не раздумывал над своими действиями. Меч сам пришел в движение. Свист меча, крики боли, мелькание вооруженных, злобных романтиков большой дороги по сторонам, слились в одну смазанную картинку.

Очнулся я только тогда, когда оставшийся одинокий разбойник, вереща от ужаса, ломанулся назад в кусты, пытаясь удрать от нас. Молодец Сема! Не подвел. Свистнула стрела, и шум падения тела подтвердил прославленную меткость эльфов.

Я спрыгнул с коня и, с мечом наголо, прошелся по месту стычки. Мда! Качественно сработал.

— Семен, а не погорячились ли мы? Надо было оставить хотя бы одного в живых. Поговорить за жизнь, — повернулся я к Семе. — О Боже!

Семен слился цветом лица с зеленью деревьев, он спрыгнул с Ориса и бросился к ближайшему стволу. Склонился за стволом, издавая характерные звуки. Меня последовать его примеру что-то не тянуло. Не испытывал я и угрызений совести. Я читал об ощущениях людей, впервые убивших себе подобных. Ощущения эльфов продемонстрировал мне Сема. То, что я спокойно отнесся к произошедшему побоищу, меня слегка встревожило. Неужели я такая бесчувственная скотина? Или действительно произошло какое-то изменение, и я перестал быть человеком?

Я привычно уже прошелся рукой по ушам. Вроде бы, все нормально.

— Семен, ты как?

— Сейчас буду, — глухо пообещали из-за ствола.

Не обманул дружище. Появился, как и обещал. Глаза красные, физиономия унылая, походка нетвердая.

— Влад.

— Ну? — я подобрал с травы какую-то тряпку и сейчас старательно протирал лезвие меча.

— Я тебя не узнаю! — скорбно сообщил Семен.

— Надо же? Нас сейчас не узнают все, кто нас знал ранее, — пожал я плечами.

— Не увиливай! Мы только что убили много людей, — строго сказал Сема. — Но ты относишься к этому, как-то…. Это же Люди! Влад. Люди!

— А тебе-то что до этого? — не выдержал я. — Для меня, это не люди. Если бы я, на пару с тобой, устроил размышления над тем, что бить, или не бить, то сейчас бы тут лежали не они, а мы. И наши неопрятные друзья, сейчас бы, не мучились укорами совести, а потрошили все, что можно было бы распотрошить!

— Но мы же могли ускакать назад! — воскликнул Семен.

— Могли, — согласился я. — А что дальше? Обратиться к Орантоэлю, или Мармиэлю? «Дядечки эльфы! Там нехорошие дядьки, нас обидеть хотят. Пойдите и сделайте им пальчиком — ана-на!». Ты этого хочешь? Какого демона, тогда мы отправились в дорогу? Ты думаешь, что это единственный случай, когда нам пришлось применять оружие? Вынужден тебя обрадовать. Нам это придется делать очень часто. Это такой мир, и ничего тут не поделаешь.

— Может действительно, не надо было ехать? — жалобно проговорил мой друг.

— Можешь возвращаться, — сердито кинул я, загоняя меч в ножны. — А я поеду дальше.

Мы провели коней дальше по дороге, стараясь не смотреть на останки неудачников.

Семен напряженно размышлял еще примерно час, пока мы, не спеша, двигались в прежнем направлении.

— Хорошо! — наконец, решил он. — Я поеду с тобой. Но давай договоримся, что драться будем только тогда, когда не будет другого выхода.

— Я этот мир на войну не вызывал, — хмыкнул я. — Особого счастья от того, что было, не испытываю, но и сожалений тоже. Тебе же Мармиэль должен был сказать, что и как. Тут, если не умеешь отстоять свое достоинство с оружием в руках, можешь считать себя трупом, причем, буквально.

В ответ Сема печально кивнул.

Вот и начали попадаться по пути первые признаки близости жилья. В основном это были пни от срубленных деревьев, следы костров, щепки и опилки. Ага. Вот и деревянное строение, в котором что-то делали несколько представителей людского племени. Раздается стук, скрежет пил. Короче, шла разделка древесины. На нас они обратили внимания, ровно столько, сколько потребовалось для того, чтобы нас рассмотреть и определить степень опасности. Так как мы были признаны не особо опасными, работников волновать перестали. Снова усилился грохот и визг, издаваемый их инструментами.

— Когда приедем в Туркорки, надо будет сообщить о том, что произошло, — озабоченно сказал Семен.

— Это — пожалуйста, — кивнул я, — только не забывай, что это не милиция и законы тут проще, чем у нас. Никто следственную бригаду высылать туда не будет. Нападение на благородного эльфа, карается именно таким образом.

— Каким? — не понял Семен.

— Отделением головы от всего остального, путем несложной хирургической операции, — пояснил я.

Нет, ну просто оторопь берет! Ведь попал мой друг сюда не вчера. Уже столько времени прошло, а все еще мыслит земными категориями.

По сторонам дороги появились первые дома Туркорок. Приземистые, крепкие срубы, без особых изысков, но надежные. Ограду каждого участка составляли этакие оригинальные заборы из двух достаточно толстых бревен. Не особенно высокие. За такими можно было бы отлежаться в случае чего. У входа в дом (не везде, но часто), стояли будки. Обитатели этих будок сидели тут же, на основательных цепях. Не мудрено! Эти псы и волку спуску не дадут! Здоровенные, мощные, с толстыми лапами. А вон там, зевает псина. Великолепный набор клыков и резцов! И что интересно: зря не лает ни один. В земных селах, попробуй по улице пройти! Так и потянешь за собой эстафету собачьего бреха.

Ближе к центру, дома становятся выше, респектабельнее, если так можно выразиться. Ага. А вон там висит какая-то блямба. И что на ней? Ну, ясно! В этом мире грамоте обучены немногие. Значит информация поступает в виде картинок. Вот и тут был изображен кабанчик, аппетитно запеченный на вертеле. Изображение было достаточно качественным. Неплохо нарисовано, с вдохновением, я бы сказал. Вот тут и остановимся.

Я указал Семену на вывеску. Он кивнул головой.

Все равно нам надо было где-то переночевать, прежде чем отправиться дальше. Эта таверна была не худшим вариантом.

Людей на улице было не так уж много. У входа стоял мальчуган. Он с огромным любопытством рассматривал нас. В то время, как мы спешивались, на крыльцо выплыла дородная тетка.

— Перестань таращиться! Прими коней у благородных господ! — приказала она, отвешивая мальчугану подзатыльник. — Мы рады приветствовать вас господа эльфы в нашей таверне! Вы сможете здесь найти все, что вам будет угодно. Прошу вас, прошу! Заходите!

Пока мы, отдав поводья мальчугану, проходили вовнутрь таверны, женщина без остановки расписывала, как нам будет хорошо, как правильно мы сделали, что выбрали эту таверну, как будет хорошо нашим коням и т. д. и т. п.

Внутренний зал таверны, которая звалась незамысловато, «Охотничий приют», был довольно чист и опрятен. Не изысканная, но добротная мебель состояла из крепких столов и стульев. У дальней от входа стены высились два шкафа. За вырезами деревянных дверец, проглядывали какие-то тарелки и чашки.

Особое внимание привлекала стойка, за которой примостился субъект непонятной наружности. То, что это не человек становилось ясно при первом же взгляде на него. Абсолютно лысый череп, озаряемый довольно яркими светильниками под потолком, отсвечивал зеленоватой кожей. Прижатые к голове уши имели острые окончания, как и у эльфов. Глаза с желтой радужкой на зеленоватом лице вызвали у меня воспоминания о фильмах ужасов, герои которых были очень похожими на этого парня.

Мы рассматривали его, а он, в свою очередь, рассматривал нас. Я получил чувствительный толчок в бок от Семена.

— Не пялься! — не разжимая губ, тихо пробурчал он.

— Высоким эльфам что-то угодно? — донеслось из-за стойки.

— Плотный обед и комната переночевать, — отреагировал Семен.

— В двойном экземпляре, — добавил я.

— В двойном… что? — удивился индивидуум.

— В смысле — на двоих, — пришлось расшифровать мне.

— Ох уж эти эльфы! — вздохнули за стойкой.

В проеме входной двери появился образчик человека, достаточно крепкого сложения, но с явным отпечатком на лице неполного начального образования. Он был нагружен нашими вещами.

А хозяйка быстро прокачала ситуацию! Очень достойная женщина. А вот, кстати, и она сама.

— Присаживайтесь господа, присаживайтесь. Любой стол к вашим услугам! Только у нас вы сможете получить обслуживание, достойное таких красивых и высокородных господ, как вы! — затараторила она с порога. — Шорат! Вещи господ во вторую комнату. Это лучшая комната! Вы сможете отдохнуть у нас столько, сколько пожелаете!

— Мы сейчас поднимемся к себе и приведем себя в порядок, — небрежно бросил Семен. — Потом спустимся пообедать.

— Мы можем подать обед господам в комнату, — сообщила тетка. — Меня зовут тетушка Ронда. Всегда к вашим услугам! Как мне обращаться к вам, благородные господа?

Семен, уже было, двинувшись по направлению к лестнице, резко остановился. Я чуть не снес его. Хорошо, что у меня реакция не подкачала!

— Меня зовут Семенэль, а моего спутника — Владиэль, — с каким-то мстительным наслаждением отрекомендовался Сема. Он с грозной миной взглянул на меня. — Да, Владиэль! Он мой телохранитель и очень сильный боец.

Семен снова двинулся к лестнице. Я смотрел на него в некотором ступоре. Это надо же! Ну ладно, внешность исковеркали. А имя-то что им сделало? Я угрюмо двинулся вслед за Семеном. Не знаю, как я его тело буду хранить, но зато, я знаю, как его тело хоронить. А для чего еще существуют друзья?

— Сема, а ты хорошо умеешь прыгать в окна? — первый вопрос, который я задал, войдя в комнату, предназначенную для нас. — Что за самодеятельность, а? Где согласованный с начальством план? Лучше прыгай в окно сам! Ей Богу! Потому что если я тебя сейчас туда вышвырну, то я забуду перед этим его открыть. Так вместе с рамой и полетишь.

— Ну чего ты взвился? — повернулся ко мне Семен. — Нормальное имя. Даже приятнее для слуха, чем мое.

— Меня зовут Владислав! — сердито зарычал я. — Владислав, а не Владиэль!

— Ты в зеркало посмотри, — спокойно посоветовал Сема. — С такой мордой ты Владиэль! И как ни крути, Владиэлем и останешься. Не тянешь ты на Владислава. …Эй! Не забывай, что ты мой телохран, а не мой киллер!

Да. Взять мне себя в руки стоило большого труда. Но что делать? В чем-то мой друг прав. Я уныло смотрел на себя в зеркало. Мармиэль, зараза такая, поработал на славу. Не смотря на крепкое телосложение, физиономию он мне слепил самую, что ни на есть, эльфийскую.

Ничего! Пару-тройку ласковых он от меня, по возвращению, получит. Если оно будет, это возвращение, пришлось напомнить мне себе.

— Сема!

— Чего? — мой друг примерял какой-то умопомрачительный камзол, и был очень занят этой процедурой.

— А что это за кадр сидел там, внизу, за стойкой?

— Судя по описанию, гоблин. Но ручаться не могу. Я, знаешь ли, их видел столько же, сколько и ты. То есть, ни одного.

— Тогда, я видел еще меньше. Я даже описания этих парней, в отличие от тебя, не знаю. …Подожди! А эти существа, вроде бы, не друзья человека, а как бы даже — наоборот. Я вот читал, что они их даже харчат.

— Нет, Влад, это ты все перепутал. Харчат, как раз, не гоблины, а орки. Впрочем, желающих питаться человеченкой хватает.

— Не только человеченкой, но и эльфятинкой, а? — уточнил я.

— Нет, — покачал головой Сема, — Эльфятинкой не очень. Избегают. Дело в том, что у нас очень хорошая память и желание отмстить за сородичей. Обычно, этих двух компонентов хватает, чтобы отбить всякую охоту нами полакомиться.

Хм, может и неплохо то, что Мармиэль замаскировал меня под эльфа? Все-таки, репутация — это большое дело.