Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 19

 

Заночевать нам таки пришлось в лесу. По пути встречались поляны. На них были видны следы костров. Так же присутствовали и другие признаки стоянок. Не будем уточнять какие, главное, что они присутствовали. Вот на одной из таких полян мы и остановили свой выбор.

Пока Семен бродил вокруг поляны, что-то высматривая и вынюхивая, я сидел около костра и флегматично за ним наблюдал. На установленном агрегате типа «костерный комбайн» был подвешен котелок, в котором уже что-то аппетитно булькало.

Расседланные кони, пощипывали травку. Не то, чтобы корма мы им не давали, а из принципа. Мы решили не стеснять им свободу передвижения на ночь. Во-первых, они обучены, не уходить далеко. Во-вторых — мало ли. Может быть, надо будет на них быстро вскакивать. Правда, как это делать без седел и всего остального, я себе представлял слабо.

— Ну, вроде место неплохое, — удовлетворенно проговорил Семен, присаживаясь к костру.

Он потянулся ложкой в котелок, чтобы попробовать варево. Пришлось влепить ему своей ложкой по руке.

— Не спеши! Вот приготовлю — тогда и будешь есть.

— Не забывай, кто тут начальник экспедиции! — грозно воскликнул Семен.

Вот ведь как человека, простите, эльфа портит власть!

— Сиди уж, «начальник»! — насмешливо сказал я. — Уже накомандовался.

— Это чего я накомандовался? — насупился Семен.

— Если забыл, то в зеркало посмотри, — посоветовал я. — Сразу вспомнишь чего и где.

— Ну, все-таки живы, — решил подсластить пилюлю Сема.

— Ты в этом уверен? — иронично поинтересовался я.

— То есть?

— Там, дома, нас уже нет больше полугода, — хмуро сказал я. — А у моей мамы, между прочим, сердце больное. Для них мы все-таки умерли.

— Не умерли, а пропали без вести, — поправил меня Сема.

— Ты вот пойди туда и объясни эту мудрую мысль! — сварливо отозвался я. — Правда, с твоей ушастой физиономией, я бы тебе категорически не советовал туда соваться.

Семен некоторое время возмущенно сверлил меня взглядом, но убедившись, что его сверло меня не берет, завозился с нашими пожитками, доставая какие-то обеденные принадлежности.

Спали по очереди. Первую половину ночи дежурил Семен. Потом он растолкал меня, ловко увернувшись от кинутого мною сапога. Правда, кидал я, толком не проснувшись. Иначе, фиг бы он увернулся.

— Заступай на стражу, соня! — заявил этот ушастый изверг.

Пока я бродил по поляне в поисках сапога, он, завернувшись в одеяло, уютно умащивался на согретой теплом моего тела земле.

— Повыступай еще мне! — пригрозил я. — Утром разбужу железной, недрогнувшей рукой!

— Я тогда в тебя тоже чем-нибудь кину, — донеслось из-под одеяла.

Я присел к почти прогоревшему костру, подкинул пару толстых, сухих веток и подумал о том, что у эльфов вот таких посиделок у огня не бывает. Нет, не то чтобы у них вообще огня не было. Но водился у них этот зверь в строго ограниченных рамках.

Спать уже не хотелось. Я вслушивался в звуки ночного леса. Вы не замечали, что лес звучит по-разному днем и ночью?

Днем на первом плане — пение птиц, стрекот кузнечиков и шум, издаваемый всевозможными другими дневными жителями.

А ночью…. Ночью можно услышать другой лес и другие звуки. Это уже потаенная жизнь, неслышная днем. Становится слышным скрип деревьев, слегка раскачивающихся под легким ветерком, шорох листвы и хвои. Этот едва слышный шум не прекращается. И резким диссонансом на фоне дыхания леса звучит любой посторонний звук. Ночью эти звуки слышны особо четко.

Я не боялся. Да, знаю, что тут может водиться всякое. Ну и что? Весело пляшущий огонь отпугнет любую живность. А для тех, кого не отпугнет, имеется кое-что посерьезнее. Набор метательных ножей в полном ассортименте и меч для более изысканных клиентов. К тому же, только ногой пни, и появится не знающий промаха лучник. А разбуженный Сема очень неодобрительно относится к ранней побудке. Сразу начинает искать виновного. Зуб даю, что эта «виновный» станет похожим на ежа в течение пяти секунд.

А ведь мы очень изменились с того дня, как попали сюда. Разве мог я предположить, что смогу стать именно таким мастером меча? А верховая езда? У меня никогда не хватало ни духу, ни денег для занятий этим видом спорта для богатеньких. А тут все и сразу. И ведь я сейчас воспринимаю эту ситуацию как само собой разумеющееся…

Что-то привлекло мое внимание. Я всматривался в дорогу, проходящую мимо нашей стоянки. Что-то там было не так. Я решил непременно выяснить, что именно.

Поднялся и подошел, рассматривая неширокую полосу, которая слабо светилась зеленоватым цветом. А ведь она идет по кругу! И что самое противное, в центре круга, как раз, и находится наша стоянка. Я добросовестно прошелся по периметру и убедился, что круг замкнут и не имеет ни одного разрыва. И как же мы его раньше не заметили?

Я еле дождался утра. Как только первые лучи солнца окрасили верхушки деревьев, я растолкал Семена. Его бурчание по поводу ранней побудки я пресек.

— Нам надо как можно скорее сматываться отсюда!

— Что случилось? — встревожено сел Сема.

— Нехорошее место! Ты знаешь, что нас угораздило расположиться в самом центре странного круга?

— Какого круга? Что ты несешь? — не мог врубиться Семен.

Пришлось взять его за руку и притащить к месту, где я обнаружил странную полосу.

Семен задумчиво рассматривал полосу, которая была уже едва видна. Потом он долго и так же задумчиво смотрел на меня.

— На мне узоры? — нервно осведомился я.

— Это линия защитного полога, — проинформировал меня Сема. — Это я его установил.

— Защитного полога? — эхом повторил я, чувствуя себя не очень умно. — А предупредить меня было слабо? Это что, ты специально сделал, чтобы я всю ночь волновался?

— Эй! Но это же нормальная ситуация, — заволновался Семен, увидев мою многообещающую разминку кистей рук. — Защитный полог ставится для того, чтобы никто не смог проникнуть к нам без нашего разрешения и ведома.

— Ты почему мне об этом не сказал, зараза ушастая?

— На себя посмотри! — оскорбился Семен. — Ты вообще не должен был этот полог замечать. Он виден только в магическом диапазоне!

Вот тут последовала немая пауза. Я-то был уверен, что остался таким, каким и был до попадания сюда. А если я увидел то, что видеть в нормальном состоянии не должен…? И что из этого следует? Легкое чувство паники накатило и отхлынуло. Дай Бог, чтобы это было единственное изменение! На всякий случай я, уже в который раз, ухватился за уши. Фух! Круглые. Немного отлегло от сердца.

Семен с видимым ехидством наблюдал за моими переживаниями.

— Влад, — начал он невинным голосом. — А ты думаешь, что уши — это единственный показатель? Между прочим, у гоблинов, если верить Мармиэлю, уши тоже круглые. Может ты и есть гоблин, который человеком прикинулся?

— А в дюндель? — хмуро спросил я.

Намек Семы мне очень не понравился. Но, опять-таки, кожа же у гоблинов не такая? Или такая? И, вообще, что я знаю о местных обитателях? Срочно надо разжиться сведениями, и Сема для этого может подойти.

— Семенэль.

Ага! Улыбку, как ветром снесло! Даже вон скривился, будто уксуса попробовал.

— Влад! Большая просьба: не называй меня больше так!

— Почему? — сделал я удивленные глаза. — Это же твое официальное имя! Тут никто не поймет, если я тебя буду называть, как обычно!

— Просто в твоем исполнении, мое новое имя звучит, как насмешка, а я этого не люблю.

— Ага, — кивнул я. — Ты больше любишь сам насмехаться. Хорошо, не буду. Но за так, ты от меня не отделаешься.

— А что ты хочешь? — насторожился Сема.

— Да ничего особого. Тебя Мармиэль просветил относительно местного населения?

Сема кивнул, не сводя настороженного взгляда с моего лица. Знает он меня. Ждет подвоха. Может не подводить его? Чего-нибудь сказать, этакого? Нет! Это потом. Успею еще. Сначала информация!

— А поделиться знаниями? — мило улыбнулся я. — Хочется знать, понимаешь ли, чего мне еще щупать? Ну, для уверенности.

— По пути расскажу, — Сема не отводил от меня глаз, не веря, что так легко отделался. — Давай сворачивать лагерь.

— Эй! А завтрак? — возмутился я.

— Проглот ты, Влад, — вздохнул Сема. — Совсем, как гоблин. Правда, те низенькие, а ты слишком здоровый.

— Кто хорошо ест, тот хорошо едет! — перефразировал я известную поговорку. — Давай чего-нибудь покидаем в топку, а потом уже, помолясь, поедем.

— Вот чего здесь в избытке, так это разумных рас, — покачиваясь в седле, начал свою лекцию Семен. — Насколько я понял, тут кроме обязательного набора всех фэнтезийных рас таких, как эльфы, гномы и орки, существуют еще ряд других. Просто удивительно, как они здесь все умещаются!

— А люди? — настороженно спросил я.

— Да куда же без них? Просто людей значительно меньше, чем у нас на Земле.

— Неверное у них тут нет Китая, — предположил я.

— В местную географию, я как-то не вникал, — сообщил Сема. — Некоторые торопыги не дали мне на это времени.

— Вот оно пагубное влияние эльфийской крови! — пафосно воскликнул я. — Ты случайно не забыл, что мое время жизни несколько отличается от твоего? Когда в твоем распоряжении бессмертие, то заботы каких-то там людишек кажутся мелкими и незначительными. Да, я спешу. У меня времени на все отпущено значительно меньше, чем тебе.

— Вот он, — философски вздохнул Семен, — комплекс неполноценности во всей красе.

— Когда тебе сообщают, что на твой вопрос найдут ответ только через сто пятьдесят лет, то поневоле начнешь комплексовать, — огрызнулся я. — Особенно, когда понимаешь, что радостное известие тебе придется провозгласить над моей могилкой.

— Не спеши так расстраиваться, — посоветовал Семен. — Мармиэль, как-то обмолвился, что эльфы умеют продлевать жизнь людям. Правда, они это делают только тем, кто им нужен. Именно поэтому, местные властители оббивают их пороги. По возвращению, я уговорю Мармиэля устроить это и для тебя. Если мы вернемся живыми, конечно.

— Ага! — невесело усмехнулся я. — Он согласится, быстренько меня умертвит и скажет, что эксперимент прошел удачно. Клиент мертв.

— Зря ты так! — покачал головой Семен. — Я же тебе уже говорил, что Мармиэль к тебе очень хорошо относится.

— Да, но и очень хорошо это скрывает, — в тон Семену подхватил я. — Если даже Орантоэль, который действительно ко мне хорошо относится, размышляет о том, что меня неплохо было бы прибить, то, что тогда говорить об остальных?

— Это почему? — с удивлением повернулся ко мне Сема.

— Да потому, что я, по его мнению, стал слишком сильным бойцом. И ваш лес почему-то меня принял.

Семен с отвисшей челюстью, изумленно взирал на меня. Я не выдержал и, перегнувшись в седле, рукой поставил челюсть Семена на место.

— Этого не может быть! — опомнился Семен. — Лес не может принять человека!

— И, тем не менее…, — пожал я плечами.

— Значит, ты тоже изменился, — с видимым удовлетворением заключил мой друг.

— Я — это я! — пришлось рыкнуть мне. — С чего ты взял, что я изменился? Может у всех людей с Земли такие способности?

— Лес может терпеть человека, но не может принять его, — ехидно улыбаясь, просветил меня Семен. — Ты не человек Влад.

— А кто? — моя рука угрожающе потянулась к мечу.

— Эй, Влад! Это же я — Семен! — заволновался Сема. — Оставь свою железяку в покое. Давай разберемся с фактами.

— Какими фактами? — он уже и какие-то факты насобирал, Ше Холмс недоделанный.

— Ты руку от меча своего убери! Неужели рубанешь меня?

— Нет, конечно, — смущенно улыбнулся я, убирая руку. — Так о каких фактах идет речь?

— Ну, посуди сам. Порванные путы на кресле у Мармиэля…

— Я уже говорил…

— Не перебивай меня! — рявкнул Сема и продолжил после внушительной паузы:

— Итак, первое — это путы. Второе — это то, что ты увидел «полог», который я установил. Третье — лес принял тебя, а он не может принять человека по определению.

— И кто же я, по-твоему? — угрюмо спросил я.

— Не знаю, — пожал плечами Семен. — Ясно одно: ты не темный. Эльфы такие моменты сразу просекают. А вот со всем остальным надо еще разобраться.

Ну, не убедил меня Семен! Сколько я не прислушивался к себе, никаких таких особенностей не заметил. Ай, ладно! Пусть тешит себя надеждой, что не он один превратился.

— Так что там у нас по разумным расам? — перевел я разговор на тему, которая меня интересовала на данный момент больше.

— Ну, про эльфов я тебе рассказывать не буду. Сам уже, наверное, видел и понял.

— Не все, но продолжай! — буркнул я.

— Учти, все это я рассказываю со слов Мармиэля. Личного опыта общения с этими «зверушками» у меня нет.

— Уже учел! — кивнул я.

— Так вот. Первым номером идут гномы. Этот народ обожает мое хобби.

— Это что, фотографировать сталактиты? Или сталагмиты? Или проваливаться в дыры пещер?

— Не перебивай! Еще раз перебьешь, ничего рассказывать не буду. Как был неучем, размахивающим железякой, так и останешься.

— Ладно! Молчу Марьванна, молчу!

— Основное занятие гномов — ковыряться в полезных ископаемых. Время от времени они даже что-то там выковыривают. Скупость, переходящая в жадность. Непревзойденные торговцы. В виду слабого владения магией — изобретатели. Но хороши в бою. Особенно в ближнем. Не ладят с темными эльфами, которые обосновались на границе с владениями гномов.

Темные эльфы, или дроу — злейшие наши враги. Отлично владеют магией Хаоса. Отступники. Жестоки и злобны. Лучше нам с ними не встречаться. Прибьют и фамилии не спросят.

Орки. Обитатели степи. Живут большими стадами. Авторитетами признают только вождей и шаманов. Обожают лакомиться людьми. С ними нам не рекомендуется встречаться.

Тролли. Живут небольшими группами в горах. Там им равных нет. С ними нам тоже лучше не встречаться.

— Впечатляет! — не выдержал я. — Если нам не с кем встречаться, то чего нас понесло на эту экскурсию?

— Ну, не все так плохо. Есть еще люди. Они нас уважают и даже побаиваются. Есть Нарэиты. О них многого мы не знаем. Знаем только, что они владеют магией огня, которому и поклоняются. Есть и Айраниты. Мармиэль про них не смог сказать чего-то определенного. Живут они обособленно и скрытно. Известно только, что умеют летать.

— А как тут с нечистью?

— Да полный набор! На любой вкус, — фыркнул Семен. — И вампиры, и оборотни, и зомби, и некроманты и целая куча еще всякой гадости.

— Мда, — задумчиво пробормотал я. — Боюсь, что наше путешествие скучным не будет.

— Не каркай! — строго сказал, услышавший мою мысль, Семен.

Поздно! Накаркал.