Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 15

 

Эх! Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Эта нехитрая истина, пришла мне в голову, когда я собирал в свой станковый рюкзак нехитрые пожитки. Земную одежду приходится оставить здесь. Куда же в ней идти? Нет, конечно, идти-то можно, но вот куда, в итоге, попадешь? Вот ведь вопрос. Вряд ли местные законодатели мод пришли к таким понятиям, как джинсы, кроссовки, ветровка и все остальное, что является на Земле непременным атрибутом современного человека.

Решен вопрос был просто и незамысловато. Смотались с местным портным к официальному входу в лес, подсмотрели покрои людей и соорудили нечто подобное. К тому же, по распоряжению правителя, мне выдали эльфийские: сапоги –1 пара, плащ эльфийский — 1 штука, рекомендации по использованию — 1 свиток.

Кстати, у меня были сомнения и на счет рюкзака. Стоит ли и его брать? Но с другой стороны — уж очень он удобен.

— Так! И куда это ты собираешься?

Семен пришел. И как это у него получается?

— Да вот. Погостил. Пора и честь знать, — отозвался я, поворачиваясь к Семе.

— А почему сам? — Сема, нахмурив брови и уперев руки в бока, всем своим видом выражал возмущение и оскорбленное разочарование в своем друге, то есть, во мне.

— Понимаешь, — я тяжело вздохнул и присел на табурет. — Я тут подумал. Ну, зачем тебе лезть в это дело? Тебе тут надо многому обучиться, многое осознать и все такое…. Я быстренько смотаюсь на разведку, посмотрю, что да как, и вернусь.

Не хотел я рассказывать Семену, что накануне схлестнулся с Мармиэлем. Схлестнулся так, что этот хмырь улетел в кусты, не успев применить ни одного из своих пакостных заклинаний. Теперь я очень сильно сомневался, что мое присутствие ускорит решение вопроса возврата. Пусть хоть Семе будет возможность вернуться.

— Ты, я вижу, решил, что став эльфом я забыл о том, о чем забыл, как раз, ты, — тихо сказал Семен. — Ты решил, что я забыл о чести, дружбе и совести. Ты решил, что я променял все это на безопасную и долгую жизнь здесь. Спасибо друг! Огромное тебе спасибо за то, что ты так обо мне подумал!

— Подожди, Сема…!

— Нет, это ты подожди! — Семен с яростью посмотрел на меня. — Если ты о том, что начистил нюх Мармиэлю, то я знаю об этом. Он до сих пор шипит и плюется! Вот уж не знал, что гематомы бывают и у эльфов! Ты ему подвесил великолепный фонарь. Но меня не интересует, что там у вас произошло! Почему ты решил идти один? Вот что меня интересует!

— Да потому! — в свою очередь не выдержал я. — Если я останусь, то Мармиэль и иже с ним, и не подумают находить решение по нашему возврату. А так, все-таки шанс есть. Зачем нам рисковать вдвоем? Я подготовлен, я человек, мне будет легче приспособиться. Зачем тебе расплачиваться за мою несдержанность?

— Дурак ты, Влад! — невесело усмехнулся Семен. — Такой здоровый, а дурак. Ты думаешь, что мне будет легче? Знать, что ты где-то бредешь, подвергаешь себя опасностям быть раненным или убитым, и жить здесь, мне будет легче?

Вот уж не думал, что чувство стыда мне еще свойственно. Несомненно, это оно! Что еще может заставить запылать мои щеки и уши? Что еще может заставить опустить глаза и боятся встретиться взглядом с взглядом друга? Что еще может заставить чувствовать себя так мучительно неловко и паскудно?

— Прости Семен, — выдавил я. — Кажется, я действительно спорол чушь.

— Еще и какую! — подтвердил Семен.

— Но идти, все равно надо.

— Вместе?

— Ну, да.

Семен присел на табурет, рассматривая мой рюкзак.

— Тебе не кажется, что с этим рюкзачком у тебя могут быть проблемы в большом мире?

— Кажется, — вздохнул я. — Есть предложения?

— Есть! — улыбнулся Семен. — Сейчас принесу.

Я так понимаю, что получил прощение? Мда, некрасиво получилось. Урок, однако!

Когда я вытряс все из своего рюкзака и в позе Роденовского мыслителя восседал над этой кучей, появился Семен. В руках у него была небольшая сумка из плотной на вид ткани. Кожаный ремень, чтобы носить это творение на плече и трогательные завязочки, дабы не вываливалось то, что в сумочке находится.

Наваленная на полу куча добра настолько не вязалась с величиной сумки, в руках Семена, что у меня не хватило слов. Это, вообще-то, редкий случай, чтобы у меня не хватало слов. Обычно их более чем достаточно. И я вываливаю их все на того, кому не повезло в этот момент оказаться под грузом.

Семен хитро подмигнул мне и наклонился над кучей вещей, очевидно, намереваясь все это собрать в свой мешочек.

— Маловата кольчужка будет! — наконец, изрек я.

— Это ты так думаешь, — невозмутимо отозвался Сема, запихивая вещь за вещью в сумку.

Когда он выпрямился, у меня снова наступил дефицит со словами. На ПОЛУ НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ! То есть, абсолютно. Сумка, на вид, не особо полная, висела на плече, ехидно скалящегося Семена.

— Ну как? — спросил, довольный произведенным эффектом, Сема.

Я, молча, взял у него сумку, и чуть не уронил на пол. А тяжела сумочка!

— Может быть, объяснишь? Как все это в такую сумочку влезло?

— Это безразмерная сума, — самодовольно пояснил Семен, — Эльфы ее используют для переноски большого количества вещей. Последнее достижение, между прочим! Ты посмотри, какой дизайн! При оформлении использовались элементы народного фольклора.

— Ага! Сейчас и я использую фольклор, — огрызнулся я, — только боюсь, что он будет совсем уж народный. Ты толком можешь объяснить? Что такое безразмерная, если ее видимый размер не изменяется? И почему эта зараза такая тяжелая?

Семен снова уселся на табурет. По его виду, я понял, что сейчас меня ожидает пространная лекция. Вот оно, дурное влияние всяких там Мармиэлей! Помнится, тот тоже, вот так готовился произносить свои речи. Кстати, я его достал именно во время такой вот подготовки. Он, как раз, собирался прочесть мне очередную лекцию на тему превосходства эльфийской расы над всеми остальными. В качестве всех остальных он предполагал использовать меня. «Меня» использоваться не захотел, а так как весь предваряющий разговор шел в довольно оскорбительном ключе, то я, по-простому, дал ему по фотографии. Не знаю, как остальные эльфы, но Орантоэль был этим обстоятельством доволен.

Да! Что-то я отвлекся. Семен уже начал рассказывать мне о технологии производства безразмерных сумок, через плечо.

— … а вот с весом, как раз еще придется поработать, — закончил он просветительную часть. — Тут, конечно, есть уже неплохие варианты решения, но они требуют определенных действий. Кстати, какой предмет я засунул сюда последним?

— Склероз батенька? — ехидно осведомился я. — Как сейчас помню, это была упаковка с эльфийским хлебом. Кило на десять потянет.

— И сколько сумка, по-твоему, весит? — осведомился Семен.

Я взвесил сумку на руке. Хм! Однако!

— Примерно столько и весит.

— А теперь вынь упаковку и что-нибудь полегче, — распорядился Сема.

Ну, вынул!

— Засунь упаковку снова, а затем этот плащ.

— Эй! У тебя с мозгами все в порядке? Что это ты: вынь, засунь? Если хочешь, то сам вынимай и засовывай, — раздраженно сказал я.

— Ты не спорь! Сделай, как я тебе говорю! — терпеливо сказал Семен.

Я запихал в суму упаковку, втолкал, вслед за ней плащ и выжидательно уставился на Сему, ожидая дальнейших, достаточно бессмысленных, на мой взгляд, инструкций.

— А теперь взвесь!

— Ну, ни …, себе! — вырвалось у меня.

Сумка стала значительно легче.

— Вот тебе и одно из решений, — покровительственно улыбнулся Семен. — Сумка приобретает вес последнего предмета, который ты в нее положишь.

— Так значит, если в нее запихать, скажем, тонну свинца, а потом воткнуть коробок спичек, то она будет весить как коробок спичек? — озадаченно спросил я.

— Да, — невозмутимо ответил Семен, но потом его брови полезли вверх. — А зачем тебе тонна свинца?

— Пока еще не знаю, — отмахнулся я, — но я рассматриваю варианты.

Семен не поверил. Он очень подозрительно меня рассматривал.

— Смотри Влад! Ты тут, пожалуйста, без своих постоянных фокусов! — наконец изрек он. — Если ты там что-то задумаешь, то хоть меня предупреди, чтобы я знал — куда и когда убегать. Тебе-то что? С тебя, как с гуся вода, а мне отдуваться.

— Это когда ты за меня отдувался, хмырь ушастый? — возмутился я.

— Напомнить? — прищурился Семен. — А за хмыря, моно и по шее схлопотать!

— Ты сначала до нее дотянись! — ухмыльнулся я.

Но в чем-то Семен прав, Было пару раз, когда ему пришлось прикрывать мне пятую точку. И еще пару раз, о которых Семен даже и не догадывается. Но это — между нами! Просвещать его на этот счет я не намерен.

— Легенду разработал? — Сема отнес сумку к проему выхода.

— Легенду?

— Легенду-легенду! У тебя что, проблемы со слухом?

— Да нет, — усмехнулся я, — просто хотел убедиться, что ты именно это слово сказал. И причем тут легенда?

— Темнота! — свысока взглянул на меня Семен. — Все разведчики, перед тем, как идти в тыл врага, разрабатывают легенду, чтобы знать, что врать на допросе.

— Мы не разведчики! — огрызнулся я. — И хотел бы я посмотреть на того, кто мне допрос попробует учинить.

Семен с неодобрением посмотрел на меч, по которому я многозначительно похлопал ладонью.

— Так ты туда, зачем идешь? — поинтересовался он. — Если пройтись огнем и мечом, то да! Тут и без всяких там легенд можно обойтись. Но тогда, ты был прав, я тебе не товарищ.

— Ладно-ладно! — поднял руки я. — Убедил! Нет у меня легенды. Надо что-то придумать.

— Вот! — наставительно поднял палец вверх Семен. — А ты еще хотел без меня идти! Что бы ты там без меня делал? Вечно мне мозговым центром приходится работать!

— Тогда срочно оптимизируй работу! — рассердился я. — А то, раз уже поработал один такой. Так мало того, что уши обалденные отрастил, так и ни в чем неповинного человека за собой затащил.

— Хватит трогать мои уши! Ладно? — поморщился Семен. — И я не виноват. Это просто какое-то стечение обстоятельств. Неудачное.

— Если принять во внимание, что мы все-таки остались живы, то — удачное, — поправил я.

— Ладно! Не отвлекаемся от темы! — распорядился Семен.

— Первый вопрос, который будут задавать все, — сказал я — Что делает тут этот эльф?

— Может так? Я — знатный эльф, путешествую в свое удовольствие, а ты — мой телохранитель.

— Хорошо, что не слуга! — фыркнул я.

— А что? Соображаешь! — одобрительно заметил Семен.

Он с таким нехорошим интересом посмотрел на меня, что я вынужден был показать ему кулак.

— Ну, это как вариант, — поспешно сказал Семен, оценив размеры и убойную силу моего кулака. — Другие предложения имеются?

Я задумался. Может быть старый добрый способ? Наемниками назваться? Нет! Не пойдет. Наемники должны знать политическую обстановку, лучше политиков. Мы не знаем. И потом, мы не знаем, что, собственно, представляют собой, местные наемники. Тем более, мы не знаем, многих характерных для них деталей. Как ни крути, а Семен прав. Вариант со знатным эльфом и его телохранителем — самый оптимальный. Можно объяснить про уши и про все остальное тем, что мы не местные, из лесу вышли, здешних законов не знаем. А если кто настаивать станет, так тому — можно и …. Короче, понятно — что.

— Но смотри! — грозно сказал я. — Я тебе телохран, а не слуга. Ежеди что…!

— То еще как! — понятливо кивнул головой Семен.

Я услышал вежливый стук. Впервые, здесь, кто-то стучал перед тем, как войти. Это ново! До сих пор, сюда вваливались все, кто хотел. Причем, надо заметить, вваливались, не озаботив себя стуком. Вон, даже Семен сегодня заявился именно так. А тут стук! И интересно, чем, и по чему стучат?

— Войдите! Не заперто! — рявкнул я.

Батюшки! Кого мы видим! В проеме двери появился Мармиэль, собственной персоной. Действительно, вокруг левого глаза красовался великолепный синяк. Хорошо тогда я приложился, однако.

— Что такое «не заперто»? — первым делом спросил Мармиэль.

— Это значит, что дверь не закрыта на засов, — пояснил я.

— Но здесь нет двери? — удивленно обернулся на входной проем Мармиэль.

— Именно поэтому я и сказал: не заперто.

Мармиэль с неудовольствием посмотрел на меня.

— Я изобразил стук для того, чтобы предупредить о своем приходе, — сообщил он.

— Это, конечно, очень мило, — саркастически улыбнулся я. — Но с каких это пор, по отношению ко мне появилась такая вежливость?

— Мы недавно проявили некоторую горячность, — рука Мармиэля невольно потянулась к синяку у глаза. — Я пришел принести свои извинения за этот инцидент.

Вот это было для меня шоком. Чтобы надменный, презирающий весь род людской, Мармиэль пришел извиняться! Да. Явно, что-то в лесу сдохло! На лице Семена читалось не меньшее удивление, чем то, которое испытывал я. Впрочем, на такой жест следовало ответить.

— Извинения приняты, — я встал и вежливо поклонился. — В свою очередь приношу свои извинения за некоторую несдержанность.

— Неужели с этим синяком ничего нельзя сделать? — спросил Семен.

— Ах, это? — Мармиэль все-таки дотронулся пальцами до синяка и поморщился. — Ничего, завтра его уже не будет.

— Хотел бы я иметь такую уверенность, — буркнул Семен. — Уж коли Влад бьет, то синяки цветут пару недель, как минимум.

— Ой, много ты знаешь о метаболизме эльфов, — скептически заметил я.

— Зато я много знаю о метаболизме тех, кто попадался тебе под горячую руку, — парировал Семен.

— Ты собрался уходить? — поинтересовался Мармиэль.

В его голосе слышалась, тщательно скрываемая, радость.

— Мы, собрались уходить, — поправил Семен, выделяя слово «мы».

— Но Семенэль, ты еще не подготовлен в достаточной степени! — запротестовал Мармиэль.

— Я не могу отпустить своего друга одного, — твердо сказал Семен.

— Да, — с чувством гордости за свой народ, изрек Мармиэль. — Дружба эльфов всегда славилась своей крепостью и самопожертвованием.

— Попробуем обойтись без самопожертвования, — пообещал я.

— Да уж, постарайтесь!

Мармиэль прошелся мимо нас к креслу и опустился в него.

— Как вы собираетесь объяснить свое появление во внешнем мире? — поинтересовался он.

Семен посвятил Мармиэля в наш план.

— Не пойдет! — решил Мармиэль.

— Это еще почему?

— А знаете ли вы, мои молодые друзья, что знатные эльфы — это главы высоких домов и их наследники? Во внешний мир их отпускают с большой неохотой. А уж сопровождение их…! Не меньше десяти лучников и мастеров мечного боя. И уж никак не человек!

При этих словах, Мармиэль ехидно посмотрел на меня. Я сердито засопел.

— При всем моем уважении к тебе, — вынужден был добавить Мармиэль, правильно истолковав мое сопение.

— Мда, — задумчиво изрек Семен. — Десятка эльфов нам не собрать.

— Но есть и просто путешествующие эльфы, — просветил нас Мармиэль. — И вот в этом случае, сопровождающим может быть человек. Но…!

— Что означает это твое «но»? — насторожился я.

— Не каждый человек может стать сопровождающим, — многозначительно сказал Мармиэль.

— Короче, Склифосовский! — не выдержал я.

— Кто? — Мармиэль удивленно посмотрел на меня.

— Главное, не кто, а что! Короче!

— Ты постоянен в своем амплуа, — осуждающе покачал головой Мармиэль. — Сопровождающим эльфа может быть человек, имеющий в своей крови часть эльфийской. По-простому — полукровка.

— Не бодрит, — сухо заметил я, — из меня полукровку сделать несколько сложновато. Ты не находишь?

— Я подумаю над этим вопросом, — пообещал Мармиэль.

Только бы он не думал лет сто — сто пятьдесят!