Вольный полет

Бадей Сергей

Глава 11

 

Мармиэль только искоса посмотрел на меня, когда мы с Семеном заявились к нему в гости. Надо сразу брать быка за рога, а в нашем случае — эльфа за уши.

— Приветствую тебя, Великий Мармиэль! — рявкнул я.

Эльф поморщился.

— Можно обойтись и без Великого, — небрежно ответил он. — Мне хватит и просто светлого.

— Прости, света я случайно не заметил, — покаялся я.

— Странно, что Орантоэль еще не приходил с жалобой на твою наглость, — флегматично заметил Мармиэль.

— А что, должен был? — поинтересовался я, присаживаясь к столу.

— А вот мне кому жаловаться? — возмутился Мармиэль.

— Вон, ему, — ткнул я пальцем в сторону Семена.

— А поможет? — с надеждой спросил Мармиэль.

— Вряд ли, — честно ответил я, — но можно попробовать.

Мармиэль повернулся к Семену:

— Семенэль, присаживайся. Что привело тебя ко мне?

Мармиэль подозрительно взглянул на меня и добавил:

— Или кто?

Семен вздохнул, прошел к креслу, выращенному тут же Мармиэлем, и легко на него присел.

— Я хотел спросить. Можно ли моему другу поприсутствовать не Церемонии?

Мармиэль очень недоверчиво посмотрел на меня.

— А твой друг нам там ничего не устроит? Церемония, за всю нашу историю, ни разу не была сорвана. Я не хотел бы, чтобы эта Церемония вошла в историю, как первая, которая была сорванной.

Вот это меня уже возмутило.

— Я что, так страшен? Ты хочешь мне сказать, что у вас — славных и могучих эльфов не хватит сил справиться с одним смертным бузотером? Мармиэль, почему ты делаешь из меня проблему? Можно продумать, что я здесь первый смертный, который у вас побывал.

— Если бы ты был таким, как те, что у нас побывали, то никакой проблемы бы не было, — спокойно ответил Мармиэль. — Мы бы поселили тебя у ворот нашего леса, в здании, специально предназначенном для наших гостей. В лес, без нашего разрешения, ты бы не смог зайти.

Но ты сейчас в центре нашего поселения. Ты являешься другом того, кто вскоре станет одним из нас. А мы, эльфы, очень ценим дружбу. Но в то же время, ты самый наглый из всех смертных, что побывали здесь. Ты совершенно не уважаешь наш статус. Ты хочешь поприсутствовать на Церемонии, но где гарантии, что ты ее не сорвешь?

— Моего честного слова тебе хватит? — спросил я, сдерживая вертящиеся на языке аргументы против обвинений, выдвинутых этим ушастым.

Мармиэль недоверчиво прищурился, рассматривая меня.

— Влад всегда держит данное слово! — вступился за меня Семен.

— Тогда может попросить его дать еще несколько слов? — поинтересовался Мармиэль, кивнув Семену.

— Я не разбрасываюсь словами, — сухо ответил я.

— Ну что же, — вздохнул Мармиэль. — Если ты гарантируешь, что все пройдет спокойно, и твой друг будет вести себя в соответствии с правилами…?

Семен решительно кинул головой.

— …то я возьму на себя ответственность, и разрешу ему поприсутствовать на Церемонии, — закончил Мармиэль.

Я стоял у могучего, похожего на дуб, но с более гладкой корой, дерева. Вокруг меня толпилось местное население. Как вы понимаете, оно все сплошь состояло из эльфов. Все одеты в шикарные одежды. Один я в своем, земном, наряде. Учитывая то, что мне пришлось в нем находится уже долгое время, видок у меня был тот еще. Я старался быть, как можно, более незаметным, что у меня, в виду моего сложения и роста, не очень-то получалось. Ничего! Переморгают! Мармиэль мог бы снабдить меня более пристойным нарядом. Не захотел, однако. Огорчало то, что рядом проходили такие привлекательные девушки, а я вынужден изображать из себя незначительную деталь пейзажа.

Видимо, Церемония у них — национальный праздник. Вон сколько народу собралось!

Мда. Отсталая культура! Хоть бы один из них, кулек с поп-корном принес. Семечек никто не лузгает. Не рассаживаются, согласно купленным билетам. Срамота! А еще эльфами называются. Впрочем, у них тут свой монастырь. Не буду я их учить правилам хорошего тона.

От этих мыслей, настроение мое повысилось, и я, с удовольствием, приготовился наблюдать за действием. А оно не замедлило!

В полной тишине, медленно погасли фонари. Нас окружала кромешная тьма. Только звезды сияли вверху. Какие же они большие, и как их много! Вот теперь я мог убедиться, что мы не на Земле. Рисунок звезд мне совершенно незнаком.

Тихая нота вкрадчиво нарушила тишину. Послышались мягкие аккорды, которые постепенно нарастали. Где-то там, справа от меня, начали разгораться огни. Постепенно я различил, что они разгораются по пути следования процессии из нескольких эльфов. Я смог рассмотреть, что среди них топает в своей церемониальной накидке и Семен. По мере приближения к поляне, на которой собралось уважаемое сообщество, я разобрал, что в процессии находится еще парочка ушастых, в таких же накидках. Понятно! Значит не только Семен удостоился этой чести. Наверное, эти двое достигли своего совершеннолетия. Интересно, а сколько это? Сто, двести лет? Но совершенно точно можно сказать, что не восемнадцать, как у нас. Инфантильность, однако!

Вот процессия вступила на поляну. По всем деревьям разбежались разноцветные огни. Впереди, с какой-то чашей в руках, выступает Мармиэль. Ну, ясно. Он же тут главный маг. Кому, как не ему, удостаивать совершеннолетием?

Ого! А вырядился-то он! Причесочка такая веселенькая. Глаза полны вдохновения и неземной мудрости. Ну, просто отец родной!

Музыка торжествующе гремит. И что странно, микрофонов и оркестра что-то не наблюдается. Ах, ну да, магия.

— Мы присутствуем здесь для того, чтобы отметить знаменательное событие для этих юношей — вступление в пору взрослой жизни, ответственности, прав и обязанностей перед эльфийским народом! — громогласно возвестил Мармиэль.

Я заметил, как несколько перекосило физиономию Семена, особенно при словах об ответственности и обязанностях. Представляю, каково ему! Меня бы тоже перекосило.

— Но это посвящение — особое! — продолжал тем временем Мармиэль. — Сегодня мы принимаем в свои ряды нашего брата, попавшего к нам из иного мира, под странным названием Землия. На нашей памяти, такого еще не бывало, и нам предстоит впервые провести подобную церемонию.

Дальше все больше походило на выступление сводного ансамбля песни и пляски. Хотя, должен признать, что на обычную халтурку это не было похоже. Наверное, потому, что все участники вложили душу в выступление.

Нечеловечески прекрасные голоса поющих, вплетали в музыку прихотливые, новые и неожиданные струи. Речитатив Мармиэля удивительно точно совпадал с песней. Всевозможные световые и прочие эффекты оттеняли церемонию, не мешая совершенно, настолько они были гармоничны. Небольшая, но очень слаженная группа молоденьких эльфиек (по крайней мере, мне показалось, что они молоденькие) в странном, но от этого не менее прекрасном танце, плавно скользили по поляне.

Я заворожено наблюдал за всем этим представлением. Ну, почему это все происходит здесь, а не на Земле? Да там, им бы цены не было! Причем, буквально! Если уж я, не особый любитель таких зрелищ, засмотрелся и заслушался. Так и представляю себе огромный биг-борд: «Один раз, и только у нас — выступление народного эльфийского ансамбля этнической песни и эксклюзивного танца имени, какого-то там, …эля».

Так ведь, не поедут, даже если и найдут возможность перейти в наш мир.

Во-первых: они нас, людей, ни в грош не ставят. А уж тем более выступать для нас — худшей оскорбухи для них и представить сложно.

Во-вторых: как представлю себе наших акул шоу-бизнеса, греющих на всем руки, то даже радостно становится, что хоть на этом им не придется заработать.

Можно было бы перечислить еще множество факторов, но лень. Уж больно хорошо поют, заразы!

— Завидуешь? — меня кто-то дернул за рукав куртки.

— Было бы чему, — механически ответил я, поворачиваясь.

Рядом со мной стоял Орантоэль, само собой, в праздничном прикиде. Он с интересом всматривался в мое лицо.

— Почему нет? — последовал второй вопрос.

— Не мое это, — усмехнулся я. — Да и зачем мне лишняя головная боль. Так я, пока, ничего и никому не должен. Вы жаждете, чтобы я отсюда убрался, и согласны обучить меня выживать там, за пределами вашего леса. Этот честный обмен. А вот моему другу сложнее. У него уже есть обязательства перед вашим народом, ибо он стал одним из вас.

Орантоэль согласно кивнул головой.

— Интересное рассуждение. Хорошо, смотри дальше, а завтра, с утра, ко мне. Надо же выполнять нашу часть «честного обмена», — ехидно передразнил он меня.

Церемония тем временем достигла своей кульминации. Новообращенным вручили оружие. Лук, колчан со стрелами и мечи в ножнах. Но, если двое совершеннолетних сразу же приладили свое оружие на законные, по их мнению, места, то Семен явно не знал, где же эти законные места находятся у него. Он с недоуменным видом держал ворох вооружения в руках. Пришлось Мармиэлю отвлечься и самому приладить все вооружение на Семена.

Конечно же, после такого мероприятия нельзя обойтись без выступления деятелей художественной самодеятельности. Вот тут и началось! Бравурные, оптимистические песни сменялись тихими душевными балладами. Надо отдать должное исполнителям, пелось все, по моим меркам, на высшем уровне. Я даже заслушался. Местное население петь своим не мешало. Бесшумно и плавно передвигаясь по поляне, оно (местное население) тихо переговаривалось и поглощало какую-то еду, которая была выложена на нескольких столиках. Этакий светский раут.

Меня никто не трогал. Я расслаблено прислонился к стволу дерева и получал удовольствие от дивного пения. Вывело меня из транса то, что кто-то шлепнулся на траву рядом со мной. Лениво приоткрыв правый глаз, я обозрел унылого Семена, который, пыхтя, прилаживал свое оружие, пытаясь сделать так, чтобы оно не мешало ему сидеть. Да. Задачку он себе выбрал из разряда неразрешимых. В такой сбруе разместиться со всеми удобствами мудрено. Я не имею в виду опытных воинов, для которых оружие стало частью их самих. У них это получается легко и само собой. Таким воякам, как Семен, его оружие, на данном этапе, будет доставлять неудобство даже, если оно все полностью будет лежать рядом. Одним только своим видом будет доставлять неудобство. Я уже не говорю, о развешенном на теле.

— Как тебе в новом качестве? — поинтересовался я.

— Тебя бы на мое место! — огрызнулся Семен.

— Я и на своем себя неплохо чувствую, — лениво отозвался я.

— Лентяй! — буркнул Семен.

— Не без этого, — согласился я.

— И что теперь делать?

— Обучаться, — пожал я плечами. — В первую очередь, владению оружием. Пока ты владеешь на таком уровне, как сейчас — тебя сожрет любой и, что характерно, не подавится. Если хочешь идти со мной, научись защищать себя.

— Ой! А ты, значит, великий мастер, — саркастически заметил Семен.

— Я? Нет. Я тоже буду обучаться. Даже уже начал. Даже уже разок вспотел. Вот!

— Да, «вспотел» — это для тебя очень необычное понятие! — ядовито пропел Семен.

— Остынь, ушастый, — хмыкнул я. — Я вообще не слышал, чтобы эльфы потели. Так что, мы с тобой сейчас в этом вопросе на равных.

— А в дюндель, за ушастого? — хмуро поинтересовался Семен.

— Можешь попробовать, — великодушно разрешил я.

Семен оценивающе на меня посмотрел.

— Бессмысленно, — вынес он решение. — Ты — тупой, злобный, мускулистый варвар. Все усилия по обучению тебя вежливости пропадут зря.

— Ты уловил, — благосклонно кивнул я.